Ксенофонт. Греческая история

ОГЛАВЛЕНИЕ

КОММЕНТАРИЙ

К КНИГЕ ВТОРОЙ

Лечебница — греческие врачи посещали больных на дому, а также принимали у себя в приемной или лечебнице, служившей также и аптекой, так как отдельных аптек тогда не было. Кроме врача, здесь находились также его помощники и ученики, в том числе часто рабы (рабов преимущественно лечили рабы).

О событиях, предшествовавших назначению во флот Лисандра, рассказывают почти в тех же словах Диодор (XIII, 100, 7) и Плутарх (Лисандр, 7). По Диодору, собрание, пославшее депутацию в Спарту, происходило в Эфесе: «Лакедемонские союзники в эолийских и ионийских колониях и на островах собрались в Эфесе и решили отправить депутацию в Спарту с просьбой назначить навархом Лисандра».

Действительная команда — ср. Диодор (XIII, 100, 8): «Они выбрали навархом Арака, а Лисандра прикомандировали к нему, как частного человека, приказав Араку во всем ему повиноваться», Плутарх (Лисандр, 7): «Внешне должность наварха была вверена некоему Араку, Лисандра же отправили формально в качестве эпистолея, в действительности же в качестве полновластного главнокомандующего».

Прошло уже двадцать пять лет : отрывок от этих слов и далее до § 10 Эд. Мейер ввиду хронологических (прошло 26, а не 25 лет) и исторических несообразностей (Дарий был сыном Артаксеркса, а не Ксеркса) считает позднейшей интерполяцией (Gesch. d. Alt., стр. 653).

О сношениях Лисандра с Киром рассказывают почти в тех же словах Диодор (XIII, 104) и Плутарх (Лисандр, 9). Общая сумма выданных персами спартанцам субсидий по Исократу (8, 179) превышает 5000 талантов (15 миллионов рублей).

О взятии Лампсака сообщает также Диодор (XIII, 104, 8): «Взяв Лампсак, Лисандр заключил мирный договор с афинским гарнизоном на условии, чтобы он ушел из города; затем он разграбил все имущество и отдал город назад во власть его жителей».

Кроме Ксенофонта, бой при Эгоспотамах описывают Диодор (XIII, 105 и сл.) и Плутарх (Лисандр, 10—12). Основным источником и здесь является наш автор. Необходимо заметить, что рассказ Диодора имеет специальною целью реабилитировать афинских стратегов ( Э д. Мейе р).

Пятнадцать стадий ширины — так же Плутарх (Лисандр, 11).

О вмешательстве Алкивиада Плутарх (Лисандр, 10) рассказывает то же, что и Ксенофонт; зато Диодор (XIII, 105, 3—4) передает совершенно иную, фантастическую историю: «Алкивиад пришел к афинянам и сказал им, что фракийские цари Медок и Севф, состоя с ним в дружественных отношениях, обещали предоставить в его распоряжение большое войско, если он захочет воевать с лакедемонянами. Поэтому он просил допустить его к участию в начальствовании над войском, обещая афинянам одно из двух — или вынудить врагов принять морской бой, или сразиться с ними на суше, имея союзниками фракийцев. Алкивиад, поступая так, имел в виду совершить славный подвиг для отечества и за свою помощь приобрести прежнее расположение народа. Однако, афинские стратеги, считая, что за неудачи придется расплачиваться им самим, тогда как все удачи будут приписаны Алкивиаду, приказали ему удалиться и впредь не приближаться к лагерю».

В изложении событий, предшествующих выступлению Лисандра, наши источники расходятся: по Ксенофонту, Лисандр воспользовался тем, что афиняне вышли из гавани и рассеялись по Херсоннесу для покупки хлеба; Диодор (XIII, 106, 1—3) рассказывает следующее: «Бывший в этот день главнокомандующим Филокл приказал триэрархам снарядить триэры и следовать за ним, а сам, так как его тридцать триэр стояли уже наготове, выплыл вперед. Узнав об этом от каких-то перебежчиков, Лисандр вышел в море со всем своим флотом, заставил Филокла повернуть к остальным кораблям и преследовал его. У афинян экипаж еще не успел сесть на триэры, и все были приведены в крайнее замешательство неожиданным появлением врагов». Наконец, Плутарх (Лисандр, 11) вовсе не указывает, что выбранный Лисандром момент для нападения представлял какое-либо особенное удобство; Лисандр воспользовался лишь тем, что афиняне, имея уже четыре дня опыта, совершенно не ожидали его нападения, «а так как они не ожидали, то делали покупки на рынке, гуляли по окрестностям, спали в палатках, завтракали, даже не подозревая, вследствие неопытности военачальников, о надвигающейся беде».

Лисандр дал сигнал флоту... Полный список военачальников, руководивших флотом Лисандра, дает Павсаний (X, 9, 9) при описании статуй, посвященных в Дельфийский храм: «Позади перечисленных посвящений находятся статуи товарищей Лисандра в битве при Эгоспотамах, — как спартиатов, так и союзников. Это следующие лица: Арак и Эрианф, первый из Лакедемона, второй — беотиец, оттуда же (?) Астикрат; хиосцы — Кефисокл, Гермофант и Гикесий, родосцы — Тимарх и Диагор, книдиец Феодам, Киммерий из Эфеса, милетянин Эантид... миндиец Феопомп, самосец Клеомед; из Евбеи — каристиец Аристокл и эретриец Автоном; коринфянин Аристофант, трезенец Аполлодор, Дион из Эпидавра в Арголиде... ахейцы Аксионик из Пеллены и Феар из Гермиона, фокеец Пиррий, мегарец Комон, сикионец Агасимен; из Амбракии, Коринфа и Левкады: Теликрат, коринфянин Пифодор и амбракиец Евантид; наконец, лакедемоняне Эпикурид и Этеоник».

«Паралия». У афинян в это время было два парадных корабля: «Паралия» и «Саламиния». Они служили для праздничных процессий, для перевозки посольств, для передачи приказаний правительства военачальникам.

Большую часть экипажа он захватил в плен — по Плутарху (Лисандр, 11) — 3000, по Павсанию (IX, 32, 9) — 4000 чел.

В крепость — в Сест, ср. Диодор (XIII, 106, 6 и 8): «Из воинов большинство бежало по берегу и спаслось в Сест... Лисандр пошел походом на афинян, запершихся в Сесте, взял город, а с афинянами заключил перемирие на условии, чтобы они удалились из крепости». Конечно, прав Диодор, а Ксенофонт ошибается — умышленно или неумышленно: экипаж состоял приблизительно из 18   000—20   000 чел., так что 3000—4000 пленных составляют не большинство, а незначительное меньшинство.

Отправился к Евагору. Античные писатели объясняют этот поступок различно. Диодор (XIII, 106, 6): «Он решил не возвращаться в Афины, боясь народного гнева, и бежал к Евагору, правителю Кипра». Плутарх (Артаксеркс, 21): «После морского боя при Эгоспотамах он находился на Кипре, не из стремления к личной безопасности, а выжидая перемены событий». Исократ (Евагор, 52): «Он отправился к Евагору, считая, что и жизнь его будет там в наибольшей безопасности и что он сможет скорее всего прийти на помощь своему государству».

Послал пирата — суда пиратов отличались быстроходностью.

Правая рука — ср. Плутарх (Лисандр, 9): «В числе афинских стратегов был и Филокл, убедивший за некоторое время до того народное собрание отрубить большой палец правой руки всем взятым в плен на войне, чтобы они не могли носить копья, но могли бы грести».

Он именно предал афинские корабли — рассказ о предательстве повторяется у целого ряда авторов. Плутарх (Лисандр, 11) заканчивает рассказ о вмешательстве Алкивиада так: «Алкивиад удалился, подозревая, что здесь пахнет предательством». Лисий (14, 38), наоборот, считает предателями Алкивиада и Адиманта. Павсаний (IV, 17, 3) нравоучительно замечает: «Поскольку мы знаем, лакедемоняне были первыми, поднесшими дары неприятельскому полководцу и применившими подкуп в военном деле... Лакедемоняне проявили себя и впоследствии, когда они выступили против афинского флота при Эгоспотамах, подкупив Адиманта, а также и прочих афинских стратегов»; ниже (X, 9, 11) он же говорит: «Афиняне утверждают, что поражение при Эгоспотамах они претерпели незаслуженно, — они были преданы подкупленными стратегами; имена взявших подкуп у Лисандра — Тидей и Адимант». Наконец, у Демосфена (19, 191) Конон обвиняет Адиманта в предательстве.

За вопросом Лисандра в одной из рукописей следует такой ответ Филокла: «Будучи победителем, поступай так, как поступили бы с тобой, если бы ты был побежден». Эта интерполяция (позднейшая вставка), вероятно, имеет источником Плутарха (Лисандр, 13), в свою очередь цитирующего здесь Феофраст а: «Филокл, ничуть не упавши духом от постигшего его несчастья, заявил, что нечего предъявлять обвинения там, где нет (беспристрастного) судьи; победив, подвергни меня тому, что бы ты претерпел сам, если бы был побежден. Затем он умылся, надел чистый плащ и двинулся на казнь первый, впереди своих сограждан. Так рассказывает Феофраст».

Дав им гарантию и т. д. Ср. Плутарх (Лисандр, 13): «После этого Лисандр поплыл по городам и всем встречным афинянам велел отправляться в Афины; при этом он заявлял, что он без всякой пощады казнит всех тех афинян, которых он застигнет вне их города».

Длинные стены связывали город с гаванью Пиреем; длина их достигала 7 1 / 2 км.

Мелийцев, гистиейцев и т. д. В 416 г. афиняне, покорив после долгой осады мелийцев, по совету Алкивиада перебили мужчин, а женщин и детей продали в рабство ( Фукиди д, V, 116. Плутар х, Лисандр, 14). Гистиейцы (на Евбее) были вынуждены покинуть свой город после покорения его в 446 г. афинянами ( Фукиди д, I, 114. Диодо р, XII, 7. Плутар х, Перикл, 23). Халкидские города Скиона и Торона отпали от афинян; покорив их в 421 г., афиняне продали в рабство женщин и детей; мужчины-торонейцы были отведены военнопленными в Афины, а мужчины-скионейцы казнены ( Фукиди д, V, 3 и 32). Эгинцы были в начале Пелопоннесской войны выселены из Эгины из страха, чтобы они не примкнули к врагу ( Фукиди д, II, 27).

Гавани — Афины имели следующие гавани: 1) главная гавань — Пирей, состоявшая из военной (Канфар) и коммерческой (Эмпорий), 2) к востоку от Пирея — Мунихия и 3) Зея; 4) заброшенная со времен Фемистокла Фалерская гавань.

Относительно Самоса сравни афинскую надпись в честь самосцев, Inscriptiones Graecae II, № 1b, suppl. p. 1.

Кроме аргивян. Аргивяне были с 420 г. в союзе с афинянами.

Академия — гимнасий, расположенный к северу от Афин.

Амнистия. Она была предоставлена в силу постановления, внесенного Патроклидом ( Андоки д, 1, 77 и сл.; ср. Лиси й, 25 речь, 27).

О дальнейших событиях, излагаемых в этой главе, мы имеем также свидетельство современника — Лисия (13 речь, 5—14): «Через короткое время после того, как были уничтожены наши корабли и основы нашего государственного строя заколебались, в Пирей прибыл лакедемонский флот, и одновременно с этим начались переговоры с лакедемонянами о мире. В то же время стали злоумышлять сторонники государственного переворота; они находили момент наиболее подходящим, полагая, что при создавшихся обстоятельствах легче всего добиться введения того государственного строя, который был им желателен. Единственной преградой для достижения намеченной цели они считали главарей народа, стратегов и таксиархов. Поэтому они старались устранить этих людей тем или иным способом, чтобы облегчить себе достижение желанной цели. Прежде всего они повели кампанию против Клеофонта. Действовали они при этом следующим образом. Когда собралось первое народное собрание по вопросу о мире, пред вами выступили ваши послы, прибывшие от лакедемонян с заявлением об условиях, на которых лакедемоняне были готовы заключить мир; они требовали, чтобы была срыта часть Длинных стен — на десять стадий с каждой стороны. Вы, афиняне, не могли тогда даже спокойно слышать о том, чтобы стены были срыты, и Клеофонт, выступив от имени всех вас, ответил лакедемонянам, что ничего подобного вы не допустите. После этого Ферамен, втайне злоумышлявший против нашего народа, выступил с заявлением, что, если вы выберете его полномочным послом для ведения переговоров о мире, то он добьется того, что стены не будут срыты и вообще городу не придется претерпеть никакого ущерба. Сверх того он, по его словам, полагал, что ему удастся добиться от лакедемонян для города и еще кой-каких выгод. Вы поверили ему и выбрали его полномочным послом, несмотря на то, что в предыдущем году вы не утвердили его, когда он был избран на должность стратега, считая, что он настроен недоброжелательно к демократии. Отправившись в Лакедемон, он пробыл там долгое время, оставив вас осажденными неприятелем: он знал, что весь ваш народ находится в тяжелом положении, лишенный вследствие войны и бедствий большей части предметов первой необходимости, и рассчитывал, что, когда он доведет народ до такого состояния, до какого он его и довел в действительности, — афиняне с радостью примут какие угодно условия мира. Оставшиеся в городе его единомышленники, замыслившие уничтожить демократический строй, привлекли Клеофонта к суду под тем предлогом, что он не явился на свой военный пост; действительной же причиной было то, что он выступил от вашего имени с протестом против того, чтобы стены были срыты. Лица, стремившиеся к введению олигархического строя, добились того, что для него было устроено специальное судилище; здесь они выступили с обвинением против него, и он был присужден к смертной казни, причем предлогом было указанное выше преступление. Затем вернулся из Лакедемона Ферамен. С ним вступили в беседу некоторые из стратегов и таксиархов, в том числе Стромбихид и Дионисодор, и еще несколько граждан, настроенных благожелательно к демократии; как выяснилось впоследствии, они крайне возмущались его поведением; действительно, он принес с собой такой мир, все радости которого мы узнали впоследствии: мы лишились многих добрых граждан, а сами были изгнаны тридцатью правителями. Вместо прежнего требования срыть Длинные стены на десять стадий, теперь по принесенным Фераменом условиям мира мы должны были совершенно уничтожить стены; вместо обещанных Фераменом «еще кой-каких выгод» мы нашли в этих условиях пункт, по которому мы должны были выдать лакедемонянам корабли и срыть стену вокруг Пирея».

Если принять в соображение, что Лисий, хотя и писал свои речи лишь короткое время спустя после описываемых событий, но тем не менее часто искажает правду там, где это выгодно его клиенту, 1 то мы увидим, насколько близок к истине и объективен рассказ Ксенофонта. Имени Клеофонта наш автор не упоминает умышленно, не желая, чтобы оно было увековечено историей. В этом он следует примеру Фукидида, поступившего так же с Клеоном и другими демагогами.

Вблизи Лаконии — это, конечно, вставка позднейшего интерполятора, вдобавок ошибочная: Селласия находится в самой Лаконии. Как видно из приведенного выше указания Лисия, эфоры требовали от них срытия Длинных стен на 10 стадий с каждой стороны. См. также ниже, § 15.

К Лисандру — последний находился в это время в Азии. См. Плутарх (Лисандр, 14): «Так как афиняне оказали сопротивление, Лисандр приплыл со своим флотом назад в Азию».

Разрушения Афин — ср. Исократ (Платейская речь, 31): «Из всех союзников одни лишь фиванцы подали голос за то, чтобы все афиняне были обращены в рабство, а место, на котором стоит город, было превращено навеки в пастбище для скота». По Плутарху (Лисандр, 15), это предложение было внесено фиванцем Эрианфом. Далее Плутарх рассказывает следующее: «Когда после этого военачальники собрались на общую попойку, кто-то из фокейцев запел парод из еврипидовой «Электры», которая начинается так: «О, Электра, дочь Агамемнона, я пришел к твоей деревенской хижине...». Это вызвало у всех слезы, и всем показалось ужасным предать разрушению и уничтожению такой славный город, давший Греции столько выдающихся людей». Эти подробности Э д. Мейер считает историческими (Gesch. d. Alt., IV, 665); во всяком случае, вмешательство в пользу афинян фокейцев, бывших исконными врагами фиванцев. (Ср. Павсани й, III, 10: «афиняне помнили о благодеянии, оказанном им некогда фокейцами».)

Надо думать, что причиной такого великодушия спартанцев была боязнь усиления влияния Беотии в Северной Греции и желание противопоставить ей сильного противника.

В эпоху тяжких бедствий — во время персидских войн. Точный текст постановления лакедемонского правительства по поводу мира с афинянами приведен у Плутарха (Лисандр, 14): «Постановили лакедемонские власти: вы должны срыть укрепления Пирея и Длинные стены; вы должны удалиться из всех подчиненных вам городов, сохранив только вашу собственную территорию. Выполнив эти условия, вы можете, если вам угодно, получить мир, но вы должны еще принять назад изгнанников. Относительно количества кораблей вы должны поступить согласно нашим указаниям». Диодор (XIV, 3, 2), Аристотель (Афинская полития, 34, 3) и Юстин (V, 8) прибавляют к этим условиям еще требование ввести «исконный», т. е. олигархический строй, но вряд ли это верно.

Лисий (XII, 71—76) умышленно смешивает описываемое здесь народное собрание с собранием, состоявшимся в следующем году, на котором было решено выбрать 30 правителей (см. ниже, к гл. 3, § 2).

Дату вступления Лисандра в Афины дает Плутарх (Лисандр, 15): «16 мунихиона (в конце апреля 404 г.), в тот самый день, когда греки в Саламинской битве победили варваров» (при Саламине на Кипре, в 449 г.).

Как Дионисий стал сиракузским тираном, подробно рассказывает Диодор (XIII, 91—96); он относит это событие уже к 406 г. О дальнейших излагаемых здесь исторических фактах Ксенофонт говорит, очевидно, по недосмотру; он уже упоминал о них в I кн., гл. 5, § 21; см. также комментарий к этому месту.

На следующий год — в 404/3 г. до н. э. Далее следует интерполяция.

Народ постановил — об этом постановлении, внесенном Драконтидом, рассказывает подробно Лисий (XII, 71—76); приведу его рассказ целиком: «Ферамен допустил созыв народного собрания не прежде, чем наступил тщательно подготовленный заговорщиками заранее условленный момент. К этому времени он призвал из Самоса Лисандра с его флотом; кроме того и все вражеское войско находилось в Аттике. При таких обстоятельствах и было созвано народное собрание по вопросу о государственном устройстве, в присутствии Лисандра, Филохара и Мильтиада. При этом заговорщики преследовали ту цель, чтобы ни один оратор не выступил против них и не угрожал им и чтобы вы не могли свободно выбирать полезное для государства, а должны были бы голосовать за все то, что они предложат. На этом собрании выступил Ферамен с предложением вверить управление городом тридцати правителям и принять государственный строй, предложенный Драконтидом. Несмотря на все принятые заговорщиками меры, вы, однако, подняли неодобрительный шум и отказывались последовать их советам: вы знали, что на этом собрании решается вопрос о том, быть ли вам свободными или рабами. Но Ферамен (чему вы сами, судьи, можете быть свидетелями) заявил, что ему мало дела до вашего неудовольствия, так как у него много соучастников из среды афинян, а кроме того его предложение внесено им с одобрения Лисандра и лакедемонян. После этого выступил Лисандр с длинной речью. Он, между прочим, указал, что вы уже нарушили условия мира 1 и что поэтому, если вы не согласитесь на предложение Ферамена, возникнет уже вопрос не о государственном устройстве, а о вашей жизни и свободе. Добрые граждане, присутствовавшие на этом собрании, поняв, что все это подстроено заранее и что выхода уже нет, частью остались в полном безмолвии, а частью удалились; совесть их была чиста, так как они во всяком случае не голосовали за вредное для интересов народа предложение. Лишь немногие из присутствующих — люди низких нравственных качеств и дурного образа мыслей — подняли руку за внесенное Фераменом предложение. Им было объявлено, чтоб они выбрали десять человек из лиц, указанных Фераменом, десять из лиц, предложенных эфорами, 2 и десять из своей среды. Заговорщики настолько были уверены в вашей слабости и так верили в свою силу, что заранее знали все, что произойдет в народном собрании».

Об этом же собрании рассказывает и Диодор (XIV, 3); но его 3 пристрастие к Ферамену приводит к тому, что Ферамен становится у него вождем оппозиции против Лисандра и вводимого им олигархического строя, так что последний даже угрожает его убить! Собрание это состоялось в театре в Мунихии ( Лиси й, XIII, 32), вероятно, уже в июле 404 г. Действительно, с одной стороны, из § 1 мы узнаем, что постановление это было принято «в следующем году» (аттический год начинается 7 июля); с другой стороны, в § 11 Ксенофонт сообщает, что «тридцать правителей были избраны тотчас же по срытии Длинных стен» (в конце апреля; см. гл. 1, § 23).

Для составления свода законов в духе традиции — дословно — «отцовские законы», это не только должно означать возвращение к каким-нибудь прежним законам, а просто введение олигархического строя, который, в общем, был, конечно, ближе к отжившим порядкам старины.

Солнечное затмение это произошло, по выкладкам нынешних астрономов, 3 сентября 404 года.

Описание событий сицилийской истории, судя по бессвязности изложения, представляет собой, быть может, позднейшую интерполяцию (так думает напр. Э д. Мейе р, Gesch. d. Alt. V, 84). Подробно эти события излагает Диодор (XIII, 108 и сл.). Приведу вкратце содержание его рассказа. После того как Акрагант был разрушен, Гимилькон двинулся на Гелу и осадил ее. На помощь городу пришел Дионисий с 30 000 пехоты, 1 000 всадников и 50 военными кораблями. Он имел в виду при помощи сложного маневра взять верх над карфагенянами, но ему не удалось осуществить свой план и он был разбит, потеряв 1 600 человек. Дальше бороться не было никакой возможности: ночью Дионисий вывел население из Гелы и смежной Камарины, которая после падения Гелы не могла уже сопротивляться, и уступил эти города карфагенянам. Неудача Дионисия вызвала брожение в войске. Против него выступили всадники, ряды которых состояли из сиракузской аристократии. Они двинулись на Сиракузы и овладели городом; но вскоре город был взят Дионисием, и им пришлось бежать в Этну. 1 В это же время от Дионисия отпали бывшие в его войске жители Гелы и Камарины и удалились в Леонтины.

О взятии Самоса рассказывает также Плутарх (Лисандр, 14): «(Лисандр) изгнал всех самосцев и передал город прежним изгнанникам». О судьбе изгнанных мы узнаем из афинской надписи Inscriptiones Graecae, II, № 1b (см. выше), где афинское народное собрание постановляет «похвалить жителей Эфеса и Нотия за то, что они радушно приняли оказавшихся на чужбине самосцев».

Прежним его жителям — четыремстам аристократам, изгнанным демократией в 412 году при помощи афинян ( Фукиди д, VIII, 21).

Акротерии — украшения на носу корабля.

Здесь мы имеем дело с позднейшей интерполяцией; Пелопоннесская война продолжалась (если ее считать до этого пункта) не 28 1 / 2 , а 27 1 / 2 лет; такой счет и принят у Фукидида. Ксенофонт, вероятно, считал концом войны свержение олигархии и реставрацию демократии; по крайней мере, он заканчивает на этом пункте вторую книгу, после чего следует хронологический перерыв в 1 1 / 2 года (см. коммент. к III, 1, 1). При таком счете война продолжалась, действительно, 28 1 / 2 лет. Этот счет несомненно лег в основание «Hellenica Oxyrhynchia» (см. приложение). Действительно, здесь (IV, 1) 395/394 г. назван «восьмым годом лакедемонского владычества». Значит, этот счет велся с 402/1 года, а счет по годам Пелопоннесской войны заканчивался 403/2 годом. Отсюда, вероятно, и позаимствовал это счисление интерполятор, но по небрежности сделал вставку в ненадлежащем месте. 2

За взятие Евбеи — это произошло в 446 г., а тридцатилетнее перемирие было заключено в следующем, 445 г. (Фукидид, I, 114).

По Плутарху (Лисандр, 16), он поручил отвезти добычу в Спарту начальнику сицилийской экспедиции Гилиппу, а сам отправился во Фракию. По Диодору (XIII, 106, 8—9), Гилипп был отправлен с добычей в Спарту еще до взятия Самоса. E d. Meyer (Gesch. d. Alt., 27) полагает, что здесь правы и Ксенофонт и Диодор: в 405 году был послан в Спарту Гилипп с 1 500 талантами ( Диодо р, XIII, 106, 8); в 402/1 г. прибыл сам Лисандр с остальными 470 талантами.

В изложении дальнейших событий главнейшим источником служил Диодору (XIV, 4 и сл.) наш автор.

Промышляют политическими доносами, т. е. с одной стороны получают часть штрафов, а с другой — вымогают деньги угрозами.

Эсхина и Аристотеля — оба они входили в число 30 правителей (см. выше, § 2). Этот Аристотель во время войны бежал из Афин в лакедемонский лагерь (см. кн. II, гл. 2, § 18). По Аристотелю (Афинская полития, 37) лакедемонский гарнизон был приглашен только после казни Ферамена; но при этом он искажает действительность с целью обелить Ферамена ( Э д.  Мейе р, Gesch. d. Alt. V, 23—24).

Эта речь Ферамена приведена почти в тех же словах у Аристотеля (Афин. полития, 36, 2).

Казнены ради денег — по Аристотелю (Афин. полития, 3 37) и Диодору (XIV, 5, 5), эти казни начались только после смерти Ферамена (ср. коммент. к § 13): «Был казнен Никерат, сын Никия, бывшего стратегом в Сиракузском походе, известный своей человечностью и отзывчивостью ко всем, почти что первый по популярности и богатству из греков... Затем правители казнили шестьдесят богатейших не-граждан 1 с целью овладеть их деньгами... Убили они и Автолика, победителя во всех видах состязаний». Имена других погибших (Леонта и Антифонта) см. ниже, §§ 39 и 40.

Одного метэка. Метэками назывались иностранцы, поселившиеся в Афинах. Они пользовались личной свободой; должны были платить особую подать; были лишены политических прав, права выступать на суде (за них выступал их покровитель — простат) и права владеть домом и недвижимостью. Они занимались, главным образом, торговлей, ремеслами и ростовщичеством. Метэки были сплошь и рядом очень богатыми людьми. О репрессиях против метэков рассказывает Лисий (в 12 речи, написанной против Эратосфена, одного из тридцати правителей — § 6 и сл.), бывший сам в числе преследуемых метэков: «Феогнид и Писон на собрании тридцати правителей заявили, что среди метэков есть враги существующего строя. Это будет, заявили они, благовидным предлогом для того, чтобы обогащаться под видом политического возмездия; ведь, граждане крайне обеднели, а правительство нуждается в деньгах. Им не трудно было убедить присутствующих: убить человека они считали пустяком, важнее всего для них было приобретение денег. Поэтому было решено арестовать десять метэков, в том числе двух бедняков, для того чтобы у них было оправдание перед другими, что они поступили так не ради денег, а для блага отечества». Далее следует описание возмутительной жестокости, жадности, вероломства и продажности, проявленных при этих арестах. Самому Лисию удалось бежать в Мегары, но брат его Полемарх принужден был исполнить «обычное приказание правителей — выпить цикуту, причем ему не сказали даже, за что его казнят, — чтo и говорить уже о судебном процессе и возможности оправдаться».

По Диодору (XIV, 4, 5), причиной вражды правителей к Ферамену было то, что «он угрожал выступить против них во главе тех, кому дорого спасение отечества».

Руководящую роль — ср. Лисий (XII, 65): «Уже раньше он был главным виновником олигархического переворота; он убедил вас принять государственный строй, при котором во главе правления были поставлены «четыреста». Отец его также содействовал этому перевороту, будучи одним из пробулов; сам же он был выбран правителями на должность стратега, так как считался наиболее ревностным приверженцем нового строя. Однако, он был верен правительству только до тех пор, пока он был в почете; когда же он увидел, что Писандр, Каллесхр и другие превзошли его во влиянии и что вы, народ, больше не желаете подчиняться, он из зависти к соперникам и из страха перед вами вступил в заговор Аристократа». Ср. также Фукидид (VIII, 68, 4, 89 и сл.).

Котурн — обувь на высоких каблуках, употреблявшаяся охотниками; в них же выступали артисты.

Критий был ревностным приверженцем спартанского строя; он даже написал трактат, посвященный спартанскому государственному устройству.

Заявление Ферамена не соответствует действительности, см. выше, кн. I, гл. 7. Не Ферамен, а сами стратеги ссылались на бурю; не стратеги, а Ферамен выступил первый с обвинением.

В Фессалиию Критий отправился после того, как был изгнан из Афин (см. выше, § 15).

Пенестами назывались фессалийские крепостные, бывшие в таком же положении, как гелоты в Спарте.

Леонт Саламинец — начальник афинского флота, подписавший вместе с другими мир, заключенный Никием со спартанцами ( Фукиди д, V, 19, 24). Затем он активно выступил против правления четырехсот ( Фукиди д, VIII, 73, 3), чем и навлек, вероятно, впоследствии на себя гнев тридцати правителей. Далее он был одним из военачальников в Аргинусском бою (см. выше). Когда в Афинах власть захватили тридцать правителей, он удалился на Саламин. Сократу было приказано правителями привести его из Саламина в Афины на казнь, но он отказался исполнить это противозаконное приказание («Воспоминания о Сократе», IV, 4, 3; Плато н, Апология Сократа, р. 32 С). Леонт был, тем не менее, казнен без суда ( Андоки д, «О мистериях», 94).

Никерат — сын Никия, военачальника Сицилийского похода. Ср. выше, коммент. к § 10 и Лиси й, XVIII, 6.

Анит — впоследствии прославился как один из обвинителей Сократа. Вместе с Фрасибулом он руководил восстанием против тридцати правителей ( Лиси й, XIII, 78); по свержении правителей оба они стали играть руководящую роль в Афинах ( Исокра т, XVIII, 23).

Алкивиад, после того как был объявлен изгнанником, был убит Фарнабазом по наущению Лисандра, желавшего угодить Критию ( Плутар х, Алкивиад, 38 и сл.). Однако, Эфор (у Диодор а, XIV, 11) в XVII кн. своей «Истории» сообщал, что Фарнабаз убил его совсем из других соображений.

На городском рву. Когда афинское войско, находившееся на Самосе, стало угрожать правительству четырехсот и готово было двинуться на Афины для восстановления демократии, правители устроили укрепление на мысе Ээтионее, господствовавшем над Пиреем, затевая измену. Это укрепление было уничтожено повстанцами с Фераменом во главе ( Фукиди д, VIII, 90—92).

Государственное устройство, при котором политические права были бы предоставлены всем тем (и только тем), которые в состоянии на свой счет приобрести себе тяжелое вооружение (такой строй был в это время в соседней Беотии) — действительно, было политическим идеалом Ферамена... Под его влиянием такой строй был введен в Афинах в 411 г. ( Фукиди д, VIII, 97, 1); в 404 г. он снова добивался, однако безуспешно, введения такого строя (§ 19).

По своему усмотрению — это неверно; Ферамен был вычеркнут из списка на законном основании, так как по «новым законам» политических прав были лишены «все те, которые принимали участие в срытии укрепления на Ээтионее или вообще в чем-либо поступали во вред интересам правительства четырехсот» ( Аристотел ь, Афин. полития, 37, 1). Ферамен был, как известно, как раз в числе этих лиц (см. коммент. к § 46).

Гестия — богиня домашнего очага.

Коллегия одиннадцати см. выше, кн. I, гл. 7, § 10. В правление тридцати их власть была, по-видимому, значительно расширена. Ср. Платон (письмо VII, р. 424): «Во главе государства стоял 51 правитель: коллегия одиннадцати в городе, коллегия десяти в Пирее (этим двум коллегиям был поручен надзор за рынком и за городскими делами) и тридцать верховных правителей с неограниченными полномочиями».

Привожу трогательно-наивный (и, конечно, не соответствующий действительности) рассказ Диодора (XIV, 5, 1—4) о последних минутах жизни Ферамена. «Ферамен мужественно переносил несчастье, так как он усвоил от Сократа глубоко философский взгляд на вещи, но вся остальная толпа сострадала несчастью Ферамена. Однако, никто не решился ему помочь, так как со всех сторон его окружала масса вооруженных. Только философ Сократ с двумя из своих учеников подбежал к нему и пытался вырвать его из рук служителей. Ферамен просил его не делать этого. «Конечно, — заметил он, — я глубоко тронут вашей дружбой и мужеством; но для меня самого будет величайшим несчастьем, если я окажусь виновником смерти столь преданных мне людей». Сократ и его ученики, видя, что никто не приходит к ним на помощь и что надменность их торжествующих противников увеличивается, прекратили свою попытку».

Коттаб — великая игра, которою развлекались на попойках. Игра состояла в том, что вино, находившееся в одной чаше, надлежало выплеснуть в другую, находившуюся на более или менее значительном расстоянии, так, чтобы вино не разбрызгалось, а влилось в чашу одной струею. Если это было сделано удачно, то раздавался звонкий плеск. При этом играющий произносил имя своего возлюбленного или возлюбленной, которому он и дарил «выигравшую» чашу: это, по поверию, сулило удачу в любви. Этот же эпизод рассказывает Цицерон (Тускуланские беседы, I, 40, § 96): «Остаток он выплеснул так, что раздался звонкий плеск. При этом плеске он воскликнул: «За здоровье моего ненаглядного Крития».

Бежали в Пирей — об изгании в Пирей всех, не внесенных в список трех тысяч, сообщает ряд авторов ( Аристотел ь, Афинская полития; Диодо р, XIV, 32, 4; Лиси й, 13, 47. 25, 22. 26, 2. 31, 8; Исокра т, VII, 67; Юсти н, V, 9. 12).

Мегара и Фивы наполнились беглецами. Ср. Диодор (XIV, 6): «Лакедемоняне издали постановление, по которому приспешникам тридцати правителей разрешалось арестовывать афинских беглецов во всяком греческом городе. Всякий, кто станет им препятствовать, должен заплатить пять талантов штрафа. Как ни жестоко было это постановление, почти все греческие государства повиновались ему из страха пред могуществом спартанцев. Только аргивяне, ненавидевшие бессердечность лакедемонян, первые сжалились над бесприютными изгнанниками, выразили им сочувствие и дали убежище. Фиванцы же, кроме того, еще и наложили штраф на того, кто допустит, чтобы беглецы были насильно уводимы и не окажет им посильного заступничества». Постановление фиванцев приведено целиком у Плутарха (Лисандр, 27): «Всякий дом и всякий город в Беотии должен быть открыт для нуждающихся афинян. Кто не заступится за насильно уводимого афинского беглеца, должен заплатить талант штрафу. Если кто-нибудь будет провозить через Беотию в Афины оружие для борьбы с тираном, — ни один фиванец не должен ни видеть этого, ни слышать об этом». 1 В Мегарах нашел убежище Лисий ( Лиси й, XII, 17; см. выше, к гл. 3, § 21). Кроме этих государств убежище беглецам дали Халкида ( Лиси й, XXIV , 25: «во время правления тридцати... я бежал вместе с вашим народом в Халкиду») и Ороп ( Лиси й, XXXI, 9), находившийся под беотийским влиянием.

Фрасибул — во главе повстанцев был, кроме Фрасибула, еще Анит ( Лиси й, XIII, 78). Ср. коммент. к III, 5, 2.

Семидесяти человек — по Павсанию (I, 38, 3) их было только 60.

Филу — ср. Диодор (XIV, 32, 1): «Фрасибул, по прозванию Стириец, афинянин по национальности, изгнанный тридцатью правителями, при тайном содействии фиванцев, захватил аттическое местечко Филу. Это было очень сильное укрепление, находившееся в 100 стадиях (17 километрах) от Афин». Фила находилась на большой дороге, ведшей из Фив в Афины.

Неудачное выступление афинян против повстанцев, занявших Филу, почти в тех же словах описывает Диодор (XIV, 32, 2 и сл.); он прибавляет еще сюда анекдот о паническом страхе, якобы охватившем войско тридцати правителей. После неудачи под Филой, как сообщает тот же Диодор (XIV, 32, 5), правители отправили послов к Фрасибулу. «Официальным поводом этого посольства были переговоры о каких-то пленных, но втайне правители предлагали Фрасибулу расстроить заговор беглецов и зато вступить на место Ферамена в число правителей, причем ему будет предоставлено вернуть в отечество десять изгнанников по своему выбору». Фрасибул ответил категорическим отказом на это предложение.

Филы — афинские граждане делились на 10 фил; соответственно этому и войско делилось на 10 частей.

Достиг почти семисот человек — по Диодору (XIV, 33, 1), их было 1200.

Устремились на гарнизон — по Диодору (XIV, 32, 6), это столкновение произошло в Ахарнах.

Гиппарх — начальник конницы.

Одеон — общественное здание, куда собирались послушать музыку и декламацию.

Открыто класть свой камешек — подробно описывает эту процедуру Лисий (XIII, 37): «Тридцать правителей сидели на тех местах, на которых обыкновенно сидят пританы. Перед правителями стояло два стола. Камешки бросали не в урны, а их полагалось открыто класть на столе: оправдательные — на первый стол, обвинительные — на второй. При таком способе голосования мог ли кто-либо быть оправданным?»

Мунихия — холм на восточной стороне того мыса, на котором находится Пирей.

Гипподамов рынок — рынок, построенный по новой системе архитектором Гипподамом Милетским, современником Перикла.

Бендидий — храм фракийской богини Артемиды Бендиды.

Пэан — искупительная песнь, своего рода призыв к Аполлону—искупителю, исполнявшаяся и в честь победы, и во время битвы. В последнем случае — распевный речитатив, служивший пробуждению воинского духа и обретению покровительства демонов-керов. Бог кровопролития Эниалий призывался криком: «Алалай!» (Р.С.)

Об элевсинских мистериях см. выше, коммент. к кн. I, 4, § 20, Глашатай мистов — очень почетная должность, которую могли занимать только члены старинного рода Евмолпидов.

Больше афинян . Всего был убито правителями 1500 граждан ( Аристотел ь, Афин. пол., 35, 4; Исокра т, XII, 67; XX, 11; Эсхин III, 23, 5).

Десять лет войны . Имеется в виду последняя часть Пелопоннесской — Декелейская война, которая велась непрерывно с 414 до 405 года.

Десять человек — каждый из них назывался декадухом (Гарпократион, s. v. ? ??). О характере правления декадухов рассказывает Диодор (XIV, 33, 5): «Граждане, находившиеся в Афинах, лишили власти тридцать правителей и изгнали их из города; вместо них они избрали десять человек с неограниченными полномочиями для изыскания способа прекращения войны и примирения с противниками. Но, захватив власть, последние и не думали делать того, для чего они были избраны, стали сами тиранами и призвали из Лакедемона войско из 40 кораблей и 1000 солдат с Лисандром во главе». Еще определеннее говорит о них Лисий (XII, 54 и сл.): «Они изгнали тридцать правителей, исключая Федона и Эратосфена, и выбрали правителями их злейших врагов, ожидая, что они будут относиться со справедливой ненавистью к тридцати правителям и с симпатией к находившимся в Пирее гражданам. Однако, те самые... которых считали злейшими врагами Харакла, Крития и всей их компании, оказавшись сами во главе правления, только раздули среди горожан еще большую вражду к пирейским изгнанникам. Этим они явно обнаружили, что боролись они не за пирейских изгнанников и не за убитых без вины, что им было мало дела до совершенных уже правителями казней и до тех казней, которые они могли совершить еще в будущем... Нет, их удручало то, что были люди, имевшие бoльшую власть и быстрее обогащающиеся, чем они сами». По-видимому, декадухи принадлежали к умеренно-олигархической партии, одинаково враждебной и к демократам, и к тиранам. Нет основания обвинять их в беззакониях: по возвращении изгнанников они представили отчет о своей деятельности междупартийной комиссии, и он был утвержден ( Юсти н, V, 10, 7; Непот, биография Фрасибула, 3, 1). Поэтому они не упомянуты (ниже, § 38) в числе лиц, на которых амнистия не распространяется (см. коммент. к § 43). Аристотелю, как полагает Э д.  Мейер (Gesch. d. Alt. V, 40), должно было казаться странным, что эти десять лиц, с одной стороны, боролись с демократами в Пирее и казнили крайних демократов, обнаруженных в городе; с другой, в их среде были столь симпатичные этому ученому люди, как Ринон и Фаилл, и отчет, представленный ими, был утвержден народом. Поэтому он и сделал (Афин. пол., 38) несоответствующее действительности допущение, что выбранная после свержения тридцати правителей коллегия десяти была вскоре лишена полномочий, так как она правила в духе своих предшественников и была заменена другой такой же коллегией, уже лояльной и либеральной.

Щиты — всадники не всегда носили щиты; но в данном случае они должны были быть готовы выступить и как всадники, и как гоплиты.

Эксонейцы — жители прибрежного аттического дема Эксоны.

Послы из Элевсина — по Диодору (XIV, 32, 6), тридцать правителей отправили своих послов еще до смерти Крития; Аристотель (Афин. пол., 37, 2) смешивает это посольство с посольством, призвавшим Каллибия (см. выше, гл. 3, § 13).

Из города — об этом посольстве подробно рассказывает Лисий (XII, 58): «Фидон (один из десяти правителей), отправившись в Лакедемон, стал убеждать лакедемонян идти походом на Афины, ложно утверждая, что иначе город попадет в руки беотийцев, и приводя другие доводы, которые он считал наиболее убедительными для них. Однако, ему не удалось добиться этого — потому ли, что жертвоприношения не давали благоприятных предзнаменований, или просто потому, что лакедемоняне не желали вмешиваться. Зато ему удалось получить ссуду в сто талантов для найма охотников и согласие на то, чтобы во главе этого наемного войска стал Лисандр, благосклонно относившийся к олигархии». Призванное войско состояло из 1000 воинов и 40 кораблей, см. коммент. к § 23.

Сто талантов. О том, как эти деньги были впоследствии возвращены лакедемонянам, рассказывает Демосфен (XX, 11—12): «Когда граждане примирились между собой и был водворен прочный порядок в государстве, лакедемоняне прислали послов с требованием возврата денег. Произошел спор: одни говорили, что эти деньги должны вернуть те, кто их занимал, т. е. партия, в руках которой был город; другие же полагали, что надо выплатить эти деньги из общих — казенных — сумм, дабы это было первым проявлением общего согласия. И народ, как говорят, склонился на сторону того, чтобы внести эти деньги из казенных сумм, и таким образом, согласился участвовать в этом расходе, чтобы ничем не расстраивать установившейся солидарности». Ср. также Исокра т, (VII, 68).

Стал завидовать Лисандру — другие писатели объясняют поведение Павсания мотивами гуманности. Так, Юстин (V, 10) говорит, что Павсанием руководило сострадание к изгнанникам и ему хотелось вернуть их на родину. Периэгет Павсаний (III, 5, 2) говорит, что «он не желал, усиливая тираническую власть безбожных людей, покрыть Спарту несмываемым позором», Диодор (XIV, 33, 6) контаминирует обе причины: «Лакедемонский царь Павсаний, с одной стороны, завидовал Лисандру, с другой — видел, что Спарта приобретает печальную репутацию у греков».

Галипед — прибрежная низменность между Пиреем и Афинами.

Мора — все лакедемонское войско делилось на шесть мор; численность каждой моры не была постоянной.

Тихая гавань — часть Пирейской гавани; точно е положение ее неизвестно.

Оба полемарха — в сражении участвовали только две моры (§ 31), следовательно и только два полемарха, так как во главе каждой моры стоял полемарх (см. ниже, коммент. к VI. 4, 12).

Керамик — северо-западная часть Афин.

Экклеты. В Спарте часто упоминается народное собрание — экклесия. В экклесии могли принимать участие все спартиаты; с другой стороны, наш автор (III, 3, 8) упоминает малую экклесию, в которой, вероятно, 1 принимали участие только «гомеи» (равноправные, см. ниже, комм. кн. III, гл. 3, §5), да и из их, вероятно, только достигшие определенного возраста. Кто назывались экклетами — члены большой или малой экклесии, — при современном состоянии наших знаний решить невозможно.

Имеется в виду закон Солона «о вреде, причиненном четвероногими», по которому полагалось «кусающуюся собаку выдать пострадавшему, посадив ее на цепь длиной в четыре фута». ( Плутар х, Солон, 24).

С этих пор — возвращение Пирейских изгнанников произошло 12 боэдромия (4 октября) 403 года.

Через некоторое время — на третий год (Аристотель, Афин. пол., 40).

Не помнить прошлого зла. Этому закону впоследствии (Плутарх, Цицерон, 42, Геродиа н, V, 4, 18) было дано столь распространенное теперь название — амнистия, т. е. «забвение» («oblivio» у Непот а, биография Фрасибула, 3, 2). Формула клятвы сохранилась у Андокида («О мистериях», 90): «Я не буду помнить зла и мстить никому из граждан, кроме тридцати правителей и коллегии одиннадцати; из последних я не буду мстить тем, кто согласится дать ответ в своей деятельности во время власти».

1 Так, он умышленно соединяет воедино первое посольство Ферамена к Лисандру и его поездку в Спарту в качестве полномочного посла.

1 Так как истек уже срок, в течение которого афиняне обязались срыть стены. Диодо р (XIV, 3).

2 Так назывались члены состоящего из 5 лиц тайного исполнительного комитета, выбранного олигархическими клубами. Лисий XII, 43.

3 Точнее: его источника — Эфора.

1 А не в Катану, куда их, по Ксенофонту, «отправил» Дионисий.

2 Э д. Мейер, Theopomps Hellenika, стр. 62 и сл.

1 Вероятно, речь идет о метэках, но их было казнено гораздо меньше. См. ниже.

1 Внезапная перемена отношения беотийцев к афинянам (ср. выше, гл. 2, § 19) объясняется тем, что в 404 г . в Беотии власть перешла в руки более демократической партии, стоявшей в оппозиции к Спарте (см. С. Я. Лурь е, Беотийский союз, стр. 36).

1 Так думают Schoemann — Lipsius Griech Altertumer, 240.