Айдын Ариф оглы Али-заде. Библия и Коран: сравнительный анализ (мировоззренческий аспект)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава II. НОВЫЙ ЗАВЕТ И КОРАН

Заключение

Подводя итог проделанной работе по сравнению Корана и Библии в мировоззренческом аспекте можно заключить, что:

Многие основные положения христианского вероучения впитали в себя доминирующие идеи античного мировоззрения. Это особенно наглядно проявляется в учении о трёхипостасности Божественной личности, в которой, несомненно, прослеживаются параллели с плотиновским учением об эманации, а также с учением о Христе-логосе, в котором очевидны параллели с логосом известным античному миру со времён Гераклита. Всё это подтверждает мысль о том, что мировоззрение основанное на иудейском монотеизме не могло развиваться и глобализироваться в Европе без признания культурных и философских идей, которые укоренились на этом континенте, на протяжении целого тысячелетия. Христианские мыслители древности не могли не считаться с этим и поэтому проделали титаническую работу для совмещения двух диаметрально противоположных мировоззрений.

Специфичной чертой мусульманского мировоззрения является его неповторимость и уникальность. Ни в одном религиозном постулате Ислама не прослеживается никаких параллелей с или заимствований из других философских или религиозных систем. Основной причиной этого явилось то обстоятельство, что изначально Аравийский полуостров родина Ислама, никогда не был подвержен культурному и политическому влиянию чужеземцев.

Проповедь Корана Мухаммадом и становление Ислама, который был основан на традициях древнейшего семитического монотеизма, является идеологией утверждения Божественных законов и моральных ценностей, а не ценностной системой компромиссов и соглашательств c иными мировоззрениями, в отличие от христианства, которое утверждалось в чуждой иудейскому монотеизму среде и нуждалось, для самоутверждения, в поисках этно-культурных ценностей античного мира. И в последующие века ислам распространялся как господствующая идеология, доктриной которого является вера в единого Бога, которому должно подчиниться всё во вселенной. В связи с этим и в последующие века в ортодоксальном Исламе не могло быть заимствований из иных мировоззрений.

Одной из идей фигурирующих в Коране несомненно, является преемственность древнейших семитических традиций монотеизма от времён ветхозаветных патриархов до миссии пророка Мухаммада (с.а.в.). Это преемственность, восходящая к праотцу Аврааму через его старшего сына Измаила, потомком которого являлся Мухаммад, представляется в Исламской традиции как восстановление попранных иудеями прав второй жены патриарха Агари. Лейтмотивом этой мысли является утверждение законности и закономерности появления последнего пророка человечества именно в среде арабов-измаилитов, а не в среде евреев, которые являются потомками младшего сына Авраама Исаака.

Коран настаивает на том, что упоминания о Мухаммаде, как о завершающем пророке, имеются и в Библии. Однако согласно Исламской вере иудеи и христиане отказываются признавать это. Именно этот фактор исламская теология противопоставляет еврейской идее "богоизбранного народа". Согласно ей, не может быть "богоизбранным" народ, который ведёт своё происхождение от младшего сына праотца, в то время как семитическая традиция с древнейших времён признавала право первородства только за старшими сыновьями. Именно поэтому исламские первоисточники, признавая всех еврейских пророков и ниспосланные им божественные откровения (в их истинном виде), считают их лишь посланцами к иудейскому народу, в то время как Мухаммад, с ниспосланным ему Кораном, выступает последним и завершающим пророком, посланным Богом не к какому-либо отдельному народу (арабам), а ко всему человечеству.

Доктрина о "богоизбранном народе" отразилась и на морально-этических постулатах Библии, согласно которым человечество поделено на две категории – иудеи и гои. Даже самый праведный из гоев должен руководствоваться только "Семью заповедями потомков Ноя", а не обязательными для иудеев заповедями, основу которых составляют заповеди Торы. Остальные же подлежат смерти. Это видно, в том числе потому, что, несмотря на этноязыковое единство в происхождении древних евреев и ханааннеев Библия говорит о последних в унизительных тонах. Оказывается, что даже своё происхождение они ведут либо от предков рождённых в результате прелюбодеяния, либо от предков изгнанных своими же отцами и братьями из родных мест. Пришедшее на смену ветхозаветным моральным ценностям, новозаветные этические ценности явились попыткой сгладить их разительную контрастность, придать им новое содержание, одухотворить их. Однако христианство так и не сумело преодолеть внутреннюю противоречивость ветхозаветной морали, так как в конечном итоге оно признало Ветхий Завет. Будущие расправы над коренным населением Америки конкистадорами, Реконкиста в Испании, крестовые походы, проходившие под христианскими знамёнами служат примерами наследования христианством двойственных стандартов в морали и этике древних евреев в отношениях между "богоизбранными" и гоями, несмотря на пропаганду им идеи непротивления злу насилием зафиксированной в Новом Завете.

С двойными стандартами библейской морали и нечеловеческим отношением к иноверцам можно было покончить лишь отказавшись от иудео-христианского учения о "богоизбранности". Этого удалось достигнуть в Исламе, который, отказавшись от источника этого воззрения – Библии, заменил её собственными морально-нравственными принципами зафиксированными в Коране. Мусульманство выдвинуло единую этическую доктрину взамен тройственной и внутренне противоречивой библейской. Отныне между правоверными и кяфирами устанавливался новый тип отношений – Ислам запретил безнаказное убийство кяфиров, во всех случаях кроме войны, на которой разрешается убивать воюющим с мусульманами, не причиняя ущерба мирному населению. В последующие века мусульманство на деле доказало приверженность этим принципам. В мировой истории не отмечен ни один случай геноцида народов, который бы вёлся под исламскими знамёнами.

Создание человеческого общества, где в полной мере процветали бы гуманистические принципы, а также беззаботная и безопасная жизнь с экономическим благосостоянием, с древнейших времён было мечтой многих мыслителей и государственных деятелей. Эта мысль присутствует и в вероучениях всех трёх монотеистических религий и в отличие от светских учений утверждается неизбежность наступления этого времени с приходом Мессии ставленника Бога, который, сокрушив врагов, установит своё справедливое царство. В Иудаизме личность Мессии будет известна после его пришествия. В Христианстве и Исламе это Иисус. Однако в отличие от Ислама в Христианстве Мессия обладает божественной сущностью и является ипостасью Бога. В мусульманстве же он лишён божественности и представлен как смертный человек. Принимая во внимание этот факт, представляется неверным мнение западных философов и религиоведов о том, что мессианизм присущ только Иудаизму и Христианству. В Исламе он также присутствует, но имеет свои специфические особенности.

В отличие от светских философских учений, которые признают состояния реального жизненного бытия и небытия, в Коране и Библии описывается промежуточное состояние между ними (между жизнью и смертью). В этом состоянии будут пребывать грешники в вечных мучениях в аду.

В новозаветной и коранической эсхатологии присутствуют моменты смыслового единства. Оба варианта развиваются в направлении постепенной деградации человечества в ходе исторического процесса, который сопровождается войнами, падением нравов, природными катаклизмами и, наконец, вселенской катастрофой, которая уничтожит мир. Эсхатология обеих религий отрицают тезис о вечности и несотворённости бытия, бытовавшее ещё со времён ранней античности. Такая направленность исторического процесса отрицает также идею совечности Бога и материи. Бог в монотеистических религиях – это не аристотелевский "перводвигатель", самосозерцающий себя и отрешённый от мира, а активный Творец всякого бытия, которое будет уничтожено по его воле. После уничтожения вселенной Бог создаст мир заново. Жизнь в ней будет вечная. Этот момент подчёркивает основной тезис религиозных систем о всемогуществе Творца.

В Библии присутствует ярко выраженный антропоморфный подход к сущности Творца. Такой подход свойствен древним и новым политеистическим религиям, с которыми по данному вопросу в Библии имеются аналогии. Примитивное мышление людей на разных этапах истории не могло осознать трансцендентности божественной личности и представляло Его в различных образах (зооморфных и антропоморфных). С прогрессом мысли происходило осознание непостижимости Творца. Таким образом, происходило утверждение монотеистических воззрений. Наиболее последовательно этот процесс завершился в Исламе, в писании которого антропоморфизма нет.

В Библии обнаруживаются отсутствующие в Коране признаки скрытого, или преломлённого сквозь призму монотеизма, скрытого дуализма доброго и злых начал заимствованных предположительно из зороастризма. Наличие этого является попыткой дать ответ на вопрос об ответственности Бога за существование в мире зла.

Хилиазм, отсутствующий в исламской теологии является результатом противоречивого изложения в Новом Завете событий связанных с воскресением человечества.

Центральное место в христианской теологии занимает доктрина о "первородном грехе" человечества и искупительной миссии Иисуса Христа. В этом прослеживается аналогия со многими религиозными и философскими системами мира. Несомненно, что в основе этой идеи стоят древнейшие представления жертвоприношении богам с целью загладить нанесённые им обиды и оскорбления.