Хуземан Ф. Об образе и смысле смерти

ОГЛАВЛЕНИЕ

Проблема смерти в эпоху естествознания

Полярность жизни и сознания

Тысячелетиями смысл вопроса о сущности смерти сводился, собственно говоря, к следующему: что происходит с человеческой душой после ухода из земного мира? Прежние эпохи благодаря религии получали на эти вопросы ответы, которые давали им ясность и уверенность. Но по мере того как естественнонаучные методы все больше определяли постановку вопросов и характер ответов, ответы религии становились в'се менее убедительными. И очень многие люди решили, что они должны отказаться от веры в бессмертие души, потому что они не пожелали оступить от мнимого вывода из своего естественнонаучного мировоззрения.
В свете последнего факта все это напоминает гротескную иронию, и можно подумать, что действительно «какой-то злой дух водит по кругу» человеческий разум, когда именно естествоиспытатель, зоолог Вейсман', делает вывод, что в своей специальной области исследований он снова открыл «бессмертие», правда в материальном смысле.
Вейсман с естественнонаучной точки зрения занимался вопросом: следует ли рассматривать смерть как явление, в силу природной необходимости связанное с жизнью, или ее следует возводить к внешним причинам? Поскольку на первый взгляд всякое живое существо должно рано или поздно умереть, смерть можно было бы считать необходимым явлением, сопровождающим жизнь или следующим за ней. Вейсман же указал на примечательный факт, что такое положение дел не относится к низшему классу животных — одноклеточным протистам (устаревшее название бактерий, простейших, водорослей и грибов). Протисты размножаются за счет того, что их организм делится на две равные части; обе половинки вырастают затем до первоначальных размеров. С логической точки зрения, ни об одном из двух новых организмов нельзя сказать, что он старше другого. А поскольку при таком способе размножения нет стареющей родительской особи и в
' A. Weismann: Uber Leben und Tod. Jena 1883.

84

конце концов не остается никакого трупа, применительно к этим животным нельзя говорить о смерти, по крайней мере в том смысле, как это происходит у высших животных. Протисты тем самым, по мнению Вейсмана, «бессмертны», так как в процессе нормального развития не оставляют трупов'.
Целый ряд исследователей посвятил себя дальнейшему разъяснению этого вопроса. Из некоторых экспериментов, казалось, явствует, что и одноклеточные организмы после длинного ряда делений обнаруживают определенные признаки старения и, таким образом, предрасположенность к смерти по внутренним причинам. Более точные наблюдения, однако, показали, что этого не происходит, если животных после каждого деления помещать в свежий питательный раствор. Вудраф, который потратил на этот эксперимент более тринадцати лет, вырастил к тому времени 8 900 поколений протиста Paramaecium aurelia, причем никаких возрастных или болезненных явлений замечено не было. Казалось, представление Вейсмана о «бессмертии одноклеточных» нашло, таким образом, свое подтверждение.
Правда, можно возразить, правомерно ли вообще употреблять в этой связи понятие «бессмертия». Ведь к нему можно обращаться только тогда, когда отдельный, имеющий свои границы организм, «индивидуум», живет вечно. «Индивидуум» в переводе означает, как известно, «неделимый». А значит протисты не могут быть названы «индивидуумами», поскольку именно делимость есть одно из их специфических свойств. Кроме того, ясно, что при делении первое поколение может сохранить только половину, второе — четверть, третье — одну восьмую и т. д. животного-родоначальника, не говоря уже о том, что и этот остаток подлежит обусловленному обменом веществ уменьшению.
Впрочем, даже Вудраф вынужден был констатировать некоторые колебания интенсивности жизни протистов. В своих опытах он обнаружил, что деление парамеций происходит не совсем равномерно, даже когда все внешние условия остаются неизменными. Более того, через некоторое время
' Желающие детальнее познакомиться с проблемой, найдут обширный материал в книге Э. Коршельта «Срок жизни, старение и смерть», равно как у А. Липшюца (A. Lipschiitz) «Allgemeine Physiologic des Todes». Более краткое примечательное изложение исследований в этой области интересующийся естествознанием найдет в книге Ж. Жаке (J Jaquet Wissen und Glauben).

85

отмечалось определенное снижение скорости деления. Одновременно возникали явления распада в ядре животного, в результате чего образовывалось новое ядро. Р. Хертвиг определил это явление как процесс смерти; Дофлейн, напротив, видит в нем процесс регенерации, с помощью которого организм избегает необходимости смерти.
Здесь мнения ученых разошлись из-за разного понимания вопроса: видеть ли существенное в мертвом выделении или в процессе жизни. В конце концов, бесспорно, речь здесь идет о ритмичном процессе жизни, в результате которого организм отторгает часть, чтобы сохраниться как целое.
Таким образом, не может быть и речи о том, что отдельный протист бессмертен: он каждый раз разлагается при делении — правда, не до мертвого вещества, а до нового живого существа. По сути, то же самое происходит и с веществами, когда умирают высшие живые существа, с той лишь разницей, что они проходят минеральную стадию, прежде чем вступают в новые жизненные связи.