Глазунова О. И. Логика метафорических преобразований

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава II. АССОЦИАТИВНО-ОБРАЗНОЕ МЫШЛЕНИЕ И ЕГО РОЛЬ В ПРОЦЕССЕ ПОЗНАНИЯ

Мифологические и поэтические составляющие логического познания

Привлечение коннотативных образов для репрезентации абстрактных признаковых значений является частью общего принципа, предопределяющего существование человека.
Функционирование общественного и индивидуального сознания в природной и социальной среде направлено на решение практических вопросов, возникающих перед человеком в повседневной жизни. Как правило, поиск выхода из проблемной ситуации связан с нахождением посредника, который в данном конкретном случае помогает достигнуть искомого результата в кратчайший срок и с наименьшими потерями. В качестве посредника чаще всего выступают предметы реального мира, которые служат вспомогательным материалом для решения проблем­ных задач.
«Наличие у человека потребностей – такое же фундаментальное условие его существования, как и обмен веществ» [Леонтьев: 1971, 2]. Голод, жажда, определенный температурный режим, боль – вот те процессы жизнедеятельности организма, которые вызывают желание насытиться, выпить воды, защититься от холода, облегчить страдания и т.д. Чтобы удовлетворить голод, нужна пища; чтобы добыть пищу, нужны элементарные приспособления: палка – для того, чтобы сбить плод с дерева, камень – для того, чтобы убить животное, огонь – для того, чтобы приготовить мясо, и т.д. «Посредники и приборы привносят эффект "добавки" к биологическим возможностям человека» [Панов, 111] и направлены, прежде всего, на адаптацию организма к условиям внешнего мира, на облегчение его существования в природной среде.
Окружающие человека предметы действительности оцениваются сознанием в первую очередь с точки зрения их аксиологических характеристик, их потенциальной полезности в том или ином виде человеческой деятельности, – то есть воспринимаются в качестве развернутой системы посредников. Ценность вещей, согласно определению Рибо, заключается в их способности вызывать желания [Рибо, 36], однако не всегда ограничивается именно этим качеством. Ценность вещей во многом определяется их способностью удовлетворять возникающие у человека желания. Потребительское отношение к внешней среде обитания всегда было свойственно человеческому сознанию. Удовлетворение физиологических потребностей организма обеспечивает не только положительное эмоциональное состояние субъекта, оно выполняет более важную роль, так как приводит к равновесию его биологической активности, т.е. создает биологически устойчивую функциональную систему, способную к существованию в пространстве и времени.
Наряду с потребностями, направленными на удовлетворение физиологических желаний, по мере развития и адаптации человека к природной среде в его сознании формируются потребности, связанные с интеллектуальным осмыслением действительности. И здесь, как и в процессе биологического существования, конечной целью развития ментальной активности является поиск равновесия, то есть установление системных связей между предметами и явлениями окружающей человека действительности. «Интеллект – форма равновесия» (Пиаже). Познание причинно-следственных связей природной среды позволяет не только объяснять происходящее вокруг человека, но и дает возможность прогнозировать возможное развитие событий, что, в конечном счете, обеспечивает безопасность существо­вания человека. Предвидение неблагоприятных человеку собы­тий активизирует поиск средств, необходимых для борьбы с ними для оказания на них влияния или предотвращения их, то есть является тем фактором, который в итоге предопределяет власть человека над природой.
Поиск причинно-следственных системных связей окружающей человека действительности имеет антропоцентрическую основу и производится исключительно на уровне сознания и под влиянием базового инстинкта, обеспечивающего выживание человека в природной среде. «Фиксируемые организмом раздражения проецируют­ся на целостный фон инстинктивного чувства самосохранения» [Панов, 44]. Для объяснения событий и явлений внешнего мира человеческое сознание привлекает целый набор символов, которые на каждом историческом срезе его развития являются для него доступными и соответствуют системе сложившихся в данном коллективе традиционных представлений. Интеллект – механизм индивидуального сознания, направленный на адаптацию человека в природной и социальной среде. На ранних стадиях развития в процессе познания и объяснения происходящих событий преобладало мифологическое начало как единственно доступное человеческому сознанию того времени. На более поздних этапах по мере развития представлений о законах природы оно сменилось научным обоснованием.
Придавая исключительное значение мифотворчеству, К.Леви-Строс подчеркивал его роль не только в поэтическом отражении действительности, но и в логическом обосновании мироздания на ранних этапах общественного развития: «Сущность мифа заключается не в стиле, не в манере изложения и не в синтаксисе, а в истории, которая в нем рассказывается» [Леви-Строс: 1970, 154]. Мифоло­гическое изложение событий дает возможность не столько описать, сколько объяснить с этической, нравственной и научной точек зрения многие закономерности окружающей действительности, выразить коллектив­ную позицию на то, что происходило и происходит вокруг человека, и это во многом предопределяет методологическое значение мифов. Миф является тем ключом, который открывает перед человеческим сознанием путь к разрешению постоянно возникающих противоречий.
В процессе исследования мифологических сюжетных линий К.Леви-Строс обратил внимание на тот факт, что многие знаковые символические персонажи выполняют роль логических посредников – медиаторов – между противоположными сущностями. Койот, пожирающий падаль, выступает в роли медиатора между травоядными и плотоядными; скальпы (урожаи собираемые во время войны) являются логическими посредниками между войнами и мирным земледелием; туман соединяет небо и землю и т.д. Герой американского эпоса Ash-boy и героиня европейской мифологии Золушка выступают как социальные медиаторы, соединяющие богатого и бедного, знатного и простолюдина. Использование идеологических посредников и принципа «золотой середины» было свойственно человеку на самых ранних этапах развития.
Человек мыслил всегда одинаково хорошо: и в первобытном состоянии, и в современном. Обилие информативно-образного и логического содержания мифологических структур, раскрывающего сложнейшие когнитивные, философские и морально-этические воззрения своего времени убеждают нас в этой истине. «Законы мысли повсюду одни и те же, и … заключение, выводимое первобытным человеком, есть разумное заключение из тех данных, которые ему известны» [Спенсер, 110] [21].
Во время экспедиции сотрудников Тартуского университета в изолированные горные районы Киргизии в 1977 году один из местных жителей на вопрос о том, живая трава или нет, ответил: «Нет. Если бы она была живая, она бы кричала, когда корова ее ест» [Тульвисте, 132]. Логичность предложенного в этом случае обоснования не вызывает сомнения, хотя и не соответствует взглядам современного человека, хорошо знакомого с теорией клеточного строения растений. Интуитивная аргументация является одним из способов обоснования и в современной логике.
Осмысление окружающей действительности на каждом этапе приводит к созданию системы традиционных представлений – аксиом общественной жизни, касающихся любого направления человеческой деятельности: работы, отдыха, развлечений, семьи, отношений с соседями, сбора урожая, охоты и т.д. Значительная часть коллективного видения мира находит отражение в пословицах и поговорках, имеющих форму бытовых сентенций, целью которых является регулирование поведения человека в природной и социальной среде: 'следует делать так и так' (Семь раз отмерь – один отрежь; Нет друга – ищи, а нашел – береги), 'не следует делать так' (Не плюй в колодец – пригодится воды напиться; Не в свои сани не садись) или 'вот как бывает (если поступаешь не так, как следует)': Любовь зла – полюбишь и козла; У семи нянек дитя без глазу. Другая часть направлена на формирование коллективных когнитивных представлений: Сердцу не прикажешь; Конец – делу венец; Лес рубят – щепки летят; Не все то золото, что блестит, и т.д.
Оформлению традиционных взглядов в виде суеверий, пословиц, представлений предшествует стадия наблюдения, в процессе которой отмечается определенная взаимосвязь между отдельными событиями в пространстве и времени: дорогу перед вами перебежала черная кошка, вслед за этим произошло несчастье; после наступившего солнечного затмения началась война. Закономерности, отмеченные на уровне коллективного сознания, приобретают мифологическое объяснение, целью которого является установление равновесия между событием-причиной и событием-следствием. Мифологическая природа обоснова­ния с применением разветвленной сети персонажей и сюжетных линий была свойственна ранним стадиям развития сознания, так как «чем меньше мы знаем о мире, тем богаче должны быть языковые средства для оформления такой аргументации» [Караулов, 252]. Вслед за объяснением противоречий или конфликтов вырабатывается система противодействий – посредников, способных, с точки зрения индивида, предотвратить нежелательное развитие событий. В приведенных выше примерах такими посредниками служат определенные ритуальные действия: при встрече с черной кошкой рекомендуется плюнуть три раза через левое плечо, в случае солнечного затмения следует принести богам обильную жертву и т.д.
Талисманы, ритуальные действия, слова-заклинания и обряды составляют систему посредников между нежелательными событиями и человеком, стремящимся их предотвратить. В случае если событие является знаковым в жизни человека, но не обладает негативным значением, в качестве посредника, обладающего символическим значением, выступает ритуальное действие, целью которого является прославление или празднование этого события. Например, наблюдение над тем, что мужчина и женщина дополняют друг друга и поэтому должны жить вместе, обосновывается мифом о том, что Бог соединил мужчину и женщину, а в жизни каждого отдельного человека традиция семейной жизни связывается со свадебным обрядом.
Наблюдение (одиночное или повторяющееся), объяснение (системная организация, суеверие, миф), решение-обобщение (практическое или теоретическое) – вот три стадии, определяющие формирование системы не только традиционных, но и научных представлений. Наблюдение над тем, как яблоко падает на землю, было сопоставлено с тем фактом, что все предметы притягиваются к земле, и, в конечном счете, привело И.Ньютона к созданию теории всемирного тяготения.
Постепенно у человека возникает потребность от наблюдения перейти к преобразованию действительности. Желание предугадывать и направлять развитие событий находит применение в создаваемых человеком игровых системах. Карточные игры, шашки, шахматы, компьютерные игры и т.д. дают возможность их участнику определять развитие событий в условиях отдельно взятой игры, проявлять свои творческие способности в рамках существующих правил. Разработанные искусственные игровые схемы взаимодействуют со сложившейся системой различных характеристик объектов игры: дама, валет, король, туз – в картах; пешка, ладья, слон, конь, ферзь, король – в шахматах; герои мультипликационных фильмов и монстры – в компьютерных играх. Если созданные в играх правила манипулирования персонажами определяют качественные их харак­терис­тики, то в произведениях художественной литературы, которые также являются попыткой преобразования действительности, характер персонажей во многом объясняет их действия. Отсутствие шаблона приводит к образованию многочисленных потенциальных направлений для развития сюжета того или иного произведения, которые отбираются и выстраиваются автором в соответствии с творческими задачами.
Таким образом, широко распространенная в общественной практике система физических и интеллектуальных посредников является необходимым и зачастую единственно возможным инструментом в процессе познания и преобразования окружающей человека действительности. Многоаспектное применение механизма посредников: от использования на бытовом уровне до когнитивной символики, отражающей сложнейшие мировоззренческие процессы человеческого сознания, – предопределяет функционирование этой системы в качестве основополагающего аппарата исследования закономерностей окружающей действительности, доступного человеку на ранних стадиях общественного развития. Как утилитарные, так и идеологические посредники являются тем следствием, которое направлено на устранение лежащей в его основе причины, тем механизмом, который по прошествии времени позволяет осмыслить, объяснить или изменить процессы, его порождающие.
В интеллектуальном плане восприятие действительности может быть условно разделено на мифологическое, апеллирующее к посредникам-символам, которые раскрывают причинно-следственную закономерность между явлениями, и поэтическое, опирающееся на ассоциативно-образную символическую связь между двумя объектами. С помощью мифологической интерпретации формируются представления о внешних структурных связях объективной реальности, ассоциативно-образные соответствия позволяют выявить внутренние категориальные значения, субъективно-семантический контекст, сопровождающий познание окружающей человека действительности.