Флавий И. Иудейская война

ОГЛАВЛЕНИЕ

СЕДЬМАЯ КНИГА

ГЛАВА ВТОРАЯ
Тит устраивает разные зрелища в Кесарии Филипповой.
Взятие в плен тирана Симона и оставление его для триумфа.

1. В то время, когда Тит Цезарь активно занялся осадой Иерусалима, Веспасиан выехал из Александрии на грузовом судне в Родос, а там пересел на триеру и посетил все попутные города, встречая везде радостный прием. Затем из Ионии он направился в Элладу, а после из Корциры к мысу Япигий, откуда уже ехал сухопутьем. Тит же выступил из Кесарии Приморской и направился в Кесарию Филиппову, где он остановился на более продолжительное время и устраивал всякого рода зрелища, причем множество пленников нашло свою смерть частью в борьбе с дикими животными, большей же чаетью во взаимной борьбе, к которой их принуждали. Здесь Тит получил известие о захвате Симона, сына Гиоры, которое произошло следующим образом.

2. Симон во время осады Иерусалима находился в Верхнем городе. Но когда римское войско вступило уже внутрь стены и опустошало весь город, он в сопровождении своих преданнейших друзей нескольких каменщиков, снабженных необходимыми железными инструментами, и с запасом провизии на несколько дней опустился в одно из невидимых подземелий. Пока тянулся еще старый ход, они беспрепятственно протискивались вперед, когда же дошли до плотной земли, то начали раскапывать в надежде выбиться на безопасное место и таким образом спастись. Но их попытка оказалась на деле невыполнимой: едва землекопы успели пробить себе несколько шагов вперед, как съестные припасы, при всей бережливости, с которой с ними обращались, начали истощаться. Тогда Симон задумал обмануть римлян и навести на них страх: он одел на себя белую тунику, поверх нее пурпуровую хламиду и выступил из подземелья на том самом месте, где прежде стоял храм. При его появлении солдаты вначале оробели и стали в тупик, но потом они приблизились и окликнули его вопросом: «Кто идет?». Симон, не ответив им на вопрос, приказал привести командующего. Поспешно отправились они к Терентию Руфу, оставшемуся начальствовать над войсками, и тот немедленно явился. Узнав от Симона обо всем происшедшем с ним, он приказал заключить его в кандалы и содержать под стражей, а Цезарю он донес, каким образом тот был взят в плен. Так Бог предал Симона в руки сильно против него раздраженных врагов в наказание за его жестокости к своим соотечественникам, которых он так бесчеловечно тиранил. Не силой был он захвачен в плен, а сам добровольно должен был предстать для принятия наказания; сам он должен был сделать то, за что он столь многих ложно обвинял в преданности к римлянам и так беспощадно умерщвлял. Злу не избежать гнева божьего; его справедливость всемогуща, и рано или поздно постигает она грешных, для которых обрушивающаяся на них кара тем чувствительнее, чем больше они беспечны и уверены в том, что если не были наказаны сейчас, то уже избавлены от наказания навсегда. Это испытал также Симон, когда он подпал под гнев римлян. Его появление из подземелья послужило причиной гибели многих других мятежников, которые в те дни были открыты в их подземных убежищах. Когда Тит возвратился в Кесарию Приморскую, к нему был приведен Симон в цепях. Он приказал сохранить его для триумфа, который имел в виду праздновать в Риме.