Соловьев В. Магомет, его жизнь и религиозное учение

ОГЛАВЛЕНИЕ

ГЛАВА ХII. Первые ансары. Хиджра. Договоры

Праздничные торжества, начинавшиеся у Каабы, заканчивались соборным жертвоприношением в долине Мина. Между этой долиной и Меккой была горная дорога, называвшаяся Акаба. По этой дороге в последние дни праздника двигались огромные толпы богомольцев. Находившийся между ними Мухаммед заметил группу людей племени Хазрадж одного из двух главных племен, населявших Ятриб; притом Бену Хазрадж в последнее время находились в формальном союзе с ястрибскими евреями. От них они много раз слышали и при теперешних своих дружеских сношениях, и при прежних враждебных столкновениях, что Бог воздвигнет великого пророка, чтобы утвердить истинную веру и сокрушить язычество. Такие речи, при уважении и доверии арабов к "людям писания", производили на них сильное впечатление. Вероятно, Мухаммед прислушался к разговору этих арабов и заметил в них особое религиозное настроение. Он подошел к ним и, осведомившись об их происхождении, спросил: "вы из тех, что в союзе с иудеями?" Получивши утвердительный ответ, он попросил их сесть в стороне от дороги, за скалой, и выслушать его. Они охотно согласились, и он стал проповедывать единого, истинного Бога и возвестил им Ислам. Тогда они стали говорить между собой: "Как перед Богом, товарищи! не это ли тот самый пророк, о котором сказывали нам иудеи, что время его уже близко, и что, когда он восстанет, они пойдут за ним и побьют всех враждебных им арабов и истребят их, как были истреблены в древности неверные племена Ад и

Ирам? Не лучше ли теперь нам предупредить их и первыми пристать к пророку?" И, обращаясь к Мухаммеду, они сказали: "Земляки наши самые сварливые и разрозненные из всех народов, и потому мы уже хотели покинуть их. Но вот, быть может, истинный Бог соединит нас всех через тебя. Поэтому мы вернемся в город наш и положим дело твое перед глазами соплеменников наших, и вложим в уши их веру эту, которую приняли от тебя. И если истинный Бог в соединении приведет их к тебе, не будет человека во всей земле сильнее тебя". Затем они оставили посланника Божия и возвратились; в место свое, исполненные веры и верности. А на будущий год они обещали вернуться в то же время и на то же место и привести других. Было же их всего шесть человек.

Они сдержали обещание, и на следующий 621г. в конце праздника пришли к Акабе двенадцать человек уверовавших, из Ятриба десять из племени Хазрадж и два из племени Аус. Они торжественно принимают Ислам и приносят Мухаммеду клятву (так называемую малую, или {клятву женщин)}, которой обязуются: не признавать другого Бога кроме Единого, не воровать, но прелюбодействовать, не умерщвлять своих детей, не сочинять и не распространять клеветы и быть послушны! ми посланнику Божию во всяком добром деле. Приняв от них эту клятву, Мухаммед сказал: "Если вы все это исполните, то рай принадлежит вам наверно; если же и чем согрешите, то от Бога зависит наказать вас или помиловать". Затем Мухаммед отрядил с ними из прежних мусульман испытанного в вере Мусаба, сына Омейрова, чтобы наставлять их в Коране и предстоять на общей молитве.

Вскоре после этого Мухаммед имел ночное видение во сне, и не наяву, а в восхищении духа. Неведомая сила которую он признавал за архангела Гавриила, подняла его с ложа и вывела из дома. Он увидел волшебного коня эльБорак (молния) и, сев на него, в одно мгновение очутился в Иерусалиме, около дома молитвы. Здесь находит он сонм пророков и среди них Авраама, Моисея и Иисуса Христа. Он молится вместе с ними. Затем ему подносят три чаши: одну с водою (по другому варианту с медом), другую с вином и третью с молоком. Он слышит чейто голос, говорящий: "Если он возьмет воду, то потонет вместе с общиной своей; если возьмет вино, то будет блуждать с общиной своей, если возьмет молоко, то пойдет правым путем с общиной своей". Мухаммед выбирает чашу с молоком. После того он проходит через семь небес и достигает лицезрения Самого Бога, от Которого получает для мусульман заповедь пятидесяти ежедневных молитв. Но на обратном пути у ворот каждого неба он встречает одного из великих пророков, который внушает ему, что мусульмане не вынесут такого большого числа молитв и чтобы он просил Бога сократить их. Он так и делает, и при выходе из последнего неба число молитв сводится к тем пяти, которые установлены в Коране. По возвращении к себе Мухаммед находит, что, тот сосуд с водой, который он в начале видения опрокинул, вставая с ложа, еще не успел весь вытечь на землю.

На другой день Мухаммед рассказал свое видение правоверным, но так как он сам не мог дать ясного отчета в характере явления, то многие мусульмане пришли сначала в недоумение, однако скоро успокоились на простом решении, которое высказал АбуБекр: "Как он говорит, так, значит, и было". За это Мухаммед дал ему прозвание Эссиддик свидетель правды.

Между тем Мосаб ИбнОмейр и двенадцать ятрибскнх мусульман делали свое дело, и на праздник 622 г . пришло в Мекку из Ятриба уже 75 обращенных в Ислам. Мухаммед и его близкие сошлись с ними в той же Акабе. Кроме мусульман сопровождал Мухаммеда дядя его эльАббас (родоначальник одной из будущих династий халифата), который не принял новой веры, но и не враждовал против нее, как и умерший брат его АбуТалиб, хотя и по другим причинам: тот имел сердечную привязанность к племяннику, тогда как Аббас, отличавшийся дипломатическими способностями и практическим чутьем, сообразил, что из дела, поднятого Мухаммедом, начинает чтото выходить, и что нет выгоды с ним ссориться и сжигать свои корабли. Между тем и Мухаммед нуждался в Аббасе, как в одном из старейшин своего рода, чтобы дать своему решительному шагу законную форму, с точки зрения арабов. Аббас заявил собранию, что его племянник Мухаммед нахолился до сих пор под защитой своего рода, но что теперь он предпочитает защиту людей ятрибских, и что он, Аббас от имени рода Хашимова и Мутталибова спрашивает присутствующих людей из племен Хазраджа и Ауса, желают ли они принять Мухаммеда к себе, как одного из своих; и когда ятрибские мусульмане громко выразили свое согласие, Аббас объявил Мухаммеда отпущенным и свободным от обязанностей к своему роду. Тогда Мухаммед в свою очередь потребовал от ятрибцев, чтобы они поклялись, что будут защищать его всякой обиды хотя бы оружием, как они защищав своих жен и детей. После этой клятвы, которую называют великой или {клятвой мужей}, Мухаммед избрал 12 человек 9 из Хазраджей и 3 из Аусов для управления ятрибской общиной и для дальнейшей проповеди Ислама.

Очень скоро после этого собрания большинство мекканских мусульман, с Омаром во главе, переселилось в

Ятриб. При Мухаммеде, откладывавшем по неизвестной причине свой переезд, оставались только АбуБекр и Али. Но когда стало известно, что корейшиты собираются силой задержать пророка, и пошли даже слухи о заговоре против его жизни, пришлось принять меры к скорому и тайному бегству. АбуБекр купил двух верблюдов и с надежным проводником отправил их в услов леное место по южной дороге, где было меньше опасности преследования. В назначенную ночь Али надел красный плащ пророка и остался в его доме, а Мухаммед с АбуБекром тайными проходами вышли из города по направлению к югу, безлюдными тропинками прошли к горе Таура и спрятались в одной пещере, куда домашние АбуБекра приносили им в течение трех дней съестные припасы. На четвертую ночь они вышли из пещеры и пробрались к тому месту, где ждал их проводник с верблюдами. Мухаммед сел на верблюдицу Аль Каев, АбуБекр на другого верблюда, и они окружным путем, избегая большой караванной дороги, через восемь дней достигли ятрибского пригорода Коба, откуда Мухаммед, восторженно приветствуемый меккански ми "переселенцами" (могаджирами) и ятрибскими "союзниками" (ансарами), торжественно вступил в город, ставший оттоле городом пророка (Мединетнаби, или просто Медина), и остановился в доме одного из Бену Хазраджей АбуЭйюба, пока ему не построили (в следующем году) двух особых домов (для двух его жен) и рядом с ними осооое здание для молитвенных собраний первую мусульманскую мечеть.

Вскоре по прибытии в Ятриб Мухаммед дал своей общине писанный устав, окончательно выделявший ее из арабского язычества с его родовым бытом и племенными делениями и полагавший основание мусульманству, как религиознообщественному и политическому строю. По этому уставу все верующие, как из корейши тов, так и из ятрибских жителей, переселенцы и союзники (могаджиры и ансары), составляют один нераздельный и равноправный народ. Нет более разделения на племена, а есть только противоположение между правоверными и неверными. Между правоверными не должно быть никаких раздоров, и старые племенные и родовые счеты должны быть забыты. Кровная месть между родами, принявшими Ислам, отменяется. Правоверные должны защищать друг друга оружием против всякого нападения. Решение всех спорных вопросов должно быть предоставлено Богу и Мухаммеду.

Из общей массы неверных, естественно, были выделены ятрибские арабы, еще не принявшие Ислама, но не противодействовавшие ему, а также иудеи этого города. И в тех, и в других Мухаммед видел ближайших кандидатов на мусульманство, что относительно арабов и оправдалось через несколько времени. И с теми, и с другими был заключен договор. Язычники Ятриба обязывались не вступать в мирные сношения с языческими корейшитами и их союзниками, а Мухаммед обязался не укрывать между мусульманами воровских людей от законного преследования. С евреями был заключен более тесный союз. Они обязались поддерживать дело Ислама денежными взносами и в тяжебных де._ах между своими и мусульманами принимать решение Мухаммеда. Защита Ятриба от внешнего нападения была признана общим делом всех живущих в городе язычников, мусульман и иудеев.