Гитт В. А другие религии?

ОГЛАВЛЕНИЕ

12. Небо: наша цель!

В предыдущих главах мы занимались вопросом о том, как попасть в небо и кто в него попадет. Мы узнали, что карнавально-звучащий лозунг всепримирения "Мы все, все попадем в небо" в свете библейской проповеди оказывается ложью. А теперь мы займемся вопросом о том, что ждет тех, которые являются наследниками неба.

Библия не оставляет нас в неизвестности о месте нашего вечного пребывания. Она является единственным источником информации о небе. И здесь нам следует сначала отвергнуть все человеческие представления, прежде чем сосредоточить свое внимание на Божьем откровении.

Небо не является:

- "местом вечной охоты" (индейцы)

- "страной серебряных небес" (вавилоняне)

- "местом роскошной жизни" (магометане)

- "страной теней мертвых" (египтяне)

- "нирваной" (буддисты)

Несмотря на всякого рода различия - начиная от первобытных народов до цивилизованных - при рассмотрении религий становится ясно, что общим для всех их является следующее: все они обладают предчувствием вечности. Ричард Вурмбранд рассказал небольшую историю, которая наглядно поясняет, почему это так.

"Однажды осенью ворона беседовала с молодой годовалой ласточкой. Ворона сказал ей: "Ты, как я вижу, готовишься к дальнему путешествию. Куда же ты летишь?" Ласточка отвечала: "Здесь становится все холоднее. Я могу замерзнуть, я лечу в теплую страну". Ворона насмехалась: "Но подумай о своем рождении. Ведь ты родилась здесь всего несколько месяцев тому назад. Откуда ты знаешь, что существует более теплая страна, в которой тебе найдется прибежище, когда похолодает?" Ласточка отвечала: "Тот, Кто положил в мое сердце желание лететь в теплую страну, не мог обмануть меня. Я верю Ему и отправляюсь". И ласточка нашла то, что хотела".

Человек больше ласточки! Псалом 8,6 описывает положение человека с точки зрения порядка сотворения: "Не много Ты умалил его пред ангелами; славою и честью увенчал его." И после грехопадения у человека осталось предчувствие вечности. Она запрограммирована в каждом человеке, как мы уже читали в Ветхом Завете: "Все соделал Он прекрасным в свое время, и вложил мир в сердце их" (Еккл. 3,11). Свидетельство народов подтверждает это слово Библии. И все же предчувствие остается. Своим воображением соответствующих картин люди разрисовали это предчувствие яркими красками. Так, увлекающиеся охотой индейцы представляют себе вечность как место для охоты, необычно богатое дичью. Представление о вечности магометанина полностью соответствует вкусу араба - жителя пустыни. Даже Хо-Ши-Мин (1890-1969), революционер-коммунист северного Вьетнама, верил в свою жизнь после смерти. Когда после смерти его завещание зачитывалось перед высокопоставленными коммунистами, там было предложение: "Я иду, чтобы вновь встретиться с товарищами Марксом, Лениным и Энгельсом". Языческий поэт Герман Ленс (1866-1914) выразил свое предчувствие вечности таким образом:

Я знаю страну, в которой я никогда не был; Там течет кристально-чистая вода,

Там благоухают чудесные цветы,

Их цвет так нежен и красив...

В этой дальней стране поет птица,

Она поет песню, незнакомую мне;

Я никогда не слышал ее, но знаю ее мелодию,

И даже знаю, о чем поет птица;

Она поет о жизни и смерти,

О высшем блаженстве и величайшей скорби,

О наслаждении и боли сердца,

Сладость времени, стремление к вечности...

Если я попаду в эту дальнюю, незнакомую страну,

Тогда в моей руке распустится цветок жизни;

Если же не попаду в нее, то птица спела только о моей смерти,

Спела о жизни, горькой и полной страданий.

И все же настоящее богатство истинной сути неба лежит далеко за пределами нашего воображения, поэтому уже ап. Павел пишет о познании Божием: "Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его" (1 Кор. 2,9). Сколько неожиданного переживет каждый, унаследовавший небо, когда осуществится переход от веры к действительности. Когда царица Савская с удивлением взирала на богатства и роскошь Соломона, ей пришлось признаться: "Мне и вполовину не сказано" (2 Пар. 9,6). Сколь же больше относится это к последователям Иисуса, которые однажды унаследуют и увидят Его Царство! И все же Бог приоткрыл нам в Своем Слове дверь в небо, чтобы уже здесь дать нам предвкушение блаженства. Приводим ряд высказываний.

12.1 Небо: Отчий дом

Когда Господь Иисус объяснил ученикам, что идет приготовить место, Он сказал: "В доме Отца Моего обителей много" (Иоан. 14,2). Небо, как говорится об этом во многих местах Библии, является местом обитания Бога:

Быт. 24,7: "Господь, Бог неба".

Неем. 1,5: "Господи, Боже небес".

Пс. 115,3: "Господь наш в небе".

Мат. 6,9: "Отче наш, сущий на небесах".

Иисус тоже пребывает на небе: оттуда Он пришел к нам на землю (Иоан. 3,13; Иоан. 6,38), а после Своего вознесения снова взят туда (Лук. 24,51; Деян. 1,11). Во время последнего общения со Своими учениками Он сказал им, что идет к Отцу. Во время Своего пришествия Он возьмет Своих к Себе.

Что может быть ужаснее, если у человека нет приюта, нет никакого пристанища? Даже философ-нигилист Ф. Ницше, заявлявший, что "Бог мертв", как никто другой, оплакивал отсутствие отчизны:

Мир - врата, закрытые для всех! Никого не интересует, кто чего лишился. И ты стоишь, обреченный на холодную зиму скитаний,

Похожий на пар, подымающийся к холодному небу... Жалок всякий, не имеющий отчизны!

Даже если кому-то удалось бы собрать все сокровища и богатства мира и, обладая всеми почестями, титулами и наградами, попытаться с их помощью устроиться в этом мире, то в конечном итоге все это не будет значить ровно ничего. Ничто не может удовлетворить сердце; несмотря на все земные сокровища, оно остается пустым, обманутым и бесприютным, если не успокоилось в Иисусе. Бог предназначил для нас отчизну. В этом преходящем мире у нас нет "постоянного града" (Евр. 13,14). Мы остаемся "странниками и пришельцами" (1 Пет. 2,11) в этом мире, ибо "наше жительство на небесах" (Фил. 3,20). Небо - вечная отчизна. Оно является местом вечной жизни, прибежищем спасенных. Небо там, где Иисус. Страстным желанием Иисуса является: "Где Я, там и слуга Мой будет" (Иоан. 12,26). В известной молитве из Иоанна 17 Господь просит: "Отче! Которых Ты дал Мне, хочу, чтобы там, где Я, и они были со Мною, да видят славу Мою" (Иоан. 17,24).

12.2 Небо: место вечной любви

Любовь является сутью Бога, а потому небо тоже есть место вечной любви. Вера, надежда, любовь - вот три основные вещи, присущие христианину, "но любовь из них больше" (1 Кор. 13,13). Вера однажды прейдет, когда превратится в действительность. И надежда кончится в вечности, так как осуществится, но "любовь никогда не перестает" (1 Кор. 13,8). Самую большую любовь показал Сам Господь, когда Он, будучи Человеком, умер заместительной смертью за нас, грешников, на кресте: "Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих" (Иоан. 15,13). И нам Он оставил заповедь любви. Сфера ее действия велика: от братьев - до врагов. Никто не может быть христианином, если всем сердцем не любит Иисуса. Господь дает нам ориентир: "Кто любит Меня, тот соблюдает Слово Мое" (Иоан. 14,23). Петру Он задал вопрос не о его знании или красноречии, но о его любви: "Любишь ли ты Меня?" (Иоан. 21,17). Люди часто оставляют то, что им бы хотелось, но никогда то, что они любят. Они могут изменить тому, в чем они убеждены своим разумом, но никогда не изменяют тому, что лежит глубоко в их сердце. Сперджен подчеркивал: "Пока живете, делайте все из любви ко Христу. Пусть вашими руками, разумом, зрением движет любовь; боритесь в любви, молитесь в любви, говорите и живите с любовью".

Небо - место совершенной любви. Сам Бог является олицетворением любви, которой наполнит все небо. Одного маленького мальчика спросили, что такое небо. Его ответ свидетельствовал о том, что он правильно понимает суть неба: "Это место, где все любят друг друга".

12.3 Небо: ничего не будет проклятого

В то время как наш мир отмечен печатью последствий грехопадения, там, на небе, "ничего уже не будет проклятого" (Откр. 22,3). Там все будет совершенным (1 Кор. 13,10), и ничто больше не будет напоминать о бездне греха. Сам Бог делает все новым: "И отрет Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже, ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет; ибо прежнее прошло" (Откр. 21,4). Окончательно изгнано все, что так тяготило человека на земле. Там будет настоящая полнота жизни. Там у нас все будет в изобилии. Там не будет ничего такого, что еще следует изменить или улучшить. Все совершенно. Часы больше не будут подгонять нас и напоминать нам об истекающем времени. Временное разбилось о вечность. Вопрос "Где же Бог?" уже не будет звучать, потому что Бог уже будет среди нас. Не будет больше сомневающихся, ибо вера стала действительностью. Мы видим Бога лицом к лицу. Никто не будет испытывать страха перед будущим, потому что будущее стало вечным настоящим. Никто не будет нуждаться в утешении, так как все скорбящие обрели блаженство. Над смертью мы будем лишь сострадательно посмеиваться, потому что все мы уже победили ее. Не будет больше суеты, потому что ни у кого не будет в чем-либо недостатка. Не будет больше греха - причины всех болей и страданий. Но в новом творении не останется и следа греха. Врата города не будут запираться, ибо воров не стало. Нет полиции, нет бюро находок, тюрем, замков и запоров. Нет гробовщиков и могил, так как каждый житель имеет вечную жизнь. Врачей и больниц тоже нет, потому что никто не знает, что такое бактерии, температура, эпидемия и болезни. Не существует Красного Креста, пунктов оказания скорой помощи и хирургов, так как кончились времена катастроф, стихийных бедствий и войн. Не существует сомнительных обществ, потому что там не знают, кто такие алкоголики и наркоманы. Нет нищих, слепых, немых, глухих, хромых. Не существует языковых барьеров, расовых предрассудков, вражды, эгоизма и скупости, ибо мы "будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть" (1 Иоан. 3,2).

Какая страна! Разве не будешь стремиться к такой отчизне?

12.4 Небо: вечный пир радости

Не случайно, что Иисус совершил Свое первое чудо во время брака в Кане (Иоан. 2,1-11). Брачный пир всегда является поводом для большой радости. На моей прежней восточно-прусской родине свадьбы праздновались не один только день, а, как правило, три. И небо является местом брачного пира, который - во всяком случае - не будет ограничен временем. Иисус - Агнец Божий, кротко, подобно агнцу, понесший грехи мира, будет Женихом, а Его Церковь - спасенные из всякого народа, колена и нации - будет Его Невестой. Все возрадуются: "Возрадуемся и возвеселимся и воздадим Ему славу; ибо наступил брак Агнца, и жена Его приготовила себя!" (Откр. 19,7). В притче о блудном сыне говорится: "И начали веселиться" (Лук.15,24). Эта радость в небе не будет иметь конца, и мы не в состоянии представить себе ее масштабы. Сперджен говорил: "Наша радость на земле едва достигает самого низкого уровня воды при отливе, но в небе радость восшумит, как сизигийный прилив". Здесь, на земле, радость является плодом Духа (Гал. 5,22), и Павел вразумляет нас всегда радоваться в Господе (Фил. 4,4). Однако, она не идет ни в какое сравнение с небесной радостью; вот почему пророк говорит о совершенстве радости.

При взгляде на небо даже самая большая земная скорбь не кажется такой уж невыносимой: "Ибо думаю, что нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с той славою, которая откроется в нас" (Рим. 8,18). Даже когда нас мучают искушения и преследования, предвкушение вечной радости должно придать нам новые силы: "Не чуждайтесь, как приключения, для вас странного, но как вы участвуете в Христовых страданиях, радуйтесь, да и в явление славы Его возрадуетесь и восторжествуете" (1 Пет. 4,12-13). Радость присуща небу; пред Господом мы испытываем полноту радости (Пс. 15,11). Сколь чуден тот миг, когда по Своему возвращению Господь скажет Своим верным рабам: "Войди в радость Господина твоего" (Мат. 25,21). На брачной вечере Господа свершится непостижимое: Он будет обслуживать нас, как Своих гостей: "Он препояшется и посадит их, и подходя, станет служить им" (Лук. 12,37). Творец вселенной и всякой жизни, Сын Божий в Своем могуществе и славе, сделавший все для нашего спасения, - Он желает служить нам! Я едва решаюсь писать об этом, но Он Сам это сказал.

В притче о великом брачном пире (Лук. 14,16-24) Господь показывает нам, как сердечно Он приглашает гостей на вечный пир. На самый большой и славный пир всякий приглашается быть гостем Иисуса. Приходилось ли нам уже однажды испытать, что это значит, когда мы хотим сделать кому-то что-то доброе, а от нас лишь равнодушно отвернутся? Насколько же хуже, когда мы отвергаем приглашение на небесный пир! "Тогда разгневался хозяин" (Лук. 14,21). Те, которые отделались тысячами мирских отговорок, не увидят неба. Может быть, небо тогда останется пустым? Нет, все места на брачном пире будут заняты. Господь Иисус говорит о том, что Его гости прибудут из всех стран: "И придут от востока и запада, и севера и юга, и возлягут в Царствии Божием" (Лук. 13,29). На земле они принадлежали к самым различным народам и расам, а теперь они образуют одну семью Божию, которую уже было дозволено увидеть Иоанну: "После сего возглянул я, и вот, великое множество людей, которого никто не мог перечесть, из всех племен и колен, и народов и языков стояло пред престолом и пред Агнцем в белых одеждах и с пальмовыми ветвями в руках своих" (Откр. 7,9).

На браке в Кане "пришел Его час". Сегодня Господь взывает к каждому из нас: твой час настал принять приглашение на брак Агнца, на праздник вечной радости.

12.5 Небо: солнце не заходит

Последняя книга Ветхого Завета говорит о вечном солнце:

"А для вас, благоговеющих пред именем Моим, взойдет Солнце правды" (Мал. 4,2).

Солнцем является Сам Иисус. Его славное пришествие означает для верующих восход солнца. Незадолго до этого восхода солнца "солнце померкнет, и луна не даст света своего" (Мат. 24,29). Их ограниченная временем задача окажется выполненной: "...прежнее небо и прежняя земля миновали" (Откр. 21,1). Все стало новым.

Нынешнее творение получает свет от сотворенного солнца. Свет является необходимой предпосылкой для жизни. Бог есть свет (1 Иоан. 1,5), поэтому свет является и существенным признаком нового творения. Во всяком случае, там уже не будет сотворенного солнца, но Сам Господь будет светом. Пророчествовал об этом уже Исаия: "Не будет уже солнце служить тебе светом прямым и сияние луны светить тебе; но Господь будет тебе вечным светом, и Бог твой - славою твоею. Не зайдет уже солнце твое, и луна твоя не закроется, ибо Господь будет для тебя вечным светом и окончатся дни сетования твоего" (Ис. 60,19-20).

В двух последних главах Библии, наконец, открывается мысль о том, что Иисус не только был светом миру (Иоан. 8,12), но и является светом вечности: "И город не имеет нужды ни в солнце, ни в луне для освещения своего; ибо слава Божия осветила его, и светильник его -Агнец" (Откр. 21-23). Агнец Божий, понесший однажды грехи мира, теперь в вечности сияет солнцем правды. Сейчас мы запрограммированы в ритме смены дня и ночи; в небе "не будет ночи" (Откр. 22,5).

Римско-немецкий император Карл Пятый в 1516-1556 был одновременно и королем Испании. Он покорил Мексику и Перу и положил тем самым начало испанскому колониальному господству. Его господство простиралось от Центральной Америки до Испании. Он с гордостью заявлял: "В моей стране солнце не заходит!"

Не говоря уже о том, что это высказывание было неправильным, господство его уже давно кончилось. О Царстве Небесном, о небе поистине можно сказать: это единственная "страна незаходящего солнца".