Майбурд Е.М. Введение в историю экономической мысли. От пророков до профессоров

ОГЛАВЛЕНИЕ

ГЛАВА 13. ГЕНИАЛЬНЫЕ ПОДСКАЗКИ

Ну, книга, ты, брат, лежи-ка лучше здесь.

Вам, книгам, следует знать свое место. Ваше дело —

доставлять нам слова, а уж мысли — это наше дело.

Г.Мелвилл. "Моби Дик"

В 1750 г., спустя два года после выхода "Духа законов" Монтескье, один молодой француз выступил в Париже с циклом публичных лекций по истории. Эти лекции принесли ему славу одного из основателей философии истории и современной исторической науки. Мысль Монтескье о том, что все происходящее в этом мире совершается по законам природы, отразилась и приобрела оригинальное звучание в лекциях 23-летнего студента из Сорбонны по имени Анн Робер Жак Тюрго (1727—1781).

Вот рассуждение Тюрго: история совершается не по воле исторических деятелей — королей, министров, полководцев, — а по своим собственным законам, которые заложены в природе. Естественный ход вещей прокладывает себе дорогу сквозь человеческие страсти и поступки. Тюрго первым употребил слово "прогресс' в том смысле, как оно употребляется и сегодня: развитие более совершенного из менее совершенного.

Написанные Тюрго "Размышления о создании и распределении богатств" вышли в 1769— 1770 гг. Но Дюпон де Немур, готовя рукопись к изданию, слишком вольно с нею обошелся, что привело к ссоре. В 1776 г. Тюрго сам выпустил второе издание.

Робер Жак Тюрго

Разносторонне одаренный, Тюрго ко всем своим талантам обладал еще и великолепным даром Анн администратора. Значительная часть его не слишком долгой жизни была отдана практической деятельности в качестве председателя судебной палаты Парижа, губернатора Лиможа и, наконец, генерального контролера финансов (фактически премьер-министра) Франции. Работа не мешала ему размышлять и оттачивать свои мысли, но, вероятно, не давала возможности писать пространные сочинения. Поэтому блестящие идеи Тюрго на бумаге облекались в форму небольших трудов, чаще всего изложенных тезисно, без развернутого обоснования.

Тюрго и физиократия

Автор "Размышлений" в своих исходных пунктах — физиократ (чистый продукт дает только земля). Но рамки этой доктрины ему явно тесны, и он без колебаний выходит из них.

Бесплодный класс у Тюрго "распадается, так сказать, на два разряда": на предпринимателей и наемных работников. Первые — обладатели больших капиталов, "которые они употребляют для получения прибыли". Вторые "не имеют ничего, кроме своих рук", они "авансируют предпринимателям свой ежедневный труд", а их доход — заработная плата на уровне прожиточного минимума. Точно так же и класс земледельцев, единый у Кенэ, распадается на два аналогичных разряда — наемных работников и их нанимателей — фермеров.

Что такое продукт, создаваемый капиталом, с экономической точки зрения? Ответ Тюрго остался в политической экономии почти без изменения. Продукт капитала распадается на две части. Одна из них возмещает ту долю капитала, которая была израсходована на создание продукта (сюда входит и оплата труда рабочих). Другая часть — избыток над издержками производства — есть прибыль на капитал. Она сама состоит из трех частей. В нее входят: предпринимательский доход; оплата труда, риска и умения капиталиста; земельная рента-Первое — это то, что причитается капиталисту по праву владения капиталом (как землевладельцу — рента). Второе — вознаграждение его за безошибочный выбор объекта вложения капитала, за все хлопоты инвестора, за искусное управление предприятием, позволяющее избегать убытков или разорения. Эта часть прибыли на капитал, считает Тюрго, соответствует ссудному проценту. Третье — "чистый продукт земли", идущий ее владельцам (земельная рента).

Рыночные механизмы

В этой же работе Тюрго в явном виде описывает модель свободного перелива капиталов и естественного выравнивания нормы прибыли (см. главу 9).

Здесь мы встречаем и глубокие рассуждения об общественном разделении труда. Тюрго возвращается к тому, что уже выяснил Аристотель. Общественное разделение труда вызывает товарообмен. Пропорция обмена определяется соизмерением обоюдной потребности товаровладельцев в продуктах друг друга. Отсюда Тюрго идет дальше. В жизни ведь существует не одна пара торговых партнеров, аналогичные сделки совершаются многими парами. Понятно, что, если бы все решалось только субъективным интересом данных лиц , в каждом случае формировались бы свои обменные соотношения; т.е. не было бы единой рыночной цены на каждый вид товара. Для примера Тюрго говорит об обмене вина на хлеб. "Ценность хлеба и вина не является предметом торга лишь двух частных лиц, — говорит Тюрго. — Она определяется уравновешиванием потребностей и средств всей совокупности продавцов хлеба с потребностями и средствами всей совокупности продавцов вина".

Проблема ценности

К этой проблеме Тюрго специально обращается в небольшой, но изумительно глубокой статье "Ценности и деньги". Написанная в 1769 г. статья увидела свет лишь около 1805 г. (при издании Собрания сочинений Тюрго в 9 томах).

Для начала Тюрго хочет вместе с нами разобраться в значениях слова ценность. А нам как раз пора об этом поговорить. Во-первых, потому, что проблема ценности и цены начинает приобретать все большее значение в экономической мысли того периода, о котором мы теперь ведем речь. Во-вторых, потому, что в последние 70 лет российской истории в экономической литературе вместо слова ценность употреблялось слово стоимость, односторонне передающее богатый смысл английского слова value, его французского двойника valeur и общего предка обоих — латинского слова valor.

Тюрго говорит, что в латинском языке это слово означало силу, здоровье, крепость организма. Именно это значение корня слова сохранилось во французском invalide (русск. инвалид, т.е. потерявший здоровье).

Затем это слово стало обозначать годность, пригодность (т.е. удовлетворяет ли эта вещь наши требования к ней). Если нет, то говорили, что она не имеет ценности. Добавим, что в русском языке есть выражения типа "не стоит внимания" или "овчинка выделки не стоит", где слово "не стоит" означает не цену (как в выражении "сколько стоит?"), а именно пригодность, ценность , или значимость. "Не стоит внимания" — т.е. пустяк, который не имеет особого значения. "Овчинка" не настолько ценна, чтобы тратиться на ее "выделку". Слово "стоимость" имеет явный оттенок затраты или потери: "Это стоило ему года жизни", "Это будет стоить вам трех дней труда" (или трех тысяч рублей и т.п.). Таким образом, в отрицательной форме "не стоит" еще сохраняется смысл оценки значения, но в положительной форме "стоит" остается лишь смысл потери, которого нет в романских прототипах.

Итак, продолжает Тюрго, слово "ценность" может обозначать пригодность к нашим потребностям. Большая или меньшая ценность означает степень пригодности: насколько эта вещь способна удовлетворить наши запросы. В таком смысле (значимость вещи для нас") Тюрго говорит о ценности значения.

Ценность и труд

Если взять всю совокупность вещей, необходимых для жизни и благополучия, говорит Тюрго, то получится некая сумма потребностей. Каждый предмет нашего желания стоит нам забот, трудов, утомления и, по крайней мере, времени (сегодня эти средства добывания нужных вещей мы называем общим словом ресурсы). То, сколько и каких ресурсов приходится затратить для получения данной вещи, составляет естественную цену этой вещи. Тюрго говорит, что никакого товарного обмена еще нет, а человек уже вступает в сделку с Природой. Он отдает ей часть своих ресурсов (сил, времени и пр.), а взамен она дает ему нужную вещь.

Однако общее количество таких ресурсов у каждого из нас ограниченно. Поэтому мы в каждом случае решаем, сколько ресурсов мы можем позволить себе отдать за данную вещь (в соответствии со степенью потребности в ней). Если требуется больше этого количества, мы можем отказаться от ее добывания, употребив свои ресурсы на что-то другое.

В наши дни человек обычно измеряет свои ресурсы в деньгах. Но легко увидеть, что за этими деньгами стоит трудовой ресурс. Если за 8-часовой рабочий день я получаю, скажем, 24 тыс. руб., то авторучка ценой в 6 тыс. руб. стоила бы мне 2 часа моего труда. Допустим, я считаю, что это дороговато и что лучше мне купить другую авторучку за 1,5 часа моего труда, т.е. за 4,5 тыс. руб.

Вот эту оценку, эту максимальную долю своих ресурсов, какую человек согласен отдать, Тюрго и называет ценностью значения.

Но когда речь идет о взаимном обмене между людьми, говорит Тюрго, и, ценность значения не может объяснить формирование меновой пропорции. Ведь у каждого эта оценка — своя.

Ценность и цена

Тюрго предлагает рассмотреть такую ситуацию: на необитаемом острове оказались двое дикарей. У одного есть маис, у другого — дрова, а каждому ведь нужно и то, и другое. Волей-неволей они вступают в торг. Каждый хочет отдать поменьше, а получить побольше. Точнее говоря, один за меру маиса хочет получить максимум дров, а другой за охапку дров — максимум маиса. Долго они торгуются, наконец, сделка совершается: 4 меры маиса за 5 охапок дров. Почему именно такое соотношение?

Рассуждаем дальше. Для первого получить 5 охапок дров важнее, чем отдать 4 меры маиса (ведь он отдает их, не так ли?). Для второго, напротив, 4 меры маиса более значимы, чем 5 охапок дров. Только поэтому обмен и совершается — потому что он выгоден обоим. Каждый считает, что получает больше, чем отдает. Больше чего? Этой самой и, ценности значения.

Вот эта субъективная выгода первого в точности равна выгоде второго, говорит Тюрго. Если бы не так, то один из двоих меньше стремился бы к обмену и принудил бы другого дать больше маиса за свою охапку дров (или наоборот). Поэтому следует считать, что при совершении обмена ценность отдается за равную ценность. 4 меры маиса равноценны 5 охапкам дров. Такую равную ценность Тюрго называет меновой ценностью. Она уравнивает 4 меры и 5 охапок. Если ценность значения существует только в уме каждого, то меновая ценность принята ими обоими. Тюрго подчеркивает, что эта числовая пропорция не является отношением между вещами и не выражает соотношение между вещью и ее ценой.

Как измеряется ценность

Крайне важно замечание Тюрго о том, что ценность не имеет собственной меры. Другими словами, невозможно установить для нее какую-то абсолютную единицу измерения. Ценность измеряется только ценностью — путем сравнения одной с другой. Это значит, что ценность всегда относительна (Тюрго говорит: точно так же длину измеряют длиной — ведь мера длины установлена не природой, а соглашением между людьми).

Таким образом, заключает Тюрго, во всяком соотношении обмена одна сторона равенства выражает ценность другой стороны. Если х = 3у, то 3у измеряет ценность единицы х, а ценность единицы у измеряется величиной х/3. Эти величины и являются ценами друг друга. Понятия "цена" и "ценность" различны, говорит Тюрго, однако в разговорном языке они могут замещать друг друга. Интенсивность потребностей Во всех этих рассуждениях Тюрго нужно отметить несколько моментов. Тюрго отказывается от поисков абсолютной (т.е. существующей вне самого понятия "ценность") меры ценности. В частности, он не ищет ее в труде, как делали средневековые схоласты и как наметилось это у Петти. Не ищет ее также Тюрго и в полезности вещей, как предлагал Барбон. Идя от основополагающей идеи Аристотеля о решающей роли чувства потребности, Тюрго установил весьма интересную вещь: меновое соотношение выявляется в процессе торга через сопоставление интенсивностей потребностей обоих участников торга. Чем сильнее человек желает чего-то, тем интенсивнее его потребность в этой вещи. Когда это соотношение установилось, оно выражает равновесие, или равенство интенсивностей обеих потребностей. Отсюда оставался один шаг до понятия предельной полезности, о котором мы будем говорить позже. Тюрго подсказал эту идею почти на сто лет вперед.