Флавий И. Иудейская война

ОГЛАВЛЕНИЕ

СЕДЬМАЯ КНИГА

ГЛАВА ШЕСТАЯ
О Махероне. – Каким образом Луцилий Басс
овладевает этой крепостью и другими пунктами.

1. В Иудею в качестве легата послан был Луцилий Басс с войском, переданным ему Цереалием Вителлием. Завладев крепостью Иродион и его гарнизоном вследствие добровольной сдачи, Луцилий стянул к себе все войско, которое большей частью было разрознено на отдельные части, равно как и десятый легион, и с этими силами предпринял поход против Махерона. Эту крепость необходимо было взять, ибо она была так сильна, что в связи с защищенной от природы местностью могла бы ободрить многих иудеев к отпадению, внушить уверенность гарнизону, а нападающим – страх и нерешительность. Сама крепость образована была скалистым холмом, подымающимся на чрезвычайную высоту и потомууже одному труднопобедимым, но природа позаботилась еще о том, чтобы он был недоступен. Со всех сторон он окружен непроницаемой глубины пропастями, так что переход через них затруднителен, выравнивание же их землей совсем невозможно. Западная горная впадина простирается на 60 стадий и доходит до Асфальтового озера и как раз на этой же стороне Махерон достигает наибольшей высоты. Северная и южная впадины уступают хотя в длине только что упомянутой, но тоже делают невозможным нападение на крепость; что касается восточной, то и она имеет не менее 100 локтей глубины, но примыкает к горе, противоположной Махерону.

2. Царь иудейский Александр первый осознал благоприятные условия этого места и построил на нем крепость, но она впоследствии была срыта Габинием в войне с Аристобулом (I,8,6). Когда же на престол вступил Ирод, он нашел, что это место больше всякого другого заслуживает особенного внимания и сильнейшего укрепления, в особенности еще вследствие соседства арабов, против владений которых эта крепость образовала по своему положению чрезвычайно выгодный пункт. Он обвел поэтому обширное пространство етенами и башнями и основал там город, через который лежал путь в цитадель. Точно так же он и самую вершину горы окружил стеной и построил на углах башни по 160 локтей каждую. Посреди укрепленной таким образом площади он воздвиг дивный дворец, помещавший в себе множество просторных и изящных покоев; в наиболее подходящих местах было построено еще много цистерн как для сбора, так и для сохранения обильных запасов воды. Таким образом, царь, соперничая с природой, при помощи искусственных сооружений сделал это место еще более непобедимым. Далее он снабдил крепость огромным запасом стрел и машин и старался вообще всевозможными средствами поставить гарнизон в такое положение, чтобы он мог противостоять продолжительнейшей осаде.

3. В бывшем дворце росла рута поразительных размеров, не уступавшая ни высотой своей, ни объемом фиговому дереву Говорят, что она стояла со времен Ирода, и она, быть может, еще долго бы существовала, если бы иудеи при занятии Мяхерона не срубили ее. В долине, примыкающей к городу с севера, находится место, называемое Ваорасом и производящее корень того же имени. Последний имеет огненно–красный цвет и по вечерам испускает от себя лучи; его очень трудно схватить, так как он как будто убегает изпод рук и только тогда остается в покое, когда его поливают уриной от женщины или ее месячной кровью. Но и тогда прикосновение к нему влечет за собой верную смерть, если его не несут таким образом, чтобы он свешивался с руки. Существует, впрочем, и другой безопасный способ для овладения этим корнем. Сначала его окапывают кругом до тех пор, пока только маленькая часть корня остается еще в земле, затем привязывают к нему собаку; когда последняя быстро устремляется за человеком, привязавшим ее, корень легко вырывается, но собака умирает на месте, как заместительная жертва за того, который хотел взять растение, а тогда его можно уносить без всяких опасений. Стоит, однако, подвергать себя опасности и трудиться над добыванием этого растения из–за присущего ему следующего свойства: так называемые демоны, т. е. духи злых людей, вселяющиеся в живущих и убивающие всех тех, которые остаются без помощи, немедленно изгоняются тем корнем, как только подносят его близко к больному. На том же самом месте бьют теплые ключи, отличающиеся между собой различным вкусом воды: одни из ключей горьки, другие – почти совершенно пресны. Еще ниже в долине находятся многочисленные холодные источники, тесно расположенные один возле другого. Но еще удивительнее следующее. Вблизи находится незначительной глубины пещера, прикрываемая свешивающейся над ней скалой, а над этой скалой возвышаются на близком расстоянии один от другого два утёса, имеющие форму женских грудей; причем из одного утёса бьет совершенно холодный ключ, а из другого – очень горячий; будучи же смешаны вместе, оба ключа доставляют в высшей степени приятное, целебное, в особенности укрепляющее нервы купание. Местность эта изобилует также серными и квасцовыми рудами.

4. Осмотрев местность со всех сторон, Басс пришел к заключению – заполнить восточную лощину и таким образом проложить себе путь к крепости. Согласно этому, он начал действовать, чтобы быть в состоянии по возможности скорее построить валы, которые должны были облегчить ему осаду. Тогда находившиеся внутри иудеи, увидя себя запертыми, отделились от прибывших к ним извне, на которых они и без того смотрели, как на сброд, и принудили их остаться внизу в городе, чтобы выдержать первые наступления неприятеля; сами же они заняли цитадель наверху, полагаясь на ее сильные укрепления и надеясь, в крайнем случае, спасти себя посредством добровольной сдачи. На первых порах, однако, они хотели попытаться – не хватит ли у них возможности воспротивиться осаде. С этой целью они каждый день делали ожесточенные вылазки, схватывались со встречавшими их римлянами и хотя сами терпели большие потери, но и многих убивали. Победа одних или других в каждом данном случае зависела главным образом от умения пользоваться благоприятным моментом: иудеи побеждали, когда они своим нападением застигали римлян врасплох; последние побеждали, когда они со своих валов вовремя замечали приготовления к вылазке и могли встретить врага густо сплоченными рядами. Однако при таких частых схватках осада не могла достигнуть своей цели. Случай заставил иудеев сдаться против собственного своего ожидания. Среди осажденных находился один в высшей степени смелый и храбрый юноша Элеазар. В вылазках он всегда выдвигал себя на первый план, так как именно он ободрял всех нападать на римлян и мешать им в сооружении валов; затем в сражениях он причинял римлянам многочисленные и значительные потери. Сопровождавшим его в вылазках он облегчал нападение и прикрывал также их отступление, так как сам оставлял поле битвы последним. Однажды, когда бой уже давно окончился и обе стороны отступили, Элеазар, как бы в насмешку над врагами, остался и, думая, что никто из них не возобновит боя, углубился в разговор со стоявшими на стене. Этот момент подстерег египтянин римской службы по имени Руф: незаметно для всех он побежал туда, поднял Элеазара вместе с его вооружением и прежде, чем солдаты на стене пришли в себя от охватившего их ужаса, уже унес его в римский лагерь. Полководец отдал приказ раздеть его донага и на виду городских жителей бичевать его. Мучения юноши произвели на иудеев глубокое впечатление: во всем городе поднялся такой плач, какого нельзя было ожидать из–за несчастья одного человека. Заметив эту общую скорбь, Басс воспользовался ею для военной хитрости: он старался довести их сострадание до крайней степени для того, чтобы они, ради спасения юноши, сдали крепость. И этот план ему удался. Он приказал водрузить крест как будто для того, чтобы пригвоздить к нему Элеазара, При виде этого иудеев в крепости охватила еще большая жалость; громко рыдая, они восклицали: невозможно допустить такую мученическую смерть юноши. Тут еще Элеазар начал умолять их, чтобы они спасли его от этой мучительнейшей из всех родов смерти и спасли бы также и себя; чтобы они уступили силе и счастью римлян после того, как все решительно уже покорено ими. Его просьбы раздирали им сердца, и так как в самой крепости еще многие просили за него, ибо Элеазар принадлежал к широко разветвлявшейся многочисленной фамилии, то они против своего обыкновения смягчились; быстро снаряжено было посольство, уполномоченное вести переговоры о сдаче крепости с тем лишь условием, чтобы им предоставлено было свободное отступление и выдан был Элеазар. Римляне с их предводителем приняли предложение. Когда толпа, находившаяся в нижнем городе, услышала об этом договоре, она приняла решение тайно бежать ночью. Но как только они открыли ворота, Басс был извещен об этом иудеями, заключившими договор, которые или не желали спасения пришельцев, или боялись, что бегство последних может быть поставлено в вину им самим. Храбрейшие из беглецов пробились, однако, и спаслись, но застигнутые еще внутри города 1700 мужчин были перебиты, а женщины и дети проданы в рабство. Что касается тех, которые обещали предать ему крепость, то Басс считал нужным исполнить договор, в силу которого он предоставил им свободный выход и выдал также Элеазара.

5. Справившись таким образом с Махероном, Басс быстрым маршем двинулся к лесу, называвшемуся Ярдесом, где, как ему было донесено, собралась масса иудеев, бежавших во время осады Иерусалима и Махерона. Прибыв туда, он нашел, что полученное им известие вполне верно. Прежде всего он всадниками оцепил кругом всю местность, чтобы предупредить возможность бегства; пехоте же он приказал вырубить лес, в котором скрывались беглецы. Эти действия принудили иудеев решиться на отважное дело. Так как единственную надежду на спасение сулил им еще отчаянный бой, то они ринулись всей массой с громкими кликами на оцепивших их римлян. Но последние храбро выдержали натиск. При отчаянной смелости одних и неослабной твердости других бой затянулся на довольно продолжительное время, но результат получился самый неравномерный: из римлян пало мертвыми 12 человек и только немного было ранено, из иудеев же ни один не вышел целым из этого еражения: все они в числе не менее 3000 человек были смяты, и между ними также их предводитель Иуда, сын Иаира, о котором мы выше сообщили, что он начальствовал над отрядом и спасся бегством через подземный ход.

6. К этому времени император послал предписание Бассу и прокуратору Ливерию Максиму распродать всю страну иудейскую. Нового города он не основал в ней, но оставил за собой страну в собственность. Только восемьсот выслужившихся солдат он наделил землей в районе Эммауса, в 60 стадиях от Иерусалима. На иудеев же во всех местах их жительства он наложил поголовную подать в размере двух драхм в год в пользу Капитолия вместо того, что прежде тот же налог взимался на нужды храма. Таково было теперь положение иудеев.