Можейко И. Тайны истории

ОГЛАВЛЕНИЕ

МАТЬ ФАРАОНА ХЕОПСА
Грабители гробниц

Египетские фараоны строили пирамиды. Потом в эти пирамиды клали их высушенные тела — то есть мумии. И всевозможные драгоценности. А потом приходили грабители и вытаскивали драгоценности. Так мы себе представляем историю Древнего Египта.
Но остается множество загадок.
Почему фараоны строили именно пирамиды?
Почему три фараона построили себе гигантские пирамиды в Гизе под Каиром, а мумии последующих фараонов прятали под землей?
Неужели так боялись воров и грабителей?
Кстати, а почему эти грабители, несмотря на угрозы и запреты, лезли грабить пирамиды чуть ли не на следующий день после похорон?
Попробуем разрешить хотя бы некоторые из этих загадок.
Известно, что египетские цари первой и второй династий захоронены в мастабах.
Мастаба — это дом для покойного фараона. Он предназначался для того, чтобы фараон на том свете имел бы все необходимое и ему не пришлось бы якшаться с обыкновенными людьми.

План мастабы

Мастабы и на самом деле похожи на дома с плоскими крышами. Название их происходит от арабского слова «скамья», возникшего сравнительно недавно.
В мастабах хоронили не только фараонов, но и знатных людей: членов царской семьи, вельмож, губернаторов, жрецов, министров — всех, кто мог себе позволить такой недешевый способ отправиться на тот свет.
В 1937 году археологам удалось отыскать и раскопать мае-табу возле города Мемфиса длиной сорок и шириной пятнадцать метров. Под плоской крышей располагались пять подземных залов, перекрытых деревянными балками. Стены были увешаны тростниковыми циновками. В помещениях мастабы ученые нашли множество горшков, сосудов, кувшинов для напитков и пищи, вещи, которые могли понадобиться в дороге, мебель, чтобы было на чем сидеть и лежать, даже повозки и носилки, чтобы передвигаться в загробном мире.
В этой гробнице на сосудах был выдавлен знак «Аха» — одно из имен первого фараона самой первой египетской династии Менеса. Правда, есть еще одна гробница того же фараона в Саккаре. Но здесь нет противоречия — известны случаи, когда у фараонов было две гробницы. Сначала строили одну, потом ее по каким-то причинам забрасывали и хоронили царя в другой.
Над подземными залами мастабы помещался еще один этаж — это уже был большой дом с множеством комнат и дверей. Но двери оказались ложными — просто нарисованными на стенах.
Впоследствии гробницы фараонов изменились.
Теперь вместо просторных подземных залов в скале вырубалась глубокая шахта. На глубине десятков метров шахта расширялась, и туда, в облицованную каменными плитами камеру, опускали саркофаг с мумией.
А верхний этаж мастабы из копии дворца превратился в мрачный каменный зал, куда родственники или жрецы приносили свежую пищу и вино, чтобы духу было чем питаться в подземном царстве.
То есть самые ранние пирамиды стремились не ввысь, а вглубь.
Причина этого понятна.
Грабители завелись уже в те далекие времена. Проникнуть в мастабу из сырцового кирпича и забраться в подземные кладовые было совсем нетрудно. А как сохранить мумию? Ведь как только мумия погибнет, то и судьба усопшего вельможи или фараона будет ужасной — он останется без тела!
И египтяне с честью выбрались из этого положения.
Поэтому-то наверху они поставили стол для пищи, которую приносили духу фараона. А для того чтобы дух мог увидеть и оценить дары, часть этой комнаты отделили каменной стеной и за ней поставили статую покойника. В стене же на уровне глаз статуи пробили отверстие. Теперь, когда делались жертвоприношения, родственники обращались к щелке со словами приветствия, а статуя следила за ними из темноты. Если нужно, статуя могла передать приветы от родных и рассказать, что сегодня на ужин, замурованной в шахте мумии.
Египтяне относились к двойному присутствию покойника в мастабе совершенно серьезно.
Нам же повезло. Археологи нашли множество статуй, причем обладающих портретным сходством с изображаемыми персонажами. Ведь грабителям эти статуи были не нужны. Они стремились пробиться вниз, в шахту и ограбить мумию. А статуи сохранились.
Уверенность египтян в том, что и после смерти они будут жить, хоть в основном и не на этом свете, подчеркивалась еще одним курьезным обычаем. В мастабе часто делали ложную дверь. Она предназначалась для покойника. Если его духу захочется как-нибудь выйти погулять — пожалуйста, дверь к его услугам.
Даже известна такая надпись в одной из гробниц:
Да буду я вдыхать сладость северного ветра, Напоенного благовониями моего Божества.
Миг истории, в который произошел переход от мастабы к пирамиде, нам известен. Это случилось в 2750 году до нашей эры. Я могу ошибиться на год или два — но в масштабах вечности это не ошибка.
Возле Абидоса фараон третьей династии Джосер построил массивную мастабу, и все в ней было готово, чтобы фараону возлечь после смерти. Но тут он встретился с Им-хотепом.
Имхотеп придумал пирамиду.
Это сооружение было не только собственно пирамидой, а целым комплексом зданий, занимавшим площадь в сто пятьдесят тысяч квадратных метров и обнесенным десятиметровой каменной стеной.
Под пирамидой Джосера, куда можно проникнуть по наклонному коридору, находится глубокая шахта, облицованная каменными плитами. Там внизу и располагается камера, где лежала мумия фараона.
Еще до того, как фараон Хеопс построил самую большую в мире пирамиду — сооружение, до сих пор не превзой-

Фараон Джосер

денное по количеству камня, пошедшего на его строительство, — проблема грабителей стала одной из самых острых в государстве. Грабителей казнили, должностных лиц, отвечавших за охрану мастаб и пирамид, жестоко наказывали — и хоть бы что! Не успевали запечатать вход в гробницу, как туда уже лезли жулики. С этой проблемой связана одна из тайн Древнего Египта.
В конце 1924 года рядом с пирамидой Хеопса работала экспедиция американского археолога Рейснера. Она исследовала захоронения родственников фараона — небольшие пирамиды и мастабы его жен и многочисленных детей.
И вдруг Рейснер увидел узкий лаз, скрытый под слоями строительного мусора. Когда рабочие расчистили лаз, оказалось, что он ведет к заброшенной шахте, на которой не было и следов обычной мастабы или пирамиды.
Археологи начали копать шахту. Они прошли десять метров вглубь, но не нашли погребальной камеры — только в стене обнаружилась ниша с костями животных. Видно, тут строители оставили еду для чьего-то духа.
День за днем трудились землекопы, но шахте и конца не было видно.
Археологи уже начали надеяться, что скоро отыщут не потревоженное грабителями погребение какой-то знатной особы.
И, лишь очистив шахту до тридцатиметровой глубины (можно представить, что это за колодец — в нем уместился бы десятиэтажный дом!), землекопы наткнулись на каменную кладку — внизу была камера!
Со всеми предосторожностями археологи разобрали кладку потолка камеры и смогли заглянуть внутрь. Там находился нетронутый саркофаг.
Спустившись в камеру, археологи убедились в том, что все драгоценные предметы в гробнице свалены в кучу и даже как будто утрамбованы — все было переломано, словно там резвился злой хулиган.

Пирамида Джосера

На грабеж было не похоже — многие золотые предметы лежали на видных местах.
На стене гробницы удалось прочесть слова: «Владыка обеих корон Снофру». Неужели найдена гробница отца Хеопса? Но археологи боялись передвигаться внутри гробницы — так тесно камера была забита поломанными, хрупкими, истлевшими вещами. Даже саркофаг нельзя было открыть, не повредив остальное.
Без сомнения, в нем лежала мумия — печати на саркофаге сохранились нетронутыми.
Археологи обратили внимание на то, что и шахта и камера были сделаны лишь вчерне. Даже строительный мусор из камеры не убрали, что было совсем невероятно. Что они, бежали оттуда, что ли?
Наконец после долгих исследований Рейснер догадался, что все эти предметы предназначались для другого помещения, по крайней мере втрое больше, чем камера на дне глубокой шахты. '
Стало ясно, что саркофаг можно было опустить сюда только вертикально, а балдахин над ним и некоторые крупные предметы просто разломали, чтобы протолкнуть их вниз.
Значит, это было вторичное захоронение и, скорее всего, тайная могила.
Целый год после открытия гробницы работали в ней археологи. Каждый предмет, как бы он ни был мал, фотографировали, консервировали и осторожно поднимали наружу. А вы представьте себе, что такое больше года по нескольку раз в день опускаться на тридцать метров в душную шахту и при свете свечей и керосиновых фонарей пинцетом отделять лепестки ткани или металла! Достаточно сказать, что каждую находку регистрировали в рабочем журнале — большой амбарной книге в 1300 страниц, исписанных мелким почерком!
Чем дальше, тем яснее становилось, что Рейснер был с самого начала прав. И саркофаг и все, что находилось в камере, спешно перетащили из другой гробницы. Даже в ларце, где когда-то хранились драгоценные, но истлевшие занавеси, обнаружилась труха, кусочки цемента и извести.
Затем археологи увидели, что большой участок пола буквально завален золотом — листочки золота лежали толстым слоем. Четыре месяца они снимали их один за другим, чтобы не потревожить. Под золотом обнаружилась деревянная доска с надписью золотыми иероглифами: «Мать Владыки Верхнего и Нижнего Египта».
А еще через несколько дней в другой надписи прочли имя этой женщины — Хетепхерес, жена Снофру и мать Хеопса.
Когда из гробницы были извлечены все предметы, то в углу кроме мусора нашли несколько молотов и долот, брошенных рабочими — так они спешили!
Наконец 3 марта 1927 года, через два года после открытия камеры, в присутствии египетских официальных лиц вскрыли печати на саркофаге.
Все замерли от изумления. Саркофаг был совершенно пуст!
Потом уж Рейснер напишет:
«Уму непостижимо, как мог Хеопс приказать перенести останки матери к своей пирамиде и тайно похоронить на глубине ста футов под толщей каменной кладки, если он не был уверен, что ее тело находится в саркофаге».
Где же была мумия матери Хеопса?
Рейснер и другие ученые предлагают такую разгадку этой тайны.
Когда фараон Снофру и его жена умерли, их похоронили на родовом кладбище — Снофру в пирамиде, а его жену рядом — в небольшой пирамидке, под которой археологи давно уже нашли совершенно пустой обширный зал с надписями в честь царицы на стенах.
Сам же Хеопс начал строить себе гигантскую пирамиду.
Тем временем грабители забрались в пирамиду его матери, вытащили оттуда часть ценных вещей, а главное — похитили саму мумию. Это они делали нередко, потому что на мумии всегда находились ценнейшие ожерелья, браслеты и кольца, а обыскивать ее было удобнее не спеша.

Священный шакал бога Анубиса

Когда наутро стражи (может быть, и подкупленные, как часто бывало) обнаружили взлом и подняли тревогу, спасать было уже нечего. Все внутри подземелья было переломано, а саму мумию уволокли неизвестно куда.
Наверное, во все стороны побежали солдаты, но конечно же никого не нашли.
А как сообщить всесильному фараону, что чиновники недосмотрели и прозевали ограбление гробницы его матери? Больше того: произошло самое страшное — пропала мумия, и, значит, никогда уже царице не обрести покоя на том свете!
Такие случаи известны в позднейшей истории Египта. Случалось, что мумия исчезала, и чиновников жестоко казнили, чтобы хоть как-то утешить родных и самого покойника.
Чиновники скрыли от фараона правду.
Но и без этого фараон был в бешенстве. Он приказал немедленно перенести все из гробницы матери поближе к его собственной пирамиде, которую, как он надеялся, будут охранять по-настоящему.
Каменотесы спешили. Тем более что Хеопс приказал сделать так, чтобы до мамы больше никто и никогда не добрался. А раз сроки поджимали, то рабочие тайно вырубили шахту прямо в каменоломне у пирамиды и сделали ее страшно узкой, зато глубокой, как приказал фараон.
Главное было скрыть от Хеопса, что погребение ложное. Что его мама — это «поручик Киже».
Есть такая повесть из времен Павла Первого у русского писателя Юрия Тынянова. Когда царь читал рапорт, то слова «поручики же...» понял как «поручик Киже», и этот ошибочно рожденный опиской персонаж обрел жизнь и даже стал любимцем императора.
Когда все было закончено, в шахту спешно затолкали саркофаг, конечно, пустой, но запечатанный, а также вещи царицы. И доложили Хеопсу, что его мать захоронена в тайном и безопасном месте.
И может, даже получили большие награды за оперативность и спасение маминой мумии.
Но надо сказать, что, не получив особых наград, в течение нескольких лет археологи собирали, склеивали и реставрировали предметы, которые отыскались в пустой гробнице. И теперь, если вы попадете в Каирский музей, то увидите там кресло царицы, ложе с шатром-балдахином над ним и иные ее вещи.
Достаточно сказать, что переносное кресло царицы собирали из кусочков два года, но сегодня вы ни за что об этом не догадаетесь. По крайней мере, когда я был в том зале музея, то не догадался. И если вам действительно доведется попасть в Каир, то загляните в зал царицы и посмотрите на ложе, на котором родился великий фараон Хеопс. Оно — как новое.