Арас Дж. Терроризм вчера, сегодня и навеки

ОГЛАВЛЕНИЕ

Блок 3. Пейзаж после битвы: многополюсный мир хаоса

Эпизод восьмой: Армия освобождения Косово (UCK)

Страна Албания, неоднократно подвергавшаяся иноземным нашествиям и изменявшаяся в своих границах, во все времена была особым местом на политической карте Европы. Непростая история, сложные отношения с соседними народами, клановый строй, смешанный (исламско-христианский) конфессиональный контекст, изолированный и суровый быт, сформировали специфический, замкнутый менталитет горцев, населявших «Страну орлов», - так албанцы сами именовали свою страну. Более трех десятилетий после Второй мировой войны нация жила разделенной границами собственно Албании, которой правил диктатор Энвер Ходжа, и социалистической Югославией, которой руководил другой диктатор - Йосип Броз Тито. Все начало после смерти последнего в 1980 г. Отсутствие железной хватки маршала однозначно способствовало сначала латентному, а затем и откровенному росту национализма в Югославской федерации. Его носители - диссиденты-интеллектуалы, один за другим вышли из тюрем, и возобновили свою деятельность уже практически в легальных условиях. Через десять лет многонациональная Югославия развалилась в огне гражданской войны, принявшей форму кровавого этнического конфликта. Для албанцев это означало то, что теперь они жили уже в трех государствах – все той же Албании, Сербии, и Македонии.

В мае 1992 г. в одном из македонских городов в условиях строгой конспирации состоялся слет лидеров албанских группировок самой различной ориентации – от религиозно-политической (исламской) до монархической и коммунистической. Основой сотрудничества столь разнородных политических сил стал мощный объединительный фактор – албанский национализм. Проанализировав развитие военно-политической ситуации на Балканах, участники съезда пришли к единогласному выводу – текущий момент создает исключительно благоприятные стартовые предпосылки для объединения всех земель, населенных албанцами, в единое государственно-территориальное образование – «Великую Албанию». Первым шагом на этом пути должно стать отторжение края Косово, который, незадолго до этого, при наличии 80% албанского населения от общего числа, был лишен югославским лидером Слободаном Милошевичем автономии, в свое время предоставленной албанцам еще при режиме Тито. Для реализации конкретных военно-политических задач было решено создать боевую организацию. Она получила название «Армия освобождения Косово» (UCK).

В первой половине 90-х, пока Сербия, теряя силы и международный престиж, увязала в кровопролитных этнических войнах в Боснии и Герцеговине и Хорватии, албанская община Косово накапливала боевой потенциал. На его развитие были брошены огромные финансовые средства, образовавшиеся в результате отмывания денег, полученных от нелегального транзита наркотиков. Наркотрафик с начала 80-х г.г. стал одним из основных источников доходов обширного организованного преступного сообщества, сложившегося в недрах албанской общины в странах Европы и Северной Америки, образовавшейся в результате десятилетий латентной миграции. Структурированное в 15 территориально-родовых братств ( Fic ), албанское ОПС к началу 90-х г.г. уже контролировало значительную часть потоков кокаина, героина, марихуаны, LSD, экстази и амфетамина, поступавших в Европу из Афганистана, Бирмы, Латинской Америки, или производимых местными умельцами в подпольных лабораториях прямо на континенте. Контролируя, в зависимости от страны пребывания, от 65 до 90% поступающих и реализуемых наркотиков, лидеры албанского преступного сообщества, по некоторым оценкам, могли аккумулировать ежегодно астрономическую сумму – до 2 миллиардов долларов. Наличие столь существенного финансового ресурса не могло не стимулировать грандиозные проекты расширения бизнеса – в первую очередь на исторической родине, поскольку населенные албанцами территории находились в ключевом, конечном сегменте афгано-турецко-балканского канала («Второго Великого шелкового пути»), по которому наркотики и закачивались в Европу. Для нормального, бесперебойного функционирования этого канала требовался неконтролируемый хаос. Лучшим средством создания хаоса является война.

22 апреля 1996 г. UCK воочию продемонстрировала появившиеся у нее боевые возможности, проведя первую операцию против югославской армии на территории края. Вряд ли случайно, что эта активизация совпала с завершением боевых действий в Боснии, и консервации военно-политической ситуации в ней за счет ввода международного войскового контингента, основу которого составили силы НАТО. Глобальные игроки – США и Европа (в первую очередь Германия), имели свои, особые интересы в южной, наиболее узкой части Балкан, так называемой зоне «8-го коридора», пространстве между побережьями Черного и Адриатического морей, в котором вполне могли бы разместиться нефте/-газо-/трубопроводы, по которым на Запад прокачивались каспийские и центральноазиатские энергоносители. Не исключено, что исходя именно из этих долгосрочных соображений, интересы мировых центров силы сфокусировались на Армии освобождения Косово, ранее известной только сотрудникам региональных резидентур западных спецслужб.

Спираль боевых операций UCK начала раскручиваться по нарастающей, а с февраля 1998 г. приняла вообще непрерывный характер. Далее события развивались по схеме «гуманитарной интервенции», наработанной США еще в начале 90-х г.г. на Балканах и в Африке. Операции югославской армии, и особенно полиции, носившие отчетливые признаки чрезмерного применения силы против гражданского албанского населения, - практически неизбежное зло в условиях партизанской «мятежевойны», стали поводом для нарастающего давления Запада на Белград. Уже в октябре того же года инструментом этого давления стала угроза применения военной мощи Северо-Атлантического альянса. Навязанные Милошевичу переговоры с представителями UCK в парижском пригороде Рамбуйе лишь отсрочили запланированную развязку. В результате эффективных маневров и закулисных интриг, предпринятых шефом госдепа Мадлен Олбрайт, а также сенатором Бобом Доулом и олигархом-филантропом Джорджем Соросом, известными своими обширными контактами в албанской общиной США, американцам удалось выбить из переговорного процесса умеренных лидеров UCK, возглавляемых Ибрагимом Руговой, - диссидентом с большим тюремным стажем за его сепаратистскую деятельность еще во времена Тито. Применение политических и дипломатических технологий, в сочетании с продолжающимся насилием над гражданским албанским населением в Косово, сформировали искомый формальный предлог для военной интервенции. И тогда наступило время боевиков UCK.

В течение считанных месяцев Армия освобождения Косово, представлявшая собой конгломерат полубандитских групп, действительно превратилась в армию. Одной из предпосылок такой трансформации, конечно, стал фактор ее лидеров, таких, как энергичный военно-политический руководитель UCK Хашим Тачи по кличке «Змей», начальник Генштаба, талантливый бригадный генерал Аким Цегу (специально переведенный в Косово из хорватской армии, где он служил ранее), жесткие полевые командиры Реми, Дрини, Сулейман Селими по кличке «Султан», и многие другие. Однако, немаловажную роль сыграли также советники и офицеры связи из ЦРУ и сил специальных операций ВС США, британских сил специальных операций SAS, спецназа бундесвера KSK. Именно их усилиями был сформированы полноценный Генеральный штаб UCK в составе восьми управлений и нескольких отдельных служб, разведка, военная академия и учебные центры, в pкоторых проходили интенсивную военную подготовку местные жители и албанцы диаспоры, которые поздней осенью 1998 г. потоком двинулись на Балканы. Только добровольцев - граждан США и Канады насчитывалось свыше 400 человек, из которых был сформирован отдельный «Атлантический батальон». К ранней весне 1999 г. формирования Армии освобождения Косово насчитывали 21.000 боевиков, действовавших в составе двадцати бригад в семи оперативных зонах на всей территории края. В их распоряжение непрерывным потоком поступали поставки, профинансированные на средства Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратов, и возможно, «Аль-Каиды»: стрелковое оружие, легкие противотанковые средства, мины, ПЗРК. В спецификацию поставляемого вооружения и военного снаряжения входили, том числе, самые современные образцы – 12,7-мм снайперские винтовки Barret, состоящие на вооружении сил специальных операций США, аппаратура спутниковой связи и навигации, средства лазерной подсветки цели для наведения авиации. Последние поставлялись неспроста, с учетом ожидаемого развития ситуации.

В ночь с 24 на 25 марта 1999 г. первые крылатые ракеты обрушились на Белград. В течение последующих 78 суток военный и экономический потенциал Югославии подвергался методичному разрушению с воздуха, при отсутствии практически никакой возможности адекватного военного ответа. Югославская армейская группировка на территории Косово оказалась между молотом и наковальней. Формирования UCK, по факту ставшие передовым эшелоном сил НАТО, готовившихся к вводу на территорию края, наводили на цели боевые самолеты НАТО, организовывали засады и нападения на войсковые колонны и гарнизоны. В один из июньских дней, перед самым концом войны, отряды 2-й оперативной зоны UCK окружили югославский батальон и выдавили его с занимаемых позиций на открытое плато, где он был практически в полном составе похоронен сериями 907-килограммовых авиабомб, сброшенных американскими бомбардировщиками В-52. Отработанная в те месяцы и дни, на первый взгляд неожиданная, первичная форма взаимодействия высокотехнологичной армии с иррегулярными партизанскими формированиями, была полноценно реализована двумя годами позднее, в ходе совместных операций ВС США и Северного Альянса против движения «Талибан» в Афганистане.

10 июня 1999 г., осознав неизбежную реальность, Югославия капитулировала. На территорию края из Македонии был введен войсковой контингент НАТО. Однако, одновременно с западными военнослужащими, на улицах косовских городов и поселков появились вооруженные до зубов боевики UCK. Месть «победителей» была беспощадной. В считанные недели состоялась повторная этническая чистка, в которой роль палача и жертвы поменялась местами. Десятки тысячи сербов, а также цыган и турок, бросив дома, скарб и сожженные церкви, бежали в Сербию. Международный контингент KFOR, сумевший частично ограничить масштабы насилия в отношении сербской общины, тем не менее, не смог, из-за неопределенного мандата, предотвратить саму чистку. Начатое разоружение Армии освобождения Косово, по сути, оказалось неэффективным; большая часть оружия и боеприпасов была припрятана до лучших времен. И они выстрелили – сначала в 2000 году в Юго-западной Сербии, где начала действовать «Армия освобождения Прешево, Медвежья и Буяноваца», а затем в 2001 г. в Северной Македонии, где активизировалась «Албанская национальная армия». Основу обеих группировок составили оставшиеся не у дел ветераны все той же UCK.

По состоянию на сегодняшний день Армии освобождения Косово официально не существует – она распущена, а ее остаточный состав интегрирован в созданные под опекой KFOR полицейский «Корпус охраны Косово» (ТМК). Но дело UCK живет и процветает. Ее военно-политические лидеры, создавшие собственные партии и фракции, продолжают получать то, ради чего, быть может и была затеяна вся эта история: отчисления от нелегального транзита афганской «наркоты», рэкета, контрабанды оружия, контроля проституции в Милане или Гамбурге, а также официальных 3% ежемесячных взносов албанской диаспоры в контролируемый ими «Фонд Родины». Край де-факто выведен из-под сферы юрисдикции и суверенитета Югославии; местные сербы продолжают оставаться беженцами. Внешние же участники конфликта, на словах выражая свою озабоченность сложившемся ситуационным тупиком, на деле уже решили значительную часть поставленных задач: свергли режим Милошевича, заменив его на прозападного лидера; самого «Слобо» отправили в Гаагу под трибунал; а новая Югославия выспрашивает сегодня у своего вчерашнего противника кредиты на восстановление разрушенной им же экономики, и разрешения присоединиться к программе НАТО «Партнерство ради мира». И самое главное, группировка ВС США и НАТО плотно осела в Косово, на трассе «8 коридора». Прозвучавшая недавно информация о том, что представители армии США ведут переговоры с владельцем территории, на которой размещен крупнейший в мире полевой лагерь «Кэмп-Бонд Стил», о ее аренде на срок от 75 до 93 лет под строительство постоянной военной базы, только подтверждает сказанное. А следовательно, формальный повод для сохранения иностранного военного присутствия, в виде «Армии освобождения Косово» и ее производных фракций, останется востребованным на весьма длительную перспективу.