Маньковская Н.Б. "Париж со змеями" (Введение в эстетику постмодернизма)

ОГЛАВЛЕНИЕ

ЭСТЕТИКA ПОСТНЕКЛAССИЧЕСКОЙ НAУКИ

Экологическая эстетика

Два полюса постмодернистской
культуры - экологическая и
алгоритмическая эстетика -
свидетельствуют о стремлении создать
целостную духовную среду, воссо-
единяющую природу, культуру и
технику. "Поколение экологии" стало
не только свидетелем экологических
войн, экофашизма и экологического
терроризма, но и творцом
экологической дипломатии,
политэкологии, срочной экологической
помощи, экологического этикета.
Реальная деятельность, связанная с
охраной и эстетизацией окружающей
среды, привлекла значительную часть
западноевропейского электората,
отдающего свои голоса за кандидатов,
проходящих по внепартийным спискам
"охотников и рыболовов". Идеи
экологического ренессанса нашей
планеты, экологического экуменизма,

331

объединяющего представителей всех
мировых религий во имя спасения
природы, тема коэволюции природы и
общества привлекли создателей
экологического искусства
(экологический джаз, кино и др.),
посвятивших свое творчество одной из
глобальных проблем современности.
Постмодернистская эстетика чутко
восприняла нараставший на протяжении
двух последних десятилетий интерес к
неформальным движениям,
альтернативным стилям жизни, в том
числе деятельности "зеленых". Для нее
характерна повышенная экологическая
чувствительность, компенсирующая
технологическую эйфорию компьютерного
искусства. В рамках эстетики постмо-
дернизма органично сосуществуют
алгоритмическая и экологическая
ветви, каждая из которых стремится к
самостоятельному статусу,
дистанцируясь от традиционной
философской эстетики. В
постмодернистском искусстве также
сочетаются суперурбанистические и
регионалистские мотивы, дополняемые
тенденцией выхода за пределы западной
культуры. Характерный для модернизма
эстетический и эротический восторг
перед "Востоком" сменяется здесь
интеллектуальным интересом к диалогу
культур, способному обогатить

 

332

эстетику и поэтику постмодернизма
проблематикой, специфичной для стран
Полинезии и Океании, отчасти Африки и
Латинской Америки.
Экологическая эстетика своими
специфическими средствами исследует
глобальную проблему взаимосвязей
человека и природы в контексте
культуры. Современный этап ее
развития выходит далеко за рамки тра-
диционного рассмотрения темы природы
в искусстве и связан, прежде всего, с
попытками построения концептуальной
философской модели эстетики природы.
При этом выделяются три круга
вопросов - онтологический,
критический и прикладной.
Онтологическая проблематика включает
в себя теоретическое изучение окружа-
ющей среды как эстетического объекта,
соотношения экологической эстетики и
философии искусства, специфики
прекрасного, эстетического,
художественного в природе и
искусстве. В центре экологической
метакритики оказываются категории
эстетического идеала, эстетической
ценности, гармонии, связанные с
эмпирическим описанием,
интерпретацией и оценкой эстетических
феноменов в окружающей среде.
Практическая эстетика природы
рассматривает эстетическое,

333

экологическое, правовое воспитание
личности как комплексную проблему. На
первый план здесь выдвигаются
категория эстетического вкуса,
вопросы взаимосвязей эстетики и
этики, эстетики и научно-технического
прогресса.
Для современной экологической
эстетики в целом характерен этический
пафос, направленный на поиск
общечеловеческих ценностей в природе,
технике, искусстве, общественной
жизни. Гуманизм и научность как общие
принципы исследования
противопоставляются технокритизму
мышления, утилитаризму и эстетизму,
воспринимаемым ныне как шоры,
сужающие человеческие горизонты,
ведущие к дегуманизации личности,
общества, окружающей среды. В этой
связи внимание концентрируется на
проблеме традиций и инноваций в
эстетике в целом и экологической
эстетике в частности, выдвигается ряд
новых концепций, вырастающих из со-
поставления нормативной и
дескриптивной, формальной и
содержательной, активной и пассивной
эстетики.
Сердцевиной эстетики окружающей
среды является проблема эстетического
объекта. При ее теоретическом
обсуждении на первый план выдвигается

 

334

вопрос о специфике окружающей среды
по сравнению с другими эстетическими
объектами. В решении этого вопроса
существует ряд основных тенденций -
традиционная, экзистенциалистская,
феноменологическая, институаци-
ональная, открытая.
Центральной для традиционных теорий
является концепция эстетической
природы искусства, прекрасного как
его отличительного признака,
доставляемого им эстетического
наслаждения. Природа предстает как
источник эстетического опыта. В связи
с этим подчеркивается, что
эстетический опыт шире
художественного. Вместе с тем
эстетическая и художественная
ценнности искусства, по существу,
отождествляются: артефакт, не
обладающий эстетической ценностью,
отторгается от мира искусства. Такого
взгляда придерживаются М. Бердсли,
Г. Осборн, Ж. Столниц.
Модернизированный вариант
традиционной трактовки эстетического
предлагают П. Киви, Т. Кулка,
Н. Волтерсторф, С. Оссовский. Эти
авторы учитывают опыт искусства
неоавангарда, не всегда доставляющего
эстетическое наслаждение. Они считают
художественную ценность искусства
шире эстетической. Эстетическое

335

предстает компонентом художественного
в искусстве. Эстетический опыт в этом
случае не является необходимой и
достаточной основой художественной
ценности искусства. В этой связи
выделяются три круга эстетических
объектов и ценностей. К первому -
эстетическому - принадлежит природа.
Второй - эстетически-художественный -
включает в себя произведения искус-
ства, обладающие как эстетической,
так и художественной ценностью.
Третий круг очертит те артефакты, чьи
ценности - не эстетические, а
художественно-познавательные.
На протяжении последних трех
десятилетий традиционные и
экзистенциально-феноменологические
концепции эстетического объекта
подвергались резкой критике со
стороны таких крупнейших
представителей англо-американской
эстетики, как А. Данто, Ж. Марголис,
Д. Дики, Т. Бинкли, П. Гудмен,
Р. Волхейм за их функционализм
(миметические, эмотивитские,
экспрессионистские,
натуралистические, психологические,
психоаналитические теории искусства),
онтологизм и объективизм
(феноменология, структурализм,
формализм). Критика эта была во
многом связана с необходимостью

 

336

теоретического осмысления новой
художественной практики, не
вмещавшейся в рамки устоявшихся пред-
ставлений об эстетическом и
художественном - постмодернизма.
Стремлением к универсализму,
отходом от нормативных концепций была
отмечена выдвинутая Д. Дики в конце
60-х - начале 70-х годов
институциональная теория искусства.
Д. Дики связал произведение искусства
с его ближайшим культурным контекстом
- миром искусства: искусство - это
то, что признается таковым миром
искусства, художественное
произведение - артефакт, которому мир
искусства придал данный статус.
Согласно институциональной теории,
художественная ценность свободна от
эстетического компонента, не связана
с эстетическим опытом и эстетическим
удовольствием. Считая эстетический
опыт и эстетические качества крайне
расплывчатыми и неопределенными
понятиями, Д. Дики и А. Данто не
включают их в конвенционально-
институциональное определение искус-
ства.
Категоричность такого взгляда
частично преодолевается в открытой
концепции эстетического объекта. Ее
создатели, Г. Гермерен и Т. Бинкли,
считают искусство культурным

337

феноменом, определяемым историко-
культурным контекстом. От этого
контекста зависит соотношение
эстетических и художественных
ценностей. И если художественная
практика неоавангарда отторгает
эстетические ценности, то это не
распространяется на искусство в
целом: так было не всегда и,
возможно, изменится в будущем
благодаря опыту постмодернизма.
Открытая теория представляет собой
интересную попытку анализа
эстетического сознания в контексте
постмодернистской культуры.
В современной экологической
эстетике преобладающими являются
институциональная и открытая тен-
денции в трактовке окружающей среды
как эстетического объекта.
Эстетический объект - это
"целостность, определяемая в
соответствии с общественным
договором"21, подчеркивает финский
исследователь Ю.Сепанма, разраба-
тывающий институциональный подход к
эстетике окружающей среды. Термин
"эстетический объект" он считает
____________________
21 См.: Sepanmaa Y. The Beauty of
Environment. A General Model of
Environmental Aesthetics.
Helsinki, 1986. P. 31.

 

338

достаточно двусмысленным.
Эстетическим может считаться как
объект, обладающий эстетическими
качествами (например, красотой), так
и любой объект, являющийся предметом
эстетических исследований. Сепанма
предлагает следующую классификацию
эстетических объектов. Он различает
среди них два типа (естественные и
искусственные) и три вида. К первому,
базовому виду, относятся произведения
искусства, ко второму - естественная
и искусственная окружающая среда,
третий, гибридный, возникает из
сочетания двух предыдущих как
искусство окружающей среды.
Сепанма предлагает различать слабые
и сильные эстетические объекты.
Первые полностью зависят от
субъективной эстетической оценки.
Эстетическая ценность вторых
подкрепляется этической и другими
ценностями. Искусство, чьим стержнем
является эстетическая ценность,
относится им к слабым эстетическим
объектам. Природа, эстетическая
ценность которой не должна наносить
ущерба другим ценностям, чтобы не
обернуться эстетизмом,
формалистической красотой - к
сильным.
Эстетическое восприятие окружающей
среды может быть пассивным и активным

339

- пропущенным через практику, знания,
критику. Большинство экологически
ориентированных эстетиков настаивает
на необходимости формирования
активного эстетического отношения к
природе, выступающего высшей ступенью
практического отношения к ней. Основу
восприятия окружающей среды как
эстетического объекта составляет
эстетический опыт, накопленный в
искусстве. В сочетании с этическими,
психологическими, социологическими
знаниями о природе он составит
качественно новое экологическое ноу-
хау.
Таким образом, институциональный
подход к экологической эстетике
обладает своей спецификой по
сравнению с институциональным
анализом искусства. Достоинством
институциональной теории искусства
является стремление определить
социальный статус искусства,
исследовать его в контексте
материальной и духовной культуры,
теоретически осмыслить новые явления
в художественной практике. Вместе с
тем теория эта представляется
односторонней, так как в ней
недооцениваются аксиологический и
функциональный подходы к искусству.
Следствием этого оказываются
размытость эстетических критериев,

 

340

субъективизм в определении
художественного статуса, дефицит
содержательного анализа искусства.
Экологическая эстетика в
значительной мере преодолевает эту
односторонность благодаря
аксиологическому и функциональному
подходу к окружающей среде, тесной
связи с этикой, конкретными науками,
общественной практикой. Плодотворным
представляется акцент на активном
характере эстетического отношения к
природе, проблемах онтологии,
взаимосвязи традиций и инноваций.
Однако увлеченность предметом
исследования ведет к известной
недооценке искусства как "слабого"
эстетического объекта, герметичного,
полностью автономного мира
воображения, оторванного от
действительности. Это связано, на наш
взгляд, с институциональной
установкой на отделение искусства от
морали, принципиальное отторжение
аксиологических критериев. Возникшие
трудности в выявлении специфики
искусства, лакуны в анализе его
социальных и иных функций оказались
особенно явными на фоне
концептуального исследования
окружающей среды как эстетического
объекта, синтезирующего экологическую

 

341

красоту, эстетическую ценность и
практическое ноу-хау.
Существенный интерес представляет
понятийный аппарат экологической
эстетики. Его структуру образуют
основные понятия (окружающая среда,
природа, ландшафт, вид) и уровни
восприятия прекрасного (внешний -
внутренний, формальный - содержатель-
ный, визуальный - интеллектуальный,
эмоциональный - рациональный). К
внешнему уровню принадлежат, на-
пример, цвета, формы, пропорции,
образующие гармонию. К рациональному
уровню относится восприятие красоты
структуры эстетического объекта. В
этой связи внимание концентрируется
на категориях чувственно-прекрасного
и концептуально-прекрасного, присущих
как природе, так и искусству, но в
неодинаковой мере. Если для искусства
базовой является чувственная красота,
то для окружающей среды превалирующее
значение имеет сплав концептуально-
прекрасного и этического. Вводится
новый термин - "экологическая
красота", чья суть заключается в
понимании структуры, функци-
ональности, целесообразности
экологической системы. Это
комплексная, сложная, рациональная
красота, оперирующая категориями
экономности, простоты и т.д. Вопрос о

 

342

том, вводит ли экологическая эстетика
в научный оборот новые категории,
остается открытым. В настоящее время
ею активно используются категории фи-
лософской эстетики, искусства,
естественных наук, обыденного
сознания, что сказывается и на
определении "экологической красоты".
Этот тип красоты сравнивается с
понятием концептуальной красоты в
математике, шахматах. В этой связи
встает вопрос о соотношении
экологической эстетики как новой
научной дисциплины и традиционной
эстетики как философии искусства в
контексте более широкой проблемы
"Природа и искусство".
В экологической эстетике, как мы
видели, преобладает конвенциональная
концепция эстетического объекта в
природе и искусстве. Однако природа
условности в эстетике окружающей
среды и классической эстетике разная:
природа и искусство не заменяют друг
друга, хотя воображаемые
художественные феномены и могут
вызывать те же эстетические эмоции,
что и реальные экологические объекты.
Две эти ветви эстетики объединяет
философия прекрасного, принадлежность
их предметов исследования к классу
эстетических объектов. Сходства и
различия в специфике последних

343

определяют характер сложных
взаимосвязей, притяжений и
отталкиваний между природой и
искусством. Рассмотрим некоторые из
них.
Искусство, как феномен культуры,
заменяет природную форму красоты
художественной формой. Оно предстает
основной эстетической парадигмой.
Вместе с тем, внутри самого искусства
выделяется ряд парадигм: центральная
(классика) и периферийные
(архитектура, садовое искусство,
искусство окружающей среды). Для
экологической эстетики эти
периферийные сферы представляют
особый интерес как стык между
искусством и природой, рождающий
гибридные эстетические объекты. Они
подразделяются на виды по степени
своей близости к дикой природе. Во-
первых, естественные объекты
метафорически воспринимаются в этой
пограничной области как природные
произведения искусства: осиное гнездо
сравнивается с архитектурной построй-
кой, дремучий лес, болота - с
пейзажем на картине. Во-вторых,
природа может стать частью
произведения искусства, о чем
свидетельствует творчество
экологических художников, получивших
международное признание - И. Христо,

 

344

О. Лани, А. Линкела. И. Христо
отделяет природные объекты
занавесками, придает им неесте-
ственный, странный цвет, прослеживает
процесс возвращения
саморазрушающегося искусства в
естественное состояние. Его наиболее
известное произведение - 38-
километровая изгородь, разрезающая
целостный ландшафт и уходящая в море.
В-третьих, природный объект может
быть институализирован как
художественный путем демонстрации на
выставке. Таковы феномены обже труве,
рэди мейд. Камни, отполированные
водой, выкрашенные растения и
животные становятся объектом
художественной интерпретации.
Создание таких произведений концепту-
ально, связано с их отбором и
наименованием, их восприятие
конвенционально. Особую роль здесь
играет культурный контекст.
Таким образом, хотя природа как
источник эстетического опыта
исторически возникла раньше
искусства, в настоящее время
искусство как культурный институт
моделирует отношение к окружающей
среде. Одним из результатов является
возникновение тотального искусства
как природно-художественной
целостности (балет на лоне природы,

345

парковая скульптура) и глобальной
эстетики, трактующей единство природы
и космоса как художественный феномен
(японский сад - модель природы как
произведения искусства).
Отношения между экологической и
философской эстетикой не являются
конфликтными. Напротив, акцент
делается на целостности эстетики как
науки, чей предмет постоянно
расширяется, а структура усложняется.
Искусство и природа не должны
соревноваться, так как они
принадлежат к разным группам
эстетических объектов. Напротив, их
различие предполагает плодотворное
взаимодействие. Так, искусство
позволяет эмигрантам преодолеть
"культурный шок", оценить незнакомые
монотонные пейзажи (пустыня, снег,
болота).
Такие эстетики, как А. Карлсон,
А. Киннюнен, Ф. Колмен, Ю. Сепанма,
Р. Веллек и другие обосновывают
деление эстетики на критическую и
позитивную. Критическая эстетика
оценивает объекты, позитивная
одобряет их как данность.
Естественные эстетические объекты
следует не оценивать, а одобрять,
полагают эти исследователи.
История описаний природы связана с
расширением критериев ее одобрения.

 

346

Таким образом, экологическая эстетика
позитивна, категория безобразного в
ней исчезает.
По мнению ряда зарубежных
специалистов в области экологической
эстетики, подлинное чувство пре-
красного рождает не внешняя красота
природы, но знание законов ее
функционирования, красота процесса.
На этом основании Т. Жессоп различает
формальную и содержательную эстетику.
Экологическую эстетику он считает
содержательной благодаря ее
многомерности, идеосенсорности,
сочетанию эстетических и иных ценно-
стей. Углубляя эстетический опыт,
знание об окружающей среде в то же
время регулирует, ограничивает его,
ставит в этические рамки.
Активная эстетическая деятельность
выдвигает на первый план вопрос о
соотношении эстетических и жизненных
ценностей. Если с художественной
точки зрения загрязненное нефтью море
может быть красиво, то с жизненной,
экологической точки зрения его
эстетическое оправдание невозможно.
Главный эстетический принцип
экологической эстетики -
функциональность.
Систематическое вытеснение
безобразного, а также ироническое
употребление кича и кэмпа чреваты

347

размыванием эстетических ценностей,
их растворением в банальном,
безвкусном, бесстильном, подчеркивает
М. Уолис. Он предлагает различать
мягкие (традиционные) и жесткие
эстетические ценности. К первым
принадлежат прекрасное, изящное,
элегантное и так далее, ко вторым -
гротесное, мрачное, шокирующее,
агрессивное, грубое, отвратительное,
неприятное. Называя тенденцию замены
мягких эстетических ценностей
жесткими антикаллизмом22, М. Уолис
считает ее наиболее явной в искусстве
постмодернизма, ломающем границы
эстетического. Постепенно тенденции
антикаллизма расширяются, захватывая
как художественную, так и
экологическую сферы, провоцируя дрейф
современной эстетики в целом в
сторону гротеска. Все это требует
разработки новой системы критериев
эстетических оценок.
В экологической эстетике
принципиальное значение приобретает
сопоставление эстетических ценностей
и норм. В основе нормы лежат суждения
вкуса. Система норм образует
нормативную эстетику, определяющую
обоснованность, законность
эстетических ценностей. Такое
____________________
22 От "Kalon" (греч.) - прекрасное.

 

348

стремление к нормативности
характерно, по мнению Ю. Сепанма, для
марксистской эстетики. Все же осталь-
ные современные философско-
эстетические системы являются
дескриптивными. Задача дескриптивной
эстетики - дать концептуальное
философское определение природы
эстетической ценности, описать
различные системы ценностей и
эстетических вкусов.
Если в современной философии
искусства в целом происходит переход
от нормативной эстетики к дес-
криптивной, то экологическая эстетика
становится нормативной дисциплиной.
Интегрируя личные и общественные
потребности людей, экологическая
эстетика вырабатывает определенные
стандарты. В отличие от ху-
дожественного, экологическое
творчество должно быть предсказуемым,
так как свободу человека не следует
осуществлять за счет природы. Базовой
нормой для экологической эстетики
является не конвенциональность или
мода, но охрана природы, защита
естественных потребностей,
поддержание динамического
экологического равновесия. Основные
эколого-эстетические принципы -
гармоничность и функциональность.

 

349

Одной из новых идей, выдвинутых
экологической эстетикой за рубежом,
является идея экологического
экуменизма. На основе компаративного
анализа западной и восточной эстетики
Х. Янг приходит к выводу, что
необходимо и возможно изменить
отношение к природе в глобальном
масштабе, исходя из восточной модели.
Выступая за экологический монизм в
эстетике, он разрабатывает концепцию
человечества как семьи, живущей в
глобальной деревне, где все
взаимосвязано на основе гармонии
между человеком и природой.
Экологическая эстетика и этика
исходят из принципа полноты, согласно
которому культура призвана не только
разрушать, но и созидать то, что не
под силу природе, умножая
эстетическое богатство натуры и
культуры как целостности. Прекрасно
лишь то, что соответствует законам
экологии, но не все, что
соответствует этим законам, -
прекрасно. Естественность здесь -
необходимое, но недостаточное
условие. Экологическая основа создает
предпосылки возникновения
прекрасного. Экологическая эстетика
вырабатывает нормы, соответствующие
категории прекрасного в классической
эстетике. Возникающий в результате

 

350

совокупный прирост эстетического
знания находит применение в
практической эстетике - эколого-
эстетическом воспитании.

***

Экологической эстетикой за рубежом
получен ряд ценных научных
результатов. Определены ее статус,
предмет, сформирован понятийный
аппарат, выявлены место и роль в
системе научного знания. В
теоретическом отношении эстетика
окружающей среды тяготеет к
концептуальной целостности.
Самоопределяясь как часть философии
окружающей среды и философии
культуры, экологическая эстетика ищет
свою специфику в нормативности,
активности, содержательности, пози-
тивности. Генетические связи с
классической эстетикой при этом не
разрываются. Однако, несмотря на
неконфронтационный подход к философии
искусства, объективно она оказывается
приниженной как формальная, пассивная
дисциплина. Кроме того,
обнаруживается противоречие между ее
характеристиками как дескриптивной и
критической. Ненормативность
дескриптивной эстетики ассоциируется

351

с отказом от аксиологического подхода
к искусству, критика же невозможна
вне категории ценности, которая в
конечном счете вводится как
инструмент эстетического
исследования. Отождествление
ненормативности и безоценочности -
один из частных примеров,
свидетельствующих об известном схема-
тизме и абстрактности концептуальной
модели эстетики природы. Вместе с тем
трактовка ненормативности как
антидогматичности, отказа от цензуры
в пользу свободы творчества
заслуживает поддержки. Следует
учитывать также, что в отличие от
философии искусства, экологические
нормы являются не эстетическими, но
этическими и правовыми.
Экологическая эстетика
концептуально выстроена. В ней четко
выделяются три раздела, посвященные
изучению природы и сущности
эстетического объекта, его описанию и
практическому применению. Превалирует
институциональный подход к
исследованию этих проблем. Однако он
редко выступает в чистом виде, не
только сосуществуя, но порой и
сращиваясь с традиционными,
экзистенциально-феноменологическими,
открытыми теориями. В результате
возникают научные дискуссии вокруг

 

352

традиционных и новых вопросов. К
первым относятся проблемы
эстетических потребностей, отношений,
эмоций, ценностей, идеала; основные
эстетические категории; эстетика
труда и досуга, дизайн, мода, игра.
Этот круг вопросов, связанный с
эстетическим сознанием и эстетической
деятельностью, интерпретируется в
экологическом ключе. Такой ракурс ис-
следования позволяет увидеть в новом
свете проблемы прекрасного и
безобразного, кича и кэмпа, эстетизма
и формализма, постмодернизма,
потребительской эстетики и ряд
других. Вместе с тем выясняется, что
старые противоречия между
"природниками" и "общественниками"
сохраняют свою актуальность для
экологической эстетики за рубежом.
К числу новых проблем, выдвинутых
эстетикой окружающей среды, можно
отнести такие, как экологическая
красота и гармония, экологический
экуменизм, антикаллизм, эколого-
эстетическое ноу-хау. Их обсуждение
ведется на стыке общественных и
естественных наук, обозначая те точки
роста, которые в перспективе способны
дать прирост научного знания. Это
касается, в частности, теории и
практики эколого-эстетического
воспитания. Преодолевая некоторые

353

элементы утопизма, эта новая сфера
эстетического воспитания переживает
период быстрого становления,
охватывая и детей, и взрослых.
Заслугой зарубежных ученых является
их сотрудничество с
правоохранительными органами, участие
в выработке законодательных актов,
направленных на охрану окружающей
среды, социализацию природы,
укрепление мировой экологической
безопасности.
Достоинством экологической эстетики
в целом является ее диалогичность.
Традиционный диалог между восточной и
западной эстетикой, эстетикой и
этикой, искусством и наукой
дополняется поиском контактов между
эстетикой и техникой, экономикой,
социологией, правом. Такой научный
поиск и может привести в будущем к
становлению эстетической экологии как
части экологии культуры.