Гиро П. Частная и общественная жизнь римлян

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава X. РЕЛИГИЯ

14. Знамения

Во время движения Ганнибала на Рим «страх увеличивался вестями о многочисленных знамениях. В Сицилии у нескольких солдат воспламенились наконечники копий, а в Сардинии загорелась палка в руках всадника, который делал обход караулов; берега светились множеством огоньков, на двух щитах выступил кровавый пот, несколько солдат были поражены молнией, и казалось, что солнечный диск уменьшается. Рассказывали, что в Пренесте с неба падали огненные камни, а в Арпах видели, как солнце боролось с луной, а на небе были щиты. В Капене среди белого дня взошло две луны; в Цере реки потекли кровью, и даже в источнике Геркулеса вода была усеяна кровавыми пятнами; в Анциуме кровавые колосья упали в корзину жнецов, а в Фалериях небо как бы разверзлось, и в зияющей бездне его появился ослепительный свет... В то же самое время в Риме на Аппиевой дороге выступил пот на статуях Марса и изваяниях волков. В Капуе небо словно горело, и луна как будто падала вместе с дождем. И менее важные знамения были приняты на веру: волосы у некоторых коз стали шерстью, курица превратилась в петуха, а петух — в курицу».

(Тит Ливий, История, XXII, 1)

Несколько времени спустя «было совершено девятидневное молебствие по случаю того, что в Вейях шел каменный дождь. Лишь

361

только распространилась весть об этом, тотчас же — как это обыкновенно бывает — появились рассказы и о других знамениях: в Минтурнах молния ударила в храм Юпитера и в священную рощу Марики [1], а в Ателле — в городскую стену и ворота. Жители Минтурн рассказывали, сверх того, еще более страшные вещи: будто в городских воротах появился кровавый ручей. А в Капую ночью пробрался волк через ворота и растерзал ночного сторожа. Дабы предотвратить дурные последствия этих знамений, жрецы постановили совершить жертвоприношение из взрослых животных и назначили общественное молебствие на один день. Потом снова девять дней :лужили молебны, потому что на Авентинском холме, на том месте, где освящают оружие (Armilustrum), шел будто бы каменный дождь. Только что успокоились, — вновь всполошила всех весть, что в Фрозиноне родился ребенок ростом с четырехлетнего и — что еще удивительнее — так же, как 2 года тому назад в Синуэссе, — неизвестного пола. Вызвали из Этрурии гадателей (haruspices); те объявили, что это знамение грозит ужасным позором, и что ребенка следует «утопить за пределами области римской, в море открытом, так, чтобы он земли не коснулся»; его живым заделали в ящик, вывезли в море и бросили. Сверх того, жрецы постановили, чтобы 27 девушек обошли город с пением гимна, который сочинил поэт Ливий. Когда они разучивали этот гимн в храме Юпитера Статора, в храм Юноны Царицы на Авентине ударила молния. Гадатели объявили, что это знамение касается женщин, и что они должны дарами умилостивить богиню. Эдиктом курульных эдилов были созваны на Капитолий те из них, «которые имели местожительство в римском городе или не далее 10 миль от него»; здесь они выбрали из своей среды 25 женщин, которым и передали взносы из своего приданого. На эти средства был сделан золотой чан, принесен на Авентин, и матроны с надлежащим благоговением совершили здесь жертвоприношение».

(Там же, XXVII, 37).

В то время когда в Македонии происходило сражение при Филиппах,* боги заранее возвестили римлянам исход битвы. «В Риме солнце то стало уменьшаться и сделалось совсем маленьким, то вдруг выросло до громадных размеров и даже казалось тройным; иногда оно светило и ночью. Молния ударила во многие места, между прочих — в храм Юпитера Победоносца. Тут и там вспыхивали огни. В садах Октавиана и Антония, расположенных рядом вдоль берегов

__________

* Битва при Филиппах между цезарианцами и республиканцами произошла в 42 г. до н. э. Республиканцы были разбиты.

[1] Marica — древнеиталийская нимфа.

362

Тибра, раздавались трубные звуки и слышался стук оружия. Потом какая-то собака протащила труп другой собаки вплоть до храма Цереры, вырыла лапами яму в земле и зарыла его тут же. Ребенок родился с десятью пальцами на каждой руке; самка мула произвела на свет урода, который лишь сзади был мулом, а спереди походил на лошадь. Разбилась колесница Минервы по пути с ристалищ в Капитолий. У статуи Юпитера, что на Альбанском холме, во время самого праздника показалась кровь на правом плече и на правой руке... Из рек некоторые совершенно высохли, а некоторые стали течь к истокам...»

(Дион Кассий, XLVII, 40).