Джойс Д. Улисс

ОГЛАВЛЕНИЕ

Эпизод 13 ПРИМЕЧАНИЯ

1266

13. НАВСИКАЯ
Сюжетный план. Основа эпизода – вставная новелла: Девушка и незнакомец на пляже. Героиня новеллы не участвует в романе (кроме обычных у Джойса беглых предвестий в эп. 10, 12, а потом – беглого же появления в миражах «Цирцеи»). Она предается девичьим грезам, исполняет для незнакомца бурлеск – и покидает сцену, хромая. Блум, оставшись один, изливает очередные страницы потока сознания, уже полусонного: время романа – 8 вечера. Единственное событие его роли – мастурбация. Ни новых сведений, ни развития образа тут почти нет, но скромная сюжетная цель поставлена и достигнута: пройдя самые мрачные часы (вдобавок к свершившемуся дома и к стычке с фением, он еще посетил дом покойника), герой восстанавливает тонус и готов вынести оставшиеся эпизоды. Хотя непонятно: разве же акт мастурбации психологически благотворен? Психологи как будто учат обратному.
Реальный план эпизода биографичен; сцена Блума и Герти отразила одну сцену, происшедшую с автором, и одно его приключение. Сцена важней приключения, хотя это – лишь недолгое видение, образ. В 16 лет, идя однажды по берегу, он увидал красивую девушку, вошедшую в море и стоящую в воде с подобранным платьем, высоко открывавшим ее ноги и белье. Она заметила его взгляд и, прежде чем отвернуться и покраснеть, минуту смотрела на него спокойно и безмятежно, не выражая ни развязности, ни смущения. Джойс проходил в ту пору духовный кризис, выбор меж аскетически-религиозным отношением к жизни и эстетическим наслаждением ею, принятием ее чувственной, языческой красоты. И образ девушки на берегу стал для него символом этого второго пути, символом радостного и бесстрашного принятия всей полноты жизни. Как все значительные моменты своего развития, он описал эту сцену в «Портрете художника» – она образует там завершение гл. 4, написанное в весьма патетическом стиле. Связь с «Навсикаей» очевидна: здесь вновь, по существу, та же встреча и та же сцена, то же жадное созерцание, безмолвное, но эмоциональное общение. Но какова перемена! Сцена перешла из высокого ключа в остро пародийный, где был лиризм – теперь онанизм. Перед нами двойная ирония – над прозой «Портрета» и над собою самим, восторженным юношей 1898 года. Ирония в свой адрес, часто безжалостная, – органическая черта позднего Джойса.
Дополнением к сцене служит помянутое приключение. Оно, собственно, тоже восходит к ней. 9 декабря 1918 г., через два десятка лет после сцены на берегу, художник встретил женщину на улице – и застыл пораженный: ему показалось, будто это она, та, из вод дублинского прилива! С этого началось его ухаживание за Мартой Флейшман – странноватый полуроман, состоявший из его дежурств у нее под окнами, вялой переписки (иронически отраженной в творчестве Блума за столиком ресторана «Ормонд») и немногочисленных свиданий не вполне ясного свойства: художник после одной из встреч сообщал другу, что он «исследовал самые холодные и самые горячие части женского тела», героиня же позднее настаивала на их «платонической любви». Конец был прозаичен. В июне дама созналась «во всем» своему постоянному любовнику, и художник с трудом избежал вульгарного скандала, вернув гневному собственнику все письма его предмета. Однако литература выиграла: в ноябре 1919 г. Джойс садится писать «Навсикаю», и Марта Флейшман внесла туда полезную лепту. В письме к ней он подписался однажды «Одиссей», а ее назвал Навсикаей: образ девушки на дублинском берегу все еще, видно, сливался с ней. Герти Макдауэлл получила от нее многое, и хромоту, и надменную манеру, и погруженность в особенный «дамский» мир. Впрочем, он отобрал у нее немало также и в пользу Марты Клиффорд. Писатели – ужасные люди!
Гомеров план. Песнь VI, встреча «бездомного, злополучного скитальца» с юной царевной на морском берегу, соотносится с эпизодом вполне естественно, с несложным ироническим сдвигом: царевна – хромая мещаночка, помощь царевны – возбуждающий показ панталон. Этого уже достаточно, но Джойс доставляет и подкрепляющие детали: храм на берегу – бога морей в поэме. Звезды Морей – в романе; игра в мяч, содействующая сближению героя и героини.
Тематический план. «Навсикая», прежде всего, артистична. Здесь – тонкая работа, которая вся держится на безошибочности чутья и вкуса, на точной и твердой руке мастера. Работа заключается в построении очень специфической речи, сливающей в себе несколько голосов и выполняющей несколько задач. Центральный, ведущий голос – поток сознания Герти. Но он как бы раздваивается в себе, разделяется на свое и заемное. Живой, настоящий голос слышится в ее непосредственных реакциях, в шпильках по адресу товарок, в мыслях о своем пареньке. Другой, составленный из клише и штампов, готовых блоков кукольного мирка модных журналов и сентиментального чтива, звучит в ее мечтаниях о своей судьбе, в ее представлениях о мире, о должном поведении, об облике и манерах настоящей барышни, «подданной Ее величества Моды». Этот искусственный, коллажный голос сам Джойс описал так: «особенный новый стиль… жеманно-джемово-мармеладный, панталонный, с добавлениями благовоний, молений Пречистой, мастурбации, вареных моллюсков, палитры художника, бабьих сплетен и словолитий и т.д. и т.п.».
Подобный голос странен не только своей заемностью. Постепенно он вызывает еще большее недоумение: мы видим, что клишированная речь – не просто речь дамского журнала или романа, но пародия. (Основной пародируемый образец – сентиментальный роман «фонарщик» (1854) Мэри Камминс (1827-1866), из которого взяты элементы и стиля, и сюжета, и даже имя героини.) «Дамскость» сгущена до карикатуры, до китча, сборно-механический голос не выражает героиню, а передразнивает ее, издевается над ней. Это непонятно. Мы – внутри сознания Герти, говорить может лишь она; но она неспособна себя пародировать! Насмешка, ирония над собой – совершенно не для нее, пародии нет места в ее потоке сознания. И мы теряемся, мы не знаем, где мы и кто говорит нам. Это походит на кино ужасов, когда оживший мертвец, или робот, или неведомый голос вдруг дьявольски передразнивает героя. Но при всем том, при этом абсурдном, внутренне противоречивом строении романной речи, только анализ обнаруживает эти ее свойства, меж тем как для нормального чтения художественный эффект не только не разрушается, а усиливается. Как это может быть? Так вот и может. Это и есть – искусство.
Надо еще сказать, что в эпоху «Улисса», при всем бурлении авангардного искусства, такие задачи, такая работа с формой, как в «Навсикае», были нетипичны и непонятны. Понятны и типичны они стали много поздней, в эпоху постмодернизма, из которой мы еще не вышли доныне. «Навсикая» – один из первых образцов постмодернистской литературы. Она разделяет с нею, прежде всего, огромную зависимость от некой предшествующей литературы, опору текста – на предыдущие тексты, которые всячески переосмысливаются и переворачиваются. При этом лучше годятся тексты, где резко выражен жанр, какой – безразлично, так что иерархический взгляд, различие высоких и низких жанров исчезает, и «большая» литература может активно использовать массовую, макулатурную. Первыми заметили это и отнеслись к «плохой» литературе всерьез русские формалисты и Джойс, но они лишь в теории, тогда как он – на практике. «Навсикая» – «высокая» литература, построенная на «низкой»: классическая постмодернистская черта. Не менее типична для постмодерна и тема заемности сознания, редукции сознания и человека к набору стереотипов, разоблачения современного человека как вторичного продукта, сделанного, артефактного образования.
Как снова видим, форма в «Улиссе» – не форма, а содержание, главные вещи, что хочет сказать роман, говорятся ею. И лишь на втором месте, как формальности, остаются обычные идеи. Конечно, они тоже есть, и прежде всего – женская идея. «Навсикая» предваряет, предвосхищает «Пенелопу» в раскрытии женской психеи. Одним из пунктиков Джойса было – отыскивать половые отличия в речи и поведении, и в «Навсикае» мы видим первые плоды его открытий. Например, особую нелогичную логику, построенную на словечке «потому что», которым соединяются вещи, отнюдь не являющиеся причиной и следствием. Эту логику контрастно оттеняет вторая часть эпизода, поток сознания Блума. Две части составляют оппозицию сразу во многих отношениях: в них противопоставляются юность и зрелость, женский мир и мужской, женский мир, видимый изнутри и извне. В этом, пожалуй, главное назначение второй части: сам по себе Блумов поток сознания несет мало нового и сильно напоминает «Лестригонов». Джойс чувствовал, что такая речь уже истощила свой потенциал, и исключил ее из дальнейших эпизодов.
Наконец, мотив «стайки девушек на берегу моря», как образная и лирическая тема, – одно из нечастых совпадений Джойса и Пруста. Но внутренняя чуждость и отдаленность двух художников наглядна и тут. Три подруги из «Навсикаи» представлены изощренными средствами «двуголосого слова», в луче пародии, стилизации, сатиры, тогда как прустовские «девушки в цвету» – героини, по преимуществу, обычного лирического дискурса «мыслей героя».
Дополнительные планы. Стержень эпизода – контакт Блума и Герти, и этот контакт сводился к двум восприятиям, созерцанию и обонянию. Нюхает здесь Блум и нечто иное. Понятно отсюда, что в качестве органов Джойс определяет «Навсикае» соответствующие органы чувств, глаза и нос. Искусство эпизода – живопись (главное свидание автора с Мартой Флейшман происходило в мастерской, и для его декора он специально попросил друга-художника исполнить женское ню с большим задом). Символ – дева, цвета – серый и голубой (опять-таки цвет Девы Марии).
«Навсикая» писалась уже не в Цюрихе, а в Триесте, куда Джойс перебрался в октябре 1919 г., была начата в ноябре и закончена ко дню рождения, 2 февраля 1920 г. Публикация эпизода, начавшаяся в выпуске «Литл ривью» за июль – август, была приостановлена: в сентябре Нью-йоркское общество по искоренению порока возбудило против журнала дело по обвинению в порнографии. Акция увенчалась успехом: 21 октября 1921 г. нью-йоркский суд приговорил издателей к штрафу и запретил дальнейшую публикацию романа.

1267

Скалы вдоль берега Сэндимаунта… скромную церковку Марии Звезды Морей. – Место действия «Навсикаи» – то же что у «Протея», чем создается перекличка линий романа в духе «единства места» классической драмы: монолог Блума происходит там, где был незадолго до этого монолог Стивена. Близлежащая Церковь Марии Звезды Морей уже появлялась в «Дублинцах»: в ней венчался Том Кернан («Милость божья»). Звезда Морей – неверная средневековая этимология Др.-евр. имени Богоматери, Мариам, осталась одним из имен, под которыми чтится Дева Мария в католичестве; море житейское – выражение из богослужебных текстов.

1268

Корабль Его Величества

1269

Флора Макфлимси – героиня популярной амер. поэмки «Нечего надеть» (1857), модница, которая привозит из Парижа горы нарядов, но всегда в отчаянии, что ей нечего надеть.

1270

Кто же такая Герти? – как сообщал Джойс своему биографу, прототипом Герти была также его знакомая и соседка в юношеские годы, Сьюзи Маккернан.

1271

надменность (франц.)

1272

Истина (англ.)

1273

«Новости принцессы» – лондонский еженедельник для дам, где не было, однако, ни Веры Верайти, ни Уголка Красоты.

1274

Герти, конечно, знала. Кто шел первым… – иначе говоря, была доброю католичкой.

1275

«Дамский Иллюстрированный Журнал» – лондонский еженедельник с претензией на аристократичность и на роль рупора последней моды.

1276

И зеркальце сказало… – из сказки «Белоснежка и семь гномов».

1277

Колледж Тринити, Дублин

1278

Как раз високосный год – по обычаю, в високосный год женщина может первая делать брачное предложение.

1279

В бедности и в богатстве… по сему – с неточностями, из католического обряда венчания.

1280

Напялила на себя отцовский костюм… и пошла разгуливать – шалость Норы Барнакл однажды в отрочестве.

1281

Если мужчина когда-нибудь посмеет… негодяя – парафраза реплики из пьесы «Медовый месяц» англ. драматурга Джона Тобина (1770-1804).

1282

Случай доктора Фелла – выражение, обозначающее беспричинную антипатию. Возникло из исторического анекдота: Джон Фелл (1625-1686), строгий и неприятный декан колледжа Крайстчерч в Оксфорде, всерьез угрожал сатирику Тому Брауну, что уволит его, если тот не переведет экспромтом эпиграмму 1, 33 Марциала. Экспромт последовал: Мне противен доктор Фелл. / Чем – сказать я б не сумел, / Но таков его удел: / Мне противен доктор Фелл. – С заменой, конечно, имени, это был неплохой перевод Марциала.

1283

При всех его грехах она любила его – «Ведь я его любила при всех его грехах» – душещипательная баллада; «О Мэри, скажи, как тебя покорить» – популярная песня; «Мой домик и любовь моя вблизи от Да Рошели» – из оперы «Осада Ла Рошели»; «Взошла луна» – из оперы «Лилия Килларни».

1284

Раз не вышло, пробуй снова – парафраза популярного стихотворения У.Хиксона (1803-1870) «Старайся без устали».

1285

Была зачата неоскверненно – догмат о непорочном зачатии Матери Божией, принятый католической церковью в 1854 г

1286

Ковчег духовный… роза таинственная – из молитвы Богоматери Лоретской; Бернард, великий святой – св.Бернард Клервоский (1090-1153), епископ, мистик и богослов, один из крупнейших деятелей средневекового католичества; дарована Приснодеве… вопиющих к ней – парафраза богородичной молитвы «Памятование», высоко почитавшейся св.Бернардом, однако не составленной им.

1287

Мартин Харви (1863-1944) – англ. актер, дублинские гастроли которого проходили с шумным успехом.

1288

Одинаково одевались… по пьесе – мелодрама «Две розы» (1870) Дж.Олбери, где героини-сестры одинаково одеваются

1289

вздернутый (франц.)

1290

Перед другими не был грешен, но лишь другие перед ним – крылатая фраза из «Короля Лира», III, 2.

1291

Воспоминания утратили власть – «Власть воспоминаний» – ария из оперы «Маритана».

1292

Прибежище грешников… Молись за нас – из молитвы Богоматери Лоретской; кто молится ей… не будет отвергнут – из другой богородичной молитвы; у нее сердце пронзили семь скорбей – «Тебе Самой оружие пройдет душу» (Лк 2, 35), семь – условная католическая систематизация; новена св.Доминика – девятидневные моления в доминиканских обителях перед днем св.Доминика, 4 августа; Владычица сказала… по Слову Твоему – Лк 1, 38; сорокачасовое поклонение – обряд сорокачасового выставления Св.Даров с непрерывными молитвами.

1293

молись за нас (лат.)

1294

Картина! (франц.)

1295

Царица ангелов… вертограда – из молитвы Богоматери Лоретской; Вот великое таинство – гимн, поемый после вынесения Св.Даров, заключительная часть знаменитого гимна св.Фомы «Воспой, язык» (Стивен его обсуждает в гл. 5 «Портрета»).

1296

Tantum ergo sacramentum – Вот великое таинство (лат.)

1297

баба-неряха (ирл.)

1298

Хлеб небесный Ты дал им (лат.)

1299

сучка (ирл.)

1300

затруднение (франц.)

1301

Эрина прощальная краса и вечерний звон – названия и начальные слова известных стихотворений Томаса Мура.

1302

Луис Дж.Уолш (1880-1942) – ирл. юрист и дилетант-стихотворец, знакомый Джойса по университету. В любви мещаночки Герти к его творению не исключено сведение Джойсовых счетов с ним: в юности он дважды одержал верх над классиком, в 1899 г. на выборах казначея Литературно-Исторического общества, в 1900 – в конкурсе на лучшую речь. Этот же стих об «идеале» Джойс высмеивает в «Герое Стивене», где Уолш отразился в образе студента Хилана.

1303

Любовь не запереть под замок – этот англ. аналог нашего «девушку под замком не удержишь» вошел в пословицу благодаря популярной пьесе драматурга Дж.Колмена (1762-1836) с таким названием.

1304

Из жалости жестокость проявляя – «Гамлет», III, 4.

1305

В незапамятные деньки – из песни «Старая сладкая песня любви» (эп. 4).

1306

хвалите Господа все люди Его (лат.)

1307

Римская свеча – большая ракета, издавна применяемая в фейерверках

1308

белье (франц.)

1309

Брюки с манжетами – на грани веков были смелой новинкой моды.

1310

Пришел он в новых гетрах – из популярной песни.

1311

Мария, Марфа – возврат в сознании Блума евангельской сцены (эп. 5).

1312

Чудище и красавица – общеевропейский сказочный сюжет; русская версия – «Аленький цветочек».

1313

Анна Брейсгердл (1663-1748), Мод Брэнском (1875-1910) – прославленные англ. красавицы и актрисы.

1314

искаж. La causa e santa – дело свято (итал.)

1315

Миссис Клинч – семейная знакомая Джойсов, Аппиева дорога – улица в Дублине.

1316

Лейтенант Молви поцеловал… – гибралтарские воспоминания Молли, см. эп. 18.

1317

Подымется ракетой, опадет плетью – известное с XVIII в. афористическое выражение (впервые – Том Пейн об отношении Эдм.Берка к Французской революции).

1318

Повторять, пруды, призмы – рецепт из «Крошки Доррит» Диккенса.

1319

Признателен я вам за облегченье – «Гамлет», I, 1.

1320

Она звалась… – ирл. вариация амер. баллады «Джемма Браун».

1321

Пуля сама цель знает – изречение, приписываемое королю Вильгельму III Оранскому (см. прим. к эп. 2), а также название мюзик-холльной песенки.

1322

Скоро папины штаны будут Вилли впору – из амер. песни.

1323

Ноль да ноль единица – у Стивена в «Протее» – метафора творения из ничего.

1324

Антонио Джульини (1827-1865) – итал. тенор; в Дублине он имел успех, и о его биографии (он был из бедной семьи) ходили рассказы.

1325

Фортуна натерла себе мозоли – в оригинале – оригинальная шутка: синоним фортуны – судьба, и по-английски, в ирл. народном выговоре, это слово звучит похоже на «ноги» (fate – feet). Смысл: «Макинтош» – бродяга и у него, верно, мозоли. Для позднего Джойса весьма типично.

1326

Матушка Шиптон – полулегендарный автор «Пророчеств матушки Шиптон» (XVI в.), сборника предсказаний, впервые опубликованного в 1641 г. и весьма популярного в XIX в. Часть пророчеств относилась к судьбам исторических лиц, часть – к техническому прогрессу. Блум смешивает два предсказания: «В один миг вокруг света» будут облетать мысли, корабли же будут плавать без парусов. Матушка – «королевская предсказательница», ибо предсказания гласили о судьбе королей и придворных.

1327

Грейс Дарлинг (1815-1842) – дочь смотрителя маяка, вместе с отцом прославившаяся спасением людей с затонувшего судна в 1838 г. После ее смерти Вордсворт написал в ее честь поэму «Грейс Дарлинг».

1328

Ночь считается, когда три – согласно евр. обряду субботы.

1329

Родимая земля, спокойной ночи – из поэмы Байрона «Чайльд Гарольд» (Песнь I).

1330

О, горные вершины, я к вам вернулся вновь – из трагедии «Вильгельм Телль» (1825) ирл. драматурга Дж.Ш.Ноулса (1784-1862).

1331

Думаешь, убежал и налетаешь на самого себя – еще одна общая мысль Блума и Стивена (эп. 9, 15).

1332

Рип ван Винкль – герой одноименной новеллы в сборнике Вашингтона Ирвинга «Книга эскизов», проспавший двадцать лет на холме среди гор; «Легенда о Сонной Пещере» – другая новелла в том же сборнике, не связанная с Рипом.

1333

У Габризла Конроя брат викарий… – так в рассказе «Мертвые».

1334

Птицы, набросать в кувшин камешков – басня Эзопа «Ворона и кувшин».

1335

Архимед, по легенде, сумел поджечь флот римлян с помощью вогнутых зеркал.

1336

Дай дорогу! (ирл.) Дай дорогу! – девиз Ирландских Королевских Стрелков и название патриотической ирл. песни.

1337

Пока Джонни не явился домой – амер. песня времен Гражданской войны.

1338

Тефилим – Блум имеет в виду мезузу, свиток с кратким священным текстом.

1339

Исход… в дом рабства – Блум опять искажает текст.

1340

Смотрела на море, когда дала мне ответ – Молли вспоминает эту же сцену в финале романа.

1341

Добрый вечер, сеньорита. Мужчина любит красивую девушку (исп.)

1342

Сестра жены дикаря… – из шуточной песенки.

1343

«Шотландские вдовы» – шотл. страховая компания с отделением в Дублине.

1344

Лепта вдовицы – Мр 12, 42.

1345

Хлеб, отпущенный по водам – Еккл 11, 1.

1346

Я… Есть А – комментаторы трактуют надпись Блума как «Я есмь Альфа», Откр 1, 8: развитие параллели со Христом.

1347

Вокруг Киша за восемьдесят дней – вариация названия романа Жюль Верна.