Можейко И. Тайны истории

ОГЛАВЛЕНИЕ

ТОРЖЕСТВО ТОЧНОСТИ
Пирамиды Древнего Египта

Египетские пирамиды — скопище загадок, которые не только тревожат воображение и вызывают нас потрудиться и разгадать их, но и все время рождают новые и новые тайны.
Мне порой кажется, что у каждого человека в мозгу есть отдел, который ведает таинственным, нереальным, сказочным. И сколько бы люди ни слушали, что говорят ученые, сколько бы их ни убеждали в том, что чудес не бывает, люди все равно забудут слова ученых и побегут к колдунам. Ведь ученые утверждают, что надо не верить, а думать самому и что бесплатный сыр бывает только в мышеловке.
А люди со всех ног бегут к мышеловкам и кричат при этом:
— Бесплатный сыр дают!
С чудесами света, созданными нашими далекими предками, случается нечто, объяснимое только такой особенностью нашего характера.
Стоят пирамиды в Египте.
Невероятные по размерам сооружения. То, как их и им подобные строения воздвигали, изображено на барельефах и описано на папирусах. Египетская цивилизация — одна из древнейших на Земле, но она возникла не вдруг. Прежде чем построить пирамиды, египтяне тысячи лет жили, творили, трудились в долине Нила и многому за это время научились. Ну представьте себе вашего брата программиста и переяславского князя Игоря, который воевал с половцами и попал к ним в плен. Есть между ними разница?
Так и в долине Нила за тысячу лет люди изменились очень сильно.
Затем прошло еще много тысячелетий, прежде чем люди вновь заинтересовались древностью. И то, что не очень интересовало турецких султанов и египетских беев, поразило воображение европейцев, особенно после военной кампании Наполеона Бонапарта на рубеже XIX века.
То, что человек мог приказать сотням тысяч рабов и каменотесов потратить много лет на возведение бессмысленной пирамиды, внутри которой, словно букашка в чемодане, должна была покоиться мумия фараона, — сама мысль об этом казалась бредом.
А раз возникали сомнения в том, что такое могло случиться, то появлялись сомнения и в том, а кто же построил пирамиды.
Может, и не египтяне вовсе — они же были такие древние и отсталые!
Может, прилетали добрые пришельцы?
Зачем же инопланетянам возводить столь громоздкие и нерациональные сооружения?
— А вот такие они, эти инопланетяне! Их хлебом не корми, дай чего-нибудь соорудить!
Но тогда зачем они проделали в пирамидах узкие длинные ходы, проложить которые было порой труднее, чем саму пирамиду выстроить? А потом еще зачем-то устроили в конце ходов погребальные камеры и втиснули туда саркофаги, точно такие же, как в других гробницах!
— А может быть, они хотели угодить древним египтянам, добренькие пришельцы...
Если же не придумывать сказок, то оказывается, что и без них пирамиды таят в себе столько загадок, что, наверное, разгадают их нескоро.
Недаром первый великий исследователь Древнего Египта, открыватель смысла иероглифов Шампольон почти двести лет назад написал, что каменщики и архитекторы, замыслившие и воздвигнувшие пирамиды, должны были «мыслить по-великански».

Долина Нила во времена фараонов

И потом он добавил: «По сравнению с древними египтянами мы, европейцы, все равно что лилипуты».
А вот это нам, жителям двадцать первого века, очень обидно! «Как так! — восклицаем мы. — У нас есть телефон и компьютер... Да я на самолете за три часа до Лондона долечу!»
Ах, как обидно признавать, что мы не великаны, а всего лишь карлики с мобильными телефонами в лапках!
Как трудно признать, что пять тысяч лет назад мог родиться гений, превосходивший разумом моего соседа Печ-кина, у которого есть оранжевый джип «ниссан»!
В одной толстой и вроде бы мудрой книге, описывающей тайны Египта таким образом, чтобы к концу у читателя не осталось никаких сомнений в том, что египтянам их собственные достижения были не по плечу, а создал все некто таинственный и мистически одаренный (Г. Хэнкок. Следы богов. М.: Вече, 1997), автор сообщает, как он сам ночью забирался на пирамиду Хеопса. По пути он видел ямы, в которых хранились египетские ладьи. И с внутренним трепетом этот «ученый» говорит, что у египетских ладей были высокие носы, так что они могли бы выйти в открытое море. Это выдается за открытие автора.
А что бы стоило ему почитать египетские повести тех времен и вспомнить о путешествии египтян вокруг Африки по океану. Выходили египтяне в океаны, и ничего для них не было в том исключительного.
Поэтому, говоря о тайнах пирамид, о тайнах сфинкса, о тайнах Египта, я не ищу пришельцев или выходцев из-под земли. Просто я думаю о том, что египтяне были великанами мысли, а я еще не научился думать «по-великански».
Давайте теперь подойдем к египетским пирамидам, и я вам кое-что расскажу.
Египетские пирамиды стоят очень удачно — на окраине столицы Египта Каира. Но не думайте, что их там нарочно поставили, чтобы туристам было удобнее ездить к ним на такси. Ведь столицу Египта за последние пять тысяч лет много раз переносили из города в город. Правда, район нынешней столицы очень удобен — он лежит в низовьях великой реки Нил, которая испокон века поит и кормит страну, оттуда начинаются пути и в Азию, и на запад, к пустыне Сахара. Так что не раз именно сюда перемещался центр страны.
Когда вам сообщат, что до Эйфелевой башни пирамиды были самыми высокими сооружениями в мире, это еще ни о чем не говорит. И если сказать, что высота самой большой из пирамид — 137 метров и состоит она из двух с половиной миллионов (I) каменных блоков, каждый весом в несколько тонн, вы только кивнете и скажете: «Много».
Как же на самом деле понять, что это за сооружения?
Возьмем другую цифру: вес пирамиды более шести миллионов тонн.
Если взять всю Москвы, то окажется, что одна пирамида весит больше, чем все дома, церкви и дворцы нашей столицы в пределах Садового кольца. Теперь вы поняли, что это за горка камней?
Беда пирамид в том, что они сужаются кверху.
Поэтому с земли они кажутся куда меньше, чем на самом деле.
Если вы когда-нибудь окажетесь в Каире, попытайтесь взобраться на пирамиду. И не надо лезть на самый верх. Остановитесь на высоте, скажем, сто метров, поглядите вдаль, посмотрите на сфинкса и на две другие пирамиды, а главное — внимательно присмотритесь к тому городу, что был построен через четыре с лишним тысячи лет после пирамиды. И в самом деле, древние египтяне имели бы все основания поморщиться и спросить:
— И это все, чему вы научились?
...Жили-были три фараона, и принадлежали они к четвертой династии. То есть счет фараонам, царям Египта, велся с первой династии. История этой страны началась пять тысяч лет назад.
В третьем тысячелетии до нашей эры правили три фараона: Хуфу, Хафра и Менкуар. Последний из них, внук Хуфу Менкуар, умер в 2467 году до нашей эры.
Через две тысячи лет после его смерти в Египет попал великий греческий географ Геродот, и он расспросил жрецов или проводников, кто же создал эти чудеса. ,
Ему назвали имена деда, отца и сына. И Геродот записал их по-гречески. А мы следуем его примеру и тоже пишем их имена так — Хеопс, Хефрен и Микерин.
И надо сказать, что Геродот видел эти пирамиды в ином виде, чем сегодня. Оказывается, в 1301 году нашей эры в тех местах произошло страшное землетрясение, и от дрожи, охватившей пирамиды, с них осыпалась облицовка — то есть множество тяжелых гладких плит. И с тех пор пирамиды стали ступенчатыми, и на них можно взобраться. А во времена Геродота на белоснежные пирамиды только любовались. Забраться на них по совершенно гладкой поверхности было невозможно.
Сначала Геродоту поверили на слово, хотя можно было бы и усомниться. Ведь в египетских иероглифах он ровным счетом ничего не понимал, даже с местными жрецами разговаривал через переводчиков.
Но оказалось, что Геродота не обманули. Сведения, которые он сообщил, со временем только подтверждались. Вокруг пирамид находили остатки различных строений, связанных с тремя гигантами. В них обнаружилось немало надписей и барельефов, рассказывающих о том, кем, когда и как эти пирамиды возводились. Поэтому для того, чтобы придумывать всякие истории о добрых пришельцах, надо этого не знать или закрывать глаза.
Геродоту рассказали, что пирамиды — это гигантские гробницы фараонов, что где-то в недрах каменных гор скрываются могилы людей, ничтожные размером, но громадные властью.
Как же случилось, что вдруг ни с того ни с сего в Египте были построены самые грандиозные в мире сооружения, а потом об этом забыли? И правда ли, что внутри пирамид хранятся тела фараонов? Или их мумии?
Если как следует задуматься и посмотреть, что же происходило в древнем мире, то окажется, что эта загадка не так уж неразрешима. Великие архитекторы, строители и изобретатели тех времен мыслили разумно и логично.
Приказывает тебе владыка: восславь наших богов! Построй что-то такое, чего нигде больше нет, чтобы боги возрадовались. И желательно — достань до неба!
Тем более что все тогдашние цари были уверены в том, что небо твердое и находится не очень далеко от земли, а боги сидят на нем и глядят на людей.
И вот в Месопотамии, в Двуречье, то есть в широкой долине, орошаемой реками Тигр и Евфрат, где возникли такие великие государства, как шумерское царство, Ассирия и Вавилон, зодчие начинают возводить так называемые зиккураты — то есть храмы, по форме схожие со ступенчатыми пирамидами, на вершине которых находились храмы богов. И диким кочевникам, жителям пустынь Аравийского полуострова или Иудеи эти храмы кажутся враждебными, как враждебны горожане, их строящие. И кажется кочевым пастухам, что боги должны рассердиться на таких гордых людей. Еще бы — решили достать до неба!
А через некоторое время, скорее всего самостоятельно, в Центральной Америке начинают возводить пирамиды — храмы тамошних богов. И в Америке, как и в Вавилоне, на вершине пирамиды стоит храм, где приносят в жертву юношей и девушек, вырывая у живых людей сердца.
А в Египте свои порядки. Там правит живой бог, который после смерти отправится к богам небесным и присоединится к ним. Чтобы они его приняли, как равного, надо на земле показать всем, что фараон велик, как любой бог. То есть его гробница не должна уступать храму.
Ничто на свете не происходит сразу. Каждая революция, научная, социальная или политическая, должна быть подготовлена людьми и событиями.
Прежде чем возвести пирамиду до самого неба, нужно построить ее маленькую копию на земле.
Я уже говорил, что ко времени создания первых пирамид у египтян была традиция строительства, которая насчитывала тысячелетия. Больше того, у них были средства и силы для осуществления такого проекта.
Когда фараон начинает строить себе гробницу, а шумерский царь — зиккурат? Когда у них есть на это лишние деньги, и много денег. Когда им несут дань покоренные народы и собственные рабы.
Египет был большой страной, в нем жило несколько миллионов человек, крестьян, мастеров, художников.
К тому же он покорил окрестные земли и обложил их данью.
Прежде, пока египтяне жили племенами, лишние деньги, лишнее мясо, лишнее пшено можно было прогулять, проесть или пропить.
Но когда у тебя кладовые ломятся от товаров, дело труднее.
Конечно, можно было бы раздать все деньги и ценности беднякам. Но такого в истории не бывает. Не любят цари своих бедняков, они вспоминают о них, только когда собирают налоги или набирают армию.
Пирамиду строят в тот момент, когда государство становится сильным и богатым настолько, что никакого другого выхода, кроме как строить какую-нибудь гигантскую и, с нашей точки зрения, бессмысленную штуку, не остается.
Это сегодня вы можете улыбаться — тоже мне фараон! Решил богов запугать своей пирамидой!
А ведь пять тысяч лет назад фараон в это верил, не притворялся.
И его подданные тоже верили.
Пирамиду строили люди, верившие в то, что ее строительство имеет очень большой смысл.
Это было выражение их религии.
Но для того, чтобы придумать пирамиду, мало замечательных строителей. Нужен еще и гений.
Таким гением, первым, чье имя нам известно, был Имхотеп.

Имхотеп - первый известный нам мастер древнего мира. Он был и архитектором, и медиком. Имхотеп, подобно Леонардо да Винчи, был универсальным гением. Ему продолжали поклоняться и через тысячу лет после его смерти

Он жил при фараоне Джосере, который основал третью династию. То есть пять тысяч лет назад. В то время жилые помещения в Египте строили из дерева, тростника и глины, а дворцы и мастабы — гробницы — сооружали из сырцового, то есть необожженного, кирпича.
Мастаба была похожа на спичечный коробок, но солидного размера — высотой в несколько этажей.
Известно, что Джосер, как и положено фараону, строил себе мастабу еще при жизни. Она была выстроена, но осталась пустой.
Джосер прожил долгую жизнь, вероятно, лет восемьдесят. Имхотеп был вдвое моложе фараона. Когда он изобрел первую пирамиду, Джосер уже закончил свою мастабу'. Но идея Имхотепа настолько понравилась фараону, что он приказал строить себе новую гробницу.
Что же придумал Имхотеп? Ступенчатую пирамиду.
На мастабу он поставил другую мастабу, поменьше первой, затем еще одну и еще... Всего их в пирамиде Джосера шесть. Получилось строение высотой в семьдесят метров — это уже великое сооружение. И его не построишь из высушенной глины. Тогда, по указанию главного зодчего, в каменоломнях начали высекать большие глыбы известняка, и пирамиду складывали из них.
Камень вошел в жизнь Египта. Отныне из блоков сооружались не только пирамиды, но и дворцы, а потом храмы.
Как и положено гению, Имхотеп не ограничивался одним делом. Он был еще и писателем. От него осталась книга поговорок и афоризмов. Имхотеп был также выдающимся медиком. К сожалению, мы не знаем о его достижениях в этой области, но существуют статуи этого человека в двух ипостасях (то есть в двух ролях). Как бог письменности, он был покровителем писцов, а кроме того, Имхотепа считали богом медицины. Ему поклонялись даже в Древней Греции. А в городе Мемфисе существовал храм в его честь.
Вряд ли сегодня можно с уверенностью сказать, почему пятьсот лет после Имхотепа фараоны строили мастабы и ступенчатые пирамиды, а потом вдруг взяли и соорудили сразу несколько гигантов.
Но сам этот вопрос нам ничего не дает.
Иначе я могу вас спросить: а почему в конце прошлого века в Париже построили Эйфелеву башню, а ни до нее, ни после ничего подобного в мире не появилось? Почему на Красной площади более пяти веков назад был построен храм Василия Блаженного? А потом что случилось?
И знаете, этот вопрос себе задавали многие. И даже придумали легенду, будто царь Иван Грозный выколол глаза зодчим, чтобы второго такого храма не появилось.
Всегда есть несколько причин, ведущих к событию, но по одиночке они не работают. Тут и богатство страны, и перенаселение, и накопление опыта строительства, и неизвестные нам события в религии древних египтян.
За несколько десятилетий вырастают три пирамиды. И больше — никогда!
А может быть, фараоны уже знали, что любое погребение в Египте грабят вскоре после того, как оно запечатано. Давайте же построим такую пирамиду, куда никто никогда не доберется и не потревожит мумию бога!
Но и пирамиды не избежали общей участи. Об одном их ограблении мы знаем. И это было предприятие, сравнимое по своим масштабам с самим строительством.
В IX веке в Каире правил халиф аль-Мамун. С деньгами у халифа было плохо. Он верил в то, что пирамиды таят в себе сокровища, соизмеримые лишь с ними самими.
И он решил пробить ход внутрь пирамиды.
Халифу сказочно повезло: после нескольких недель рабочие совершенно случайно натолкнулись на внутренний ход. Ход был узким, низким, метр в диаметре. Шанс на то, что ход Мамуна пересечется с внутренним коридором пирамиды, был так же ничтожен, как встреча двух муравьев в стогу сена.
Много метров в полной темноте, задыхаясь и умирая от жары, лезли гробокопатели халифа внутрь пирамиды, пока не натолкнулись на «пробку», сделанную из гранитных плит. Причем гранитная пробка оказалась толщиной в десять метров. Инструментами кладоискателей одолеть ее было нельзя, и тогда по приказу Мамуна, чувствовавшего, что сокровища близки, рабочие начали пробивать обходной коридор. Ведь известняк, из которого сложена пирамида, куда мягче гранита. Затем за «пробкой» рабочие попали в широкий коридор с шатровым потолком, где наконец-то смогли распрямиться.

Фараоны Менкуар (сверху) и Хафра и их пирамиды

Долго ли, коротко ли, но кладоискатели наконец достигли центральной камеры. В камере был саркофаг, выпиленный из гранита и твердый настолько, что его не брал никакой инструмент.
Но крышки саркофага не нашлось.
И сокровищ не было — камеру словно подмели.
Более того, на стенах не было надписей, совершенно обязательных для всех погребений.
Шли столетия, новые и новые авантюристы, кладоискатели, а потом и ученые искали пути внутрь пирамид. И во всех трех отыскали погребальные камеры, в которых не было ни сокровищ, ни мумий фараонов. Словно все было сделано, подготовлено, а потом фараоны меняли свое решение и велели хоронить себя в ином месте. Ведь мало шансов на то, что воры утащили все, включая крышки саркофагов.
От погребальной камеры пирамиды Хеопса вниз вел колодец, глубиной в пятьдесят метров, который заканчивался в каменном основании пирамиды. Скорее всего, им пользовались рабочие, которые сооружали погребальную камеру, после того как пирамида была закончена и входы в нее скрылись под плитами. По этому колодцу можно подняться в центр пирамиды. Но и это не помогает разгадать ее тайны.
Трудно представить себе, с какой точностью надо было работать строителям, чтобы сохранить тонкие ниточки ходов в теле пирамиды под давлением в многие тысячи и даже миллионы тонн!
А потом ничего в пирамиде не похоронить... И ничего не написать.
Но это не единственная из великих тайн великих пирамид. Ведь, по сути дела, мы приняли на веру слова Геродота, написанные две с половиной тысячи лет назад. А может, ошиблись жрецы — ведь две тысячи лет миновало! Внутри пирамид ничто не подтверждает того, что они — места захоронения именно тех фараонов.
Ладно, не будем придумывать. Допустим, что все так и было. Но скажите мне, как была построена пирамида?

Перемещение блоков для пирамид

Говорят, что самую большую из них строили двадцать лет. Причем не рабы, а вольные крестьяне и каменщики. И строили не полный год, а только после жатвы и до посева. И положили миллионы блоков, каждый из которых надо было выпилить в каменоломне, вытащить оттуда, привезти на лодке или пароме по Нилу и втащить на пирамиду. А ведь верхние блоки приходилось поднимать на полторы сотни метров — на высоту пятидесятиэтажного дома. Такого высокого в Москве пока нет.
Раньше ученые считали, что от реки к пирамидам были построены покатые пандусы. То есть строители насыпали скаты из песка и по ним тащили блоки наверх. Но тогда эти скаты должны были достигать в длину по крайней мере полутора километров, и на них пошло бы песка больше, чем камня на пирамиду. К тому же они скоро разъехались бы под тяжестью блоков. А для того, чтобы закончить пирамиду за двадцать лет да еще оставить себе немного времени, чтобы засеять поля и вырастить урожай, строителям пришлось бы класть в пирамиду каждую минуту по четыре блока. Подсчитали, сколько в час?
Это значит, что блоки ехали к пирамиде, как вагоны бесконечного поезда. И он не мог ни остановиться, ни сойти с рельсов.
Ошибок в пирамиде быть не могло.
Никаких отклонений от оси. Если вершина окажется чуть в стороне от строгой вертикали, то пирамида рассыплется через несколько лет. А ведь она стоит! И стоит уже скоро пять тысячелетий!
Это говорит не столько о том, как надежно она построена, сколько о том, как точно она рассчитана.
По точности работы, по количеству строительного материала и по размерам в мире не было, нет и, скорее всего, не будет другого такого сооружения.
Я могу сейчас перечислить еще двадцать, или тридцать, или сто тридцать больших и малых тайн пирамид и египетских гробниц. И об одной из них следующий рассказ.