Гиро П. Частная и общественная жизнь римлян

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава XII. Римский строй в эпоху империи

10. Император Антонин по Марку Аврелию

Вот черты, которыми отличался мой отец [1]: кротость и непреклонная твердость в решениях, принятых по зрелому обсуждению; презрение к славе и мнимым почестям, любовь к труду и настойчивость; готовность выслушивать тех, кто имеет в виду общую пользу, беспристрастная оценка каждого по его заслугам...

При обсуждении дел он тщательно исследовал их, с упорством, не поддаваясь предвзятым мнениям... Он обдумывал все возможные последствия своих мероприятий, а небольшие нововведения подготавливал без шума. Всякие приветствия, всякая лесть по отношению к нему были устранены...

Он не льстил народу, не искал популярности, не угождал черни:

во всем был строг и тверд, но не груб, и не любил новшеств... Всякий сказал бы, что это многоопытный, зрелый человек, недоступный лести и способный руководить своими и общественными делами... Он всегда без зависти уступал людям, выдававшимся своими способностями, и содействовал тому, чтобы их заслуги вознаграждались по достоинству.

Всегда поступая согласно с заветами предков, он не выставлял напоказ своей верности старине. В нем не было ни изменчивости, ни непостоянства: он привязывался к месту и к вещам.

После сильных приступов головной боли он быстро возвращался к обычным делам, бодрый и внимательный. У него было мало тайн, да и те касались лишь государственных дел... Он отличался благоразумием и умеренностью, в своих поступках руководствовался всегда требованием долга, а не стремлением к славе... В нем не было ни жестокости, ни неприступности, ни резкости; всякую вещь он разбирал и обдумывал, как на досуге, не торопясь, по порядку, с энергией и последовательностью...

Благодарю богов, что я жил под властью такого правителя и отца, который удалял от меня всякое ослепление властью, который дал мне возможность уразуметь, что, и живя во дворце, можно обойтись без телохранителей, роскошных одежд, факелов, статуй и всякой другой помпы, что можно жить совсем как частный человек, не утрачивая достоинства и энергии, необходимых для того, чтобы властно свершить общественный долг...

Во всем поступай, как ученик Антонина, — говорит далее сам себе Марк Аврелий. Помни его ревностное следование разуму, его постоянное ровное и спокойное отношение ко всему, его благочестие, обходительность, мягкость, отсутствие в нем всякого тщеславия, его
__________

[1] Император Марк Аврелий был усыновлен Антонином. — Ред.


436

старание понять сущность всякого дела. Помни, что он не оставлял дела, не изучив его самым тщательным образом и не обдумав его вполне ясно. Он безответно сносил несправедливые нападки на себя; никогда не спешил, не принимал доносов; внимательно относился к поступкам и поведению людей... Помни, как любил он труд, как велика была его терпеливость. Помни его постоянство в привязанности; помни, как милостиво встречал он противоречия своим мнениям, и радовался, если кто высказывался правильнее его... Не забывай об этом, и ты встретишь последний свой час с такой же спокойной совестью, как и он.

(Марк Аврелий, К самому себе, кн. I, 16—17; кн. VI, 20).