Абрамов А. "Время умирать"

ОГЛАВЛЕНИЕ

11 глава. Самоубийство

Как ни странно, но у самоубийства и смертной казни есть нечто общее. Ведь если разобраться, и то и другое приводит к преждевременной смерти. В обоих случаях смерти предшествует волевое решение. Это либо вердикт суда, либо волеизъявление самоубийцы. К тому же, и то и другое заставляет общество ежиться от страха и брезгливости, притягивает и отталкивает одновременно, вызывая такие же чувства, какие вызывает любое другое «социальное табу».

Размышляя о смерти, просто невозможно промолчать о таком явление, как самоубийство. Несмотря на то, что Писание не дает самоубийству однозначной оценки, почти все христианские конфессии находятся в редкостном согласии по этому вопросу. Главный аргумент лежит в логической плоскости: Господь даровал жизнь, и только Он вправе ее забрать. Заставляет задуматься и список людей, самоубийство которых было описано в Писании. Возглавляет его Иуда Искариот, повесившийся после своего предательства. Царь Саул, один из самых именитых самоубийц Ветхого Завета, покончил с собой, проиграв решающую битву и не желая попадать в плен. Всех этих людей объединяет одна общая черта. Они не были в воле Божьей на момент своей смерти. Господь отвернулся от Саула, предпочтя ему молодого Давида (1 Цар. 15:23). А об Иуде в Писании сказано: «…достоинство его да приимет другой» (Деян. 1:20).

Где оказались эти люди в вечности, нам, живущим на земле, знать не дано. Но не может не настораживать тот факт, что после самоубийства просто нет времени для покаяния и налаживания правильных взаимоотношений с Господом. Один из протестантских пасторов, проповедуя о самоубийстве, говорил, что для бессмертной души человека, наверное, лучше совершить убийство, чем самоубийство, так как после этого существует возможность покаяния. Конечно, убийство — это ужасный грех, но мне приходилось встречать людей, которые раскаялись в этом грехе и были прощены Господом. А для человека, совершившего самоубийство, покаяние невозможно в принципе.

Многим кажется, что рост числа самоубийств — это прямая реакция на нищету и безвыходность. Однако по статистике страны, самые благополучные с экономической точки зрения, одновременно являются лидерами по количеству самоубийств на душу населения. Факты — упрямая вещь, и они однозначно свидетельствуют, что далеко не всегда уход из жизни — это результат нищеты и бедности. В обществе, особенно построенном на фундаменте христианской культуры, наблюдается очень интересная особенность в отношении к самоубийству. Общество старается по возможности не обращать на него внимания, демонстрируя ярко выраженное отторжение самоубийства. Проявляется это в самых разных формах, начиная от запретов погребать самоубийц на одном кладбище со всеми остальными, заканчивая обыкновенной брезгливостью, которая так часто наблюдается при одном лишь упоминании об этом явлении. Люди не хотят слышать о самоубийствах, они считают, что у них хватает своих проблем. Увидев по телевизору серьезную передачу, например, о суициде среди молодежи, они сразу же переключаются на другую программу. А статью или книгу об этом просто не будут читать.

Такое отношение к суициду вполне закономерно. Люди думают, что это явление не коснется их или их родных и близких. Однако статистика утверждает обратное. Например, в США суицид занимает место в первой десятке причин смерти, что составляет приблизительно 1.5 процента всех смертей. В Америке ежегодно 13 человек из 100 000 кончают жизнь самоубийством. В России эта цифра значительно больше: 38 человек из 100 000.

Если попытаться понять причины, толкающие людей к суициду, то прежде всего явно просматривается деформация такого базового понятия, как смысл жизни. Инстинкт самосохранения — один из самых сильных инстинктов, но человек, принимающий роковое решение, переступает и через него. Перед тем как начать действовать, самоубийца должен быть твердо убежден в том, что из его проблем нет абсолютно никакого выхода, кроме смерти. Исследуя причины самоубийства, американский ученый Карл Меннингер утверждает, что суицид имеет в своей основе три основных бессознательных причины: месть и ненависть (желание убить), депрессия и безнадежность (желание умереть) и чувство вины (желание быть убитым). Зачастую все это протекает на фоне длительной и тяжелой депрессии, многократно усиливая чувство отчаяния и безнадежности, а в качестве детонатора выступает какой-нибудь стрессовый фактор.

Существует множество научных работ, посвященных проблеме суицида, написанных различными специалистами. Однако большинство из них сходятся в одном: во что бы ни верил человек — в Бога, в природу, в прогресс или в победу коммунистического труда — его вера, какой бы она ни была, является мощнейшим стимулом к жизни, естественным препятствием к суициду. Некоторые радикалы от богословия придерживаются мнения, что без веры хотя бы во что-нибудь человек просто не может существовать, и если он живет, значит, он во что-то верит.

Таким образом, вера является если не лекарством, то по крайней мере профилактическим средством против суицида. Причем вера во что попало вряд ли окажется надежным средством, ведь от заблуждения до разочарования один шаг. Вера же в истину Божью укрепит смертного и придаст ему сил в любой жизненной ситуации.

Самоубийство, как прыжок с вышки, — от временных проблем к вечным мукам.