Ратьковский И.С., Ходяков М.В. История Советской России

ОГЛАВЛЕНИЕ

ГЛАВА 3. СОВЕТСКОЕ ОБЩЕСТВО в КОНЦЕ 20-х - 30-е гг.

IV. ПРОТИВОРЕЧИЯ СОВЕТСКОЙ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ

СССР на международной арене в 1929-1938 гг.

В 1929 г. капиталистический мир был потрясен разразившимся экономическим кризисом. На Западе началось катастрофическое падение производства, заработной платы и занятости населения, уровня жизни. Число официально зарегистрированных безработных во всем мире превысило 30 млн человек. В Советском Союзе многие предполагали, что "великая депрессия" откроет новый тур пролетарских революций и приведет к подъему национально-освободительного движения. В то же время деятельность советской дипломатии в годы экономического кризиса была весьма сдержанной и осторожной. На посту наркома иностранных дел все большую известность приобретал М. М. Литвинов, сменивший в 1930 г. Г. В. Чичерина.

В начале 30-х гг. тревожные известия пришли с дальневосточных рубежей СССР. Воспользовавшись тем, что страны Западной Европы и США, а также Советский Союз были в значительной степени заняты своими экономическими проблемами, Япония 18 сентября 1931 г. ввела свои войска на территорию Маньчжурии. Японская пропаганда объясняла агрессию необходимостью противостоять "большевистской опасности" в Китае. Перед этой угрозой СССР оказался одинок, и поэтому его политика состояла из ряда дипломатических протестов, военных контрмер (передвижений войск к границе) и одновременно примирительных акций, целью которых было лишить Японию предлога для нападения.

На рубеже 20-30-х гг. начинается пересмотр отношений между СССР и США. В Советский Союз приезжают как представительные делегации американских сенаторов, так и отдельные инженеры. С помощью последних в стране ведется крупное строительство. Так, X. Купер, принимавший участие в сооружении Днепрогэса, был награжден орденом Ленина. В США постепенно происходит признание успехов страны Советов. К 1933 г., когда вместо президента Гувера в Белом доме разместился Ф. Рузвельт, вопрос о дипломатическом признании СССР был предрешен. Осенью Сенат большинством голосов высказался за необходимость предпринять в этом направлении соответствующие шаги. 10 октября 1933 г. президент Рузвельт обнародовал свое послание на имя М. И. Калинина с предложением возобновить дипломатические контакты. Было решено покончить с "ненормальными отношениями между 125-миллионным населением Соединенных Штатов и 160-миллионным населением России".

Мировая пресса визит Литвинова в Вашингтон расценила как самое важное событие за многие годы. 16 ноября 1933 г. дипломатические отношения между двумя странами были установлены. После этого Литвинов сделал заявление, в котором отметил, что "отсутствие отношений в течение 16 лет содействовало накоплению в Соединенных Штатах неправильных и ложных представлений о положении в СССР. Многие люди забавлялись распространением самых диких басен о Советском Союзе". Возобновление дипломатических контактов, по мнению большинства, означало, что "устранена одна из важнейших политических и экономических аномалий".

В сентябре 1934 г. Советский Союз был принят в Лигу Наций и сразу стал постоянным членом ее Совета, что означало его формальное возвращение в качестве великой державы в международное сообщество. Главным приоритетом во внешней политике Москвы в 1933-1938 гг. стало стремление к созданию системы коллективной безопасности в Европе, предусматривающей ненападение и неучастие в военных конфликтах; становление мирных отношений со всеми странами, в том числе с Германией и Японией, но при условии, что они откажутся от агрессивной политики; поддержание усилий Лиги Наций по предотвращению и локализации конфликтов; улучшение отношений со странами Запада, в том числе США; прекращение особых "дружественных" отношений с Германией.

Следуя по этому пути, СССР 2 мая 1935 г. подписал договор о взаимопомощи с Францией. Статьи договора предусматривали, что если одно из двух государств станет "предметом угрозы или опасности нападения", то стороны "окажут друг другу немедленно помощь и поддержку". 15 мая 1935 г. аналогичный договор был заключен с Чехословакией.

Политику советской дипломатии сильно осложнила гражданская война в Испании (1936-1939). В начавшихся летом 1936 г. испанских событиях СССР первоначально занял позицию невмешательства, присоединившись к 26 державам, подписавшим соответствующее соглашение. Однако Германия и Италия не выполнили требований комитета по невмешательству, и советское руководство в октябре 1936 г. открыто заявило о своей поддержке Испанской республики. В Испании сражалось около 3 тыс. добровольцев из СССР (летчики, танкисты, моряки, представители других воинских специальностей, в том числе переводчики интернациональных бригад).

К концу 30-х гг. с особой силой развернулась экспансия Германии в Европе. 12 марта 1938 г. немецкие войска вторглись в Австрию и осуществили ее присоединение к рейху ("Аншлюс"). Австрийский канцлер Курт фон Шушнинг был арестован и до своего освобождения в мае 1945 г. находился в концентрационных лагерях. Захватив Австрию, Гитлер начал готовить почву для ликвидации и расчленения Чехословакии. 30 сентября 1938 г. Гитлер, Чемберлен, Муссолини и Даладье поставили свои подписи под Мюнхенским соглашением, позволившим немецкой армии уже 1 октября вступить на территорию Чехословакии и к 10 октября закончить оккупацию ее Судетской области, населенной по преимуществу немцами. Чехословацкое правительство капитулировало, подчинившись совместному диктату Берлина, Лондона, Рима и Парижа. Эта позорная сделка была вершиной близорукой политики "умиротворения" агрессора. Слово "Мюнхен" стало с тех пор символом предательства, капитулянтства западных государств перед фашизмом. Советский Союз не оказал помощи Чехословакии, поскольку при подписании договора между странами в 1935 г. в текст был включен пункт, по которому обязательства взаимной поддержки могли действовать лишь в том случае, если "помощь стороне - жертве нападения - будет оказана со стороны Франции". Советский посол в Великобритании И. М. Майский отмечал, что Англия и Франция "умыли руки", а руководители Чехословакии не решились опереться в этих условиях на СССР. Они предпочли капитуляцию, теряя свои пограничные укрепления, фабрики и заводы, строения и склады, учреждения и организации, расположенные в Судетской области. Чешское население этих районов панически бежало, оставляя позади все свое имущество.

События в мире показали, что у Советского Союза фактически нет сильных и надежных союзников как на Западе, так и на Востоке. В сложившейся ситуации наибольшей опасностью для Сталина была возможность сговора западных государств с Гитлером.

Советско-германские отношения

В 1933 г. с приходом в Германии к власти Гитлера по инициативе советской стороны были разорваны военные отношения РККА с рейхсвером. Фашистские власти со своей стороны объявили недействительным советско-германское торговое соглашение от 2 мая 1932 г. В результате экспорт в Германию только за первую половину 1933 г. сократился на 44%. За 1933 г. советское полпредство в Берлине направило в МИД Германии 217 нот, протестуя против различных антисоветских акций фашистов - незаконных арестов, обысков и т. д. Подготовка к агрессивной войне была возведена в ранг государственной политики Германии. "Ничто меня не испугает. Никакие так называемые нормы международного права, никакие договоры не удержат меня от того, чтобы использовать предоставившееся мне преимущество. Грядущая война будет неслыханно кровавой и жестокой", - говорил Гитлер.

Несмотря на происходившие перемены в Германии, СССР стремился к сохранению с этим государством цивилизованных отношений. Об этом Сталин заявлял с трибуны XVII съезда ВКП(б) в январе 1934 г. Однако в 1935-1936 гг. советско-германские связи постепенно ослабевают. Не последнюю роль при этом играли заявления Гитлера о том, что "Германия обретет завершенность лишь тогда, когда Европа станет Германией. Ни одно европейское государство не имеет отныне законченных границ".

Осенью 1937 г. между Германией и СССР развернулась настоящая "консульская война", в итоге которой в СССР было закрыто 5 германских консульств из 7, а в Германии - 2 советских консульства из 4. За год до этого, в ноябре 1936 г., после 15-месячных переговоров между Германией и Японией был заключен "Антико-минтерновский пакт". Подписавшие его стороны обязывались бороться с Коминтерном. В случае войны одной из договаривающихся держав с СССР другая страна обязывалась не оказывать нашей стране никакой помощи. В ноябре 1937 г. к "Антикоминтерновскому пакту" присоединилась Италия. Так возник "треугольник Берлин-Рим-Токио", направленный на борьбу с коммунистическим движением внутри каждой из стран и на международной арене. Для Гитлера, однако, это было только начало. Главной задачей, которую он сформулировал, являлось стремление "превратить континент в единое пространство, где будем повелевать мы и только мы. И мы примем бремя этой борьбы на свои плечи. Она откроет нам двери к долгому господству над миром".

В начале 1939 г. советско-германские отношения были фактически заморожены. Стремясь преодолеть внешнеполитическую изоляцию СССР, Сталин оказался вынужден весной 1939 г. начать дипломатическую игру, чтобы определить ближайшие планы Гитлера. Фашистский диктатор в кругу близких людей говорил, что не станет уклоняться от союза с Россией. Более того, он заявлял, что "этот союз - главный козырь, который я приберегу до конца игры. Возможно, это будет самая решающая игра в моей жизни".

В апреле 1939 г. советское руководство обратилось к Великобритании и Франции с предложением заключить с ними Тройственный пакт о взаимопомощи, соответствующую военную конвенцию и предоставить гарантии независимости всем пограничным с СССР державам от Балтийского до Черного морей. Лондон и Париж всячески затягивали начало переговоров о военном союзе, на которых настаивала Москва. Они начались в советской столице только 12 августа, но быстро зашли в тупик.

С конца июля возобновились советско-германские контакты на различных уровнях. Узнав об отбытии в СССР англо-французской военной миссии и о начавшихся переговорах в Москве, германское руководство дало понять Сталину и Молотову (последний сменил М. М. Литвинова на посту наркома иностранных дел в мае 1939 г.), что желает заключить выгодное для Советского Союза соглашение. Убедившись в бесполезности переговоров с англо-французской военной миссией, советское руководство вечером 19 августа дало согласие на прибытие в Москву министра иностранных дел Германии И. Риббентропа. В тот же день в Берлине было подписано торгово-кредитное соглашение, предусматривавшее предоставление СССР 200-миллионного кредита на пять лет при 4,5% годовых. Соглашение от 19 августа стало поворотным этапом в развитии советско-германских экономических и политических связей. Хозяйственные договоры между двумя странами от 11 февраля 1940 г. и 10 января 1941 г. предусматривали дальнейшее развитие отношений.

23 августа 1939 г. в Москву прибыл И. Риббентроп. В ночь на 24 августа был подписан, а на следующий день опубликован советско-германский Договор о ненападении сроком на 10 лет. Обе договаривающиеся стороны брали на себя обязательства воздерживаться от любого насилия и агрессивных действий в отношении друг друга. В случае возникновения споров или конфликтов между СССР и Германией, обе державы должны были разрешать их "исключительно мирным путем в порядке дружественного обмена мнениями". При окончательном редактировании советского проекта договора Сталин отклонил формулировку Риббентропа о "германо-советской дружбе". Особенностью подписанного договора было то, что он вступал в силу немедленно, а не после его ратификации.

Содержание пакта о ненападении не расходилось с нормами международного права и договорной практикой государств, принятой для подобного рода урегулирований. Однако как при заключении договора, так и в процессе его ратификации (31 августа 1939 г.) скрывался тот факт, что одновременно с договором был подписан секретный дополнительный протокол, содержавший разграничение "сфер интересов" Советского Союза и Германии и находившийся с юридической точки зрения в противоречии с суверенитетом и независимостью ряда третьих стран. Так, в советской сфере влияния оказались Эстония, Латвия, Финляндия и Бессарабия; в немецкой - Литва.

Секретный дополнительный протокол к советско-германскому договору о ненападении долгое время был объектом острых споров. В СССР до 1989 г. его существование отрицалось - советская сторона либо объявляла текст фальшивкой, либо ссылалась на отсутствие оригинала протокола как в немецких, так и в советских архивах. Изменения в этом отношении стали возможны лишь в ходе работы комиссии съезда народных депутатов СССР по политической и правовой оценке договора от 23 августа 1939 г. В декабре 1989 г. II съезд народных депутатов принял постановление, в котором осудил факт заключения секретного дополнительного протокола и других секретных договоренностей с Германией. Этим признавалось, что секретные протоколы являлись юридически несостоятельными и недействительными с момента их подписания.

Решение советского правительства заключить договор о ненападении с Германией было при тех обстоятельствах вынужденным, но вполне естественным и обоснованным, так как добиться создания эффективной англо-франко-советской коалиции не удалось. Многое говорит и о том, что если бы Москва не дала согласия на приезд в СССР Риббентропа, то, по всей вероятности, состоялась бы поездка в Англию Геринга, о которой уже была достигнута договоренность между Лондоном и Берлином. Британский премьер Н. Чемберлен в августе 1939 г. на заседании правительства заявил: "Если Великобритания оставит господина Гитлера в покое в его сфере (Восточная Европа), то он оставит в покое нас". Таким образом, целью Англии и Франции в складывавшейся ситуации было стремление остаться в стороне от назревавшей Второй мировой войны.

Политика "умиротворения агрессора", которую проводили лидеры западных государств, развязала Гитлеру руки в Европе. В свою очередь, Сталин, подписав пакт о ненападении и секретный дополнительный протокол к нему, вполне сознательно предоставил Германии возможность для нападения на Польшу. 1 сентября 1939 г. без объявления войны по приказу фюрера вермахт приступил к реализации плана "Вайс" ("Белого плана"). Началась Вторая мировая война.

28 сентября 1939 г. в Москве Молотов и Риббентроп подписали еще один документ. Это был договор о дружбе и границе, который, как и пакт о ненападении, сопровождался секретным дополнительным протоколом. В соответствии с ним территория литовского государства включалась в сферу интересов СССР, а Германия получала взамен Люблинское и часть Варшавского воеводства. Таким образом, уже осенью 1939 г. сферы государственных интересов Советского Союза и Германии были четко определены.

СССР и государства Прибалтики

После начала Второй мировой войны обязательства, взятые Германией в отношении Прибалтики по секретному протоколу от 23 августа, уже не могли удовлетворить СССР. В Москве было признано необходимым принять дополнительные меры безопасности и заключить с Балтийскими странами договоры о взаимопомощи, предусматривающие размещение на их территории отдельных советских воинских частей. 31 августа 1939 г. председатель Совнаркома и нарком иностранных дел СССР В. М. Молотов выступил с заявлением, в котором отрицал наличие каких-либо договоренностей с Германией о разделении сфер государственных интересов. Предполагалось, что это внесет успокоение в политические крути Эстонии, Латвии и Литвы. Советская внешняя политика на прибалтийском направлении в то время имела ярко выраженный оборонительный характер, так как попытка советизации Прибалтики могла вызвать резкую реакцию Англии и Франции. Правда, на случай отклонения прибалтийскими республиками советского предложения о заключении пактов о взаимопомощи у Москвы имелась и военная альтернатива. До этого, однако, дело не дошло.

28 сентября 1939 г. состоялось подписание пакта о взаимопомощи между CCСP и Эстонской республикой. Договаривающиеся стороны брали на себя обязательства оказывать друг другу всяческую помощь, в том числе и военную, в случае нападения или угрозы нападения со стороны любой великой европейской державы. СССР также обязался оказывать Эстонии помощь поставками военных материалов на льготных условиях. Советский Союз получил право иметь на эстонских островах Сааремаа и Хийумаа, а также в портах Палдиски и Таллин базы военно-морского флота и несколько аэродромов на правах аренды. Протоколом предусматривалось, что общая численность советских гарнизонов в Эстонии на время идущей в Европе войны не будет превышать 25 тыс. человек. 5 октября состоялось подписание пакта о взаимопомощи между СССР и Латвией. Текст его в основном совпадал с текстом советско-эстонского соглашения. 10 октября был заключен договор о взаимопомощи между Советским Союзом и Литвой. Согласно протоколу Литве передавалась ее древняя столица Вильно (Вильнюс), захваченная Польшей в 1920 г. и отошедшая к СССР в сентябре 1939 г. Численность советских войск в Литве определялась цифрой в 20 тыс. человек. Почти одновременно с подписанием пактов о взаимопомощи Советский Союз возобновил торговые соглашения с прибалтийскими странами. Советские поставки приносили им бесспорные экономические выгоды.

Политика невмешательства Москвы во внутренние дела Прибалтики в это время прослеживалась очень четко. Молотов, например, требовал прекратить там "всякие заигрывания и общения с левыми кругами". В одном из документов, адресованном работникам советского полпредства и военному атташе в Литве, он строго указывал: "Категорически воспрещаю вмешиваться в межпартийные дела в Литве, поддерживать какие-либо оппозиционные течения и т. д. Малейшая попытка кого-либо из вас вмешаться во внутренние дела Литвы повлечет строжайшую кару на виновного... Следует отбросить как провокационную и вредную болтовню о советизации Литвы". В приказе наркома обороны от 25 октября 1939 г., отданном в связи с вступлением частей РККА в Прибалтику, от личного состава требовалось "ни в коем случае не вмешиваться во внутренние дела" Эстонии, Латвии и Литвы, а любые разговоры среди военнослужащих о "советизации" этих стран должны были пресекаться "самым беспощадным образом". Придерживаться подобной линии Москву заставляло то, что страны Прибалтики имели дружественные отношения с Англией и Францией. Более активные действия СССР в этом регионе могли быть расценены в Лондоне и Париже как враждебные и направленные против великих европейских держав. Неопределенность ситуации в ходе войны в Европе заставляла сталинскую дипломатию до определенного момента не форсировать события.

Ситуация резко изменилась к лету 1940 г. Быстрая победа Германии в весенней кампании 1940 г. на" Западном фронте означала, что Гитлер получал свободу действий в отношении СССР. Появлялась реальная угроза воплощения в жизнь тезиса фюрера: "Если я достигну своих целей на Западе - я круто изменю свой курс и нападу на Россию. Никто не сможет удержать меня от этого". При сложившихся обстоятельствах СССР необходимо было подумать об укреплении своих западных оборонительных рубежей. В понимании Сталина и его ближайшего окружения это означало включение новых территорий в состав СССР и последующее размещение там советских войск.

К лету 1940 г. в прибалтийских республиках были сформированы просоветские правительства. 21-22 июля сеймы Литвы и Латвии и Государственная дума Эстонии приняли декларации о государственной власти и о вхождении этих стран в состав СССР. 3-6 августа 1940 г. Верховный Совет СССР, заслушав заявления специально направленных в Москву полномочных представителей этих стран, принял законы о вступлении Латвии, Литвы и Эстонии в состав Союза ССР в качестве союзных республик.

"Зимняя война" 1939-1940 гг.

Подписав договоры о взаимопомощи с государствами Прибалтики, СССР обратился к Финляндии с предложением заключить аналогичное соглашение. Финляндия ответила отказом. Министр иностранных дел этой страны Э. Эркко заявил, что "Финляндия никогда не примет решения, подобного тем, которые приняли Прибалтийские государства. Если это и произойдет, то только в самом худшем случае". Истоки советско-финляндской конфронтации во многом объясняются крайне враждебной, агрессивной позицией правящих кругов Финляндии в отношении СССР. Бывший президент Финляндии П. Свинхувуд, при котором Советская Россия добровольно признала независимость своего северного соседа, говорил, что "любой враг России должен всегда быть другом Финляндии". В середине 30-х гг. М. М. Литвинов в беседе с финляндским посланником заявил, что "ни в одной соседней стране не ведется такая открытая пропаганда за нападение на СССР и отторжение его территории, как в Финляндии".

После Мюнхенского сговора западных стран советское руководство начало проявлять особую настойчивость по отношению к Финляндии. В.течение 1938-1939 гг. велись переговоры, в ходе которых Москва стремилась обеспечить безопасность Ленинграда, передвинув границу на Карельском перешейке. Взамен Финляндии предлагались территории Карелии, причем гораздо большие по размерам, чем земли, которые предполагалось передать СССР. Помимо этого советское правительство обещало выделить определенную сумму для переселения жителей. Однако финская сторона заявила, что уступаемая СССР территория - это недостаточная компенсация. На Карельском перешейке имелась неплохо развитая инфраструктура: сеть железных и шоссейных дорог, здания, склады и другие сооружения. Территория же, передаваемая Советским Союзом Финляндии, представляла собой местность, покрытую лесами и болотами. Для того чтобы превратить эту территорию в пригодный для жизни и хозяйственных нужд район, необходимо было вложить немалые средства.

Москва не оставляла надежды на мирное разреше ние конфликта и предлагала различные варианты заключения договора. Одновременно с этим Сталин твердо заявил: "Поскольку мы не можем передвинуть Ленинград, мы передвинем границу, чтобы его обезопасить". При этом он сослался на Риббентропа, который объяснил нападение Германии на Польшу необходимостью обезопасить Берлин. С обеих сторон границы развернулось крупное военное строительство. Советский Союз готовился к наступательным операциям, а Финляндия - к оборонительным. Глава МИД Финляндии Эркко, выражая настроение правительства, подтвердил: "Всему есть свои границы. Финляндия не может пойти на предложение Советского Союза и будет защищать любыми средствами свою территорию, свою неприкосновенность и независимость".

Советский Союз и Финляндия не пошли по пути поиска приемлемого для них компромисса. Имперские амбиции Сталина дали себя знать и на этот раз. Во второй половине ноября 1939 г. методы дипломатии уступили место угрозам и бряцанию оружием. Красная Армия спешно готовилась к боевым действиям. 27 ноября 1939 г. В. М. Молотов выступил с заявлением, в котором сообщил, что "вчера, 26 ноября, финская белогвардейщина предприняла новую гнусную провокацию, обстреляв артиллерийским огнем воинскую часть Красной Армии, расположенную в деревне Майнила на Карельском перешейке". Споры по вопросу о том, с чьей стороны были произведены эти выстрелы, ведутся до сих пор. Финны уже в 1939 г. пытались доказать, что обстрел не мог быть произведен с их территории, а вся история с "майнильским инцидентом" есть не что иное, как провокация Москвы.

29 ноября, воспользовавшись обстрелом своих пограничных позиций, СССР расторг договор о ненападении с Финляндией. 30 ноября начались военные действия. 1 декабря на финской территории, в городе Териоки (Зеленогорск), куда вступили советские войска, по инициативе Москвы было образовано новое, "народное правительство" Финляндии во главе с финским коммунистом О. Куусиненом. На следующий день между СССР и правительством Куусинена, именующимся правительством Финляндской Демократической Республики, был заключен договор о взаимопомощи и дружбе.

События, однако, развивались не так благополучно, как надеялись в Кремле. Первый этап войны (30 ноября 1939 г. - 10 февраля 1940 г.) был особенно неудачным для Красной Армии. В значительной степени это было обусловлено недооценкой боеспособности финских войск. Прорвать с ходу линию Маннергейма - комплекс оборонительных укреплений, сооруженных в 1927-1939 гг. и растянувшихся по фронту на 135 км, а в глубину до 95 км, -не удалось. В ходе боев Красная Армия понесла огромные потери.

В декабре 1939 г. командование прекратило неудачные попытки наступления в глубь финской территории. Началась тщательная подготовка прорыва. Был образован Северо-Западный фронт во главе с С. К. Тимошенко и членом Военного Совета А. А. Ждановым. В состав фронта вошли две армии, которые возглавили К. А. Мерецков и В. Д. Грендаль (заменен в начале марта 1940 г. Ф. А. Парусиновым). Общая численность советских войск была увеличена в 1,4 раза и доведена до 760 тыс. человек.

Укрепляла свою армию и Финляндия, получая из-за рубежа боевую технику и снаряжение. Из Скандинавии, США и других стран прибыло 11,5 тыс. добровольцев для борьбы с Советами. Разрабатывали свои планы военных действий Англия и Франция, намереваясь вступить в войну на стороне Финляндии. В Лондоне и Париже не скрывали своих враждебных планов по отношению к СССР.

11 февраля 1940 г. начался заключительный этап войны. Советские войска перешли в наступление и прорвали линию Маннергейма. Основные силы Карельской армии Финляндии были разгромлены. 12 марта в Кремле после непродолжительных переговоров был заключен мирный договор. Военные действия по всему фронту прекращались с 12 часов 13 марта. В соответствии с подписанным договором в состав СССР включался Карельский перешеек, западное и северное побережье Ладожского озера, ряд островов в Финском заливе. Советский Союз получил в аренду на 30 лет полуостров Ханко для создания на нем военно-морской базы, "способной оборонять от агрессии вход в Финский залив".

Цена победы в "зимней войне" оказалась исключительно высока. Помимо того, что Советский Союз как "государство-агрессор" был исключен из Лиги Наций, в ходе 105 дней войны РККА потеряла не менее 127 тыс. человек убитыми, умершими от ран и пропавшими без вести. Около 250 тыс. военнослужащих было ранено, обморожено, контужено.

"Зимняя война" продемонстрировала крупные просчеты в организации и подготовке войск Красной Армии. Гитлер, внимательно следивший за ходом событий в Финляндии, сформулировал вывод, что РККА - это "колосс на глиняных ногах", с которым вермахт легко справится. Определенные выводы из военной кампании 1939-1940 гг. сделали и в Кремле. Так, К. Е. Ворошилова на посту наркома обороны заменил С. М. Тимошенко. Началась реализация комплекса мер, направленных на укрепление обороноспособности СССР.

Однако в ходе "зимней войны" и после ее окончания не было достигнуто существенного укрепления безопасности на северо-западе. Хотя граница и была отодвинута от Ленинграда и Мурманской железной дороги, это не помешало тому, что в ходе Великой Отечественной войны Ленинград попал в кольцо блокады. Кроме того, Финляндия не стала дружественной или хотя бы нейтральной СССР страной - в ее руководстве возобладали реваншистские элементы, которые сделали ставку на поддержку гитлеровской Германии.

Эскалация напряженности на Дальнем Востоке

Одновременно с осложнением ситуации в Европе продолжало обостряться положение и на Дальнем Востоке. Япония пыталась создать обширный плацдарм для завоевания Китая и территорий ряда других государств. Позиция Японии в отношении СССР становилась все более агрессивной и воинственной.

В начале 1936 г. в обстановке возросшей угрозы нападения на Монгольскую Народную Республику (МНР) возник вопрос о заключении договора между правительствами Монголии и СССР. В результате уже 12 марта в Улан-Баторе был подписан советско-монгольский протокол о взаимной помощи сроком на 10 лет, который заменил собой соглашение от 1934 г. В соответствии с договором на территории МНР были размещены советские войска.

Желая проверить "на прочность" советские границы, Япония 29 июля 1938 г. силами нескольких сотен солдат атаковала пограничный пост СССР на сопке Безымянной. Подразделения регулярных войск РККА подоспели на помощь нашим пограничникам и выбили прорвавшихся через границу японцев. Через несколько дней Япония повторила свой маневр, захватив ряд важных пунктов в районе озера Хасан (Дальний Восток). В начале августа 1938 г. войска Дальневосточного фронта (командующий маршал В. К. Блюхер) вели бои с противником, в ходе которых японское правительство предложило начать переговоры. 11 августа боевые действия между советскими и японскими войсками были прекращены. Людские потери японских войск во время боев у озера Хасан составили 500 человек убитыми и 900 ранеными. Более значительными оказались потери в этом двухнедельном конфликте со стороны РККА: 792 человека убитыми, умершими от ран и пропавшими без вести и свыше 3 тыс. человек ранеными и заболевшими.

В начале 1939 г. японское правительство возглавил К. Хиранума, представлявший фашистски настроенные группировки в правящих кругах Японии. Военные деятели страны "восходящего солнца" публично выступали с угрозами в адрес СССР, внушая общественному мнению мысль о слабости советских войск. В начале мая 1939 г. японский генеральный штаб получил указание императора начать военные действия против МНР в районе реки Халхин-Гол. В. М. Молотов предупредил японского посла в СССР о том, что "границу Монгольской Народной Республики, в силу заключенного между ними договора о взаимопомощи, мы будем защищать так же решительно, как и свою собственную границу".

В первых числах июня 1939 г. после вооруженных нарушений границ МНР японскими войсками стало ясно, что целью Японии является захват части территории Монголии. В Москву был вызван заместитель командующего войсками Белорусского военного округа Г. К. Жуков. Он получил указание наркома обороны К. Е. Ворошилова принять на себя командование советскими частями на территории МНР. Оценив ситуацию на месте, Жуков пришел к выводу, что силами 57-го особого корпуса, насчитывавшего к концу мая всего 5,5 тыс. человек, задачу разгрома японцев не решить. Советские войска были усилены авиацией, танками, артиллерией. Их численность к моменту завершения боевых действий составляла 57 тыс. человек. В начале июля наши войска разгромили японцев на горе Баин-Цаган. 20 августа началось решительное наступление частей РККА, которое в сентябре завершилось полным поражением 6-й японской армии, вторгшейся в пределы МНР.

Деморализующе на Японию подействовало известие о заключении договора о ненападении между СССР и Германией. Это было нарушением "Антикоминтерновского пакта" и вызвало острейший кризис в правящих кругах. Правительство Хиранумы, строившее свою политику на сотрудничестве с Германией, ушло в отставку.

Советское командование высоко оценило заслуги бойцов Красной Армии: 70 человек получили звание Героя Советского Союза. Среди них был и командующий войсками Г. К. Жуков. Второй Золотой Звездой были награждены прославленные летчики С. И. Гриневец, Я. В. Смушкевич, Г. П. Кравченко.

Потери РККА в ходе ожесточенных боев составили около 8 тыс. человек. Раненых и заболевших насчитывалось 16 тыс. человек. Потери японских войск превысили 60 тыс. человек убитыми, ранеными и плененными, 660 самолетов, а также значительное количество другой военной техники.

В Японии, оказавшейся в международной изоляции, все чаще стали раздаваться голоса за нормализацию отношений с Советским Союзом. В декабре 1939 г. между двумя странами велись переговоры о расширении торговых связей. Было подписано соглашение о продлении на один год рыболовного договора, действовавшего с 1928 г. 31 декабря заключается советско-японское соглашение относительно последнего платежа Японии за Китайско-восточную железную дорогу.

Однако налаживание экономических связей не означало отказа Японии от агрессивных планов. В марте 1940 г. в генеральном штабе был подготовлен и утвержден императором план нападения на СССР с целью захвата советского Приморья.

В этих условиях Москва оказалась заинтересованной в нормализации отношений со своим дальневосточным соседом. После непростых переговоров 12 апреля 1941 г. министр иностранных дел Японии И. Мацуока был принят в Кремле Сталиным. 13 апреля состоялось подписание пакта о нейтралитете между СССР и Японией. Ключевое положение этого соглашения состояло в том, что "в случае, если одна из договаривающихся сторон окажется объектом военных действий со стороны одной или нескольких третьих держав, другая договаривающаяся сторона будет соблюдать нейтралитет в продолжение всего конфликта"". Договор был заключен на 5 лет. Он не снимал с советского руководства опасений о возможной борьбе на два фронта, но все же значительно улучшал положение СССР как на восточной, так и на западной границе.

В преддверии фашистской агрессии

Суть "Славянской программы" Гитлера была сформулирована фашистским диктатором предельно кратко: "Мы обязаны истреблять народы так же точно, как мы обязаны систематически заботиться о немецком населении. Следует разработать технику истребления народов".

Начав 1 сентября 1939 г. Вторую мировую войну нападением на Польшу, Гитлер "добился" того, что Англия и Франция объявили войну Германии. 17 сентября советское руководство ознакомило польского посла с нотой, в которой говорилось, что "польское правительство распалось и не проявляет признаков жизни. Это значит, что польское государство и его правительство фактически перестали существовать. Тем самым прекратили свое действие договоры, заключенные между СССР и Польшей". В силу сложившейся обстановки советское правительство отдало распоряжение командованию РККА перейти границу и "взять под свою защиту жизнь и имущество населения Западной Украины и Западной Белоруссии". При этом для Москвы было важно не только укрепление границы СССР, но и ликвидации государственности Польши, которую Сталин называл "фашистским государством".

17 сентября 1939 г. части Красной Армии перешли границу Польши, не встречая сопротивления на своем пути. В ходе этого похода территория СССР увеличилась на 196 тыс. кв. км, а население - на 13 млн человек.

Реакция зарубежной общественности на факт вступления советских войск в Западную Украину и Западную Белоруссию, захваченную Польшей в 1920 г, была различной. Но на официальном уровне и в Лондоне, и в Париже решили, что Запад "не обязан вступать в войну с СССР".

Международное положение, несмотря на подписание в 1939 г. договоров между Германией и СССР, продолжало ухудшаться. Весной 1940 г. Румыния высказала пожелание "укрепить и расширить сотрудничество между Германией и Румынией" во всех областях. В этих условиях советское правительство решило безотлагательно урегулировать вопрос о воссоединении Бессарабии, которая была захвачена Румынией в начале 1918 г. в ходе военной интервенции.

Москва поставила Берлин в известность о своих намерениях. 25 июня германское правительство через посла Шуленбурга сообщило, что оно "в полной мере признает право Советского Союза на Бессарабию". После этого Молотов в ультимативном тоне предложил румынскому посланнику выполнить требования СССР. 28 июня 1940 г. советские войска под командованием Г. К. Жукова вступили на территорию Бессарабии и Северной Буковины. Граница СССР была перенесена на запад от Днестра более чем на 200 км и проходила теперь по рекам Прут и Дунай. Этим серьезно улучшалась стратегическая обстановка на юго-западных рубежах страны.

Однако ситуация оставалась исключительно напряженной. В Кремле вскоре стало известно о высказывании германских военных, стремившихся успокоить румынское руководство: "Отдайте Советскому Союзу все, что он попросит. Через несколько месяцев мы поможем вам забрать все обратно с прибавлением территории". Германия подписала с Румынией серию экономических соглашений, направила туда свою военную миссию для подготовки армии к войне против СССР. Части вермахта появились в Румынии. Обстановка на Балканском полуострове обострялась с каждым новым шагом Германии. В начале 1941 г. стало ясно, что следующей страной, которая попадет в орбиту влияния рейха, станет Болгария. 1 марта она присоединилась к тройственному пакту - военному союзу Германии, Италии и Японии.

На юге Болгарии рассредоточились германские войска, готовясь к дальнейшим агрессивным акциям.

В соответствии с планами Гитлера к тройственному пакту должна была присоединиться и Югославия. Однако правительство Югославии пошло на сближение с Москвой, заявив, что готово немедленно "принять на свою территорию любые вооруженные силы СССР, в первую очередь авиацию". В ходе проходивших в Кремле переговоров рано утром 6 апреля 1941 г. был подписан советско-югославский договор. Его суть заключалась в том, что стороны брали на себя обязательства не нападать друг на друга и уважать независимость, суверенные права и территориальную целостность СССР и Югославии. В случае, если одна из договаривающихся сторон подвергалась нападению со стороны третьего государства, другая договаривающаяся сторона должна была "соблюдать политику дружественных отношений к ней".

Однако надежды на заключенный договор не оправдались. Остановить агрессию Германии на Балканах не удалось. Спустя всего несколько часов после подписания соглашения от 6 апреля войска вермахта вторглись в пределы Югославии и Греции, оккупировав эти страны. Позиции Германии в Юго-Восточной Европе значительно упрочились. На Балканах был создан плацдарм для нападения на СССР. Советское же руководство, несмотря на настораживающий ход событий, до самого начала войны с Германией не могло поверить в неизбежность немецкой агрессии.

Рекомендуемая литература

Ахмадеев Ф. X., Катаев Н. А., Хабибулин А. Г. Становление и развитие органов советской милиции и исправительно-трудовых учреждений. Уфа, 1993.

Барышников В. Н. От. прохладного мира к зимней войне: восточная политика Финляндии в 1930-е гг. СПб., 1997.

Буллок А. Гитлер и Сталин. Сравнительное жизнеописание. T. 1-2. Смоленск, 1994.

Ваксберг А. Царица доказательств: Вышинский и его жертвы. М., 1992.

Дойчер И. Троцкий в изгнании / Пер. с англ. М., 1991.

Емельянов Ю. В. Заметки о Бухарине: Революция. История. Личность. М., 1989.

Жиромская В. Б., Киселев И. Н., Поляков Ю. А. Полвека под грифом "секретно": Всесоюзная перепись населения 1937 г. М., 1996.

Звягинцев А. Г., Орлов Ю. Г. Распятые революцией: Российские и советские прокуроры. XX век. 1922-1936 гг. М., 1998.

Лебедева Н. Катынь: преступление против человечности. М., 1994.

Людские потери СССР в период Второй мировой войны: Сборник статей. СПб., 1995.

Манштейн Э. Утерянные победы / Пер. с нем. М.; СПб., 1999.

Мельников Д., Черная Л. Империя смерти. Аппарат насилия в нацистской Германии. 1933-1945. М., 1988.

Невежин В. Синдром наступательной войны: Советская пропаганда в преддверии "священных боев", 1939-1941 гг. М., 1997.

От Барбароссы до Терминала: взгляд с Запада. М., 1988.

От Мюнхена до Токийского залива: взгляд с Запада. М., 1992.

Полян П. Жертвы двух диктатур. Остарбайтеры и военнопленные в Третьем рейхе и их репатриация. М., 1996.

Проэктор Д. М. Фашизм: путь агрессии и гибели. М., 1985.

Розанов Г. Л. Конец "третьего рейха". М., 1985.

Розанов Г. Л. Сталин-Гитлер: Документальный очерк советско-германских дипломатических отношений. 1939-1941 гг. М., 1991.

Розанов Г. Л. Так была развязана Вторая мировая война. М., 1989.

Самсонов А. М. Вторая мировая война 1939-1945 гг. М., 1985.

Семиряга М. И. Как мы управляли Германией. Политика и жизнь. М., 1995.

Семиряга М. И. Тайны сталинской дипломатии (1939-1941). М., 1992.

Семиряга М. И. Тюремная империя нацизма и ее крах. М., 1991.

Сенявская Е. С. Психология войны в XX веке: исторический опыт России. М., 1999.

Серебрянская Г. В. Волго-Вятский Арсенал: промышленность накануне и в годы Великой Отечественной войны. Нижний Новгород, 1997.

Сиполс В. Я. На пути к Великой победе. Советская дипломатия в 1941-1945 гг. М., 1985.

Сиполс В. Я. Тайны дипломатические. Канун Великой Отечественной. 1939-1941. М., 1997.

Соболев Г. Л. Ученые Ленинграда в годы Великой Отечественной войны. 1941-1945. М.; Л., 1966.

Спар У. Дж. Жуков: Взлет и падение великого полководца / Пер. с англ. М., 1995.

Сталинград. Событие. Воздействие. Символ / Пер. с нем. под ред. Ю. Ферстера. М., 1994.

Супрун М. Н. Ленд-лиз и северные конвои. 1941-1945. М., 1997.

Типпельскирх К. История Второй мировой войны / Пер. с нем. М., 1956.

Типпельскирх К., Кессельринг А., Гудериан Г. и др. Итоги Второй мировой войны. Выводы побежденных / Пер. с нем. М., 1998.

Фляйшхауэр И. Пакт, Гитлер и инициатива германской дипломатии. 1938-1939 / Пер. с нем. М., 1991.

Хастингс М. Операция "Оверлорд". Как был открыт второй фронт Пер. с англ. М., 1994.

Хорьков А. Г. Грозовой июнь: трагедия и подвиг войск приграничных военных округов в начальный период Великой Отечественной войны. М., 1991.

Храмкова Е. Л. Экономика России периода Великой Отечественной войны. 1941-1945 гг. Историография проблемы. Самара, 1996.

Чадаев Я. Е. Экономика СССР в годы Великой Отечественной войны. 1941-1945 гг. 2-е изд. М., 1985.

Яковлев В. С. Советские самолеты. Краткий очерк. 4-е изд., перераб. и доп. М., 1993.