Абрамов А. "Время умирать"

ОГЛАВЛЕНИЕ

10 глава. Мученики

Когда я думаю о людях, мужественно встретивших смерть, я знаю, что, принимая ее, они делали это ради принципов, а не ради себя или ради денег. Принципы могут быть разными, иногда в корне ошибочными, но любая принципиальность заслуживает уважения. Никто не будет умирать за деньги, жизнь отдают только за идеалы.

Если у смертного есть принципы или ему кажется, что они у него есть, то он должен быть готов к тому, что ему придется уплатить за них реальную цену. Иногда недостаточно просто жить в соответствии со своими принципами, иногда за них необходимо умереть. Этого может и не произойти, жизнь, возможно, и не поставит вопрос ребром, но прежде чем громогласно декларировать свои идеалы, не худо бы помнить, что их реальную цену определяет смерть. Если вы не готовы умереть за свои принципы, значит, их у вас просто нет.

Многие христиане ужасаются, думая о мучениках. Некоторые, особо впечатлительные, впадают в депрессию и соблазн от тяжести таких размышлений. Их логика предельно проста: как может любящий Господь смотреть на мучения лучших из Его возлюбленных детей. Всем думающим так необходимо напомнить, что прежде чем умер первомученик Стефан, Господь смотрел на то, как умирает в мучениях Его возлюбленный Сын. Нельзя забывать, что всякое страдание за Господа, а также его вершина — принятие мученической смерти — это всегда добровольное действие. Ведь каждый мученик имел возможность отречься от Господа и сохранить свою жизнь. Если же человек не стоит перед подобным выбором и не имеет возможности через отречение миновать мученичества, то тогда, может, он и страдает, но явно не за Христа.

В церкви достаточно много людей, которые прямо заявляют, что не боятся смерти за Христа, но их пугают страдания, которые сопровождают ее. Мыслящим так хочется напомнить, что смерть христианина — это последний шаг к свободе. Свободе от искушений, гонений, страданий и страха. Человек, умерший во Христе, обретает рай, оставляя все земные проблемы в прошлом. Возможно, это покажется кому-то абсурдным, но именно после смерти праведник обретает абсолютную свободу. Апостол Павел формулирует свое отношение к этому следующим образом: «…кратковременное легкое страдание наше производит в безмерном преизбытке вечную славу, когда мы смотрим не на видимое, но на невидимое: ибо видимое временно, а невидимое вечно» (2 Кор. 4:17–18). Как видно из слов апостола, страдания за Христа в земной жизни производят славу в жизни вечной, и именно смерть является той границей, за которой заканчивается боль и начинается радость. Таким образом, смерть ни в коем случае не является источником страданий, но, наоборот, является избавлением от оных. Страдание же признается кратковременным, каковым и является поистине. Поскольку любое, даже самое продолжительное, страдание кратковременно по сравнению с вечностью.

Человек, преодолевший страх смерти, обретает истинную свободу. Он имеет возможность поступать так, как велят ему убеждения, он может спокойно слушать голос совести, он может прислушиваться к голосу Святого Духа, потому что он уже не зависит от страха.

Смерть — это не только финал жизни, зачастую смерть — это цена убеждений.