Николаева И., Карначук Н. Культура варварского мира

ОГЛАВЛЕНИЕ

Восприятие истории варварским сознанием

Так же, как не существовало представление о психологическом развитии личности, отсутствовало в варварском сознании и понятие истории как линейно развивающегося процесса. Преимущественно история мыслилась как цикличная - неизменны возвращения уже пройденных эпох. Все в мире повторяется - был золотой век богов, он прошел, но когда-нибудь, после великих битв и потрясений, вернется вновь.

Однако, довольно распространенная точка зрения об отсутствии чувства истории у варваров в последнее время подвергается рядом ученых ревизии. Даже в устных жанрах эддической и скальдической поэзии, где повествуется о событиях, происходивших во “время вне времени”, можно обнаружить зарождение чувства истории. Это видно из присущего некоторым текстам хронологически упорядоченного изображения прошлого, представленного как цепь поколений. Знать свой род на протяжении нескольких поколений было социально важно. Как правило, люди знали свой род до пятого колена. Цепь поколений сама по себе предполагает временную структуру.

У скандинавов в эпоху великого переселения народов это чувство истории выражено более ярко по сравнению с другими племенами варваров. В скальдической поэзии появляется автор (нам известны имена не менее 250 скальдов), в то время как мы не знаем ни одного имени, которое принадлежало бы эддическому поэту, так же как не знаем авторов иных вариантов героического эпоса у германских народов. В исландских сагах нашел отражение факт осознания того, что исландское общество сформировалось в результате двух эпохальных событий – колонизации острова и принятии христианства. Налицо осознание исторического перелома, подразумевавшее наличие своего рода исторической перспективы во взглядах на прошлое, в том смысле, что прошлое, по крайней мере в некоторых отношениях, ощущалось как существенно отличное от настоящего.

Представление о линейной, развивающейся истории присутствует в начатках. Принятие христианства и приход письменности дают дополнительный импульс развитию этих представлений. В более позднюю эпоху были освоены хронологические приемы, которым учила церковь. Арий Мудрый, написавший небольшую книгу об истории Исландии впервые дал подробный перечень основных использованных им источников. Он поименно называет кое-кого из своих информантов, сохранивших в памяти события исландской или норвежской истории.

Однако, над этими новыми представлениями продолжало довлеть традиционное цикличное восприятие истории. Свидетельство тому – периодизация истории в Хеймскрингле Снорри Стурлусона. Снорри определяет прошедшие эпохи по тому, как погребали умерших: вначале был век сожжений, потом - век курганов, и затем век сожжений вернулся вновь. В сагах иногда упоминается, что те или иные герои прошлого возрождаются вновь, например, после рассказа о гибели конунга Хельги и его прощании с любимой, валькирией Свавой, добавляется: "Говорят, что Хельги и Свава снова родились".

Но в восприятии варваров существовала и другая черта, гораздо более своеобразная, чем цикличный подход к истории, который разделяли многие традиционные культуры. Это –особая манера персонификации истории.

Время - есть то, что творится в деяниях людей. Вне людей, помимо их деятельности истории не существует. Так, в королевских или исландских сагах время, в которое ничего существенного не происходило, опускается. Рассказ концентрируется вокруг конкретных событий, связанных с конкретными историческими персонажами. Даже в родовых сагах речь идет не о вымышленных героях, а лицах, живших в Исландии и в других странах в “эпоху саг”. Здесь отсутствуют идеализированные герои и вымышленные ситуации. Отсутствует пафосный стиль изложения. Герой саг неизменно земной человек, со своими индивидуальными особенностями, совершающий самые разные поступки под действием мотивов, вполне земных в изложении авторов саг.

Еще большим чувством истории отличается персонификация героев саг в Хеймскрингле. Каждая из составляющих этот свод саг ( кроме первой, “Саги об Инглингах”, охватывающую легендарную историю предков шведских и норвежских конунгов) посвящена истории одного из норвежских правителей. Построение королевских саг таково, что жизнь и правление конунга помещается в последовательный временной контекст. Начинается сага, как правило, с прихода конунга к власти, а затем в определенной временной последовательности излагаются те или иные наиболее яркие события его властвования. Характер персонификации истории в Хеймскрингле наиболее рельефно отражает ту высокую степень выделенности европейского индивида из окружающего мира, которая в той или иной мере была свойственна многим варварским обществам раннесредневековой Европы. Хотя опять же оговоримся, что проводить черту равенства между персонификацией истории варварами и людьми современной культуры безусловно нельзя.

Заключение

Итак, обрисовав круг культурных представлений варварского мира, с одной стороны, мы обнаруживаем черты сходства с аналогичными представлениями людей, живших в иных традиционных обществах. Это - набор элементов аграрных культов и культов животных, тесные кровно-родственные отношения, представления о неизбежной судьбе.

С другой стороны, традиционная в своей основе культура германцев имела несомненное своеобразие, подтекст которого определяла особая степень выделенности индивида из природного и социального интерьера.

Именно это своеобразие вкупе со специфически инаковым пониманием индивидуальности античной цивилизацией, на которой базировалась зрелая средневековая культура, а также христианский персонализм и гуманизм зададут европейской культуре на многие века особое интонирование темы человека, его личной ответственности за сделанный выбор, значимости его “я” во всех аспектах его взаимоотношений с миром.