Тараторин В. История боевого фехтования: Развитие тактики ближнего боя от древности до начала XIX века.

ОГЛАВЛЕНИЕ

ГЛАВА 2. АНТИЧНЫЙ МИР

12. ГЕРМАНЦЫ

О войнах римлян с германцами известно довольно много. Эти народы Рим
так и не смог покорить и романизовать, в отличие от галлов и иберов.
Именно германцы сказали последнее слово в разгроме Римской империи. Об-
щее название этих племен впервые упоминается у Посидония (135-51 г. до
н.э.), а римляне переняли его от галлов, причем "германцы" было название
только одного племени, позже распространившееся на все остальные.
О первом столкновении римлян с германцами упоминается в 113 г. до
н.э., когда племя кимвров (или кимбров) вместе с амврами и тевтонами по
каким-то причинам переселилось из Ютландии на юг и юго-запад. В Южной
Германии - Норике они разгромили при Норее армию консула Папирия Карбо-
на. В 109 г. до н.э. германцы вновь разбили римскую армию Силана в Южной
Галлии, а в 105 году до н.э. нанесли еще удар, разогнав и уничтожив
третью римскую армию под командованием Гнея Маллия Максима при Аривсоне.
Дорога в Италию была открыта, но кимвры повернули в Испанию, где потер-
пели поражение от кельтиберов.
О военном деле кимвров, в несколько утрированной форме, подчеркивая
их дикость, сообщает Моммзен:
"Военные приемы кимвров были, в сущности те же, что и у кельтов того
времени. Кельты уже не сражались, как некогда италики, с помощью одних
мечей и ножей и с непокрытой головой, а носили медные и часто богато ук-
рашенные шлемы и пользовались оригинальным метательным оружием "matem".
При этом у них остались в употреблении большие мечи и узкие длинные щи-
ты; кроме того, они носили панцири. Была у них и конница, но римляне
превосходили их в этом отношении. Их боевой строй по-прежнему являлся
грубым подобием фаланги, имеющей, якобы, одинаковое число рядов в глуби-
ну и в ширину. Воины первого ряда нередко в опасных боях связывали себя
веревками, продевая их в свои металлические пояса. Нравы кимвров были
грубы. Мясо часто ели сырым. Своих королей - предводителей они выбирали
из самых храбрых воинов, по возможности из самых высоких ростом. Подобно
кельтам и вообще варварам, они нередко заранее условливались с противни-
ком о дне и месте боя и перед началом боя вызывали отдельных неприя-
тельских воинов на поединки. Перед боем они выражали презрение к врагу
непристойными жестами и поднимали страшный шум... Кимвры дрались храбро,
считая смерть на поле брани единственной приличествующей свободному че-
ловеку. Зато после победы они предавались самым диким зверствам". (80,
т. 2).
С большим уважением о германцах пишет Цезарь, лично имевший с ними
дело. О битве с германским племенем нервиев в Галлии он рассказывает:
"Со своей стороны, враги даже при ничтожной надежде на спасение про-
являли необыкновенную храбрость: как только падали их первые ряды, сле-
дующие шли по трупам павших и сражались, стоя на них; когда и эти падали
и из трупов образовывались целые груды, то уцелевшие метали с них, точно
с горы, свои снаряды в наших, перехватывали их метательные копья и пус-
кали назад в римлян". (15,т.1).
Разница между военным искусством кельтом и германцев все же была.
Последние не умели так хорошо обрабатывать металлы и, соответственно, их
вооружение было хуже, чем у кельтов. Германцы широко использовали тро-
фейное оружие - как галльское, так и римское.
Кельтские племена объединяла общая духовная (жреческая) прослойка -
друиды. Германцы не имели такого объединяющего фактора, поэтому в случае
войны им приходилось надеяться только на свою общину или род. Племена
германцев не воспринимали себя как единый народ и поэтому много воевали
между собой. Источниками их существования были: скотоводство, в меньшей
степени земледелие, торговля, рыболовство и охота.
Тацит упоминает, что германцы с большим азартом участвовали в военных
состязаниях, которые проводились во время народных праздников. Одним из
видов соревнований были прыжки через вкопанные в землю острием вверх ме-
чи или копья.
Большую часть войска любого германского рода или племени составляло
ополчение, привлекаемое на случай крупного похода или обороны от нападе-
ния врага.
Наряду с воинами рода, существовали отдельные военные дружины, состо-
ящие из изгнанных или ушедших из общины мужчин - "фридлозе". Семей и хо-
зяйств они не имели, смыслом их жизни являлась война. Кочуя от рода к
роду, от племени к племени, эти воины предлагали свои услуги за часть в
добыче или отдельную плату. Часто по своему желанию фридлозе совершали
набеги на римлян, кельтов, славян...
Германцы знали строй-фалангу и иногда применяли его. Уяснив для себя
его слабости, они пошли дальше, предпочтя построение клином (cuneus).
Позднее у викингов этот вид строя назывался "свинфикинг". Такое построе-
ние удобно тем, что не требует больших пехотных масс, как фаланга. В
большом сражении, для которого могли объединиться сразу несколько общин,
каждая из них могла воевать отдельным подразделением, по принципу римс-
ких манипул. Это было эффективно еще и потому, что германцы не имели за-
чатков государственности, как кельты и не могли созвать большие массы
народа на сборы для обучения.
Прогрессивность клина (необязательно правильного треугольника) была в
том, что в бою он не имел на линии фронта слабых мест, как фаланга. Сла-
бость углов фаланги уже была объяснена. В клине в рядах находилось
только четное или только нечетное число бойцов; скажем, в первом ряду -
шесть воинов, во втором - восемь, в третьем - десять, в четвертом - две-
надцать и т.д. до наиболее подходящего, по мнению полководца, количест-
ва. Затем это число повторялось в каждой последующей шеренге по всей
глубине строя.
Разница была в том, что в фаланге воин второй шеренги на углу прикры-
вал двоих, а то и троих впередистоящих; а в клине была постоянная связка
как минимум из двух-трех воинов. Есть сведения, что германцы использова-
ли очень длинные копья - до 5 метров. Это говорит о том, что они вполне
могли задействовать в рукопашной и четвертый ряд бойцов. Воины правого
фланга клина должны были держать щиты в правой руке, как и в когорте,
образовывая сплошную защитную стену. Обычно бойцы первого ряда были луч-
ше вооружены и имели длинные щиты. Бойцы следующих шеренг действовали по
уже известному шаблону, но вооружены были, конечно, похуже. У
большинства единственным прикрытием являлся щит. Слабые, угловые части
клина германцы убрали назад, тем самым лишая противника возможности
быстро их прорвать. Пока фаланга сумеет с боков охватить клин и доб-
раться до углов, она будет прорвана в центре и расчленена надвое, что,
скорее всего, приведет к ее поражению. О таком способе ведения боя, при-
нятом у германцев, нередко упоминает Тацит.
Не менее искусно эти воины сражались индивидуально. Римские авторы
считали недостатком германских отрядов то, что они сильны своим напором,
недолгого боя не выдерживают и отступают. Такое поведение германцев име-
ет свое объяснение. Продолжать битву, видя, что прорыв не удается, и
клин частично распался, значило обречь себя на бессмысленное уничтоже-
ние. Не имея должного защитного снаряжения, врассыпную идти против копий
когорты решались лишь немногие храбрецы или "одержимые" - берсерки.
Обычные воины просто рассыпались (они этого не боялись в отличие от рим-
лян) и уходили из зоны боя, чтобы в безопасности привести себя в порядок
и перестроиться.
Естественно, что клин, как во время атаки, так и во время отступления
прикрывали легковооруженные бойцы. Интересно то, что германцы предпочи-
тали луку метательное оружие - дротики. Лук, несомненно используемый на
охоте, в бою не нашел такого распространения. Праща также применялась,
но сравниться в этом искусстве с римлянами, которые часто использовали
наемников с Балеарских островов, славившихся во все времена античности
искусными пращниками, они не могли.
Есть упоминания о случаях, когда воины первой шеренги перед схваткой
привязывались друг к другу веревками или цепями. По этому поводу трудно
сказать что-либо определенное, поскольку это, несомненно, было бы поме-
хой в бою. Маневра такие воины лишены напрочь, а в случае смерти или ра-
нения нескольких бойцов из этой цепочки их тела стали бы обузой для ос-
тальных. Если такое и случалось, то, скорее всего, это было связано с
каким-то ритуальным обрядом.
Германская кавалерия считалась одной из лучших в Европе в эпоху ан-
тичности:
"Даже привозных лошадей, до которых такие охотники галлы, покупающие
их за большие деньги, германцы не употребляют, но в своих доморощенных,
малорослых и безобразных лошадях развивают чрезвычайную выносливость. В
конных сражениях они часто соскакивают с лошадей и сражаются пешими, а
лошади у них приучены оставаться на месте, и в случае надобности они
быстро к ним отступают. По их понятиям, нет ничего позорнее и трусливее,
как пользоваться седлом. Поэтому, как бы их ни было мало, они не задумы-
ваются атаковать любое число всадников на оседланных конях".
"У них было шесть тысяч всадников и столько же особенно быстрых и
храбрых пехотинцев, которых каждый всадник выбирал себе по одному из
всей пехоты для своей личной охраны: эти пехотинцы сопровождали своих
всадников в сражениях. К ним всадники отступали: если положение станови-
лось опасным, то пехотинцы ввязывались в бой; когда ктолибо получал тя-
желую рану и падал с коня, они его обступали; если нужно было продви-
нуться более или менее далеко или же с большой поспешностью отступить,
то они от постоянного упражнения проявляли такую быстроту, что держась
за гриву коней, не отставали от всадников".
Из ручного оружия германцы предпочитали топоры, которые употребляли и
для метания, и для рукопашной, а также разновидности булав и простые де-
ревянные дубинки; ими пользовались так же, как и топорами. Мечи из-за
сложности изготовления использовались реже. Универсальным оружием гер-
манского воина была "фрамея" (или "фрама") - небольшое копье, длиной
чуть более полутора метров. Оно имело широкий листовидный наконечник и
предназначалось как для метания, так и для ближнего боя, причем фрамой
можно было наносить рубящие и колющие удары, одной или двумя руками.