Ксенофонт. Греческая история

ОГЛАВЛЕНИЕ

КОММЕНТАРИЙ

К КНИГЕ ЧЕТВЕРТОЙ

Для осеннего похода 395 г. в нашем распоряжении имеются только два источника: рассказ нашего автора и 16—17 главы «Отрывка» (см. приложение). С первого взгляда может показаться, что труд автора «Отрывка» в этом отношении более ценен: он подробно описывает военные операции, тогда как наш автор вовсе опускает их и занимается преимущественно описанием дружеских союзов и любовных историй. Но более вдумчивое отношение показывает, что здесь причина не только в том, что Ксенофонт, как я указал уже выше, не находился уже при войске (он лишился военной команды и, по-видимому, исполнял поручения дипломатического характера) и поэтому был лучше осведомлен об этих историях, чем о военных предприятиях. Дело в том, что все, даже удачные, операции этого похода имели ничтожное значение для общего хода дел, тогда как отпадение Спифридата и Отия к Агесилаю, тесное соединение их между собой брачными узами и т. д. могло в случае удачи послужить прецедентом для других персидских магнатов и иметь результатом полное падение персидского могущества без всякого кровопролития. Таким образом, рассказ нашего автора имеет большую историческую ценность. 1

Прибыв в Фарнабазову Фригию — здесь наш автор возвращается к рассказу, прерванному в кн. III, гл. 4, § 29. События этого трудного похода он не описывает; они описаны подробно в «Отрывке» (см. приложение, 16, 1—3).

Присоединил к себе города — сильное преувеличение. Здесь речь может идти только о неукрепленных пунктах: как мы видим из «Отрывка» (см. прил. 16, 3—6), все попытки его атаковать укрепленные города окончились неудачей.

Спифридат — см. кн. III, гл. 4 § 10 с коммент. Автор «Отрывка» (см. приложение) относит присоединении Спифридата только к этому времени (он называет его Спифрадатом).

По «Отрывку» (см. прил. 17, 1—2), Отий не явился лично в ставку Агесилая; к нему был отправлен Спифридат, и он прислал к Агесилаю своих послов, с которыми и заключен был договор. Детальный рассказ нашего автора показывает, что он был очевидцем, и поэтому его рассказ заслуживает большего доверия.

Отий. Имя это транскрибируется очень различно в различных источниках.

Как он красив — по слухам Агесилай был в связи с этим красивым юношей (Мегабатом, «Отрывок», 16, 4; Плутар х, Агесилай, 11); наш автор (Агесилай, 4—7) считает эти слухи злостной выдумкой (Агесилай даже не позволил Мегабату по персидскому обычаю поцеловать его).

Река — Одрис, вытекающий из Даскилийского озера и впадающий в Риндак. Относительно зимовки Агесилая в Даскилии ср. рассказ в «Отрывке» (приложение 17, 3—4).

Боевые колесницы. Подробное описание этих смертоносных колесниц, вооруженных косами, прикрепленными к осям, — у нашего автора в «Анабасисе» (1, 8, 10) и «Киропедии» (VI, 1, 30) и у Диодора (XVII, 53).

Сто шестьдесят стадий — 28 километров.

Отобрать у них — ср. Плутарх (Агесилай, 11): «Гериппид установил строгий надзор за расхищенной добычей; он заставлял варваров возвращать ее, производя при этом самый тщательный допрос и следствие. Этими мерами он вывел из себя Спифридата».

Лафирополы — вся военная добыча спартанцев считалась достоянием казны. Лафирополы — это должностные лица, хранившие военную добычу и продававшие ее с аукциона в пользу государства.

Когда-то отложился от царя — во время восстания Кира Младшего («Анабасис», I, 8, 5, II, 4, 2 и сл.). В описываемое время Ариэй (вместе с Пасаферном) занимал должность верховного военачальника персидского царя, взамен казненного Тиссаферна («Отрывок», см. приложение 14, 4).

Ничто так не огорчило — прежде всего по политическим соображениям, см. вступит, комментарий к § 1. Почему здесь упомянут также Мегабат, ясно из сказанного в коммент. к § 6.

С потерей всех союзников Агесилай не мог уже надеяться удержаться в Даскилии; поэтому перемирие с Фарнабазом и очищение Фригии было необходимостью (а не актом великодушия, как хочет нас уверить Ксенофонт).

Крупнее всех прочих детей — место это толкуется двояко. Естественнее всего понимать его в том смысле, что Евалк не достиг еще минимального возраста, дающего право принимать участие в состязании (взрослых) в Олимпии; но, так как он отличался огромным ростом и богатырским телосложением, Агесилаю удалось исходатайствовать ему разрешение участвовать в беге. Однако Плутарх (Агесилай, 13) понимает это место иначе: «(Сын Фарнабаза) был влюблен в мальчика-атлета из Афин. Он имел очень крупную и массивную фигуру; поэтому ему угрожало не быть допущенным к состязаниям (подразумевается: детей) в Олимпии».

Весны — 394 г.

Вглубь страны — по «Отрывку» (17, 5) — в Каппадокию, но это маловероятно.

Эпикидид, так же Плутарх (Агесилай, 15).

Лохаги — начальники отрядов пехоты (лохов), гиппархи — начальники конных ополчений.

Никетерий — приз, награда за победу в состязании.

По тому же пути — ср. у нашего автора, Агесилай 2, 1: «Перейдя через Геллеспонт, он двинулся по территории тех же племен, мимо которых проходил персидский царь со своим огромным войском; и тот путь, который был пройден варваром за год, отнял у него меньше месяца» (несомненное преувеличение) .

Агесиполида — сына приговоренного к смерти царя Павсания (см. выше, кн. III, 5, 25).

Ксенофонт ни словом не упомянул об образовании антиспартанской коалиции, о чем мы узнаем из Диодора (XIV, 82). Ядром этой коалиции были беотийцы, афиняне, коринфяне и аргивяне; далее к этому союзу примкнула вся Евбея, левкадяне, акарнанцы, амбракийцы и жители фракийской Халкидики. Из жителей Пелопоннеса к этому союзу никто не присоединился. Коалиция эта вступила в союз с одной из враждовавших между собой партий в Фессалии и помогла ей отобрать у лакедемонян Фарсал. Затем беотийцы с аргивянами захватили Гераклею Трахинскую и возвратили сюда прежних ее жителей. После этого беотийский полководец Исмений с войском из беотийцев, энианцев и афаманов разбил наголову фокейцев, чем окончательно утвердил господство коалиции в Северной Греции.

Обойти войско с флангов — чем глубже построение войска, тем короче фланг. Если фронт неприятеля длиннее, то он по лучит возможность, повернув вперед оба крыла, напасть одновременно с фронта и с обоих флангов.

Данные о числе сражающихся с той и другой стороны очень разнятся от данных Диодора (XIV, 82, 10; 83, 1) и представляют собою результат умышленной подтасовки. 1

Вот эти данные:

 

 

 

 

Наш автор ....... .

Диодор ......... .

Пелопоннесцы

Коринфский союз

Пехота

Конница

Пехота

Конница

14 200 23 000

600

500

25 000 15 000

1 550

500

Что касается пелопоннесцев, то цифра 14 200 получается путем очень простого приема: Ксенофонт забыл о тегейцах, мантинейцах и ахейцах, хотя он же (§ 13, 18, 20) указывает, что они участвовали в этом походе. Что же касается членов Коринфского союза, то наш автор (это видно уже из округленности цифр) просто приводит здесь официальные данные о числе лиц, подлежащих призыву в каждом из государств, безотносительно к числу лиц, принимавших действительное участие в походе (сравни, напр., официальные контингенты в 11 главе «Отрывка»). Этим и объясняется его двукратное указание: «так как орхоменцы не явились»: он просто из общей цифры призывных по беотийскому закону вычел число призывных, приходящееся на Орхомен. Заметим, что наш автор не хочет производить впечатления сознательного фальсификатора и поэтому скрывается под осторожным выражением: «как передавали» (§ 17).

Флиунтцы — здесь в это время взяла верх демократическая партия.

Из уст в уста. В спартанском войске приказания военачальников не передавались звуками трубы или поднятием сигнала, что могли бы легко заметить враги. Каждый воин устно передавал команду своему соседу, и таким образом она обходила все войско.

Фил — все гражданское население Аттики делилось на десять фил. В войске призванные каждой филы выстраивались отдельно; таким образом афинская пехота и конница также разделялись каждая на десять фил.

Полемарх — высшее должностное лицо на войне после царя, начальник моры (см. коммент. к кн. VI, гл. 4, § 12). Полемархов было шесть. Эти лица избирались не только в военное, но и в мирное время, так как Спарта представляла собою и в мирное время вооруженный лагерь. Полемархам в мирное время принадлежало верховное наблюдение за общими трапезами спартиатов. 1

Диодор (XIV, 83, 2) рассказывает об этой битве следующее: «Битва произошла на берегу реки Немеи и продолжалась до ночи. В каждом войске одна часть победила; 2 при этом со стороны лакедемонян и их союзников пало 1100 человек, со стороны беотийцев и прочих членов союза — около 2800». Итак, по Диодору битва не имела решительного результата. В данном случае, однако, прав Ксенофонт: в окончательном результате союзники потерпели решительное поражение. О решительном поражении афинян свидетельствует Лисий (XIV, 15; III, 45); отсюда мы узнаем, что афинским войском предводительствовал Фрасибул. Как указывает Э д. Мейер (Gesch. d. Alt., V, 236), война эта произошла уже в год архонтства Евбулида, начавшийся 17 июля 394 г. Это видно из свидетельства Аристида (речь 44, р. 370, Dindorf) и надгробной надписи над могилой погибшего в этой битве Дексила (Inscriptiones Graecae, II, 2084). Вероятно, она произошла в первые дни правления этого архонта.

Коринфяне не впустили их — как указывает Демосфен (против Лептина, 53), лаконофильской партии удалось добиться того, что бежавшие с поля битвы не были впущены в город. Через некоторое время, однако, верх взяла противная партия, и союзники были впущены в город.

Восьмеро — речь идет, по-видимому, только о спартиатах. Число убитых точнее в «Агесилае» (VII, 5): «в сражении близ Коринфа пало восьмеро лакедемонян и около десяти тысяч врагов». Цифра эта преувеличена; ср. указание Диодора в коммент. к § 22 предыдущей гл.

Схема расположения войск в Немейской битве.

Любил путешествовать — в кн. III, гл. 4, § 6 он также выступает как член посольства.

Прежде, чем вступить в Македонию, Агесилаю пришлось сразиться с фракийцами. Диодор (XIV, 83, 3): «Агесилай, переправив войско из Азии в Европу, прежде всего победил в бою какое-то фракийское племя, вышедшее ему навстречу с большим войском, причем перебил большую часть варваров». Плутарх (Агесилай, 16) называет это фракийское племя траллами.

Его личную гвардию — см. коммент. к кн. III, гл. 3, § 9.

Сражаться на конях против тяжеловооруженных — фессалийцы ошибочно полагали, что против них выступила не только конница, но и все войско Агесилая.

По Плутарху (Агесилай, 16), в этом бою из фессалийцев участвовали только фарсалийцы; число всадников, вступивших с ними в бой, равнялось пятистам. Трофей был поставлен под горой Нарфакием.

До границы Беотии — ср. Плутарх (Агесилай, 17): «Здесь (в Нарфакии) его настиг прибывший с родины эфор Дифрид и передал ему приказание немедленно вторгнуться в Беотию. Хотя Агесилай рассчитывал сделать это позже, когда увеличатся его боевые силы, тем не менее он решил повиноваться властям».

Солнце показалось в форме лунного серпа — это затмение произошло 14 августа 394 г.

Конон — о нем см. выше, кн. II гл. 1, § 29 и коммент. к кн. III, гл. 4, § 1. Зимой 395/4 г. после битвы при Галиарте он отправился в Вавилон, в зимнюю резиденцию персидского царя. Его поездка увенчалась полным успехом. Он получил большую сумму денег, и по его представлению главноначальствование на море было передано Фарнабазу. В феврале или марте 394 г. Конон вернулся к своему флоту (Диодор XIV, 81, 4 — 6).

С греческим флотом — контингент его состоял преимущественно из наемников. Однако, ср. «Отрывок» (в приложении) 1, 1; 3, 2.

Диодор (XIV, 83, 4—7) дает такое описание этой битвы: «Афинянин Конон и Фарнабаз командовали царским флотом, стоявшим в Херсоннесе, близ Лорим, и состоявшим более чем из девяноста триэр. Узнав, что вражеский флот стоит в Книде, они стали готовиться к морскому бою. Лакедемонский наварх Лисандр выплыл из Книда с флотом из восьмидесяти пяти триэр и причалил к Фиску на Херсоннесе. Выплывши оттуда, он столкнулся с царским флотом. В происшедшем столкновении с передовыми судами неприятеля ему удалось одержать верх; но, когда к месту боя подоспели персидские триэры во всем своем составе, все союзники лакедемонян бежали на сушу. Тогда Лисандр повернул свой корабль носом к врагу, считая, что низкое бегство позорно и недостойно Спарты. Он сражался отважно и сразил многих врагов, но в конце концов пал, сражаясь, не посрамив своего отечества. Эскадра Конона преследовала лакедемонян до берега, причем овладела пятьюдесятью триэрами. Из экипажа большей части удалось выплыть на берег и спастись бегством; однако, около пятисот было взято в плен. Остальные триэры спаслись бегством в Книд».

Беотийцы и т. д. — это войско прибыло сюда из-под Коринфа. Ср. Лисий (XVI, 16): «После этого, когда в Коринфской области были заняты укрепленные пункты, так что удалось обезопасить себя от вражеского нападения, а в Беотию вторгся Агесилай, было принято внесенное архонтами предложение отделить те части войска, которые выступят для борьбы с ним в Беотию».

Мора лакедемонян — устройство спартанского войска описано ниже, кн. VI, гл. 4, § 12. По Плутарху (Агесилай, 17), лакедемонян было больше: «Он призвал к себе две моры из числа участвовавших в деле под Коринфом. Лакедемоняне, оставшиеся на родине, преисполненные уважения к Агесилаю, открыли среди граждан младших призывных категорий запись желающих присоединиться к войску царя. Все с большой охотой записывались; правительство выбрало из них пятьдесят наиболее цветущих и сильных и послало к Агесилаю».

Пельтастов было гораздо больше — гоплитов, по Ксенофонту, было одинаково у обеих сторон. Ср. «Агесилай» (2, 9): «Стало видно, что фаланги обеих сторон как раз равны друг другу по силе; точно так же и обе конницы по численности были равны друг другу».

Величайшая из всех бывших на нашей памяти битв — «Ксенофонт преувеличивал военное значение этой битвы, так как это было величайшее из сражений, в котором он сам участвова л» ( Э д. Мейе р, Gesch. d. Alt., V, 237). См. Плутарх (Агесилай, 18): «Ксенофонт называет эту битву величайшей из всех бывших когда-либо битв; он сам принимал в ней участи е, переправившись вместе с Агесилаем из Азии и сражаясь на его стороне».

Ионийцы, эоляне и жители Геллеспонта — возможно, что они также были под командой Гериппида. Ср. недостаточно ясное указание нашего автора в «Агесилае», 2, 11: «Им осталось пробежать еще около трех плефров, когда из строя войска Агесилая также выбежали наемники под начальством Гериппида. Это были кое-кто из отправившихся с ним в поход с родины и из наемников Кира, а вместе с ними ионийцы, эолийцы и жители Геллеспонта».

Маневр поворота — он состоял в том, что войско, оставаясь на той же площади, при помощи внутренних перемещений перестраивалось так, что фронт его оказывался обращенным против врага, напавшего с фланга или с тыла. В нашем случае фронт занял место прежнего тыла, а тыл — фронта. См. Ксенофон т, Киропедия, VIII, 5, 15.

Встретился лицом к лицу с фиванцами — Агесилай поступил так, потому что хотел извлечь всю возможную пользу из этой победы и окончательно уничтожить фиванцев ( Э д.  Мейе р, Gesch. V, 237). 19

Совсем по-иному описывает эту битву беотиец Плутарх (Агесилай, 18).

Жаркая и кровопролитная — в «Агесилае» (2, 12) Ксенофонт прибавляет еще: «Не слышно было яростных криков, но не было и полной тишины: был тот шум, который так характерен для ожесточения и битвы».

Лишь некоторым удалось прорваться — совсем по-иному описывает беотиец Плутарх (Агесилай, 18): «Лакедемоняне боролись на жизнь и на смерть с крайним ожесточением. Им не удалось уберечь от ран Агесилая: он получил сквозь панцырь целый ряд ударов копьями и кинжалами, и его с трудом удалось вынести живым из сражения. Они выстроились перед ним плотной стеной и убили много врагов, причем и сами потеряли очень много людей. Когда обнаружилось, что разбить фиванцев с фронта — очень трудная задача, они принуждены были принять план, отвергнутый ими в начале сражения. Они нарочно расступились перед фиванцами и дали им пройти между своими рядами, а затем, когда последние, увидев, что прорыв уже совершен, стали подвигаться более беспорядочными массами, погнались за ними и, поравнявшись, напали на них с флангов. Однако, им не удалось обратить врагов в бегство: фиванцы отошли к Геликону, причем эта битва преисполнила их самомнением, так как им удалось остаться непобедимыми, несмотря на то, что они были одни, без союзников».

Агесилай, несмотря на полученные раны и т. д. — подробнее в «Агесилае» (2, 13—15): «Агесилай, несмотря на полученные им во все места тела и всевозможным оружием многочисленные раны, не забыл долга перед богами и приказал позволить скрывшимся в храме уйти, куда им будет угодно, строго запретив обижать их и приказав всадникам своей гвардии сопровождать их до тех пор, пока они не прибудут в безопасное место. Когда окончилась битва, в том месте, где произошла схватка, можно было видеть ужасное зрелище: вся земля была напоена кровью, трупы — свои и вражеские — кучами лежали вместе; здесь же валялись пробитые щиты, сломанные копья и кинжалы без ножен, — частью на земле, частью вонзенные в тела, а частью еще в руках. В этот день (так как было уже поздно) они ограничились тем, что стащили трупы в одно место внутрь расположения войск, поужинали и легли спать».

Добычи — речь идет, конечно, не о добыче, отобранной у беотийцев, а о той, которую Агесилай награбил еще в Азии. Это понял уже Плутарх (Агесилай, 19).

По Диодору (XIV, 84, 1—2), битва эта окончилась вничью. «Когда произошел бой, фиванцы обратили в бегство стоящую против них часть неприятельского войска и преследовали до самого лагеря; остальная часть фиванского войска некоторое время выдерживала натиск Агесилая и его воинов, а затем была вынуждена бежать. Поэтому-то лакедемоняне и решили, что (они — победители) в этой битве и поставили трофей, а затем выдали трупы врагам. В этой битве со стороны беотийцев и их союзников погибло более шестисот, со стороны же лакедемонян и их соратников — триста пятьдесят. Сам Агесилай также был весь покрыт ранами; его отвезли в Дельфы, и здесь он посвятил себя заботам о своем здоровье».

Евклейские празднества — в честь Артемиды Евклеи (т. е. Достославной). Во время этих празднеств происходили публичные сценические состязания в театре (ниже и Диодо р, XIV, 86, 1).

В Кранее — Кранеем назывался расположенный близ Коринфа гимнасий с кипарисовой рощей.

Некоторые из них — остальные, как можно заключить из § 8, бежали в Сикион. Такое изменение государственного строя, когда государство лишается всех своих установлений и всякой самостоятельности, а граждане его входят, как полноправные члены, в другой государственный организм, называлось в Греции синтелие й.

Метэки (поселившиеся в государстве иностранцы, не получавшие никаких политических прав, а также стесненные и в гражданских правах) — точнее, бывшие метэки. Речь идет об аргивянах.

Внутри стен — дорога из города в гавань в Коринфе (как и в Афинах и многих других городах) была огорожена с обеих сторон параллельными друг другу стенами. Размещение войск изображено на прилагаемой схеме (см. стр. 294).

Коринфские изгнанники — их было только 150 чел. (§ 9); однако, отсюда еще нельзя заключать, что и стоявшие против них наемники с Ификратом во главе были также малочисленны: по-видимому, это был только что собранный, плохо обученный сброд; выше эти наемники нигде не упоминаются.

На невооруженный фланг — щиты аргивян были обращены к Коринфу, так что к лакедемонянам были обращены их ничем не прикрытые правые бока.

Теперь приведу рассказ Диодора (XIV, 86) об описанных событиях: «Некоторые приверженцы правящей партии в Коринфе, руководимые личными соображениями, составили заговор и устроили погром в то время, как в театре шли публичные сценические состязания, посеяв в городе братоубийственную рознь, причем в этом дерзком замысле приняли участие и аргивяне. Во время этого погрома было убито сто двадцать граждан, и пятьсот было отправлено в изгнание. В то время как лакедемоняне приготовлялись к тому, чтобы вооруженной силой заставить коринфян впустить назад в город изгнанников, афиняне и беотийцы пришли на помощь убийцам, желая сделать Коринф своим владением. Коринфские беглецы вместе с лакедемонянами и их союзниками напали ночью на Лехей и пристань и овладели ими с боя. На следующий день выступило войско горожан под предводительством Ификрата, и произошла битва, в которой победили лакедемоняне, перебив немало людей. После этого беотийцы и афиняне, а вместе с ними аргивяне и коринфяне подвели все свое войско к Лехею. Сперва им удалось осадить город и даже прорваться внутрь стен; но лакедемоняне и коринфские изгнанники дали им мужественный отпор и вытеснили из крепости беотийцев и всех их союзников. Последние, потеряв около тысячи воинов, принуждены были отступить в город (Коринф).

Присоединение Коринфа к аргосскому государству произошло по Диодору значительно позже — лишь в следующем, 392 году. Он рассказывает об этом событии в 92 главе, после победы Ификрата над амиклейским гарнизоном (ниже, гл. 5, §§ 11—17) и его похода на Флиунт (ниже, гл. 4, § 15): «После этого аргивяне всенародным ополчением выступили против Коринфа, захватили акрополь и, овладев городом, сделали Коринф частью аргосского государства». Этот рассказ неверен; несомненно прав наш автор: Коринф присоединился к Аргосу тотчас после избиения злоумышлявших аристократов, по свободному решению правившей здесь демократии.

О нападении на Флиунт рассказывает также Диодор (XIV, 91, 3): «Ификрат с отрядом пельтастов отправился походом на Флиунтскую область и, вступив в бой с войском, вышедшим из города, перебил более трехсот флиунтцев»

Пельтастов — Ификрат довел этот род войск до высокой степени боевого совершенства. В отличие от легковооруженных, он дал им полное боевое снаряжение, но доспехи их были много легче и удобнее гоплитского вооружения, благодаря чему пельтасты отличались большой удобоподвижностью. С течением времени, благодаря реформе Ификрата, пельстаты вытеснили и гоплитов и легковооруженных ( Диодо р, XV—44).

Сражение за Коринф.

Восстановление этих стен Э д. Мейер относит к 392 г.

Схема расположения войск в Левктрском сражении (см. стр. 332).

Описанные в этом параграфе события Э д. Мейер относит к 391 г. Аргивяне, как мы узнаем из Андокида (3, 27), при вести о приближении спартанцев подтасовали календарь так, что как раз в это время наступил священный месяц Карней, в который, согласно общедорийскому обычаю, запрещалось воевать; таким образом оказалось невозможным идти войной на Аргос. Агесилай, однако, как мы видим, не захотел считаться с этим (о чем умышленно умалчивает наш автор).

Истмии — речь идет, как указывает Э д. Мейер (Gesch. d. Alt. V. 284, 255), об Истмиях 390 года.

Ср. Плутарх (Агесилай, 21): «В это время аргивяне овладели Коринфом и справляли Истмийские празднества. Появившись в Коринфской области в то время, как они только что приступили к жертвоприношению, Агесилай заставил их бежать, оставив все снаряжения для празднества. Бывшие с ним коринфские изгнанники обратились к нему с просьбой взять на себя распорядительство в состязании, но он отказался от этого и переждал, пока не окончатся жертвоприношения и состязания, устроенные под председательством самих коринфских изгнанников, чтобы обезопасить их от нападения. Некоторое время спустя, когда он удалился, аргивяне снова устроили Истмии под своим председательством. При этом из числа состязавшихся оказались такие, которые дважды были провозглашены победителями; были и такие, которые в первый раз победили, а во второй — были внесены в список побежденных».

С царскими сотрапезниками. Чести обедать в царской палатке удостаивались только полемархи и еще три лица из сословия гомеев («равноправных»), на обязанности которых лежали заботы о довольствии царя и полемархов (Трактат нашего автора о лакед. гос. устр., 13,   1).

Трофея — трофей считался предметом, посвященным богам. Об этом поражении Диодор (XIV, 91, 2) рассказывает в следующих словах: «Часть лакедемонского войска проходила через Коринфскую область. Ификрат с кое-кем из союзников напал на них и перебил большую часть».

На праздник Гиакинфий. Гиакинфии справлялись в память об ужасной смерти красавца Гиакинфа, сына Амикла, основателя Амикл. Торжества эти устраивались спартанцами в Амиклах и продолжались три дня: первый день праздника носил тяжелый, мрачный характер и был посвящен трауру; два следующих, наоборот, были веселым празднеством, которое состояло из процессий и состязаний.

Пэана — чаще всего это слово употребляется в значении вообще победного гимна, но здесь это слово употреблено в тесном смысле гимна в честь Аполлона-Целителя, культ которого играл важную роль на празднестве Гиакинфий.

Гипасписты — рабы, шедшие в сражение вместе с тяжеловооруженными как оруженосцы и оказывавшие им всяческие услуги. Правда, из § 17 мы видим, что в действительности спаслось еще некоторое количество бежавших с поля сражения, но такие люди лишались всех прав и потому, со спартанской точки зрения, не могли считаться спасшимися.

Так тяжело было видеть — мантинейцы, хотя и были союзниками спартанцев, но в душе ненавидели их. Ср. кн. III, гл. 2, § 21; кн. V, гл. 2, § 1. Спартанцы платили им за это презрением. См. выше, гл. 4, § 1.

Такого же мнения, как его отец, — вопрос умышленно задан в такой форме, чтобы поставить Аполлона в затруднительное положение. Ср. Аристотель «Риторика», II, стр. 1398   в. 31.

Пэан Посейдону — так как по религиозным верованиям греков он производил землетрясения.

Во всех пяти видах борьбы — этими пятью видами борьбы были: прыгание, бег, кулачный бой, метание дротика и метание диска.

Деркилид — о нем см. гл. 3, §§ 1—3.

С наступлением весны — в конце 7 главы рассказ о событиях на суше оборвался на 390 году; 8 глава перенесла нас снова ко времени битвы при Книде (394/3 г.). Упоминаемая здесь весна есть весна 393 г.

Гармостом — в широком смысле; собственно так назывались только спартанские коменданты.

Об изложенных здесь событиях Диодор (XIV, 84, 3—6) рассказывает следующее: «После морского боя Фарнабаз и Конон двинулись со всем своим флотом на союзников лакедемонян. Прежде всего им удалось склонить к отложению Кос, затем Нисир и Теос. После этих успехов хиосцы изгнали лакедемонский гарнизон и перешли на сторону Конона; точно также к ним перешли Митилена, Эфес и Эрифры. Один за другим союзные города отпали от лакедемонян: одни, изгнав лакедемонский гарнизон, сохранили полную свободу, другие — переходили к Конону. С этого времени лакедемоняне потеряли всю свою власть на море. Конон решил плыть со всем своим флотом к Аттике. Он пустился в путь и, подчинив Киклады, причалил к острову Кифере. Он овладел этим городом с первого же натиска; с киферцами было заключено перемирие, в силу которого им предоставлено было уйти в Лаконию. В городе был оставлен достаточный гарнизон, а флот поплыл к Коринфу. Приплыв сюда, начальники флота вели переговоры с членами совета союзников по интересовавшим их вопросам, заключили с ним союз, оставили им деньги и затем уплыли в Азию».

О блокаде побережья Лаконии источник Диодора, по-видимому умышленно, ничего не упоминал; об этом имеется указание у Лисия (19, 12—13): «Когда Конон был стратегом пелопоннесской экспедиции, а мой отец, бывший его давнишним другом, триэрархом, тот попросил отца выдать мою сестру за сватавшегося к ней сына Никофема. Отец мой видел, что эти люди пользуются доверием Конона, 1 а также в то время и симпатиями нашего государства». Отсюда видно, что в этой экспедиции принимали косвенное участие и Афины, что и стремится затушевать источник Диодора. О восстановлении афинских стен рассказывает также Диодор (XIV, 85, 2—4): «В это время Конон, стратег царского флота, приплыл с флотом из 80 триэр в Пирей и предложил гражданам восстановить окружавшие город стены... Наняв за плату большое число мастеров и дав им в помощь весь свой экипаж, он в короткое время выстроил большую часть стен. Фиванцы также прислали пятьсот мастеров и каменщиков, равно как и некоторые другие государства».

Поллид — он был уже навархом в 395 г. Имя его читается в «Отрывке», 14, 1 и дополняется 4, 2 (см. приложение). Впоследствии, в 376 г., он был снова навархом (кн. V, гл. 4, § 61).

Тирибаз — прежде он занимал должность сатрапа Армении («Анабасис», IV, 4, 4), затем сатрапа Ионии (ниже, кн. V, гл. 1, § 28).

Эти переговоры велись во всяком случае ранее 392 г. В этом году была поставлена на сцене комедия Аристофана «Женщины в народном собрании»; здесь слова: «появилась надежда на спасение» (ст. 202) содержат намек на эти переговоры Э д. Мейе р, Gesch. d. Alt. V, 250); следовательно, факты, налагаемые в § 12, хронологически предшествуют § 11.

Признать независимыми беотийские города. Беотия представляла собою юридически союз равноправных государств, но фактически фиванцы были полновластными хозяевами в союзе. Впрочем, Ксенофонт — заклятый враг Фив, и все его указания на взаимоотношения между фиванцами и остальными беотийцами грешат односторонностью: распадение союза отнюдь не было в интересах беотийских провинциалов, и они никогда этого не добивались.

События, описываемые в следующих параграфах, относятся к 391 году.

И заключил его в темницу — ср. Диодор (XIV, 85, 4): «Тирибаз, начальник царской пехоты в Азии, завидовал удачам Конона; под тем предлогом, что Конон якобы пользуется царскими войсками для расширения владений афинян, он отвел его в Сарды, где арестовал и бросил в темницу». Впоследствии Конону удалось бежать из заключения; он нашел убежище у тирана Евагора на Кипре, где вскоре и умер от болезни. Непот (Конон, 5). Ср. указание Лисия (XIX, 39, 40): «Смерть Конона и его завещание, составленное на Кипре... своему племяннику, заведывавшему всем его имуществом на Кипре и охранявшему его».

Для начальствования — официальное наименование Струфа было: сатрап Ионии (см. милетскую надпись того времени, опубликованную Кекуле в Berichte der Berliner Akademie der Wiss. 1900, 112 и сл.).

Фиброн — см. III, 1, 4—8. Таким образом, к этому времени он уже был возвращен из ссылки.

С лаконскими привычками — Ферсандр был ионийцем. См. Полиэн (VI, 10): «Он пригласил к себе на службу лучших артистов из Ионии: флейтистов Ферсандра и Филоксена» и т. д.

Об этой экспедиции Фиброна рассказывает и Диодор (XIV, 99, 1—3): «В то же время Артаксеркс, назначив Струфа военачальником, послал его с войском к морю для войны с лакедемонянами. Узнав о его прибытии, спартанцы послали в Азию военачальником Фиброна. Он овладел укреплением Ионд и высокой горою Коресс, отстоящей на сорок стадий от Эфеса. Войско его, вместе с навербованными в Азии, насчитывало в своих рядах восемь тысяч воинов. Фиброн двинулся по царским владениям, предавая их опустошению; в то же время Струф с многочисленной варварской конницей, пятью тысячами гоплитов и более чем с двадцатью тысячами легковооруженных расположился лагерем недалеко от лакедемонян. Когда, наконец, Фиброн с частью своего войска выступил из лагеря и захватил большое количество добычи, Струф напал на него; в сражении был убит сам Фиброн и большая часть воинов, остальные были живыми захвачены в плен. Лишь немногим удалось спастись в укреплении Книдиний». К этому же походу Э д. Мейер (Theopomps Hellenika, 108—112) относит операции Фиброна, описанные Диодором (XIV, 36, 3) под 399 годом, где Фиброн, как и в нашем месте Ксенофонта, направляется из Эфеса в Магнесию (Левкофрий).

Изгнанные народом — родосские аристократы неоднократно злоумышляли против демократии, за что и были избиваемы и изгоняемы. Так было, например, в 396 г. («Отрывок», гл. 10, см. приложение), так было и в настоящем случае. Впрочем, в нашем месте «изгнанные народом» — неточное выражение: эти послы отправились в Лакедемон как представители правящей партии и только некоторое время спустя были объявлены заочно изгнанниками. 1 Так толкую я это выражение, так как только таким путем можно устранить противоречие этого места с § 22 (согласно которому захват власти на Родосе демократией оказался для Экдика неприятным сюрпризо м) и с рассказом Диодора (XIV, 97): «Лаконофильская партия на Родосе восстала против демократии и изгнала из города сторонников Афин. Последние собрались вместе, выступили против них вооруженной массой и пытались снова захватить власть, но верх одержали союзники лакедемонян: многие были перебиты, а успевшие бежать были объявлены изгнанниками. Тотчас же вслед затем (родосские аристократы) отправили послов в Лакедемон с просьбой о помощи из опасения, чтобы их сограждане не организовали нового переворота». Переворот этот, как видно из нашего места и § 22, произошел прежде, чем лакедемоняне успели прийти на помощь; таким образом, указание Диодора (§§ 3 и 4) будто Родос сделался одной из баз прибывших в Азию лакедемонян, несомненно ошибочно.

Экдика... Дифрид — ср. Диодор (XIV, 97, 3): «Лакедемоняне послали к ним семь триэр и трех лиц, которым надлежало взять в руки бразды правления: Евдокима, Филодика (оба эти имени представляют собою позднейшее искажение вместо первоначального «Экдика») и Дифила (искажено из «Дифрида»)».

Телевтий был назначен навархом летом 390 г. Как мы видели, он уже был навархом в 392/1 г.; очевидно, к этому времени был уже отменен закон, воспрещавший одному и тому же лицу дважды занимать должность наварха (выше, кн. II, гл. 1, § 7).

Евагор (см. II, 1, 29), властитель Саламина и ряда других городов на Кипре, до этого (390/89) года был преданным союзником Персии; все переговоры между афинянами, Кононом и персидским двором велись при его посредстве. Но в этом году, как сообщает Диодор (XIV, 98), между Евагором и персидским царем произошел разрыв: Евагор стал подчинять себе персидские города на Кипре. Часть ему удалось подчинить силой или убеждением, но жители Амафунта, Сол и Кития не захотели подчиниться ему и отправили посольство к персидскому царю с просьбой о помощи. Царь, конечно, не мог отказать им в этом. Афиняне, в силу союзного договора, пришли на помощь Евагору, и получилась та невероятная политическая неразбериха, на которую обращает внимание Ксенофонт в этом параграфе.

Датировать поход Фрасибула мы можем довольно точно на основании замечания Аристофана в «Богатстве», ст. 550:

«...Прослывет у вас так Фразибул Дионисию рoвней!»

Этот стих мог быть произнесен перед зрителями только после отъезда Фрасибула, но ранее его гибели, а «Богатство», как известно, поставлено на сцене в начале 388 года ( Э д.   Мейе р, Gesch. d. Alt. V, 263).

Стирии — аттический дем (поселок и административный округ). Фрасибул здесь назван стирийцем для того, чтобы ясно было, что речь идет о Фрасибуле, освободившем Афины от господства «тридцати» (см. выше), а не о другом известном Фрасибуле из Коллита (кн. V, гл. 1, § 26). Экспедиция Фрасибула была снаряжена в силу внесенного им же предложения ( Лиси й, XXVIII, 4).

Приведу рассказ Диодора (XIV, 94) об экспедиции Фрасибула: «Афиняне выбрали стратегом Фрасибула; он отправился в поход с флотом из сорока триэр. Прежде всего он поплыл в Ионию, взыскал дань с союзников и затем двинулся дальше. На некоторое время он задержался в Херсоннесе: здесь ему удалось склонить к союзу с афинянами фракийских царей Медока и Севфа. Некоторое время спустя он поплыл из Геллеспонта на Лесбос и причалил к берегу близ Эреса. Здесь вследствие страшной бури из его триэр погибло двадцать три. Во главе уцелевших триэр он двинулся с целью подчинить лесбийские города Афинам, так как все они, за исключением Митилены, отпали от Афин. Прежде всего он подошел к Мефимне и вступил в бой с войском, выступившим из города под предводительством спартиата Феримаха. Солдаты Фрасибула отважно сражались: убит был сам Феримах и значительное количество мефимнцев; остальные заперлись внутри стен, а всю их область Фрасибул предал опустошению, Эрес и Антиссу удалось присоединить путем переговоров. После этого он составил флот из кораблей союзных хиосцев и митиленцев и отплыл к Родосу». О дальнейших событиях Ксенофонт умалчивает из уважения к памяти Фрасибула; о них мы узнаем из XXVIII речи Лисия. Чтобы содержать свое войско, Фрасибул прибегал к поборам с союзных городов. Города эти отправили своих представителей в Афины с жалобами на притеснения Фрасибула и его ставленников. Кроме того, против них было возбуждено обвинение в том, что они присвоили себе взысканные ими с союзников деньги. По постановлению народного собрания Фрасибул и его товарищи были вызваны немедленно в Афины: они обязаны были представить точный счет всех взысканных ими с союзников денег и отчет о произведенных ими расходах, Фрасибул игнорировал это решение и двинулся со своим войском против Аспенда.

Изрубили его. Ср. Диодор (XIV, 99, 4): «Афинский стратег Фрасибул, прибыв со своим флотом из Лесбоса в Аспенд, вошел в устье реки Евримедонта. Несмотря на то, что аспендийцы уплатили ему положенную дань, некоторые из его солдат грабили страну. Выведенные из себя этими беззакониями аспендийцы напали ночью на афинян, причем убили Фрасибула и еще нескольких человек». Корнелий Непот (Фрасибул, 4, 4): «Некоторое время спустя этот полководец причалил со своим флотом к берегам Киликии. Так как лагерь недостаточно тщательно охранялся караулом, он был убит ночью в палатке во время вылазки, совершенной варварами из города».

Так погиб Фрасибул — несмотря на полную противоположность во взглядах, Ксенофонт уважает Фрасибула, составляющего столь резкий контраст с демагогами того времени. Ср. слова Лисия (XXVIII, 8) по тому же поводу: «Итак, афиняне, Фрасибул умер — ограничимся этим замечанием о нем. Эта смерть была наилучшим выходом из его положения: с одной стороны, ему не следовало продолжать жить, раз у него были такие умыслы 1 , с другой нехорошо бы было, если бы он умер по приговору того же государства, которому он, по общему мнению, сделал много добра. Но теперь государство избавилось от него наилучшим образом».

Агиррия — так же Диодор (XIV, 99, 5).

Он отбыл в Афины — однако, афинский гарнизон продолжал стоять в Коринфе; он стоял здесь еще в 388 г.: Аристофа н, «Богатство», 173. По Диодору (XIV, 92, 2) заместителем Ификрата в Коринфе был Хабрий.

Описываемые здесь события относятся к 388 г.

Не дало благоприятных предзнаменований — несомненное измышление Ксенофонта.

1 Эд. Мейер, ук. соч., 22—23, 28—29.

1 Если бы войско коринфского союза действительно значительно превосходило численность пелопоннесцев, то первые не могли бы опасаться быть окруженными врагом с фронта и флангов, а об этом их опасении свидетельствует наш же автор (§§13 и 18; на это обратил внимание Брейтенбах).

1 Schomann-Lipsius, ук. соч., 253.

2 А другая — была побеждена.

1 Никофем был ближайшим доверенным лицом Конона. Так, ему Конон поручил в 396 г . руководить избиением аристократов на Родосе («Отрывок», см. приложение, гл. 10).

1 По Брейтенбаху (Xenophontis Hellenika, II, 153) они здесь названы так потому, что были изгнанниками ранее 391 г .

1 Его обвиняли в стремлении к тирании.