Полибий. Всеобщая история

ОГЛАВЛЕНИЕ

КНИГА ДЕСЯТАЯ

Выгоды местоположения Тарента (1). Характер П. К. Сципиона по поводу действий его в Иберии: его изобретательность и настойчивость в осуществлении задуманного плана (2—5). Система действий Публия против карфагенян в Иберии; план нападения на Новый Карфаген с участием Г. Лелия (6—9). Местоположение Нового Карфагена и его окрестности (10). Приготовления Публия к нападению на Карфаген; начало военных действий под Карфагеном (11—12). Взятие Карфагена римлянами (13—15). Дележ добычи, производимый римскими трибунами; обычные правила дележа добычи у римлян; обращение военачальника с гражданами и обывателями (16—17). Обращение Публия со знатными военнопленными, мужчинами и женщинами (18). Дальнейшие распоряжения Публия в римском лагере (19—20). Филопемен: предварительные замечания; детство и юность Филопемена; правила, его частной жизни; Филопемен в звании гиппарха: успешное обучение ахейской конницы (21—24). Из войны этолян и римлян с ахеянами (25). Неистовства Филиппа V в Аргосе (26). Из войны Антиоха с владыкою Гиркании: описание Экбатан, Парфянской пустыни (27—28). Переход Антиоха в Гирканию (29—31). Гибель М. Марцелла по неосторожности; достоинства Ганнибала как вождя (32—33). Возвращение к действиям Публия в Иберии; неумелость карфагенских начальников в обращении с покоренными (34—36). Победа Публия над Гасдрубалом и дальнейшие успехи его в Иберии; наименование Публия царем. (37—40). Помощь Филиппа ахеянам и другим народам Эллады против римлян и союзников их (41—42). Сигнальные огни; различные способы употребления их (43—47). Война Антиоха с владыкою Бактрианы: описание водопада на р.   Оксе; победа Антиоха над Эвфидемом (48—49).

1. Из Ганнибаловой войны. Положение Тарента. ...От пролива   * и города региян до Тарента больше двух тысяч стадий   ** ; эта сторона Италии на всем протяжении совершенно лишена гаваней, за исключением самого Тарента 1 . Берег обращен к Сицилийскому морю и к Элладе, заселен многолюднейшими варварскими племенами, и на нем расположены знаменитейшие эллинские города. Так, в этой полосе Италии живут бреттии, луканы, часть давниев 2 , а также калабрии и многие другие народы. Из эллинских городов на этом берегу находятся Регий, Кавлония, Локры   *** , Кротон, далее живут метапонтяне и фурияне. Таким образом, всякий, кто направляется из Сицилии или из Эллады в какую-либо из поименованных местностей, по необходимости должен бросать якорь в тарентских гаванях и в этом городе совершать обмен товаров и торговые сделки со всеми народами этой полосы Италии. О выгодах местоположения Тарента можно судить по тому благосостоянию, какого достигли кротонцы. В самом деле, кротонцы имеют якорные стоянки только на летнее время, и подвоз товаров к ним незначителен, тем не менее высоким благосостоянием своим они обязаны, по-видимому, ничему иному, как естественным удобствам занимаемой ими местности, а Кротона нельзя и сравнивать с Тарентом в отношении гаваней и удобства местоположения. Если и в настоящее время Тарент расположен выгодно для торговых сношений с гаванями Адриатического моря, то раньше выгоды эти были еще больше. Так, всякий направлявшийся с противоположного берега Италии в эту страну на всем протяжении от мыса Япигии до Сипунта 3 высаживался в Таренте и пользовался этим городом как рынком для обмена и продажи 4 своих товаров, ибо в то время не было 5 еще города брентесиев. Вот почему Фабий придавал столь важное значение своему предприятию и ради него все прочее отложил в сторону (Сокращение) .

2. Сципион в Иберии. ...Собираясь рассказать подвиги Публия 6 в Иберии, как и вообще деяния всей жизни его, мы считаем нужным познакомить предварительно читателя с характером и наклонностями этого человека. Так как Публий был едва ли не самым знаменитым человеком прошлого времени, то всякому желательно узнать, кто он такой, каковы были его природные или опытом приобретенные свойства, благодаря коим он и совершил столько славных подвигов. Однако обыкновенно или не дается никаких сведений о нем, или даются ошибочные, потому что историки Публия погрешают против истины. Верность нашего суждения будет доказана нижеследующим изложением, если кто способен оценить по достоинству прекраснейшие и чудесные деяния Публия.

Так, все прочие историки изображают Публия каким-то баловнем судьбы, предприятия коего удаются большей частью вопреки всяким расчетам, случайно; они полагают, что подобные люди больше, чем другие, действующие во всем согласно определенному плану, наделены чем-то сверхъестественным и удивления достойным; они забывают, что лишь последнего рода действия заслуживают похвалы, тогда как неожиданные удачи должно приписывать счастливой случайности; они не понимают того, что случайные удачи доступны первому встречному, тогда как деяния, заслуживающие прославления, бывают достоянием только людей даровитых и рассудительных, каковых и должно почитать наиболее необыкновенными и богам любезными. Публий, как мне кажется, походит на законодателя лакедемонян Ликурга и по характеру, и по образу действий. Как нельзя думать, что Ликург, создавая государственное устройство лакедемонян, действовал во всем по внушению пифии и одержим был чрезмерным богопочитанием, так точно нельзя допускать и того, будто Публий поднял родное государство на такую высоту силою сновидений и вещих голосов. Оба они видели, что толпа неохотно идет на что-либо необыкновенное и не отваживается на опасные предприятия, если не питает надежды на помощь богов; поэтому Ликург выдавал всегда свои собственные мысли за волю пифии, благодаря чему народ принимал их охотнее и с большим доверием. Подобно этому Публий внушал своим войскам такое убеждение, будто все планы его складываются при участии божественного вдохновения; через то самое подчиненные его шли на опасное дело смелее и с большей охотой. Но что в каждом случае Публий заранее рассчитывал и соображал ход дела, что все предприятия его кончались так, как он и ожидал, это покажет дальнейшее изложение.

3. Никто не отрицает, что Публий был благожелателен и великодушен; но что он был проницателен и осторожен, что с напряженным вниманием следил за осуществлением задуманного плана, это может признать тот только, кто постоянно находился при нем и вблизи наблюдал его образ действий. Одним из таких людей был Гай Лелий 7 ; с юных лет и до самой смерти он участвовал во всех предприятиях Публия и знал все его планы. Он-то и сообщил нам такое представление об этом человеке, ибо речи его казались нам заслуживающими веры и соответствующими делам Публия. Так, Лелий рассказывает, что первый замечательный подвиг Публия относится к тому времени, когда отец его дал конную битву Ганнибалу при реке, именуемой Падом   * . Как кажется, в то время Публию шел семнадцатый год от роду, и он впервые являлся на поле сражения. Для охраны отец дал ему отряд отборной конницы. И вот, когда Публий во время сражения увидел, что на отца его напали два или три неприятельских всадника, первым решением его было послать свой отряд на помощь отцу; но устрашенные многочисленностью неприятеля, воины его некоторое время медлили, и он, говорят, один с изумительной отвагой понесся на врагов, окружавших его отца. Тогда должны были броситься в битву и прочие воины; неприятели в ужасе бежали, а чудесно спасенный Публий тут же сам в присутствии всех назвал сына своим спасителем. Этим делом он стяжал себе у всех славу храброго юноши и впоследствии всякий раз, когда на нем покоились последние надежды отечества, никогда не уклонялся от опасных предприятий, что свойственно вождю рассудительному, а не тому, кто вверяет себя случайностям.

4. Позже старший брат его Луций 8 домогался должности эдила 9 , которая почитается чуть не самой почетной для молодых римлян; согласно обычаю должность эту занимают два патриция. Соискателей было тогда очень много, и потому наш Публий долгое время не решался искать той же должности, что и брат его. Но по мере приближения выборов он по настроению народа стал замечать, что брату его нелегко будет получить искомую должность, а в то же время видел, что сам он пользуется большим расположением народа. Публий решил, что брат его может достигнуть цели не иначе, как если они оба вместе выступят соискателями на эдильство, и придумал такое средство: он видел, как мать переходила из храма в храм, приносила богам жертвы за успех брата его и вообще находилась в сильной тревоге за будущее, — мать одна озабочивала Публия, потому что отец его в то время находился в Иберии с флотом 10 , будучи назначен военачальником в упомянутой выше войне, — и сообщил матери, что дважды видел один и тот же сон, именно: будто он был выбран в эдилы вместе с братом и после выборов возвращался с площади домой; навстречу им вышла мать и у дверей дома обняла их обоих и поцеловала. Мать, как женщина, тронута была этими словами и промолвила: «О если бы мне дожить до такого дня!» «Не хочешь ли, мать, мы попытаемся», — сказал на это Публий. Мать согласилась, полагая, впрочем, что Публий не отважится выступить соискателем, что слова его не более, как минутная шутка: он был слишком еще молод. Но Публий просил приготовить ему тотчас белую тогу: так согласно обычаю одеваются кандидаты на должность 11 .

5. Мать уже и забыла, что сказал сын, а он, одевшись рано утром 12 в белую одежду, когда мать почивала еще, явился на площадь. Народ встретил Публия с восторгом, как потому, что не ожидал его здесь увидеть, так и потому, что благоволил к нему раньше. Когда вслед за тем Публий показался на определенном месте и стал рядом с братом, народ выбрал на должность эдила не только Публия, но ради него и брата его, и они оба возвратились домой эдилами. Весть об этом быстро дошла до матери, которая радостно встретила юношей у дверей и горячо поцеловала их. Вследствие этой удачи все, кто слышал прежде о его сновидениях, вообразили, что Публий беседует с богами не только во сне, но и наяву, днем. На самом деле никакого сновидения не было, но будучи терпелив, щедр и ласков в обращении, он знал, что народ любит его, потому сумел обратить в свою пользу настроение народа и матери, и таким образом не только достиг задуманной цели, но и прослыл за человека, действующего по вдохновению свыше. Те люди, которые по природной ли ограниченности, или по невежеству, или наконец по легкомыслию, не в состоянии постигнуть в каком-либо событии всех случайностей, причин и отношений, почитают богов и судьбу виновниками того, что достигнуто проницательностью, расчетом и предусмотрительностью.

Вот что находил я нужным сказать моим читателям, дабы они не поддавались ходячим ошибочным суждениям о Публии и не забывали его достойнейших и прекраснейших качеств: я разумею его изобретательность и настойчивость в труде. Самые дела его покажут это еще яснее.

6. Речь Публия к войскам. В это время Публий 13 , собрав войско, убеждал его не падать духом по случаю испытанной раньше неудачи 14 ; ибо, говорил он, карфагеняне одолели римлян не собственною храбростью, но изменою кельтиберов 15 и неосторожностью римских военачальников, которые понадеялись на помощь поименованных выше союзников и разделили свои силы: обе эти ошибки, продолжал он, теперь на стороне врагов: войска их стоят далеко одно от другого, союзники отвращены от них высокомерным обращением и стали их врагами. Поэтому часть союзников уже ведет с римлянами переговоры через послов, и остальные перейдут к ним с радостью, как скоро приободрятся и увидят, что римляне перешли реку, и не столько из расположения к римлянам, столько из желания отмстить карфагенянам за их наглость. Но самое важное, говорил Публий, это то, что неприятельские военачальники в ссоре между собою, и потому не пожелают сражаться против нас совокупными силами, а сражаясь врозь, могут быть легко побеждены. Во внимание к этому он убеждал войска смело переходить реку; о дальнейшем позаботится он сам и прочие начальники. С этими словами Публий оставил у переправы через реку товарища своего Марка   * с тремя тысячами пехоты и пятьюстами 16 конницы для прикрытия союзников по сю сторону реки; сам с остальным войском начал переправляться на другой берег, никому ничего не говоря о своих планах. На самом деле у него и в мыслях не было делать что-либо из того, о чем он говорил перед войсками; быстрым нападением он решил взять город, именуемый Иберийским Карфагеном 17 . Этот пример может служить первым и важнейшим подтверждением высказанного нами выше суждения о Публии. Действительно, на двадцать седьмом году от роду он, во-первых, брал на себя ведение войны, которая после понесенных тяжелых поражений казалась народу безнадежной; во-вторых, взявшись за дело, он не думал о мерах обыкновенных, очевидных для каждого, но изобрел и решился осуществить такой план, которого не подозревали ни друзья 18 , ни враги его. Все в этом предприятии рассчитано было заранее с величайшею точностью.

7. Так, в самом начале, находясь еще в Риме, он расспросил и точно разузнал об измене кельтиберов и о разделении римских войск, и убедился, что в этом лежала причина несчастия его отца. Поэтому карфагеняне не страшили его, и он не падал духом, как народ. Когда затем Публий узнал, что союзники по сю сторону реки Ибера остаются верны римлянам, что начальники карфагенян ссорятся между собою и обижают подчиненные им народы, он стал готовиться к походу с уверенностью в успехе, рассчитывая при этом не на случайность судьбы, но на верность своих соображений. По прибытии в Иберию он настойчиво расспрашивал 19 всех и каждого о положении неприятеля и узнал, что войска карфагенян разделены на три части, что одна из них с Магоном во главе находится по сю сторону Геракловых Столбов 20 среди так называемых кониев, другая под начальством сына Гескона Гасдрубала у устья реки Тага в Луситании, что другой Гасдрубал занят осадою какого-то города в области карпетанов, и что ни один из начальников не находится ближе к Новому городу, как на десять дней пути. Публий соображал так на тот случай, если решится на битву с неприятелем: против соединенных сил неприятельских выступать весьма опасно частью вследствие поражений, понесенных его предшественниками, частью вследствие значительного численного превосходства врага; с другой стороны, если он постарается сразиться с одним военачальником и разобьет его, то явятся прочие военачальники, окружат его со всех сторон, и ему грозит та же участь, какая постигла дядю его Гнея и отца Публия. 8. Вот почему Публий отказался от этого плана; но он слышал, что неприятелю названный выше Карфаген доставляет большие 21 выгоды, что римляне, напротив, сильно терпят от этого города и в настоящей войне, а потому во время зимней стоянки занялся собиранием подробных сведений об этом городе от людей знающих. Прежде всего он узнал, что Карфаген чуть не единственный город на всю Иберию с гаванями, удобными для флота и морских войск, что вместе с тем он расположен весьма удобно для карфагенян на пути из Ливии в случае переправы их в Иберию, далее, что в этом городе обыкновенно помещаются большие денежные суммы карфагенян, все их военные припасы и даже заложники из целой Иберии, что Акрополь охраняется, — и это самое важное, — отрядом солдат всего человек в тысячу 22 , так как при подчинении карфагенянам почти всей Иберии никому, казалось, и на мысль не могло прийти сделать нападение на этот город, что остальное население города, хотя и весьма многолюдное, состоит все из ремесленников, рабочих и корабельщиков, совершенно чуждо военному делу и может только послужить в тягость городу при внезапном появлении римлян. Он не преминул познакомиться также с положением Карфагена, с его укреплениями и со свойствами окружающей его лагуны   * . Через рыбаков, работающих в тех местах, Публий дознался, что воды эти на всем пространстве мелки и во многих местах переходимы вброд, что обыкновенно каждый день к вечеру здесь бывает значительный отлив. Отсюда он заключил, что, если план его удастся, он не только причинит вред неприятелю, но и его собственное положение сильно изменится к лучшему, что и в случае неудачи он все-таки, если утвердится на море, в состоянии будет сохранить в целости свое войско: нужно только расположить свою стоянку в надежном месте, а сделать это было нетрудно при отдаленности неприятельских войск. Поэтому на зимней стоянке он отложил в сторону все прочие дела и занялся только этим планом. 9. Несмотря на юный возраст, о чем сказано выше, он скрывал свое решение от всех, кроме Гая Лелия, до тех пор, пока сам не нашел нужным обнаружить его.

Историки, правда, признают охотно эти соображения Публия и тем не менее, когда доходят в своем повествовании до заключения предприятия, приписывают достигнутый успех богам и судьбе, невзирая на всю невероятность такого толкования, на свидетельство его товарищей и на то, что в письме своем к Филиппу 23 Публий сам утверждает, что и в походе он руководствовался теми самыми соображениями, которые мы изложили выше.

Итак, начальнику флота Гаю Лелию Публий дал тайное приказание идти к названному выше городу: Лелий, как уже сказано, один был осведомлен о его плане. Сам Публий с сухопутными войсками быстро подвигался вперед. Пехоты он имел всего тысяч двадцать пять, а конницы две тысячи пятьсот. По прибытии на место на седьмой день пути он расположился лагерем против северной стороны города, снаружи оградил стоянку канавою и двойными окопами до моря и решительно никаких укреплений не возводил со стороны города, ибо местность сама по себе давала достаточную защиту. Так как мы намерены рассказать и осаду, и завоевание города, то считаем нужным познакомить несколько читателей с положением города и его окрестностями.

10. Карфаген находится посередине морского берега Иберии в заливе, обращенном к юго-западу, имеющем в глубину стадий двадцать, а в ширину входа около десяти стадий   ** . Весь залив получает значение гавани, и вот по какой причине: у входа в него лежит остров, по обеим сторонам которого остаются лишь узкие проходы внутрь залива. Так как морская волна задерживается у острова, то во всем заливе господствует затишье, если только не производят волнения юго-западные ветры, врывающиеся обоими проходами внутрь залива; другие ветры не имеют сюда доступа благодаря замыкающему залив материку. В глубине залива выдается в виде полуострова возвышенность, на которой и расположен город. С востока и юга он омывается морем, с запада и севера к нему прилегает лагуна, так что свободная полоса земли от озера до моря, соединяющая город с материком, имеет не больше двух стадий в ширину. Что касается самого города, то внутренняя часть его представляет впадину; с южной стороны от моря к городу ведет ровная местность; с прочих сторон город окружают холмы, из коих два имеют вид крутых возвышенностей, остальные три гораздо ниже, но скалисты и недоступны. Самая значительная возвышенность господствует над городом с востока и тянется к морю; на ней находится святилище Асклепия. Противолежащий этому холм на западной стороне похож на него по виду; здесь находится великолепный царский замок, сооруженный, как говорят, Гасдрубалом в то время, когда он домогался царской власти. Три остальные меньшие возвышенности замыкают город с севера. Одна из них обращена на восток и называется холмом Гефеста; следующая за нею носит имя Алет; говорят, что этот человек открыл серебряную руду и за то был удостоен божеских почестей. Третий холм называется холмом Крона. Ради рыбаков лагуна соединена искусственно с морем, а для доставления в город припасов из окрестностей вьючными животными или на повозках жители перекинули мост в том месте, где водораздел пересекается.

11. Благодаря таким свойствам местности внутренняя сторона римского лагеря оказывалась без всяких приспособлений защищенною как лагуною, так и противолежащим ему морем; самый водораздел, соединяющий город с материком и приходящийся как раз против середины лагеря, Публий оставил без укреплений частью для того, чтобы держать неприятеля в страхе, частью для наступательных действий, дабы иметь возможность беспрепятственно выходить с войском из лагеря и возвращаться в него. И в прежнее время город имел в окружности не более двадцати стадий, хотя я знаю, что многие определяют ее в сорок стадий; это неверно: я говорю так не по слухам, но как очевидец, на основании тщательных изысканий. Теперь город стеснен еще более.

Когда подоспел флот, Публий решил собрать войска вместе и ободрить их речью, причем высказал те доводы, которые были руководящими и для него, и которые мы только что изложили подробно. Он доказал осуществимость предприятия, в немногих словах объяснил невыгоды врагов и выгоды их собственные в случае удачи, обещал золотые венки тем, кто первый взойдет на городскую стену, и обычные награды отличившимся храбростью в битве. В заключение Публий сказал, что сам явившийся ему во сне Нептун 24 внушил мысль об этом предприятии, что божество обещало проявить свое содействие на поле битвы с такою очевидностью, что все войско убедится в его участии. Подкрепляя увещание точными расчетами и обещанием золотых венков, а в особенности указанием на вмешательство божества, он преисполнил солдат горячим рвением к битве.

12. На другой день Публий, назначив Гая начальником флота, приказал запереть город со стороны моря с помощью кораблей, снабженных для этого всевозможными метательными снарядами; с суши он поставил около двух тысяч храбрейших солдат вместе с людьми, несшими лестницы, и в третьем часу начал приступ. С другой стороны начальник города Магон разделил отряд в тысячу человек на две части, причем одну половину оставил в кремле, а другую выстроил в боевом порядке на восточном холме. Что касается прочих граждан, то около двух тысяч человек наиболее здоровых он наделил имеющимся в городе оружием и поставил их у ворот, ведущих к перешейку и неприятельскому стану, а прочим велел охранять по мере возможности стены на всем протяжении. Лишь только Публий велел дать сигнал 25 к приступу, Магон послал против неприятеля через городские ворота вооруженных им граждан в надежде устрашить врагов и тем удержать их от всякого нападения. Когда карфагенцы с ожесточением ударили на римлян, вышедших из лагеря и выстроившихся на перешейке, завязалась жаркая битва, сопровождавшаяся боевыми кликами с обеих сторон, потому что и римляне из лагеря, и карфагенцы из города обращались с ободряющими восклицаниями к своим войскам. Однако сражающиеся получали неравное подкрепление от своих, так как карфагенянам путь лежал только через ворота на протяжении чуть не двух стадий, тогда как римляне подавали помощь вблизи с разных сторон; поэтому и битва вышла неравная. Публий намеренно выстроил своих солдат у самого лагеря с тем, чтобы завлечь неприятеля возможно дальше от города. Он ясно сознавал, что, если только ему удастся истребить этих людей, составляющих как бы душу 26 городского населения, весь город придет в смятение, и никто из жителей не осмелится больше выйти из ворот. Однако некоторое время сражение шло с переменным счастьем, потому что с обеих сторон участвовали в деле отборнейшие воины; наконец благодаря приливу подкреплений из лагеря карфагеняне были отброшены превосходившим их численно неприятелем и оборотили тыл; многие из них были убиты в самом сражении и во время отступления, еще больше погибло от того, что карфагеняне толпились в воротах и давили друг друга. Этот исход битвы навел такой ужас на городское население, что и те, которые были на стенах, обратились в бегство. Римляне едва не ворвались в город вслед за бегущими, и во всяком случае могли беспрепятственно приладить лестницы к стене.

13. Публий сам принимал участие в битвах, по возможности, однако, уклоняясь от опасности. Так, при нем находились три щитоносца, которые ставили свои щиты в ряд и прикрывали Публия со стороны городской стены, защищая его от опасности. Появляясь у флангов и на высоких местах, он много содействовал успеху сражения частью потому, что видел все происходящее, частью же потому, что был сам на виду у всех и тем воодушевлял сражающихся, ибо благодаря его присутствию не было упущения ни в чем; напротив, все, что требовалось положением дела, исполнялось быстро, должным образом согласно его приказанию.

Когда передовые солдаты смело поднялись по лестницам, стало ясно, что главная трудность приступа лежит не в многочисленности защитников города, но в самой высоте стен. При виде беспомощности нападающих защитники стен ободрились. В самом деле, некоторые лестницы из более высоких рухнули, потому что римляне взбирались по ним разом в большом числе; передовые солдаты, успевшие подняться по лестницам на значительную высоту, подвергались головокружению и потому при малейшем нападении со стороны врагов низвергались с лестниц; а когда неприятель начал еще бросать с высоты стенных зубцов бревна и другие подобные предметы, нападающие все разом обрывались и падали наземь. Однако никакие опасности не могли сдержать стремительного натиска римлян, и пока падали одни солдаты, передние, на место их спешили подняться другие, за ними следующие. Но время шло, солдаты измучились в этих усилиях, и военачальник приказал играть сигнал к отступлению.

14. Осажденные сильно обрадовались в надежде, что опасность миновала. Однако Публий в ожидании отлива держал уже наготове пятьсот человек с лестницами со стороны лагуны; против ворот у перешейка он поставил свежие войска и после ободряющей речи раздал им больше лестниц, чем прежде, чтобы приступ можно было вести сплошь по всей стене. Как только дан был знак к наступлению и римляне, приладив лестницы, стали отважно взбираться по всей линии, сильное смятение и ужас овладели осажденными. Они полагали было, что избавились от беды, как вдруг увидели, что опасность надвигается снова; вместе с тем запасы метательных снарядов стали истощаться, и мужество покидало их при виде большого числа убитых. Однако как ни тягостно было настроение осужденных, они по мере сил защищались. Но вот в самый разгар битвы на лестницах начался отлив, вода мало-помалу покидала верхние части лагуны и сильным, громадным потоком хлынула через отверстие в соседнее море; при виде этого несведущие из римлян не верили своим очам, а Публий, уже имевший наготове проводников, посылал вперед и ободрял солдат, поставленных в этом месте. Сверх всего прочего он обладал большой способностью сообщать отвагу и воодушевление всем, к кому обращался со словом увещания. В то время, как эти солдаты согласно приказанию шли вперед по обмелевшему озеру, все войско было убеждено, что происходящее есть дело промысла божества. Они вспомнили о Нептуне и о тех обещаниях, какие давал им в своей речи Публий, и потому воспылали таким рвением, что под прикрытием черепахи пробились до ворот и начали рубить двери снаружи топорами и секирами. Между тем другие солдаты подошли к стене по обмелевшему озеру и, не нашедши никого на стенных зубцах, не только поставили беспрепятственно лестницы, но и взошли по ним и без боя завладели стеною; ибо осажденные увлечены были делом в других местах, особенно на перешейке и у ворот; притом осажденные никогда не воображали, что неприятель может подойти к стене со стороны озера, наконец — и это самое важное — неистовые крики и суматоха в многолюдной толпе мешали слышать и видеть как следует.

15. Тем временем римляне, овладев стенами, бегали по стене взад и вперед и на пути сбрасывали врагов; вооружение их было весьма пригодно для этого. Достигнув ворот, враги спустились вниз и стали рубить засовы; вслед за тем врывались в город находившиеся извне солдаты, а те, что пробились по лестницам со стороны перешейка, уже одолели противника и заняли стенные зубцы. Наконец стены были взяты, а ворвавшиеся в город римляне захватили восточный холм, опрокинув его защитников.

Когда Публий увидел, что в город вошло уже достаточно войска, он, согласно обычаю римлян, послал большинство солдат против жителей города и отдал приказание убивать без пощады всякого встречного и воздерживаться от грабежа, пока не будет дан к тому сигнал. Мне кажется, римляне поступают так с целью навести ужас на врагов. Вот почему часто можно видеть в городах, взятых римлянами, не только трупы людей, но и разрубленных пополам собак и отсеченные члены других животных 27 . Благодаря множеству застигнутых в городе людей, смертоубийство на сей раз было ужасное. Сам Публий с тысячею солдат устремился к кремлю. Когда он подошел, Магон сначала думал было защищаться; затем узнав, что город взят уже окончательно, он через вестника просил о пощаде и сдал кремль. После этого по данному знаку смертоубийство прекратилось, и солдаты занялись грабежом. С наступлением ночи часть войска согласно полученному приказанию осталась в лагере, военачальник с тысячею солдат провел ночь в кремле, а остальным отдал приказ через трибунов очистить дома, снести награбленное на площадь и расположиться там манипулами. Легковооруженных Публий вызвал из лагеря и поставил на восточном холме.

Вот каким образом римляне овладели Карфагеном, что в Иберии.

16. На следующий день, когда на площадь снесены были припасы карфагенских солдат, а также пожитки граждан и ремесленников   * , трибуны согласно существующему у римлян обычаю начали дележ добычи между войсками. По взятии города римляне поступают приблизительно таким образом: или для совершения грабежа выделяется из каждого манипула известное число солдат, смотря по величине города, или солдаты идут на грабеж манипулами. Для этой цели никогда не назначается больше половины войска, прочие воины остаются в боевом порядке для прикрытия грабящих, за городом ли, или внутри города, как того требуют обстоятельства. Войско у римлян состоит обыкновенно из двух римских легионов и двух союзнических, иногда, хотя очень редко, соединяются вместе все четыре легиона; все солдаты, выделенные для грабежа, сносят добычу к своим легионам. Засим по окончании этого 28 трибуны разделяют добычу поровну между всеми солдатами, не только теми, которые оставались в строю для прикрытия, но и теми, которые стерегут палатки, а также больными и состоящими на какой бы то ни было службе. О том, чтобы кто-либо не утаил чего-нибудь из добычи, чтобы все верно блюли клятву, данную при первых сборах в лагерь перед выступлением на войну, об этом мы говорили довольно подробно при изображении государственного строя римлян. Итак, если половина только войска отправляется на грабеж, а другая остается в боевом порядке для прикрытия грабящих, то у римлян никогда не случается, чтобы дело страдало из-за жадности к добыче. Так как никто не опасается, что потеряет добычу из-за другого, и все получают поровну, и остающиеся в запасе и участвующие в грабеже, то каждый остается спокойно на своем посту; у прочих народов нарушение этого правила бывает источником величайших бед. 17. И в самом деле, большинство людей терпит невзгоды и подвергается опасности из-за корысти; поэтому очевидно, когда представляется случай к наживе, остающиеся в засаде или в лагере воины с трудом могут удержаться от соблазна, ибо у большинства народов все похищенное принадлежит похитителю. Если даже царь или военачальник и прикажет сносить добычу в одно место для общего дележа, тогда каждый считает своею собственностью то, что ему удалось утаить. Вожди не в силах бывают совладать с наклонностью толпы к грабежу и через то попадают в большую беду. Много раз военачальники уже по достижении цели предприятия, разгромив ли неприятельский лагерь, или овладев городом, не только изгонялись обратно, но и терпели полное поражение именно по этой причине. Вот почему вождям надлежало обращать особенное внимание и заботливость на то, чтобы большинство воинов питало надежду, поскольку это возможно, на получение равной доли имеющейся добычи.

Итак, трибуны заняты были в то время распределением добычи. Что касается военачальника римлян, то, собрав в одно место всех военнопленных, число коих доходило чуть не до десяти тысяч человек, он приказал выделить прежде всего свободных граждан с их женами и детьми, а потом ремесленников. После этого он обратился к гражданам с увещанием остаться в благодарность за оказанное им благодеяние друзьями римлян и отпустил всех по домам. Обрадованные неожиданным помилованием, граждане со слезами на глазах пали ниц перед военачальником и удалились. Ремесленникам Публий сказал, что теперь они останутся собственностью Рима, но прибавил, что в случае благополучного исхода войны с карфагенянами каждый из них, кто в своем ремесле докажет любовь к римлянам и усердие, получит свободу. Тут же он приказал им записаться у квестора и назначил надсмотрщиков над ними из римлян, по одному на тридцать человек: всех военнопленных ремесленников было около двух тысяч человек. Из прочих 29 военнопленных Публий отобрал самых здоровых, на вид и по возрасту наиболее цветущих, и присоединил их к своей судовой команде; этим он увеличил общее число служащих на кораблях в полтора раза по сравнению с прежним, вооружил и захваченные у неприятеля корабли, так что на каждое судно приходилось теперь почти вдвое больше людей, чем прежде: захваченных кораблей было всего восемнадцать, а прежних тридцать пять. И этим военнопленным Публий также обещал свободу, когда победоносно кончится война с карфагенянами и когда они докажут любовь к римлянам и усердие. Таким обращением с военнопленными Публий сумел внушить гражданам любовь и доверие и к нему самому, и к государству, а ремесленников поощрял к усердию в работе надеждою на освобождение. Пользуясь случаем, он увеличил судовую команду в полтора раза <...>

18. Вслед за тем Публий выделил из числа военнопленных Магона и находившихся при нем карфагенян; это были два члена совета старейшин и пятнадцать членов сената 30 . Их он передал Гаю Лелию и повелел оказывать им должное внимание. После этого Публий приказал позвать заложников, всего более трехсот человек. Детей он подзывал к себе по одному, ласкал их и просил ничего не опасаться, так как, говорил он, через несколько дней они снова увидят своих родителей. Что касается остальных, то всем им он предлагал успокоиться и написать родным прежде всего о том, что они живы и благополучны, потом, что римляне желают отпустить всех их невредимыми по домам, если только их родные вступят в союз с римлянами. С этими словами он наделил их довольно ценными подарками, приличными возрасту и полу каждого, которые ради этого заранее выбрал из добычи; девушкам раздавал серьги 31 и запястья, а юношам кинжалы 32 и мечи. В числе пленных женщин находилась и супруга Мандония, брата Андобала, царя илергетов. Когда она упала к ногам Публия и со слезами просила поступить с ними милостивее, чем поступали карфагеняне, он был растроган этой просьбой и спросил, что им нужно. Просящая была женщина пожилая и на вид знатного происхождения. Она не отвечала ни слова. Тогда Публий позвал людей, на которых возложен был уход за женщинами. Те пришли и заявили, что доставляют женщинам все нужное в изобилии. Просящая снова, как и прежде, коснулась колена Публия и повторила те же слова. Недоумение Публия возросло и, решив, что досмотрщики не исполняют своих обязанностей и теперь показали ложно, он просил женщин успокоиться. Для ухода за ними он назначил других людей, которые обязаны были заботиться о том, чтобы женщины ни в чем не терпели недостатка. Тогда просящая после некоторого молчания сказала: «Неправильно, военачальник, понял ты нашу речь, если думаешь, что просьба наша касается прокормления». Теперь Публий угадал мысли женщин и не мог удержаться от слез при виде юных дочерей Андобала и многих других владык, потому что женщина в немногих словах дала почувствовать их тяжелую долю. Очевидно, Публий понял сказанное; он взял женщину за правую руку и просил ее и прочих женщин успокоиться, обещая заботиться о них как о родных сестрах и дочерях и согласно данному обещанию вверил уход за ними людям надежным.

19. После этого Публий передал квесторам все деньги, какие взяты были у карфагенян из государственной казны, а их было более шестисот талантов; в совокупности с теми четырьмястами талантами, какие он взял с собой из Рима, это составило общую сумму продовольственных денег больше тысячи талантов.

В это время несколько римских солдат повстречали девушку 33 , между всеми женщинами выдававшуюся юностью и красотою. Зная слабость Публия к женщинам, солдаты привели девушку к нему и предложили ее в дар. Пораженный и восхищенный красотою, Публий, однако, объявил, что для него как для частного человека, но не военачальника, не могло бы быть дара более приятного. Мне думается, что этими словами Публий давал понять; что в мирное время и на досуге любовь доставляет молодым людям величайшее наслаждение и забаву, напротив, предаваясь любви за делом, молодежь расстраивает свои телесные и душевные силы. Солдатам он выразил благодарность и велел позвать отца девушки, которому тут же передал ее и посоветовал выдать замуж, за кого из своих сограждан сам пожелает. Этим поступком Публий доказал умение владеть собою и воздерживаться, чем снискал себе большое расположение со стороны покоренного народа.

Когда распоряжения были сделаны и остальные военнопленные сданы трибунам, Публий отправил в Рим на пятипалубном судне Гая Лелия с карфагенянами и знатнейшими пленными для уведомления соотечественников о случившемся. Дело в том, что римский народ потерял было уже всякую надежду на успех в Иберии, и потому Публий ясно сознавал, что с получением известий они снова воспрянут духом и с удвоенным старанием и рвением займутся войною. 20. Военные упражнения римлян. Сам Публий оставался некоторое время в Карфагене, непрестанно упражнял морские войска и преподал трибунам следующего рода упражнения для сухопутных войск: один день все они должны были пробегать тридцать стадий   * во всеоружии, на другой день — чистить и чинить вооружение и выставлять его для осмотра перед палатками, на третий — отдыхать и развлекаться, на четвертый — одни должны были сражаться друг с другом деревянными мечами, обернутыми в кожу и снабженными на концах кожаными шариками, другие метать друг в друга копья также с кожаными шариками на концах, на пятый день снова бегать и возобновлять упражнения 34 . Вместе с тем он строжайше внушал ремесленникам , чтоб вооружение воинов было в полной исправности как для упражнений, так и для настоящей войны. С этою целью, как я сказал выше, Публий назначил особых надсмотрщиков по отрядам и, кроме того, сам ежедневно обходил ремесленников и каждому из них доставлял все нужное для работы. Таким образом, на площадях перед городом сухопутные войска заняты были упражнениями и досматривали за оружием, судовые команды на море устраивали примерные сражения и упражнялись в гребле, ремесленники в городе оттачивали оружие, ковали, строили, словом заняты были изготовлением всех принадлежностей вооружения. При виде этого всякий мог бы вместе с Ксенофонтом сказать, что город был мастерскою войны 35 . Как скоро Публий увидел, что войско прекрасно подготовлено к бою, обладание городом обеспечено гарнизонами и восстановленными стенами, он во главе сухопутного и морского войска и с заложниками выступил в поход по направлению к Тарракону ( Сокращение, О добродетелях и пороках) .

21. Филопемен. ...Стратег ахеян Эврилеонт   * не отличался ни храбростью, ни знанием военного дела. Так как по ходу рассказа мы подошли к началу государственной деятельности Филопемена 36 , то считаем нужным сообщить сведения о его воспитании и характере, какие мы старались давать обо всех замечательных людях вообще. И в самом деле, странно видеть, как историки широко распространяются об основании городов, о том, когда, каким образом и кем города были заложены, каковы были расположение их и условия существования, и в то же время обходят молчанием воспитание и наклонности государственных правителей, между тем как изучение этого предмета гораздо плодотворнее. Ибо насколько проще для нас соревновать и подражать людям, как существам одушевленным, нежели неодушевленным предметам, настолько же и повесть о людях поучительнее для читателей. Если бы мы не написали о Филопемене отдельного сочинения, в котором разъяснено, кто такой был Филопемен, кто его родители, каково было полученное им в юности воспитание, то здесь необходимо было бы сообщить сведения по каждому из этих вопросов. Но раз мы посвятили Филопемену три книги помимо настоящего сочинения, рассказали о воспитании его в детстве и его славнейших подвигах, то, очевидно, в настоящем сочинении не должно быть места подробным сведениям о юношеском воспитании Филопемена и о его наклонностях в юношеском возрасте; зато 37 мы должны дать подробные сведения о его подвигах в зрелом возрасте, которые в прежнем сочинении упомянуты кратко, чтобы, таким образом, оба сочинения сохранили подобающий им характер. В том сочинении, по существу хвалебном, требовалось лишь общее изложение подвигов, не чуждое преувеличений; напротив, в сочинении историческом, совмещающем в себе и похвалу и осуждение, должен быть дан правдивый рассказ с обстоятельным выяснением побуждений каждого действия.

22. Итак, прежде всего, Филопемен 38 — человек происхождения благородного, ибо принадлежал к числу знатнейших мужей в Аркадии. Пестуном и наставником его был мантинеец Клеандр, знатнейший из граждан Мантинеи, по преемству от отца связанный с Филопеменом узами гостеприимства и живший в то время в изгнании. По достижении юношеского возраста Филопемен сделался учеником Экдема и Демофана, уроженцев Мегалополя. Они бежали от тиранов и, живя в изгнании вместе с философом Аркесилаем, составили заговор против тирана Аристодема 3 9 и освободили родной город; участвовали также в заговоре Арата, направленном к освобождению сикионян от тирании Никокла; потом по приглашению киренейцев 4 0 дали прекрасное устройство их городу и обеспечили им свободу. В раннем юношеском возрасте Филопемен долго жил в обществе этих людей и скоро стал выдаваться среди сверстников выносливостью и отвагою как на охоте, так и в военном деле, отличался также бережливостью и простотою в одежде, ибо усвоил себе от Экдема и Демофана правило, что невозможно управлять хорошо общественными делами, если не умеешь вести своих собственных, и невозможно не посягать на достояние общественное, если не умеешь жить по средствам.

Итак, будучи выбран ахеянами в гиппархи в то время, о котором сказано выше, он нашел полное расстройство в отрядах конницы и упадок духа в воинах; но благодаря ему конница быстро поправилась и стала даже сильнее неприятельской. Филопемен достиг этого строгой дисциплиной и тем, что вдохнул в воинов жажду успеха. Дело в том, что большинство лиц, избираемых на должность гиппарха, не дерзает предъявить к подчиненным какие бы то ни было требования, потому ли что сами они не способны к конной службе, или потому что пользуются званием гиппарха как средством к достижению желанного для них звания стратега, вследствие чего потакают воинам и ищут в них благорасположенных союзников на будущее. По этой причине гиппархи не подвергают виновных наказаниям, как того требовало бы благо государства, покрывают проступки их и поблажками в мелочах причиняют большой вред гражданству, вверившему им власть. Наконец, бывают начальники, достаточно сильные физически, способные поэтому к военной службе и не склонные пользоваться общественными деньгами, но неумелым усердием они портят пехоту и наипаче конницу в большей еще мере, чем начальники нерадивые (О добродетелях и пороках, Сокращение ватиканское) .

23. 41 Обучение ахейской конницы Филопеменом. ...Вот те движения, которым, по его (Филопемена) мнению, должна быть обучена конница и которые могут быть пригодны во всякое время, именно: для отдельного всадника оборот налево и такой же направо 42 , возвращение на прежнее место и оборот назад. Что касается движений целых отрядов, то они обязаны знать четверть оборота, полуоборот и три четверти оборота, а также быстрое движение вперед одной шеренгой или двумя шеренгами 43 от одного из двух флангов или от центра, потом после внезапной остановки смыкание в отряды, эскадроны и полки 44 ; должны уметь наконец строиться в линию на каждом из флангов посредством ли перемещения рядов 45 в линию, или обходного движения слева. Образование боевой ломаной линии 46 на флангах не требовало, по его мнению, особых упражнений, так как оно ничем почти не отличается от обыкновенного походного строя. Далее, нужно было обучить воинов всем движениям, какие требуются при наступлении на врага с фронта и при отступлении, дабы воины умели сохранять при всей быстроте нападения целость боевой линии и построение рядами, а также чтобы отряды удерживались на известном расстоянии один от другого; ибо, полагал Филопемен, нет ничего опаснее и гибельнее для конницы, как идти в дело расстроенными отрядами. Когда солдаты и начальники 47 их были обучены, Филопемен снова обходил города и наблюдал, во-первых, за тем, чтобы солдаты подчинялись своим начальникам, во-вторых, чтобы и начальники отдавали точные и правильные приказания. Он был убежден, что для успеха войны нужнее всего искусство начальников отдельных частей.

24. Покончив таким образом с подготовительными упражнениями, Филопемен стянул конницу из различных городов в одно место, велел исполнить все эти движения по его указаниям и самолично распоряжался примерным сражением; при этом Филопемен не занимал места впереди всего войска, как поступают теперешние начальники, воображающие, что вождю подобает находиться впереди всех. На самом деле ничего нет безрассуднее и опаснее для дела, как если начальник не видит никого из подчиненных, хотя бы все видели его. В примерных сражениях начальник конницы обязан выказать не солдатскую храбрость, но опытность и дарования вождя и потому должен появляться то в первых рядах, то в последних, то в центре. Так именно и поступал Филопемен, когда на коне объезжал войска и наблюдал за всеми, а замечая где-либо неуверенность в действиях, давал дополнительные пояснения и тут же исправлял всякую ошибку. Ошибки бывали редкие и незначительные благодаря предварительной подготовке воинов по отрядам. Тому же самому Деметрий Фалерский учил на письме 48 в следующих выражениях: «Как при постройке дома необходимо со всею тщательностью класть кирпич за кирпичом и один ряд за другим, так точно и в войске старательное обучение отдельных воинов и отдельных отрядов дает силу целому войску» (Сокращение) .

 

25. 49 Война этолян и римлян с Филопеменом. ...Происходящее теперь очень похоже на то, как бывает при распределении сил на поле брани 28 . Так, обыкновенно начинают дело и гибнут в самом начале легкие, наиболее подвижные отряды, тогда как честь победы приписывается фаланге и тяжеловооруженным воинам. Подобно этому начинают теперь войну этоляне и союзные с ними пелопоннесцы, тогда как римляне в положении фаланги прикрывают их. В случае поражения этолян и истребления их римляне имеют возможность отступить и выйти из войны невредимыми; в случае победы этолян, чего да не допустят боги, римляне покорят своей власти как победителей, так и прочих эллинов (Сокращение) .

...Всякий союз с государством, в котором властвует народ, должен быть скреплен еще тесной дружбой, потому что толпе свойственно непостоянство (там же) .

26. Филипп в Аргосе. ...Царь македонян Филипп по окончании немейского празднества возвратился снова в Аргос, снял с себя царский венец и пурпурную одежду, дабы по виду приравнять себя к народу, показаться человеком добродушным и простым 50 . Но насколько проще была надетая на царя одежда, настолько обширнее и неограниченнее была присвоенная им власть. Филипп не довольствовался уже тем, что соблазнял вдов и прелюбодействовал с замужними женщинами; он открыто посылал за всякою женщиною, какая только приглянулась ему, и если та не являлась немедленно на его зов, он в сопровождении буйной толпы врывался в дом и там оскорблял женщину. Сыновей одних и мужей других женщин он вызывал к себе под ничтожными предлогами, запугивал их и подвергал тяжким обидам и насилию 51 . Ахеянам, особенно честным людям, тяжело было видеть, как он злоупотреблял своею властью в бытность в Аргосе. Однако, будучи теснимы со всех сторон войною, они вынуждены были терпеть и сносить чудовищные обиды <...> Можно сказать, ни один из прежних царей не обладал в такой мере, как Филипп, ни достоинствами, ни пороками. И мне кажется, природа наделила его добрыми качествами, а пороки явились потом с возрастом, как бывает иногда с состарившимися лошадьми. Подобные рассуждения мы не помещаем в предисловиях, как поступают прочие историки, но высказываемся о царях и замечательных людях по мере изложения событий, каждый раз сопровождая эти последние соответствующим суждением. Такой способ оценки характеров кажется нам более удобным и для писателя, и для читателей (О добродетелях и пороках) .

27. Мидия и Экбатаны. ...Мидия 52 — замечательнейшее государство в Азии как по обширности и по многолюдству населения, так равно по превосходным качествам его жителей и лошадей. Лошадьми Мидия снабжает чуть не всю Азию, потому что даже царские табуны доверяются мидянам ради тучных мидийских пастбищ. По почину Александра Мидия опоясывается со всех сторон эллинскими городами для защиты ее от смежных варварских народов, за исключением впрочем Экбатан 53 . Этот последний город находится в северной части Мидии и господствует над странами Азии, прилегающими к Меотиде и Эвксинскому Понту. Первоначально город Экбатаны был столицей Мидии; как говорят, он превосходит все прочие города богатством и великолепием сооружений. Экбатаны расположены у подошвы Оронты, не защищены стенами, но внутри имеют искусственный кремль, превосходно укрепленный. К кремлю прилегает царский дворец, о котором и говорить подробно, и совсем не говорить одинаково трудно. Вообще названный выше город весьма пригоден для тех писателей, которые любят составлять поразительные рассказы и привыкли украшать преувеличениями свои пространные повествования; напротив, неудобства и затруднения при описании этого города испытывает тот историк, который с большой осторожностью сообщает какие бы то ни было сведения, противоречащие обычным представлениям. Итак, царский дворец имеет в окружности около семи стадий, а великолепие отдельных частей сооружения свидетельствует о больших богатствах его первоначальных строителей. Все деревянные части здания из кедра и кипариса, притом не без отделки: балки, потолки и колонны в портиках и перистилях обшиты серебряными или золотыми пластинками, а кровельные дощечки 54 из чистого серебра. Большая часть металла была оттуда похищена при вторжении македонян с Александром во главе, а остатки — в управление Антигона и Селевка Никанора. Однако в бытность здесь Антиоха так называемый храм Эны 55 имел еще колонны, кругом обложенные золотом, в храме было свалено довольно много серебряных дощечек; было несколько и золотых плиток, но больше серебряных. Отчеканенная из этого металла монета вся была доставлена в царскую казну, около четырех тысяч талантов (Сокращение) .

28. Война Антиоха с Арсакесом. ...Арсакес полагал, что Антиох дойдет только до этих стран, но не решится с таким войском проникнуть дальше в соседнюю пустыню 56 , больше всего по причине безводья. Дело в том, что на поверхности этой страны вовсе не видно воды; хотя и есть несколько подземных каналов с колодцами в самой пустыне, но для людей, с пустыней незнакомых, они совершенно неведомы. Об этих колодцах туземцы рассказывают следующее достоверное предание: персы во время господства над Азиею предоставили эту страну в пользование на пять поколений тем людям, которые проведут ключевую воду в местности, до той поры не орошенные. Так как Тавр содержит в себе обильные многочисленные ключи, то жители, не щадя трудов и денег, провели подземные каналы издалека; поэтому люди, пользующиеся водой в наше время, и не знают, где начинаются эти каналы и из каких ключей они наполняются. Когда Арсакес заметил, что Антиох решился совершить поход через пустыню, он стал засыпать и разрушать колодцы. Уведомленный об этом царь отрядил против Арсакеса тысячу конницы под начальством Никомеда. Арсакеса, отступившего вместе с войском, они уже не нашли, зато опрокинули и обратили в бегство небольшое число конных воинов, засыпавших отверстия каналов, и сами возвратились к Антиоху. Царь прошел через пустыню и достиг города, именуемого Гекатомпилом 57 . Лежит он в глубине Парфиены и название свое получил от того, что идущие по всем направлениям дороги здесь перекрещиваются.

29. Итак, Антиох дал своему войску отдохнуть в этом месте. Он соображал так: если бы Арсакес был в силах устоять против него в битве, то не отступил бы с потерею родной страны и не стал бы искать для своих войск более удобного поля битвы, чем окрестности Гекатомпила; если же Арсакес отступил, то для всякого здравомыслящего человека становилось очевидно, что он не рассчитывал на свои силы. Поэтому-то Антиох решил продолжать путь в Гирканию. По прибытии к Тагам 58 он узнал от туземцев о трудностях предстоящего ему пути, пока он не достигнет перевалов Лаба, ведущих в Гирканию, о том, что многочисленные варварские народы занимают тут же теснины Лаба, а потому решил разделить все легкое войско на отряды с отдельными начальниками по числу дорог, коими войско должно было идти. Так же точно он поступил с землекопами, обязанными сопровождать легкие отряды и занимаемые передовыми отрядами местности делать удобопроходимыми для фалангитов и вьючных животных. Приняв такое решение, Антиох поручил первый отряд Диогену, под начальство коего отдал также стрелков из лука, пращников и умеющих метать дротики и камни горцев. Эти последние не были выстроены в боевом порядке, но каждый раз, когда того требовало время и место, действовали врассыпную и тем оказывали в теснинах весьма важные услуги. Вслед за ними Антиох выстроил вооруженных щитами 59 критян в числе тысяч двух человек под начальством родосца Поликсенида; позади всех находились воины в панцирях и с большими щитами, которыми командовали косец Никомед и этолиец Николай.

30. По мере того как войска подвигались вперед, пути оказывались гораздо труднее и теснее, чем ожидал Антиох. Так, длина всего подъема была стадий в триста   * ; большую часть его нужно было проходить по глубокому оврагу, вырытому весенним потоком; путь затруднялся еще деревьями и множеством камней, обрушившихся сюда со скал, которые возвышаются над оврагом; к тому же и варвары всячески затрудняли путь: они устроили ряд засек из деревьев, собрали в кучи множество громадных камней, а сами расположились удобно и безопасно вдоль всего оврага на высоких местах, где и поджидали врага. Не будь ошибки в расчетах варваров, Антиоху никогда не удалось бы осуществить свой план. Варвары вообразили себе, что все неприятельское войско вынуждено будет совершать путь непременно через самый овраг и соответственно тому приняли меры и заняли места. Им и на мысль не приходило, что если фаланга и обоз действительно не могут пройти иначе, как они рассчитывали, — ибо пробираться по прилегающим к оврагу горам им нельзя было, — то легкие и подвижные отряды могут подняться и на самые скалы. Вот почему лишь только Диоген, взбиравшийся на гору не по оврагу, напал на ближайший сторожевой пост, положение дела изменилось. Обстоятельства сами собою сложились так, что отряд Диогена при первой же схватке перевалил через эти места, боковым движением поднялся над неприятелем и причинял ему сильный урон множеством дротиков и метаемых рукою камней; но гибельнее всего были пращники, действовавшие на большом расстоянии. Как скоро сирийцы опрокинули передовой пост неприятеля и заняли его место, землекопы получили возможность беспрепятственно расчищать и выравнивать лежащую перед ними полосу земли; рабочих было много, и потому работа шла быстро. Таким-то образом пращники, стрелки, а также метатели дротиков поднимались на высоты, действуя то врассыпную, то общими силами, и захватывали удобные места под прикрытием отрядов, вооруженных щитами, медленно продвигавшихся вдоль оврага в боевом порядке. Варвары не выдержали, разом покинули свои посты и собрались на вершине перевала.

31. Хотя медленно и с трудом, но благополучно совершили войска Антиоха переход через эти теснины: едва на восьмой день они достигли вершины Лаба. Собравшиеся здесь варвары надеялись воспрепятствовать переходу неприятеля, и потому произошла жаркая битва; но варвары были отброшены, и вот по каким причинам: столпившись в одном месте, они дрались жестоко с фалангитами; между тем ночью еще легкие отряды Антиоха обошли их длинным окольным путем и заняли высоты в тылу неприятеля; завидя это, варвары в ужасе бросились бежать. Однако царь употребил все усилия к тому, чтобы умерить пыл преследующих воинов, и звуками трубы отозвал их назад, желая спуститься в Гирканию со всем войском в порядке. Антиох совершил путь, как желал, и достиг Тамбрака 60 , города не укрепленного, но обширного и с царским дворцом, и здесь расположился лагерем. Большинство варваров, бежавших с поля битвы, а равно из соседних местностей, укрылись в городе, именуемом Сиринком; город находится невдалеке от Тамбрака и благодаря укрепленному местоположению и прочим удобствам представляет как бы столицу Гиркании; поэтому Антиох решил взять его приступом. С этою целью он снялся со стоянки и, продолжая путь во главе войска, расположился под городом и начал осаду. Успех предприятия зависел главным образом от черепах для земляных работ. Проложен был тройной ров не менее тридцати локтей в ширину и пятнадцати в глубину; по краям каждого из рвов возвышалась двойная насыпь с крепкой стеною наверху. Подле сооружения происходили непрерывные схватки, в которых сражающиеся едва успевали уносить убитых и раненых, потому что враги дрались в рукопашном бою не только на поверхности земли, но и под землею, в подкопах. Благодаря многочисленности рабочих и стараниям царя вскоре удалось засыпать канавы и при помощи подкопов разрушить стены. После этого варвары пришли в отчаяние и, перерезав эллинов, какие были в городе, расхитив наиболее ценное имущество их, ночью очистили город. Царь узнал это и отрядил против них наемников с Гипербасою во главе; с его приближением варвары бросили добычу и бежали обратно в город. Когда пелтасты отважно ворвались в город через пролом в стене, варвары с отчаяния сдались (Сокращение) .

...Ахриана, город Гиркании (Стеф. Визант.) .

...Каллиопа, город парфян (там же) .

32. Ганнибалова война. Смерть Марцелла. ...Консулы 6 1 желали точно исследовать обращенные к неприятельскому стану высоты. Находившимся в лагере войскам они приказали оставаться на месте, а сами с двумя отрядами 62 конницы, с легковооруженными в числе человек тридцати и с ликторами отправились на разведки. Отряд нумидян, которые имели навык в устроении засад неприятелям и отваживались на легкие схватки или вообще выходили из стоянки, случайно укрылся за холмом. Лишь только сторожевой их подал знак, что над ними на вершине холма показался враг, как нумидийцы поднялись из засады, обошли римлян, стали в тылу консулов и отрезали им путь к собственной стоянке. Клавдия   * и с ним нескольких воинов они тотчас, в первой же стычке положили на месте, остальные раненые вынуждены были разбежаться в разные стороны по откосам скал. Остававшиеся в лагере войска видели это, но не могли ничем помочь несчастным товарищам, ибо, пока они в ужасе призывали к оружию, взнуздывали лошадей или облачались в доспехи, дело кончилось. Раненного сына Клавдия, который чуть не погиб и спасся против всякого ожидания 63 <...>

Итак, Марк сам навлек на себя несчастье, собственным поведением, недостойным полководца. В своей истории много раз обращал внимание читателей на подобные случаи, хотя неправильность такого поведения очевидна, ибо я убежден, что полководцы погрешают особенно часто в этом именно отношении. И в самом деле, к чему пригоден правитель или полководец, если он не понимает, что обязан держаться возможно дальше от мелких схваток, в коих не решается участь всей борьбы? Если он не понимает, что даже в тех случаях, когда обстоятельства вынуждают его к участию в каком-либо небольшом деле, должны пасть многие соратники прежде, чем опасность коснется главного военачальника? «Пробу, как гласит пословица, нужно делать на карийце 64 , а не на военачальнике». Полководцу говорить в свое оправдание: «Я этого не думал», или «Кто мог ожидать, что так случится», — значит, давать неоспоримое доказательство своей неопытности и неспособности.

33. Вот почему о высоких достоинствах Ганнибала вообще как полководца можно заключать главным образом из того, что он провел столько времени в неприятельской стране, так часто подвергался всевозможным случайностям, столько раз в небольших сражениях решал участь врага своею проницательностью и, однако, уцелел в многочисленных решительных битвах. С большою заботливостью он охранял себя от напрасной беды. Так и подобает. Ибо, пока военачальник жив и невредим, хотя бы главная битва и была проиграна, судьба может доставить еще много случаев возместить понесенные потери. Напротив, в случае гибели вождя войско уподобляется кораблю, потерявшему кормчего: если бы даже судьба и даровала победу над неприятелем, пользы от того не было бы никакой, ибо упования всех воинов покоятся на вожде. Это считал я нужным сказать для тех, кто позволяет себе подобные ошибки из тщеславия ли, или из ребяческого увлечения, или по неопытности и самоуверенности: всегда какая-либо из этих слабостей бывает причиною гибели вождя (Сокращение) .

...Опускающуюся дверь 65 , с помощью машин поднятую вверх на некотором расстоянии от городских ворот, они вдруг опустили и заперли ворота, захваченных таким образом людей распяли перед городской стеной (Свида) .

34. Сципион в Иберии. ...В Иберии римский военачальник Публий 66 , как о том было рассказано раньше, во время зимовки в Тарраконе приобрел дружбу и доверие жителей Иберии тем, что возвратил заложников семействам их. Помощником ему в этом деле взялся быть по счастливой случайности 67 владыка эдетанов 68 Эдекон. При первом известии о падении Карфагена и о том, что жена его и сыновья в руках Публия, Эдекон тотчас предусмотрел отпадение иберов и пожелал стать во главе этого движения, в том расчете главным образом, что Публий возвратит ему тогда жену и детей и будет смотреть на переход его к римлянам как на добровольный, а не вынужденный обстоятельствами. такжействительно и случилось. Поэтому лишь только войска были отпущены на зимние стоянки, Эдекон с родственниками и друзьями явился в Тарракон. В последовавшей затем беседе с Публием он сказал, что благодарит богов больше всего за то, что он первый из туземных владык явился к нему. В то время, как прочие владыки, говорил он, все еще поддерживают сношения с карфагенянами и на них обращают свои взоры, хотя руки простирают к римлянам, он пришел сюда с тем, чтобы не только себя, но и друзей своих и родственников отдать под защиту римлян. Поэтому если, продолжал Эдекон, Публий признает его своим другом и союзником, он окажет ему важную услугу в настоящем и не менее важную в будущем. Так, лишь только иберы увидят, что он сделался другом Рима и что просьба его исполнена, они все тотчас явятся сюда с тем же решением, будут стараться получить обратно своих родственников и вступить в союз с римлянами. Что касается будущего, то в благодарность за столь высокую честь и милость они будут усердными пособниками в дальнейших его предприятиях. Поэтому Эдекон просил Публия возвратить ему жену и детей, признать его другом римлян и отпустить обратно домой, тогда он воспользуется первым удобным случаем, чтобы доказать по мере возможности преданность свою и друзей своих как самому Публию, так и государству римлян. На этом Эдекон кончил свою речь.

35. Публий и сам давно уже расположен был к такой милости, ему самому приходили в голову мысли, подобные тем, какие высказал Эдекон, и потому он возвратил жену и детей и заключил с ним дружбу. Во время этого посещения Публий приложил все старания к тому, чтобы расположить к себе ибера, а родственникам его внушить самые светлые надежды на будущее, и затем отпустил их детей. Когда об этом разнеслась молва, иберы, живущие по сю сторону   * реки Ибера и раньше не питавшие дружбы к римлянам, все как один перешли на сторону римлян. Таким образом, все шло прекрасно, как того желал Публий. По удалении Эдекона и его товарищей он распустил морские войска, не опасаясь более неприязненных действий на море, выбрал из матросов пригодных для военной службы людей, распределил их по манипулам и этим способом усилил сухопутное войско. Между тем Андобал и Мандоний 69 , сильнейшие в то время владыки в Иберии, почитавшиеся истинными друзьями карфагенян, давно уже таили в себе злобу и выжидали только удобного случая с того самого времени, как Гасдрубал 70 под предлогом недоверия потребовал от них большую сумму денег и взял в заложницы их жен и дочерей, о чем рассказано нами выше. Полагая, что настало время действовать, они ночью со своими войсками удалились из карфагенского лагеря в местность гористую, в которой им нечего было бояться. Тогда и большинство остальных иберов, давно уже тяготившихся высокомерием карфагенян, покинули Гасдрубала; они воспользовались первым удобным случаем, чтобы проявить свои истинные чувства.

36. Много уже было подобных случаев. И в самом деле, мы часто повторяли, что, если трудно вести с успехом сражение и одолеть врага в войне, то требуется гораздо больше умения и осторожности для того, чтобы надлежаще воспользоваться победою. Вот почему гораздо больше найдется победоносных полководцев, чем таких вождей, которые умели бы пользоваться победой. Так случилось теперь и с карфагенянами. После победы над римскими войсками и по умерщвлении обоих римских полководцев, Публия и Гнея, они вообразили, что господство их над Иберией обеспечено нерушимо, и стали высокомерно обращаться с туземцами, благодаря чему приобрели в покоренных народах не друзей и союзников, но врагов. Иначе и быть не могло. Карфагеняне думали, что одни средства нужно употреблять для приобретения власти, другие для сохранения ее за собою, и не понимали того, что завоеватели надежнее всего удерживают за собою власть в том случае, если остаются неизменно верными тем самым правилам поведения, коими они раньше приобрели власть. Между тем многочисленные случаи подтверждают очевидную для каждого истину, что люди достигают господства добрым обращением с другими и умением вселить в них надежду на лучшую долю, что, когда по достижении цели завоеватели изменяют поведение, начинают обижать и угнетать покоренный народ, чувства этого последнего тоже меняются. Так было и с карфагенянами.

37. В столь трудном положении Гасдрубал обдумывал всевозможные меры против угрожающих опасностей. Его смущало отпадение Андобала, смущали и полные недоверия и вражды отношения, в каких он находился ко всем прочим вождям. Тревожило его, наконец, и присутствие Публия, так как он ждал, что Публий вот-вот явится со своими войсками. Он видел, что иберы покидают его, все как один переходят на сторону римлян, и принял следующее решение: прекрасно приготовившись, дать битву неприятелю, потом, если судьба дарует победу, обсудить спокойно дальнейшие действия, а в случае несчастного исхода удалиться с уцелевшими в сражении войсками в Галатию, оттуда взять с собою в возможно большем числе варваров и идти в Италию для соединения с братом своим Ганнибалом.

Остановившись на этом плане, Гасдрубал занялся его осуществлением. Между тем Публий дождался прибытия Гая Лелия, узнал от него волю сената и, снявшись с зимней стоянки, повел войска дальше. На пути иберы радостно встречали его и спешили присоединиться к его войскам. Между тем Андобал, который давно уже вел переговоры с Публием, и теперь, когда Публий приблизился к этим местам, в сопровождении друзей вышел к нему из своей стоянки. В последовавшей за сим беседе Андобал рассказал о прежней дружбе своей к карфагенянам, равно как и об услугах, оказанных им карфагенянам, и вообще о своей преданности им. Вслед за тем он рассказал о неправдах и обидах, испытанных им от карфагенян. При этом он просил, чтобы Публий сам рассудил его дело с тем, что, если слова его окажутся клеветою на карфагенян, считать это верным признаком того, что он, Андобал, не сумеет остаться верным союзником и римлян: если же, напротив, он вынужден был изменить расположению к карфагенянам многочисленными испытанными от них неправдами, то Публий может быть уверен, что теперь с переходом к римлянам он нерушимо сохранит дружбу с ними.

38. Довольно долго еще говорил Андобал в этом смысле. Когда он кончил, Публий в ответ ему сказал, что верит его словам и что наглость карфагенян ему хорошо известна по тем бесчинствам, какие они совершали над прочими иберами, в особенности над женами их и дочерьми; теперь он получил этих женщин не как заложниц, но как военнопленных и рабынь, и однако печется о них ничуть не меньше, чем пеклись бы их родители. Андобал, и его спутники подтвердили справедливость сказанного, пали перед ним на колени и называли его царем; присутствовавшие римляне обратили на это внимание 71 , а Публий смутился и просил успокоиться, «ибо римляне», сказал он, «отнесутся к ним с большим участием». Тут же Публий собственноручно возвратил иберам дочерей их, а на следующий день заключил с ними договор. Договором иберы прежде всего обязывались следовать всюду за начальниками римлян и исполнять их приказания. По заключении договора Андобал и друзья его возвратились в свои стоянки и с войском пришли опять к Публию, расположились в одном лагере с римлянами и потом вместе выступили в поход на Гасдрубала.

Случилось так, что военачальник карфагенян находился в это время в окрестностях Касталона 72 подле города Бекул невдалеке от серебряных рудников. По получении известий о прибытии римлян Гасдрубал переместил свою стоянку, причем сзади она ограждена была рекою, а впереди нее расстилалась равнина, защищенная цепью холмов 73 . Цепь была настолько высока, что прикрывала лагерь, и достаточно длинна для того, чтобы на ней выстроить войска к бою. В этом месте Гасдрубал держался, постоянно высылая передовые отряды на самые высоты. Приблизившись к карфагенянам, Публий желал было сразиться с врагом, но увидел, что местность прекрасно защищает противника, и колебался. Так он прождал два дня; наконец опасаясь, как бы не соединились с Гасдрубалом войска Магона и Гескона и как бы неприятель не запер его со всех сторон, решился дать сражение и вызвать неприятеля на бой.

39. Все войско Публий держал наготове в лагере и послал вперед только метателей дротиков и пехоту экстраординариев с приказанием взойти на высоты и напасть на передовые неприятельские посты. Солдаты охотно исполнили приказание, а вождь карфагенян первое время выжидал исхода стычки; но видя, с какою отвагою римляне теснят и одолевают его солдат, он повел свое войско вперед и, полагаясь на сильное местоположение, выстроил его вдоль высот. Тогда Публий двинул против неприятеля все легкие отряды и приказал им идти на помощь сражающимся, а сам с половиною остального войска обошел высоты с левой стороны от неприятеля и ударил на карфагенян; другую половину он предоставил в распоряжение Лелия и приказал ему точно так же идти на неприятеля с правого фланга. Теперь Гасдрубал вывел из лагеря все войско. До этого времени он оставался на месте в том убеждении, что достаточно защищен самым местоположением и что неприятель не отважится напасть на него. Таким образом, нападение последовало неожиданно, и он не успел построиться к бою. Тем временем римляне не производили наступления с флангов, прежде чем неприятель занял эти места, и не только беспрепятственно взошли на высоты, но и наступали на карфагенян, пока те строились еще к битве и направлялись к своим местам. Тех из карфагенян, которые нападали с боков, римляне убивали, других, еле успевавших обернуться и стать в боевой порядок, обращали в бегство. Как только Гасдрубал увидел, что войска его подаются и приходят в расстройство, он согласно первоначальному плану отказался от решительной битвы, собрал казну, слонов, взял с собою, сколько мог, бегущих воинов и отступил вдоль реки Тага к пиренейским перевалам и к живущим здесь галатам 74 . Что касается Публия, то он не находил выгодным для себя гнаться тотчас за Гасдрубалом, ибо опасался нападения прочих карфагенских вождей, и отдал неприятельский лагерь солдатам на разграбление.

40. На следующий день Публий собрал в одно место всех военнопленных, в числе коих было около десяти тысяч пехоты и больше двух тысяч конницы, и сделал относящиеся к ним распоряжения. Между тем все иберы названных выше местностей, какие были тогда в союзе с римлянами, явились к Публию с целью отдаться под покровительство римлян и в переговорах величали Публия царем 75 . Начало этому положил Эдекон, он же первый пал ниц перед Публием, за ним последовал Андобал с братом. Раньше такое обращение прошло не замеченным для Публия; но когда после сражения все иберы стали величать его царем, он вынужден был обратить на это внимание и, собрав иберов, объявил, что хотя и желал бы казаться для всех и быть на самом деле человеком с царскою душой, но не желает ни быть царем, ни именоваться таковым, и посоветовал называть его военачальником. Разумеется, и за это уже по всей справедливости можно было бы дивиться благородству этого человека. В юном возрасте он был превознесен судьбою на такую высоту, что все покоренные народы сами собою пришли к одинаковому решению называть его царем; невзирая на это, он совладал с собою и отверг почетное выражение восторга. Но изумление наше перед необычайным величием души этого человека станет еще больше, когда мы взглянем на последнее время его жизни: кроме замирения Иберии он сокрушил могущество карфагенян, покорив власти родного города наибольшую и самую лучшую часть Ливии от жертвенников Филена до Геракловых Столбов, покорил Азию и царей Сирии, подчинил римлянам благодатнейшую и обширнейшую часть мира, при этом имел случай присвоить себе царскую власть, в какой бы стране ни задумал и ни пожелал. Не то, что человек, само божество, если можно так выразиться, возомнило бы о себе сверх меры в таком счастии. Но Публий благородством души настолько превосходил всех людей, что отклонил от себя высшее благо, какого только люди могут просить у богов, именно царскую власть, хотя судьба много раз давала ему благо это в руки; выше собственного почетного и завидного положения он ставил отечество и долг перед ним.

Вслед за тем Публий отделил иберов из числа военнопленных и без выкупа отпустил всех их по домам 76 . Что касается лошадей, то он велел отобрать триста и подарил их Андобалу, а остальных роздал тем, кто не имел еще лошади. После этого он занял лагерь карфагенян, отличавшийся выгодным местоположением, и оставляя в нем в ожидании отставших карфагенских вождей: в то же время к пиренейским перевалам он послал отряд для наблюдения за Гасдрубалом. Тем временем наступала зима, и Публий с войском возвратился в Тарракон на зимнюю стоянку (Сокращение) .

41. Филипп против этолян. ...Этоляне 77 сильно ободрились по прибытии римлян и царя Аттала, на всех врагов своих наводили ужас и теснили их на суше, тогда как Аттал и Публий   * действовали на море. Вот почему ахеяне явились к Филиппу с просьбою о помощи в страхе не только перед этолянами, но и перед Маханидом 78 , который расположился с войском на границах Арголиды. Точно так же беотяне, страшась неприятельского флота, просили у Филиппа вождя и вспомогательного войска; настоятельнее всех просили у него помощи против неприятеля жители Эвбеи. С подобною просьбою обращались и акарнаны; было, наконец, посольство и от эпиротов. В то же время пришло известие, что Скердилаид и Плеврат собираются с войском в поход, что пограничные с Македонией фракийцы, и в особенности меды 79 , намерены вторгнуться в Македонию, лишь только царь удалится из своих владений хоть на небольшое расстояние. Этоляне захватили фермопильскую теснину и укрепили ее рвами, окопами и сильным гарнизоном в надежде запереть Филиппа и помешать ему прийти на помощь союзникам по сю сторону Пил. Мне кажется, следует отмечать подобные трудные положения и привлекать к ним внимание читателя, так как на них лучше всего испытываются телесные и духовные силы 80 вождей. Как сила и ловкость животного на охоте проявляются очевиднее всего в то время, когда опасность угрожает ему со всех сторон, так точно бывает и с вождями. Лучшее доказательство тому дал теперь Филипп. Он отпустил все посольства с обещанием сделать каждому из них все, что позволят обстоятельства, весь отдался войне и думал лишь о том, куда и против кого ранее направить оружие.

42. В это время Филипп получил известие, что войска Аттала переправились в Европу, бросили якорь в пепарефской гавани 81 и завладели окрестностями города; сюда для защиты города он послал часть войска. В Фокиду и Беотию царь отправил достаточно сильное войско с Полифантом во главе, в Халкиду и прочие части Эвбеи послал Мениппа с тысячею пелтастов и пятьюстами агреианов, а сам направился к Скотусе 82 и отдал приказ македонянам встретить его в этом городе. По получении известия о том, что Аттал направился морем к Никее 83 и что правители этолян 84 собираются в Гераклею 85 для совещания о делах, Филипп снялся с войском от Скотусы и со всею поспешностью устремился к Гераклее, чтобы предупредить этолян, навести страх на них и тем расстроить собрание. Но совещание кончилось до прибытия Филиппа, который частью уничтожил, частью захватил с собою хлеб жителей побережья Энианского залива 86 и возвратился в Скотусу. Здесь он оставил главную часть войска, а с легковооруженными и с царской конницей направился в Деметриаду и там спокойно выжидал, что предпримет неприятель. Дабы что-либо не ускользнуло от него, Филипп послал приказание пепарефянам, фокидянам и эвбейцам давать знать ему посредством сигнальных огней 87 на Тисей обо всем, что делается. Тисей — гора Фессалии, удобно расположенная для обозревания поименованных выше местностей 88 (Сокращение) .

43. 89 Сигнальные огни. ...Способ употребления сигнальных огней, весьма полезных в военное время, был до сих пор несовершенен, а потому не следует, как мне кажется, обходить его молчанием, напротив, полезно будет дать об этом надлежащие сведения. Всякому ясно, что во всех предприятиях, наипаче в военных, время значит очень много. Из числа средств, которые употребляются для определения времени, первое место занимают сигнальные огни. Совершилось ли что-нибудь только что, или совершается еще, тот, кого это касается, может при помощи огней получить своевременные сведения на расстоянии трех-четырех дней пути от места происшествия или даже больше. Таким образом, благодаря огням может быть неожиданно оказана помощь каждый раз, когда в ней нуждаются. В прежнее время существовал простой способ употребления сигнальных огней, а потому в большинстве случаев они оказывались бесполезными, именно: для этой цели употреблялись определенные заранее условленные знаки; но так как события не могут быть предугаданы, то большинство предметов и не поддавалось сообщению сигнальными огнями, как было и в настоящем случае. Правда, о прибытии, например, флота в Орей 90 , Пепареф или Халкиду могла быть подана весть людям, которые заранее о том условились: но такие события, как переход некоторой части граждан на сторону неприятеля или измена, или кровопролитие в городе и тому подобное, что случается часто, но не может быть никем предугадано, — между тем в событиях неожиданных, больше всего требуются и своевременный совет, и содействие, — все подобные происшествия не могут быть сообщены посредством сигнальных огней! И в самом деле, невозможно условиться заранее о том, что не поддается предвидению.

44. Чтобы устранить такого рода неудобство, Эней 91 , автор сочинения «О военном искусстве», немного усовершенствовал этот способ сношений, хотя изобретение его далеко не достигало своей цели, в чем можно убедиться из нижеследующего: по его мнению, лица, желающие сообщать друг другу нужные сведения, обязаны запастись глиняными сосудами совершенно одинаковой ширины и глубины, причем глубина должна быть приблизительно в три локтя, а ширина в один локоть; потом нужно приготовить пробки, немного меньшие в окружности, чем отверстие сосудов, в середине пробок укрепить палки, ясно разделенные с помощью черточек на равные части в три пальца каждая. На каждом отделении пишутся важнейшие и наиболее частые военные события, как, например, на первом отделении: «конница вторглась в страну», на втором «тяжелая пехота», на третьем «легковооруженные», вслед за тем «пехота и конница», потом «суда», после этого «хлеб», и так далее, пока все места на палке не будут заняты наименованиями таких событий, которые с наибольшею вероятностью могут быть предусмотрены и которых скорее всего следует ожидать судя по ходу войны. Когда это сделано, нужно со всею тщательностью просверлить дно сосуда так, чтобы получить отверстия равной величины и чтобы жидкость могла вытекать из них равномерно; потом нужно наполнить сосуды водою, положить в них пробки с палочками и разом выпускать жидкость через отверстия. Так как сосуды совершенно одинаковы, то непременно произойдет следующее: по мере того, как жидкость вытекает, пробки опускаются и палочки погружаются в сосуды. Как только посредством упражнения достигнуты равномерная скорость вышеописанных действий и согласие в них, тогда сосуды переносятся на те места, на которых обеим сторонам предстоит, наблюдать сигнальные огни , и на каждом месте ставится по сосуду. Далее, когда случится какое-либо событие из числа обозначенных на палочках, нужно поднять факел и ожидать, пока не покажется ответный факел; потом, лишь только оба огня покажутся в одно время, их убирают и тотчас выпускают воду через отверстия, а когда пробка и палочка с начертанием известия, какое желают сообщить, опустится до верхнего края сосуда, тогда нужно опять поднять факел. Находящиеся на другой стороне люди тотчас закрывают отверстия и наблюдают, какое начертание на палочке приходится у краев сосуда; здесь получается то же начертание, что и у подающего весть, так как на той и другой стороне все совершается с одинаковой скоростью.

45. Хотя этот способ и лучше немного того, при котором употребляются условленные заранее знаки, однако и он далеко не верен. Очевидно, нет возможности ни предусмотреть все, что случится, ни нанести предусмотренное на палочку. Поэтому каждый раз, когда случается какое-либо неожиданное событие, этим способом, как всякий видит, нельзя подать вести. Кроме того, самые начертания на палочках не отличаются определенностью. Так, невозможно дать знать, сколько появилось конницы или пехоты и в каком месте, сколько прибыло кораблей или хлеба. И в самом деле, чего нельзя знать заранее, прежде чем оно не случится, о том и нельзя заранее условиться. Но главное вот что: есть ли какая-нибудь возможность принять меры к поданию помощи, когда не знаешь, где враг и в каком числе? Как можно рассчитывать на свои силы или, напротив, не рассчитывать и вообще придумать какую бы то ни было меру, когда не знаешь, сколько прибыло кораблей или хлеба от союзников?

Последний способ, изобретенный Клеоксеном и Демоклитом и усовершенствованный нами, отличается наибольшею определенностью и может доставлять точные сведения о всех нуждах, но применение его требует старания и неослабного внимания. Вот этот способ: нужно взять все буквы азбуки в последовательном порядке и разделить их на пять частей по пяти букв в каждой части. Хотя в последней группе одной буквы и не достанет, но это не мешает. Затем обе стороны, желающие сноситься между собою посредством сигнальных огней, изготовляют себе по пяти досок и на каждую доску наносят одну из групп букв по порядку, потом условливаются между собою, так что та сторона, которая должна подавать весть, поднимает факелы первая, притом два факела разом, и не опускает их до тех пор, пока не ответит другая сторона. Делается это ради уведомления друг друга с помощью сигнальных огней, что все готово. Когда факелы убраны, сторона, подающая весть, поднимает новые факелы с левой стороны, с целью указать, которую из досок следует смотреть, именно: один факел, если первую доску, два, если вторую, и так далее. Точно таким же способом поднимаются другие факелы с правой стороны, чтобы дать понять, какую из букв, находящихся на доске, должно написать тому, кто получает знак.

46. Когда соглашение состоялось, и стороны разошлись по своим местам, каждая из них должна иметь при себе зрительный прибор с двумя отверстиями, дабы получающий известие мог видеть через одно отверстие правую сторону, через другое левую. Подле зрительного прибора в землю вколачиваются стоймя доски, причем как с правой, так и с левой стороны нужно оградить себя забором в десять футов длины и в рост человека вышины: благодаря этому ясно различаются факелы, когда они подняты, и совсем прячутся, когда убраны. Когда все это с обеих сторон изготовлено, и одна сторона желает, например, уведомить другую, что «часть солдат, человек сто, перешла к неприятелю», прежде всего нужно выбрать такое выражение, в котором та же самая мысль передавалась бы возможно меньшим числом букв. Так, вместо того, что приведено выше: «Сотня критян перебежала от нас»; в этом последнем выражении число букв меньше наполовину, а мысль передана та же. Когда слова начертаны на дощечке, производится затем передача их с помощью факелов: первая буква начертания К; находится она во втором разряде и на второй доске. Поднять нужно два факела с левой стороны, тогда получающий весть знает, что ему нужно посмотреть вторую дощечку; потом с правой стороны поднимается пять факелов, которые и означают букву К, пятую во втором разряде, и тот, кто получает весть, должен начертать ее на дощечке. Затем поднимаются четыре факела с левой стороны, так как буква Р принадлежит к четвертому разряду, далее два с правой, потому что это — вторая буква четвертого разряда. После это принимающий известие пишет букву Р, и так далее в том же порядке. При таком способе каждое происшествие сообщается в точности. 47. Хотя при нем требуется большое число факелов, так как на каждую букву полагается два сигнала, но цель может быть вполне достигнута, если все, что нужно, имеется наготове. Впрочем, оба способа требуют от тех, кто ими пользуется, предварительного упражнения, чтобы потом, когда нужно, сообщать друг другу безошибочные известия. Вообще одно и то же дело представляется весьма различно, смотря по тому, слышим ли мы о нем впервые, или свыклись с ним. В этом легко убедиться из множества примеров. Так, многое из того, что вначале кажется не только трудным, но и совершенно невозможным, исполняется с величайшей легкостью со временем, когда человек освоится с делом. Мнение наше подтверждается множеством разнообразных примеров, из коих самый убедительный представляет чтение. Вообразим себе человека безграмотного и незнакомого с письмом, хотя бы сообразительного, и рядом с ним поставим грамотного мальчика и дадим ему читать книгу. Первый человек, наверное, не мог бы даже поверить, что читающему нужно сперва заметить форму каждой буквы отдельно, потом обратить внимание на их значение, далее на их сочетание, и что для всего этого требуется некоторое время. Поэтому когда ребенок прочтет верно, без запинки и не переводя духа семь или хотя бы пять строк, человек неграмотный с трудом поверит, что книга не была раньше прочитана ребенком; он и совсем не поверит, если ребенок будет читать выразительно, с расчленением предложения, с передачею густого и тонкого придыхания. Вот почему кажущиеся вначале трудности не должны отвращать нас от полезного дела; напротив, следует освоиться с ним посредством упражнения, с помощью коего человек достигает всевозможных благ, особенно когда речь идет о средствах, от которых часто зависит наше спасение. Вот что мы считали долгом сказать в разъяснение сделанного раньше заявления. Мы ведь утверждали, что в наше время достигнуты такие успехи во всех знаниях, что большая часть знаний образует, так сказать, настоящие науки. По тому же самому сведения эти составляют весьма полезную часть истории, если она написана как подобает (Сокращение) .

48. 92 Из войны Антиоха против Эвфидема. ...Апасиаки 93 живут между Оксом и Танаидом. Первая из этих рек впадает в Гирканское море, а Танаид изливается в озеро Меотиду. Обе реки значительны и судоходны. Любопытно, как кочевники переправляются посуху вместе с лошадьми через Окс в Гирканию. Рассказывают об этом двояко: по одному из рассказов переправа совершается просто, другой способ переправы чудесен, хотя и не невозможен. Окс берет начало из Кавказа 94 , сильно увеличивается в Бактриане благодаря притоку вод и обильной, но мутной рекой протекает по ровной местности. По достижении пустыни Окс встречает на пути отвесные скалы и благодаря обилию воды, а также крутизне омываемых скал низвергает волны с такою силою, что в нижних частях поток поднимается снова на расстоянии от скал больше одной стадии. В этом-то месте, у самой скалы апасиаки, как говорят, и переходят посуху с лошадьми в Гирканию под водопадом. Другой рассказ правдоподобнее и гласит следующее: на омываемом рекою пространстве находятся обширные плоскости, на которые и ниспадают со скал воды реки; говорят, река в стремительном падении долбит эти плоскости, проникает в глубину и на небольшом расстоянии течет под землею, чтобы затем снова выйти на поверхность; пользуясь знанием местности, варвары на лошадях переходят в Гирканию по нетронутому рекою пространству (Сокращение) .

49. ...Когда пришло известие, что Эвфидем с войском находится в Тапурии 95 , а десять тысяч конницы стоят впереди и занимают переправы через реку Арий 96 , он (Антиох) решился снять, осаду и отдаться ближайшему делу. Так как река удалена была от них на три дня пути, то первые два дня он шел не торопясь, а на третий после вечери отдал приказ войскам сниматься со стоянки на рассвете; сам же с конницей и легковооруженными, а также с десятью тысячами пелтастов двинулся дальше ночью еще ускоренным ходом. По его сведениям, неприятельская конница днем стояла на страже на берегу реки, а на ночь удалялась в некий город, лежавший на расстоянии не меньше двадцати стадий отсюда. Дорога шла по равнине и была удобна для конницы, а потому Антиох за ночь прошел остававшийся ему путь и успел переправить через реку большую часть войска на рассвете. Извещенная разведчиками о случившемся, бактрийская конница устремилась на место происшествия и ударила на врагов, когда Антиох был еще в походе. Царь понимал, что необходимо выдержать первый натиск врагов, и потому призвал к бою две тысячи воинов, которые в сражениях находились обыкновенно при нем, а прочим войскам приказал строиться в боевой порядок отрядами и эскадронами и занимать обычные места. После этого с двумя тысячами Антиох пошел навстречу бактрам и дал сражение передовому отряду. По-видимому, в этой битве Антиох сражался доблестнее всех своих воинов. С обеих сторон было много убитых, но царское войско одержало верх над передовым отрядом неприятельской конницы; затем, когда ринулись в битву второй и третий отряды, сирийцы начали подаваться под жестоким натиском врагов. Большая часть сирийской конницы построилась уже в боевой порядок, когда Панэтол отдал приказ перейти в наступление, увлек за собою царя и его боевых товарищей и принудил бактров, нападавших нестройною толпою, оборотить тыл и бежать во весь опор. Преследуемые по пятам Панэтолом, бактры остановились тогда только, когда добежали до Эвфидема и когда большая часть их войск была истреблена. Царская конница многих истребила, многих захватила в плен и отступила назад, чтобы провести ночь тут же на берегу реки под открытым небом. В этом сражении лошадь под Антиохом пала от полученной раны, сам царь ранен был в рот и потерял несколько зубов, зато больше всего этому сражению он обязан славою храброго воина. По окончании битвы Эвфидем с сокрушенным сердцем во главе войска укрылся в городе Зариаспах 97 , что в Бактриане.

* Сицилийского.

** 50 миль.

*** Эпизефирские.

* В кн. III 64 сл. Публий вовсе не упоминается.

* Марк Юний Силан.

* Западная часть бухты.

** 3 1 / 2 версты и около 2 верст.

* Неполноправные обыватели.

* 5 верст с лишним.

* Нигде больше не упоминается.

* Больше 28 верст.

* Марк Клавдий Марцелл.

* Т. е. южную сторону реки.

* Публий Сульпиций Гальба, проконсул.

ПРИМЕЧАНИЯ К Х КНИГЕ

В предисловии к IX книге автор обещает рассказать события 142-й олимпиады, т. е. четырехлетнего периода от 211 до 208 г . до Р. X., в двух книгах. Из них первые два года рассказаны в IX книге, на десятую приходятся два последующие.

1 (1) Суждения об удобствах местоположения и важности Тарента как серединного пункта в южной Италии предпосылаются автором рассказу о завоевании города Кв. Фабием Максимом в пятое в последнее его консульство ( 545 г . от основания Рима), ср.: Liv . XXVII 15, 16; Plut . Fab. 21—23; Appian . Hannib. 49. Polyaen . VIII 14 3; Моммзен . Р . И . I. С . 611 сл .; Ihne . Rom. Gesch. II. 302.

2 ( 3 ) давниев, поправка Гронова вм. рукописного ???????? . Область давниев автор вводит в состав Япигии (III 88 4 ), или Апулии (IX 7 10 ).

3 ( 8 ) Сипунта ... Сипунт — город в Давнии, теперь развалины близ деревни San Maria di Siponto .

4 ibid . для продажи ?? ? ?????????? , употреблено синонимически рядом с ?? ? ?????? .

5 ( 9 ) не было... брентесиев . По словам Страбона, Брентесий (Brundisium) основан раньше Тарента выходцами из критского Кноса с Фесеем во главе. VI 3 6 , p. 282. Iustin. XII 2.

(2—20) отрывок о Публии в Иберии восстановляется по нескольким источникам: по отрывку из хрестоматии Константина о добродетелях и пороках по Турскому списку ( excerpta Peiresciana или Valesiana ), по ватиканскому списку Урбина ( exc . antiqua ) и по ватик. палимпсесту ( exc . Vaticana ), именно: первый источник 2 1 —3 2 . 5 6—7 . 9—10 . 18 7 . ???????? , 19 3—7 ; второй источник 2 5— 20 8 ; третий 5 8 . 18 7 —18 15 . 19 3—7 . Некоторые части отрывка у Свиды. Срвн. критич. примеч. Гульча.

6 ( 2 ) Публия... Публий Корнелий Сципион Африканский старший, консул в пятый раз в 209 г . до Р. X. или 545 г . от основания Рима, сын римского военачальника того же имени, убитого в Испании в 213—212 г. ср.: Liv. XXVI 41—51. Appian . Iber. 19—22. Моммзен Р . И . I. S. 599; Ihne. Rom. Gesch. II. S.  284. Полибий относит отправку П. К. Сципиона в Испанию к 545 г . Рима, Ливий к 544, году консульства М. Клавдия Марцелла и М. Валерия Левина. Срвн. примеч. Вейсенборна к Ливию XXVIII 16. Характер Сципиона Liv . XXVI 19.

7 ( 3 ) Гай Лелий ... Гай Лелий-старший, друг Сципиона Старшего. Полибий впервые был в Риме в 166   г . до Р. X. Быть может, Полибий имел в руках записки Лелия о Сципионе или познакомился с его оценкою Сципиона через сына его Г. Лелия-младшего, друга Сципиона Младшего.

8 (4 1 ) Луций , о котором вовсе не упоминает Ливий, когда под 212=542 г. называет нашего Сципиона эдилом вместе с М. Корнелием Цетегом.

9 ibid . должности эдила ? ? ?????????? ... Эдилов ( ?????????) было четыре, по два от плебеев и от патрициев, только последние были курульные и избирались в комициях по трибам. По словам Цицерона эдил — curatores urbis , annonae ludorumque solennium , т. е. на них лежали заботы о благолепии города, о продовольствии его и об устройстве общественных игр.

10 ( 5 ) был с флотом ????? ?????????? . Рассказ Полибия относится к 212=542 г., а отец Публия, тоже Публий, отправился не в то время (????) в Иберию, но пятью годами раньше, в 217=537 г. ( Liv . XXII 22), поэтому ????? мы переводим: находился с флотом.

11 ( 9 ) кандидаты на должность ? ? ? ?? ? ??????????????? , являлись в белой тоге (toga candida, ??????? ??????) к должностному лицу, заведовавшему выборами, потом обходили народ и спрашивали его голоса.

12 (5 1 ) рано утром ???? , так мы исправляем рукописное ?? ??? в ???? ? ? ( ?? ?? ???).

13 (6) Публий ... С 30 кораблями под начальством Г. Лелия, 10 000 пехоты и 1000 конницы в сопровождении пропретора Юния Силана Публий высадился в Эмпориях, к югу от Пиренеев; оттуда он двинулся сухим путем в Тарракон, где перезимовал и приготовился к походу на Новый Карфаген, столицу карфагенских владений в Иберии. Речь к войскам, содержание которой передано Полибием и которая целиком сохранена у Ливия (XXVI 41), произнесена перед переправою через Ибер (Эбро).

14 (6 1 ) неудачи отца и дяди, Публия и Гнея, которые приобрели себе в союзники 20   000 кельтиберов и раздробили свою армию на три части против трех карфагенских военачальников: Гасдрубала, сына Барки, Гасдрубала, сына Гескона, и Магона; это разделение сил вместе с изменою кельтиберов и было причиною катастрофы. Liv. XXVI 41.

15 ( 3—5 ) «vexati ab iis socii nostram fidem per legatos implorant; tres duces discordantes, prope ut defecerint alii ab aliis, trifariam exercitum in diversas regiones distraxere: eadem in illos ingruit fortuna, quae nuper nos adflixit, nam et deseruntur ab sociis, ut prius ab Celtiberis nos, et diduxere exercitus, quae patri patruoque causa exitii fuit: nec discordia intestina coire eos in unum sinet, neque singuli nobis resistere poterunt». Liv. XXVI 41 кон.

16 ( 7 ) пятьюстами, у Ливия (XXVI 42) показано 300 человек. Разногласие с Полибием и в определении возраста Сципиона в это время: Ливий (XXVI 18) дает ему не 27 лет, как у Полибия (§ 10), но 25. С Ливием согласны Валерий Максим, Аппиан.

17 (2 8 ) Иберийским (или Новым) Карфагеном... (Colonia Victrix Iulia Nova Carthago, или С . Spartar i a, теперь Cartagena). Город расположен в северном углу обширной гавани, на юге замыкаемой и защищаемой от ветров островом. Под городскими стенами на западной стороне бухта представляла узкое мелководье, вдающееся в материк; между ним и открытым морем к востоку оставался узкий перешеек, соединяющий город с материком и защищенный башнями и стенами. Как видно из нижеследующего, расчеты Сципиона основывались на том, что во время отлива мелкая часть гавани к западу от города мелела еще больше и была переходима вброд. Срвн. гл. 10.

18 ( 11 ) ни друзья ???? ??? ???? ?????? ????? или ????????????? догадка Рейске на место пробела, обозначенного еще Казобоном, Гульч предлагает ???? ???? ?????? ????????????' ?????? cet . Q u aest. Polyb. II , 10.

19 ( 7 4 ) расспрашивал ????? ? , собств. беспокоил расспросами, почему мы прибавили настойчиво.

20 ( 5 ) по сю. .. Столбов ?? ? ?????????? ???? ? . По обычному представлению эллинов, разделяемому и Полибием, Геракловы Столбы находятся не на востоке от Гадитанского (Гибралтарского) пролива, но у самого пролива. Страб. III 5 5 . Племя кониев, или кунетов, находилось в Луситании у берегов Атлантического океана, следовательно, для римлянина по ту , а не по сю сторону Столбов. Но у Полибия смысл терминов ?? ? (по сю сторону) и ?? ? ( по ту сторону) в применении к Иберии зависит от того, о ком из противников идет речь: о карфагенянах или о римлянах. Так, эта сторона Ибера для карфагенян, главный город которых Карфаген, есть южная , а не северная. Поэтому III 14 9 и III 76 6 мы переводим ?? ? по сю сторону Ибера, хотя для автора упоминаемые там местности лежали по ту сторону . Так и здесь: положение карфагенян определяется с запада, от Атлантического океана, а положение римлян с востока, от Пиренеев. Конии с точки зрения карфагенца находились по сю , т. е. западную, сторону пролива от Атлантического океана.

21 ( 8 3 ) большие... Иберии. Почти в тех же выражениях говорит о Н. Карфагене Ливий: ibi arma, ibi pecunia, ibi totius Hispaniae obsides erant. XXVI 42.

22 ( 4 ) кремль ... тысячу. Категорически сообщаемая Полибием численность гарнизона оказывается спорною по Ливию: praesidium Punicum alius decem, alius septem, alius haud plus quam duum milium fuisse scribit. XXVI 49. Срвн. 42.

23 (9 3 ) к Филиппу, царю македонскому... Вскоре после поражения при Киноскефалах ( 197 г . до Р. X.) Филипп заключил мир с римлянами и был деятельным союзником римлян в войне их против Антиоха Сирийского (192—189 гг. до Р. X.). К этому-то времени и должна относиться переписка между Сципионом и Филиппом.

24 ( 11 7 ) Нептун, хотя Полибий называет божество Посейдоном, по-эллински.

25 (12 4 ) велел дать сигнал ???? ???????? ?????? ???, срвн. 13 11 . Играть сигнал к наступлению classicum canere в действ. и средн. значении. По приказанию военачальника все находящиеся в войске музыканты играли сигнал к наступлению или к отступлению (cornua ас tubae concinuere. Tacit. annal. I 68. tubicines et cornicines pariter canunt. Veget. II 22).

26 ( 7 ) душу ?????, mucro Казоб., praecipuum robur multitudinis Швейгг. ????? передняя часть , фронт войска , острие оружия .

27 ( 15 5 ) разрубленных ... животных . Ливий о взятии самнитского лагеря (320 до Р . X), между прочим , говорит : pro se quisque — caedunt pariter resistentes fusosque, inermes atque armatos, servos, liberos, puberes inpubes, homines jumentaque. IX 14.

28 (16 5 ) по окончании этого ?????????? ??????, рукоп. чтение, поправка Казобона ????????? ?????? после продажи добычи внесена в текст Гульчем. Против поправки Казобона убедительно говорит Швейгг. в примечании к нашему месту , ссылаясь на Ливия. В дополнение к сказанному Швейггейзером заметим, что в тексте говорится о дележе добычи, а не выручки за нее. Срвн. Ж. М. Н. Пр. авг. 1891 г . к Полибий.

29 (17 11 ) из прочих и т. д. У Ливия (XXVI 47) не совсем точная передача нашего автора: ceteram multitudinem incolarum juvenum ас validorum servorum in classem ad supplementum remigum dedit . Захваченных судов Полибий считает 18, по Ливию Публий увеличил свой флот на 8 кораблей. ibid. Впрочем в гл. 49 он замечает: non de numero navium captarum, non de pondere auri atque argenti et redactae pecuniae convenit. Под судовою командою ??????? нужно разуметь и флотских солдат ??????? milites classiarii , и гребцов remiges , и, наконец, корабельную прислугу nautae ; совокупность всех этих разрядов экипажа судна обозначается иногда у Полибия общим термином ??????.

30 (18) совета... сената ???????? — ????????? . Первый состоял из двух ежегодно избираемых из аристократических родов царей и 28 старейшин, как в Спарте. Юридически совет старейшин был высшею правительственною властью, но фактически все зависело от совета ста четырех судей, которому принадлежал верховный контроль над управлением и, следовательно, право вмешательства во все дела государства. Это главная опора карфагенской олигархии, как выражается о нем и Аристотель ( Arist . Polit. II 8). Римские писатели называли этот большой совет сенатом. Герусия упоминается Полибием I 21 6 , 68 5 , сенат и герусия XXVI 4 6 .

31 ( 6 ) серьги ?????? , должно быть, не привешивались к ушам, а вкладывались в уши. Гесих.

32 Кинжалы ??????, кривые, изогнутой формы. Гесих.

33 (19 3 ) девушку. История иначе несколько рассказана Ливием с прибавлением речи Публия к жениху девушки и с указанием на важные политические последствия такого поступка. XXVI 50.

34 (20 2—3 ) на третий ... упражнения... Занятия двух последних дней Шульце переставляет так, чтобы отдых приходился на четвертый день, в основание чего приводит следующее место Ливия: primo die legiones in armis quattuor milium spatio decurrerunt; secundo die arma curare et tergere ante tentoria jussi; tertio die rudibus inter se in modum justae pugnae concurrerunt praepilatisque missilibus jaculati sunt; quarto die quies data; quinto iterum in armis decursum est. XXVI 51 .

35 ( 7 ) мастерскою войны ?????????? ??????? . То же выражение употреблено Ксенофонтом дважды. Hellen. III 4 17 . A g esil. I 26.

36 (21 2 ) Филопемена, действующего теперь в звании начальника конницы ( ???????) , — вторая по значению должность после союзного стратега; это звание Полибий и называет началом государственной деятельности Филопемена ( ?? ? ? ???????????? ???????) . Раньше он появлялся только как храбрый воин: на 30-м году жизни сражался против Клеомена ( 222 г . до Р. X.), под Мегалополем, и прикрыл удаление сограждан в Мессению; в следующем, в битве при Селласии, Антигон Досон был обязан больше всего ему победою над спартанцами ( Plut . Philop. 4; Polib. II 67—69. IX 18). После этого Филопемен удалился на Крит и там, в мелких войнах, развил свои военные дарования; возвратился на родину по смерти Арата ( 213 г . до Р. X.) и нашел дела ахейского союза в печальном положении: союз был теперь в полном подчинении Филиппу, ср.: Liv. XXXII 5. 22. Теперь Филопемен принялся за реорганизацию военного дела ахеян, на что давало ему право звание гиппарха. Из его военных подвигов за это время ( 208 г . до Р. X.) известна победа над союзной конницей этолян и элейцев при р. Ларисе, на границе Ахайи с Элидою. Plut . Philop. 7 кон. Pausan . VIII 49 4—7 .

37 ( 7 ) зато ??? ????? — ??? ????? modo — modo , ex hac parte et rursus ex illa. Рейске.

38 (22 1 ) Филопемен , сын мегалопольца Кравгида, в доме которого и жил Клеандр Мантинеец. Наставниками его в политике были ученики Аркесилая, Экдем (или Экдел) и Демофан (или Мегалофан): Аркесилай — глава так называемой средней академии, философ-скептик (315—241), ученик которого Карнеад (214—129) имел большое влияние на развитие философии в Риме. Плутарх ( Philop . 1) называет Экдема и Мегалофана '???????? ???????? ? '??????? ?????????. Plut . Philop . 1. Arat. 4—5. Pausan . VIII 49 2—3 .

39 ( 2 ) Аристодема... Аристодем — сын Артила, фигалиец по происхождению. Pausan . VIII 27 11 . 36   5 .

40 ( 3 ) киренян, город коих до того был подчинен Птолемею III Египетскому. Освобождение Кирены относится к 244—243 г. до Р. X. Droysen . Hellenisme III. S. 387. ( trad . ).

41 (23) Как видно из Плутарха ( Philop . 7), отрывок этот есть продолжение предыдущего с небольшим только пропуском. Со времени Швейггейзера отношение отрывка к Филопемену, а не к Сципиону в Иберии, как это полагал Казобон, установлено неоспоримо на основании сближения текстов Полибия с одной стороны, Плутарха ( Philop . 1—7) и Полиена ( VI 4) с другой. Не понятно, почему Кёхли и Рюстов в сочинении gr. Kriegsschriftsteller II, 1, 59 (1855) относят их к упражнениям римлян в Иберии. Очевидно на том же основании Кепес не внес этого отрывка в свой сборник the history of the Achaean league as contained in the remains of Polybius, edit. with introd. and notes by W. W. Capes. Lond. 1888 . Изложение Полибия не везде понятно, так как не все употребляемые им термины ясны. Наилучшее объяснение отрывка дано Гишаром. Memoires militaires 1760. ?, 97 сл. Срвн. Droysen, gr. Kriegsalterthumer , 52 сл.

42 ( 2 ) оборот... направо ??????? ?' ???? (собств. к поводьям, чему в пехоте соответствует ?' ????? к щиту налево ) ?? ????? ? ???? направо. По определениям тактиков, Элиана и Арриана, ? ????? есть четверть оборота quae quadrantem circuli efficit . О таковом же движении целого отряда, а не отдельной лошади (???' ????) употребляется термин ???????? . Далее ????????: ?????????? ? ? ?????? ? ? ? ???????? ????? restitutio epistrophes in locum priorem и ???????? conversio retrorsum, conversio in partem oppositam . Швейгг.

43 ( 4 ) шеренгой или двумя шеренгами ??? ?????? ?? ???????? ибо ????? означает здесь ряд солдат, шеренгу, а не определенную часть большого целого ?????, как, наприм. у Ксенофонта Cyro paed. VI 3 21 или у Фукидида VI 68.

44 ibid . отряды... полки ? ? ? ??????, ? ? ???, ? ? ???????? . Обыкновенно Полибий употребляет ?? и ? ????? синонимически в смысле ли римск. turma эскадрон в 30 конных воинов, или в смысле отряда не всегда одинаковой численности. По словам эллинских тактиков ?? содержала или 36 конных воинов, или 64, или даже 113. Была ли в это время у ахеян какая-либо особенная организация конницы, или и здесь два термина употреблены синонимически, или один из них есть глосса, попавшая в текст, трудно решить; во всяком случае ??????? означает наибольшее деление войска.

45 ( 5 ) посредством ли перемещения рядов ?? ???????? ? : когда все войско делает оборот вправо, передние ряды все больше и больше вытягиваются, а в промежутках размещаются солдаты, находившиеся в задних рядах.

46 ( 6 ) ломаной линии ??? ??????????. Гишар: de faire defiler simplement la section de lune ou de lautre aile en avant et de la faire suivre par les autres sections, qui devoient successivement se tourner a lendroit dou la premiere section etoit partie pour former la colonne et ensuite le front; il trouvoit ce mouvement trop long et assez facile pour n'avoir pas besoin dune grande etude, puisqu'il ne differait pas de la marche ordinaire dune troupe. Швейггейз.: ?????? ? aut ??? ?????????? ducere — posteriores ordines circum eos, qui ante sunt locati, ita circumducere, ut ingrediantur in linea ad angulum rectum inflexa sive fracta .

47 ( 9 ) начальники ? ????????? , начальники отдельных ахейских государств ? ??? ?????? ???????, или ??????? . Срвн. XVI 36 3 .

48 (24 7 ) на письме ?? ????? , в теории учил тому, что применено было Филопеменом на деле. Деметрий Фалерский (ум. 283 г . до Р. X.) написал в двух книгах сочинение о военном искусстве (??????????) . Diog. L. V 80.

49 (25) Отрывок, вероятно, есть часть речи, произнесенной на собрании в Эгии ( 208 г . до Р. X.), где воюющие обсуждали условия желательного для них мира. Ср.: Liv. XXVII 30. Опасность союза с римлянами для самих же этолян отмечена была раньше в речи акарнанца Ликиска. К той же речи относится и короткий отрывок (§ 6), внесенный в текст с полей ватиканской рукописи Урбина. Из собрания в Эгии Филипп отправился на немейское празднество, по окончании его возвратился в Аргос и там обнаружил необузданнейшее любострастие, о котором говорят Ливий ( XXVII 31) и Полибий 26. События эти приурочены Полибием к 209 г . до Р. X. ол. 142, 3. Немейское празднество приходится у Полибия на первый и третий год каждой олимпиады.

50 (26 1 ) снял ... простым populariter dempto capitis insigni purpuraque atque alio regio habitu aequaverat ceteris se in speciem, quo nihil gratius est civitatibus liberis. Liv. ibid .

51 ( 3—4 ) в сопровождении ... насилию vagabatur enim cum uno aut altero comite per maritas domos dies noctesque, et s u mmittendo in privatum fastigium quo minus conspectus eo solutior erat — periculosumque et viris et parentibus erat moram incommoda severitate libidini regiae fecisse. Liv. ibid .

52 (27) Мидия в рассказе о войне Антиоха Великого против Арсакеса, владыки Парфии и Гиркании, поднявшего парфян. Местом действия служат Мидия и Гиркания. Срвн. I ustin. XLI 5.

53 ( 3 ) Экбатан, др.-перс. Hagmatana , теперь Hama dan , зимняя резиденция персидских царей, у подошвы Эльвенда, где находятся и персидские надписи Дария. По словам Геродота, Дейок избрал Экбатаны своей резиденцией и обвел город стенами. При известии о приближении к городу Александра Македонского царь Дарий бежал из Экбатан с сокровищами тысяч на семь талантов ( 330 г . до Р. X). Антигон и Селевк I Никанор были в Экбатанах в 316 и 311 гг. до Р. X. Droysen, He ll e nisme I, 369 сл. II 260 сл . 360 сл.

54 ( 10 ) кровельные дощечки ????????? собств. черепицы, как ниже ??????? кирпичи мы переводим плитки (золотые). Кровельные плитки бывали и мраморные, как в одном из храмов Юноны. Liv. XL II 3.

55 ( 12 ) Эны ? ??? , женское божество, под разными именами почитавшееся у народов Азии: лидян, армян, сирийцев, мидян и др., много раз упоминаемое Страбоном под именем Анаитиды. Эллины отождествляли ее с Афродитою и с Артемидою ( Pausan . III . 16 6 ).

56 (28 1 ) пустыню , лежащую между Мидией и Парфией, следовательно к востоку от Мидии. Ср.: V 44 4 .

57 ( 7 ) Гекатомпилом, столица Парфии, к юго-востоку от Каспийского моря. Diod . XVII 75. Strab . XI 9 1 , р. 514.

58 (29 3 ) к Тагам , город в Парфии, недалеко от границы с Гирканией, никем больше не упоминается, у подошвы горы Лаба , разделяющей эти две области, и также нигде больше не упоминаемой.

59 ( 6 ) вооруженных щитами ?????????, это стрелки из лука обыкновенно не имеющие щитов. Ксенофонт упоминает критских стрелков с не большими щитами ?????? ( Anab . VII 20 29 ). В чем состояли особенности т. н. критского вооружения ( creticus armatus Liv. XLII 55), неизвестно. Упоминаемые ниже ????????? и ?????????? занимали середину между легкими отрядами и фалангой; вооружение это имели галаты и каппадокийцы (Полиб. IV 12 3 ).

60 (30 5 ) Тамбрака , у Стеф. Визант. город парфян; местоположение не известно.

61 (32) консулы, М. Клавдий Марцелл, выбранный в 208 до Р. Х. или 546 г . от основания Рима в пятый раз, и Т. Квинкций Криспин. После потери Тарента ( 209 г . до Р. X.) Ганнибал отступил на юго-западную оконечность полуострова. Враги стояли друг против друга подле Локров Эпизефирских. Прежде чем решиться на битву, Марцелл, сопровождаемый другим консулом, а также сыном, носившим имя отца, с несколькими офицерами и конными солдатами отправился исследовать местность между двумя стоянками. Но карфагеняне устроили засаду. Показания Полибия и Ливия расходятся в некоторых подробностях. Liv. XXVII 25—29. Plut . Marcell. 29. Appian. Hannib. 50. 51.

62 ( 2 ) отрядами ??? , не в смысле римского эскадрона в 30 человек. Плутарх и Ливий передают, что консулы взяли с собою 220 конных воинов, а Аппиан — 300. По словам Ливия, в этом числе было 40 фрегелланов, остальные этруски.

63 ( 6 ) ожидания,— отрывок представляет сокращение соответствующего места Полибия, а недостояющее в конце пополняется отчасти отрывком из Свиды, под сл. ????? , гласящим о Ганнибале так: «Им овладело пламенное желание самому взглянуть на труп Марцелла». По словам Плутарха, при известии о смерти Марцелла Ганнибал сам побежал к тому месту, долго молча рассматривал останки и проч. Аппиан (гл. 50) передает, что при виде множества ран на теле Марцелла Ганнибал превозносил его, как храброго солдата, но тут же смеялся над ним, как над полководцем. Ливий не передает ничего подобного.

64 ( 11 ) на карийце... Карийцы, говорят, раньше и охотнее всех шли в наемную службу. Свида под сл. ? ????.

65 (33 7 ) опускную дверь ???????????. Речь идет о жителях апулийского городка Салапии, куда желал проникнуть Ганнибал вскоре после смерти Марцелла. В его распоряжении был перстень убитого Марцелла, и Ганнибал решил воспользоваться им, чтобы открыть себе доступ в Салапию. Но салапийцы перехитрили Ганнибала и захватили в плен с помощью опускной двери шестьсот карфагенян. Liv. XXVII 28. Appian. Hannib. 51.

66 (34 1 ) Публий . Срвн . Liv. XXVII 17—20. Appian. Iber. 24. У Ливия события эти рассказаны под 209, а не 208 г . до Р. X.

67 ( 2 ) по счастливой случайности ? ?? ??????? . Ливий перевел слово неточно и прибавил кое-что от себя: velut fortuita inclinatio animorum, qua Hispaniam omnem averterat ad Romanum a Punico imperio, traxit eum (Эдескона,— так называет его Ливий) XXVII 17 нач.

68 ibid . эдетанов '? ????? ? , догадка Швейгг. на место рукоп. ??????? , — народ к югу и отчасти к западу от илергетов, на пути Сципиона из Тарракона к Карфагену и обратно. Эдетаны называются потом у Ливия (XXVII 24) союзниками римского народа. Разговор Эдетана со Сципионом Ливий опустил.

69 (35 6 ) Андобал (Indibiles) и Мандоний. Ливий (XXVII 17) рассказывает трогательную сцену переговоров их с Сципионом, соответствующую глл. 37. 38 Полибия.

70 ibid . Гасдрубал, сын Гамилькара, брат Ганнибала (37 5 ), а не сын Гескона. Аппиан смешивает обоих Гасдрубалов. ( Iber . 24 сл.).

71 (38 3 ) обратили на это вниманье ??????????? ? ???? notare hoc verbum, obervare, поп inobservatum praetermittere . Швейгг. Срвн. 40 3 .

72 ( 7 ) Касталона , гора (Saltus Castulonensis) и город в Тарраконской Иберии, в земле оретанов, у истоков р. Бетис, лат. C a stulo , и теперь Caslo . Бекулы немного к западу от Касталона на той же реке. Appian . Iber; Liv . XXVII 18.

73 ( 8 ) равнина ... холмов nocte Hasdrubal in tumulum copias recipit plano campo in summo patentem: fluvius ab tergo, ante circaque velut ripa praeceps oram ejus omnem cingebat. Liv. XXVII 18 .

74 (39 8 ) отступил ... галатам praeter Tagum flumen ad Pyrenaeos tendit. Liv. XXVII 19 нач. Победа Сципиона оказалась сомнительною, и Гасдрубалу удалось осуществить задуманный раньше план кампании: он направлялся в Италию для соединения с братом Ганнибалом.

75 (40 2 ) величали царем ??????? ??????????? circumfusa inde multitudo Hispanorum et ante deditorum et pridie captorum regem cum ingenti consensu appellavit. Liv. XXVII 19 нач .

76 ( 10 ) иберов ... домам ех iis Hispanos sine pretio omnes domum dimisit, Afros vendere quaestorem jussit. Liv. ibid . Там же о подарках иберам.

77 (41 1 ) Этоляне и пр. Об этих событиях почти в тех же выражениях со слов Полибия сообщает Ливий под 207 г . до Р. X. XXVIII 5—8. Appian. Maced. 3.

78 ( 2 ) Маханидом... Лакедемоняне примкнули в 210 г . к этоло-римскому союзу, и во главе их стал воинственный Маханид, устранивший от власти малолетнего Пелопа, сына Ликурга.

79 ( 4 ) Меды ?????? — иллирийское племя в западной Фракии, на левом берегу Стримона и на южном склоне горы Скомия. Область их Медика (???????) . Strab. VII 5 7, 12 . frgm. 36.

80 ( 6 ) телесные и духовные силы ??? ? ? ????????? ?? ?? ????? ? ????????: подчеркнутые слова добавлены к тексту, только не в этом порядке, Швейгг-ом по указанию Казобона.

81 (42 1 ) в пепарефской гавани... Пепареф, теперь Scopilo, один из Киклад, к северо-востоку от Эвбеи. Ср.: Liv. XXVIII 5.

82 к Скотусе, в южной части Фессалии Пеласгиотиды, к югу от Киноскефал.

83 к Никее... Никея — город Локриды Опунтской, у Малийского залива, вблизи Фермопил.

84 ibid . правители этолян ? ? ? ??? ? ?? ? ???????, это комитет, или совет апоклетов со стратегом во главе. См. наше предисл. к 1 т. стр. CXXXVII сл.

85 ibid . в Гераклею... Гераклея — город Фессалии Фтиотидской подле Фермопил, именуемая иногда Трахинской Гераклеей.

86 ( 5 ) Энианского залива... Энианский залив — часть Малийского, по имени эллинского народа энианов, входивших в дельфийскую амфиктионию, живших сначала на Оссе, потом на Эте и Офрисе.

87 ( 7 ) сигнальных огней ? ? ???? ? факелов, синоним ???????. У Свиды ??????? ????????, ????????, ????? ???, ?????????? . Срвн. die Bedeutung и. das Wesen der antik. Telegraphie. Frankf. 1867 .

88 ( 8 ibid.) Тисей : ipse in Tisaeo — mons est in altitudinem ingentem cacuminis editi — speculam posuit, ut ignibus procul sublatis signum, ubi quid molirentur hostes, momento temporis acciperet. Liv. XXVIII 5 кон .

89 (43—47) главы отделены от предыдущего небольшим пробелом. За описанием сигналов следовал, должно быть, рассказ о событиях, которому у Ливия соответствует XXVIII 6—7, где упоминается о завоевании Орея римлянами и о нападении на Халкиду. Эти главы переведены на немецкий с примечаниями в сочинении Кехли и Рюстова gr. Kriegsschriftsteller ?, 151 сл.

90 ( 7 ) Орей , раньше Гестиэя, на северной оконечности Эвбеи.

91 (44 1 ) Эней ... Эней по прозванию Тактик, современник Ксенофонта. Сохранившееся от него сочинение ?????? ? ??????? ??? ??? ? ? ?? ?????????????? ??????? составляет только часть упоминаемого Полибием труда. Позднейшие издания его Герхера (1870) и Гуга (1874).

92 (48) Несмотря на принятые Филиппом предосторожности, Орей на Эвбее был взят римлянами, город опунтян в Локриде — Атталом, которого чуть было не захватил Филипп. Вскоре после этого Аттал возвратился в Азию, призываемый известиями о вторжении вифинского царя Прусия в его владения. В то же время Антиох по окончании войны с парфами начинает войну против царя Бактрианы Эвфидема. Срвн. XI 34. Strab. XI 9 2 , р. 515. В рассказе о ней Полибий останавливается на особенностях тамошних рек и в гл. 49 возвращается к изложению события.

93 ( 1 ) Апасиаки... Апасиаки — племя массагетов, живущее между рр. Оксом и Танаидом. Strab. XI 8 8 , p . 514. Окс (теперь Аму-Дарья) изливался не в Аральское озеро, но в Каспийское море, что и показано на карте Киперта. Танаидом (обыкновенно Дон) называется здесь р. Яксарт к северу от Окса, которую считали границею между Азией и Европой и спутники Александра Македонского, за ними Полибий, смешивали с Танаидом, почему Яксарт оказывается впадающим в Азовское море.

94 из Кавказа... Индийский Кавказ, или Парапамис, который македоняне назвали Кавказом.

95 (40 1 ) в Тапурии ... У Страбона Tapyria , земля тапиров (XI 8 8 . 9 1 . 11 8 . 13 3 ) часть Гиркании теперь Taberistan, Tabaristan, на восточном плоскогорье Альбурса в северной Персии.

96 ibid . Арий... Река Арий вытекает из Парапамиса, изливается в озеро того же имени в области, прилегающей к Бактриане, называвшейся Арией. Какой город осаждал теперь Антиох остается неизвестным.

97 ( 15 ) Зариаспах... У Стеф. Визант. Zariaspe является другим именем Бактр, они же Бактры, столица Бактрианы, на левом притоке Окса. Ср.: Strab. XI 8 9 , р. 514.