Эльсе Роэсдаль. Мир викингов (викинги дома и за рубежом)

ОГЛАВЛЕНИЕ

ЭКСПАНСИЯ

Западноевропейский континент

Англия

Огромная, богатая Англия стала для викингов одним из самых лучших источников наживы и обогащения. Их слава в этих краях была громче, чем где бы то ни было. Они совершали здесь грабежи, вымогали дань (так называемый Данегельд) и выступали в роли наемных солдат и торговцев. Они поселялись на землях Англии, занимаясь здесь земледелием, и сыграли большую роль в основании городов. Это был единственный регион, где они завоевывали уже сложившиеся королевства и утверждались на троне, как во многих мелких королевствах в 800-е годы, так и по всей Англии после ее воссоединения. С 1018 по 1042 годы (за исключением одного пятилетия) у Англии был общий с Данией король. Глубокое внедрение в жизнь Англии на протяжении почти всей эпохи викингов имело большое значение, как для этой страны, так и для Скандинавии.
Исторический материал, в котором содержатся сведения о том времени, необычайно богат и разнообразен. Имеется много письменных источников, важнейшими из которых являются различные версии «Англосаксонской хроники». Богат и разнообразен также археологический материал, включающий находки с обширных территорий Британских островов и большое количество географических названий, имен собственных и языковых заимствований. Все это создает основу для проведения интенсивных исследований викингского присутствия в Англии во всех сферах.

Разбой, завоевание и поселения

Если не считать уже упоминавшихся набегов на Южную Англию и проводившихся здесь мероприятий по защите от набегов с моря незадолго до 800 года, а также нападения на монастырь в Линдисфарне в 793 году, то сохранилось лишь одно свидетельство присутствия викингов в Англии до 835 года. Речь идет об ограблении в 794 году монастыря Донемутан, который, возможно, находился близ устья реки Дон в Южном Йоркшире (навряд ли здесь речь идет о знаменитом монастыре Ярроу). Эти отряды, явившиеся, очевидно, из Норвегии, спустя некоторое время, должно быть, пришли к выводу, что в Шотландии и Ирландии гораздо больше возможностей для разбоя.
Но в 835 году, в период интенсификации викингских набегов на Западную Европу и на Ирландию, викинги снова устремились в Англию, и в «Англосаксонской хронике» содержится короткое сообщение: «В этом году язычники опустошили Шеппэй». Это явилось началом более чем двухсотлетней активности скандинавов в Англии, причем на сей раз главенствующую роль играли датчане. Военные эпизоды записаны в Хронике, их можно проследить год за годом. Однако имеются и другие письменные источники, в частности, «История короля Альфреда Великого Уэссекского», записанная Ассером.
Шеппэй – остров в устье Темзы, и в первые годы от набегов викингов особенно страдали Южная и Восточная Англия и, в частности, большие города Хэмвик (Саутхемптон) и Лондон. Страна в те времена была поделена на четыре королевства: Нортумбрию к северу от Хэмбера, Мерсию в Средней Англии, Восточную Англию и на юге -Уэссекс. Эти королевства впервые воссоединились в 927 году, а затем снова в 954 году. Далее идет кельтскоговорящий Уэлльс, который являлся самостоятельным государством почти на всем протяжении средних веков. Так же как и во Франции, здесь существовали процветающие города (хотя их было не так уж и много), и, кроме того, большие богатства были сосредоточены в руках знати, так что в Англии можно было грабить не только монастыри.
Вначале разбой чинился по той же схеме, что и в других местах. Сперва кратковременные набеги на острова и на различные районы побережья, которые совершались из укрепленных баз на европейском материке, из Ирландии или прямо из Скандинавии , а затем викинги стали оставаться здесь на зимовку. Первое сообщение о подобном зимнем лагере викингов относится к зиме 851 года. Лагерь находился на острове Танет у восточного побережья Кента. Спустя несколько лет викинги основали зимний лагерь на острове Шеппэй. Вскоре происходят их набеги в глубь Англии, и в 865 году отряд, стоявший лагерем на острове Танет, заключил мир с жителями Кента, которые заплатили викингам большой выкуп. Это была одна из первых многочисленных выплат англичанами «Датской подати» («Данегельд»).
Далее события стали развиваться все активнее. В 865 году в Англию явилось «большое войско язычников». Вопрос о его численности не решен, однако полагают, что в нем насчитывалось 2 или 3 тысячи человек. Они разбили зимний лагерь в Восточной Англии, получили от местных жителей лошадей, после чего был заключен мир. В следующем году войско устремилось в Нортумбрию (где происходила междоусобная борьба), и первого ноября викинги захватили столицу королевства Йорк, заключили мир с его жителями, возвели на трон послушного себе короля и здесь зазимовали. Вероятно, около этого времени был разграблен и разрушен монастырь Уайтби. При раскопках здесь были найдены металлические накладки, содранные с церковных вещей, а географические названия на этой территории свидетельствуют о том, что монастырские земельные угодья перешли во владения викингов. В 867 году войско отправилось в Мерсию и обосновалось на зимний постой в Ноттингеме, заключив с этим королевством мир. В 868 году викинги вновь оказались в Йорке и оставались там в течение года, а в 869 году они пересекли Мерсию и направились в Восточную Англию. Убив короля Эдмунда, которого впоследствии жители стали почитать как святого мученика, и захватив все королевство, викинги зазимовали в Тет-фьорде. В 870 году наступила очередь Уэссекса. Викинги направились в Ридинг и в 871 году, по утверждению «Англосаксонской хроники», обосновались именно там. Произошло девять крупных сражений, не считая мелких стычек, и во время этих сражений были убиты девять ярлов и один король, пока королевство Уэссекс не заключило мир с викингами. Это было как раз в том году, когда на Уэссекском троне воцарился король Альфред Великий.


Подобное положение, то есть постоянная смена зимних лагерей и многочисленные мирные договоры, продолжалось еще некоторое время. В 871-872 годах викинги обосновались лагерем в Лондоне, а в последующие годы в Торксее, (Мерсия), и в этот период Мерсия заключила с викингами мир. Но в 873-874 годах викинги разбили лагерь в Рептоне, изгнали короля Мерсии и посадили вместо него на трон перебежчика.
Это событие оказалось поворотным пунктом в развитии дальнейшей экспансии викингов. В 874 году войско викингов разделилось. Хевдинг Халфдан с частью войска отправился в Нортумбрию, перезимовал у реки Тайне, захватил в следующем году все королевство и стал грабить его на западе и на севере. Источники сообщают также, что монастырская община Св. Кутберта в Линдисфарне покинула остров в 875 году, чтобы найти более надежное пристанище. Монастырская община в течение нескольких лет скиталась с места на место с мощами Святого Кутберта и другими реликвиями и, по всей видимости, не подвергалась больше разбою, хотя в Нортумбрии было много викингов.
В 876 году в Хронике появилась широко известная запись: «В этом году Халфдан стал раздавать земли нортумбрийцев, и они (викинги) стали возделывать их и собирать урожай». Таким образом, викинги взяли себе землю и обосновались на ней. Сам Халфдан умер, вероятно, год спустя.
Вторая часть войска, которая в 874 году покинула Рептон в пору правления королей Гудрума, Оскетиля и Анунда, направилась в Кембридж и оставалась там в течение года. Затем войско переместилось в Уэссекс, последнее независимое королевство Англии, и король Альфред был вынужден заключить с викингами мир. В 875-876 годах зимний лагерь викингов находился в Уэйрхэме, а на следующий год в Эксетере. В конце лета 877 года викинги отправились в Мерсию «и разделили ее, и часть выделили во владение Кеолвульфу» (послушному им королю). Но на этом они не остановились. Они основали базу в Глостере, сразу после нового года вернулись обратно в Чиппенхем и захватили власть на большей части королевства Уэссекс. Король Альфред с горсткой своих сторонников бежал в болотистую местность в Ательнее. В течение весны 878 года ему удалось собрать войско, и в битве при Эдингтоне он одержал победу над викингами. При заключении мира викинга обещали покинуть Уэссекс, а их король Гудрум обещал креститься. Он, действительно, был вскоре окрещен вместе с тридцатью своими приближенными из числа знати, а король Альфред стал его крестным отцом. С ними обошлись самым дружеским образом, и они получили множество крестильных даров.
В 878-879 годах викинги зазимовали в Кирнесестере. Затем они отправились в Восточную Англию, и в Хронике говорится, что в 880 году они обосновались здесь и стали раздавать земельные угодья своим соплеменникам. Вместе с тем, одна группа викингов отплыла на континент, в Гент, и в последующие годы викингские набеги и грабежи происходили именно там.
После пятнадцати лет кочевой жизни в Англии викинги завоевали три из четырех королевств и присвоили себе землю, на которой поселились и стали ее возделывать. Гудрум, очевидно, скоро нарушил свой договор с королем Альфредом Великим, но в 886 году или чуть позднее был заключен новый договор, текст которого сохранился. В нем устанавливается граница между королевствами Альфреда и Гудрума (граница с другими викингскими королевствами осталась без изменений). Были установлены правила мирного сосуществования двух этнических групп. Граница проходила по реке Ли, от ее устья у Темзы (чуть восточнее Лондона, который Альфред отвоевал в 886 году) и шла на северо-запад до ее истока, а отсюда до Бедфорда и по реке Уз до Уотлинг Стрит, старой римской дороги между Лондоном и Честером.
Мы не имеем точных данных о том, когда именно викинги, появившиеся в Англии в 865 году, решили поселиться здесь. В первые несколько лет они вели себя традиционно: грабежи и разбой, вымогательства и быстрые перемещения. Население, обитавшее вокруг постоянно меняющихся викингских баз и зимних лагерей, несомненно, должно было кормить большое войско (и было, вероятно, в состоянии делать это довольно часто). Многочисленные «мирные договоры» предусматривали выплату дани, прокорм войска, а также обмен заложниками и подкрепление договора клятвами. Существовали и отдельные договоры, очевидно, касательно зимних постоев. Впрочем, эти соглашения уместнее было бы называть «договоренностью», а не «заключением мира».
Множество найденных кладов, относящихся к этому времени, свидетельствует о смутных временах и о перемещениях викингов по всей Англии. Одна из многих ценных вещей, попавших в руки викингов, поддается точной идентификации и относится к 800-м годам. Это великолепно украшенная рукопись Евангелия «Codex Aureus». Есть сведения, что рукопись была выкуплена у язычников в обмен на золото. Но наиболее драматические следы от завоевателей остались на месте зимнего лагеря 873-874 годов в Рептоне, где в 700-е годы были похоронены многие короли Мерсии. Крепость и языческие могилы викингов, клады монет, зарытые именно в эти годы, можно объяснить только так и не иначе.
Викинги выбрали холм у реки Трент и огородили его полукруглым защитным рвом, оба конца которого отходили от церкви Святого Уайстана, которая таким образом играла роль воротной башни. Площадь укрепленного участка составляла около 1,5 гектара. Вокруг церкви были обнаружены многочисленные викингские могилы с богатым содержимым – монетами, мечами, молотом Тора. А за пределами защитного рва, неподалеку от него, находится несколько погребальных курганов, из которых один был исследован. Он был насыпан над богатым захоронением, окруженным множеством остатков человеческих скелетов, которые первоначально были захоронены в другом месте. Курган был, к сожалению, раскопан в 1680-е годы, и с этого времени главной могилы больше нет. Согласно описаниям, относящимся к 1727 году, речь идет о богатыре, ростом в 9 футов (около 2 метров 70 сантиметров), который находился в каменном гробу. Остальные кости принадлежат не менее чем 249 индивидам, из которых 80% составляют сильные мужчины, кости которых лишь в немногих редких случаях носят следы незалеченных ран, и это говорит о том, что они явно не были убиты во время сражения. В этой могиле также были найдены монеты, и, по всей вероятности, здесь погребена часть воинов, которые умерли в предыдущие годы и во время зимовки в Рептоне, в частности, от эпидемии, а затем были перезахоронены в кургане вокруг своего умершего хевдинга. Кто был этот человек, можно лишь гадать, но захоронение находится в руинах когда-то очень величественного строения. Уровень пола чуть ниже земной поверхности, а низкий погребальный курган, покрывающий все это, имеет не круглую форму, как обычно, а почти четырехугольную.
Если истолкование этих захоронений соответствует истине, то можно предположить, что зима, отмеченная неисчислимыми бедствиями, и смерть большого хевдинга вызвали у многих желание покончить с превратностями викингской жизни и осесть на земле. Именно этот процесс и начался в Англии спустя два года. Речь, вероятно, не шла о возвращении в Скандинавию, поскольку в Дании найдено не так уж много вещей английского происхождения, относящихся к 800-м годам. Правда, в Норвегии таких вещей было обнаружено немало, но они, вероятно, происходят из Нортумбрии и их едва ли следует связывать с разбоем, чинимым викингами именно этого погибшего войска.
Вместе с тем, на континенте, в Западной Европе, викинги продолжали следовать своему традиционному стилю жизни. Но для них настали трудные времена, и в 892 году в Англию прибыло большое войско из Булони, а из района реки Луары привел свое войско хевдинг Хастинг. Викинги привезли с собой все имущество и, вероятно, готовы были осесть здесь навсегда, подобно своим удачливым собратьям. Это войско получило поддержку со стороны английских государств, где королями были викинги, но король Альфред организовал эффективную оборону и начал строительство оборонительных сооружений. Он собрал войско, которое в любой момент можно было выставить против неприятеля. Он разместил на побережье корабли, специально предназначенные для морских сражений с викингскими судами. Большое войско викингов из Дании также систематически получало энергичный отпор. Когда в 893 году викинги попытались найти прибежище в Честере, король Альфред приказал уничтожить все съестные припасы в округе, а когда викинги два года спустя укрепились у реки Ли, король Альфред отправился туда осенью и сделал все, чтобы им не достался собранный урожай. Он одерживал победы во многих сражениях, и к тому же в стране началась эпидемия, погубившая многих людей и животных. Одни устремились в Нортумбрию, другие в Восточную Англию. А лишенные денег и богатств викинги сели на корабли и отправились морем к берегам Сены.

Скандинавы в Англии

Альфред Великий умер в 899 году, но его наследники – дети и внуки – оказались столь же умелыми правителями. Викинги все еще оставались постоянной угрозой, как для властителей на европейском континенте, так и для королей в Ирландии и Англии. Постепенно Уэссекское королевство стало распространять свою власть все дальше на север, подкрепляя ее строительством укрепленных городов и крепостей. В 917– 918 годах король Эдуард (годы правления 899-924) завоевал всю территорию до реки Гумбер, а в 920 году он был официально провозглашен королем Нортумбрии. Однако это продолжалось недолго. В королевстве власть переходила из рук в руки, она оказывалась то у викингских королей, то у английских. Так продолжалось до 954 года.
В Нортумбрии и Йорке примерно до 880 года на троне находились послушные викингам короли. Затем власть перешла к королям-викингам самого разного происхождения. Начиная со второго десятилетия 900-х годов, Ирландией правили, в основном, короли датской династии. Они обосновывали легитимность своей власти тем, что происходили от легендарного Ивара, который прибыл в Дублин в 857 году, а умер в 873. Он, по всей вероятности, был братом Халфдана и великим викингским королем. Его внук Сигтрюг женился на дочери короля Эдуарда, но вскоре после этого, в 927 году, умер. Его правнук был тем самым Олавом Годфредссоном, который умер в 941 году, однажды или дважды побывав до этого королем Йорка. Он и его шотландские союзники в 937 году потерпели поражение от сына короля Эдуарда Ательстана (годы правления 924-939) в битве при Брунанбурге (место не установлено), в котором участвовали многие короли и ярлы и которая была прославлена как в английских, так и в скандинавских письменных источниках. Сам Олав отправился в Дублин, но в 939 году возвратился обратно. Наконец, одно время в Нортумбрии правил король Эрик Кровавая Секира, изгнанный из Норвегии. Он царствовал в Йорке в течение двух коротких периодов, пока в 954 году не был отвергнут нортумбрийцами и убит в Стейнморе, после чего английский король Эдуард захватил власть и стал королем страны.
О внутренней политике викингских королей известно мало, но так же, как и повсюду в английском королевстве, власть утверждалась с помощью укрепленных городов и крепостей, «бургов», как старых, так и новых. Между двумя королевствами – Восточная Англия и Нортумбрия – была территория, которую занимали так называемые «Пять Бургов», куда входили Линкольн, Ноттингем, Дерби, Лестер и Стамфорд. Они имели иную структуру. В этот период скандинавы были связаны с определенными бургами.
Термин «область датского права» («Данелаг») часто используется для всего региона, между тем, как она («область») никогда не отличалась политической целостностью. После того как власть в Англии захватили викинги, английские короли позволили скандинавским группам населения руководствоваться собственными законами, то есть теми, которые были, несомненно, созданы под влиянием датчан или других скандинавов. Сообщение о географическом разграничении районов, входящих в «Область датского права» впервые было обнародовано в документах, относящихся к 1000-м годам и более позднему времени. Местности, на которые распространялась «область датского права» и где у власти стояли викинги, имели много общего. Там же были широко распространены скандинавские географические названия. Возможно, что многие правовые акты в тех районах, которые на юге четко очерчиваются древней дорогой Уолтинг Стрит, в 1000-е и 1100-е годы воспринимались как датские, хотя на самом деле они могли иметь иное происхождение.
Викинги сыграли большую роль в развитии городов в Англии – как прямо, так и косвенно. Многие укрепления, которые король Альфред и его потомки возвели именно для борьбы с викингами, преобразовались в города, поскольку к ним перешли многие функции центра, а в некоторых крепостях они уже существовали. Так, например, церкви и королевская резиденция уже существовали в старом римском городе Уинчестере, где затем были обновлены крепостные стены и создана новая городская планировка.
Почти все «бурги» викингов также переросли в города, и их было гораздо больше, чем упоминавшаяся выше пятерка. В частности, так возникли Кембридж, Бедфорд и Нортгемптон. В большинстве из этих населенных пунктов уже существовали функции центров, то есть, в частности, там был главный церковный храм или резиденция правителя, и многие из этих поселений, возможно, стали городами лишь тогда, когда власть перешла в руки англичан. Но раскопки показали, что важные городские структуры, входившие в «область датского права», Линкольн и Йорк, возникли в период присутствия там викингов. Город Линкольн стал особенно активно развиваться незадолго до 900 года или около этого времени. Тогда же появилась новая сеть городских улиц и новые поселения внутри старых городских стен. Активизировались торговые связи со всей Англией, с Рейнской областью и даже с более отдаленными регионами. Многие названия улиц имели типично скандинавское окончание «гате» (улица), например, Флаксенгате. Этот фактор, а также некоторые детали городской планировки явно свидетельствуют о скандинавском прошлом этого региона.
Город Йорк был основан римлянами, и многочисленные каменные строения и стены превратились в руины после того, как римляне ушли из Англии в 400-х годах. Но здесь вскоре возникла королевская резиденция англосаксов, а после того, как король Нортумбрии в 600-е годы принял христианство, здесь были построены церкви. Тем не менее, римская планировка и укрепления, а также военный лагерь римлян налагают свой отпечаток на структуру города и поныне. К тому времени, когда викинги завоевали Йорк в 866 году, он уже давно был процветающим торговым центром, но развивался он за пределами римских стен, к юго-востоку, на другом берегу реки Фосс.
После завоевания викингами этого города, который они называли «Йорвик» вместо англосаксонского наименования «Эофорвик», торговое поселение вновь переместилось на мыс, к месту слияния рек Уз и Фосс. Это место было защищено отчасти реками, а отчасти старыми крепостными стенами. Они теперь были отреставрированы, а старая планировка была приспособлена к новым требованиям. Так же, как и в Линкольне, многие улицы теперь получили названия со скандинавским окончанием «гате». В особенности раскопки на улице Коппергате («улица Медников») дают представление о развитии, жизни и культуре Йорка в эпоху викингов, которые носили явно скандинавский отпечаток. По сути дела, речь идет не о чисто скандинавских, но об англо-скандинавских чертах, подобно тому, как в Дублине отмечены черты ирландско-скандинавские.
После ухода римлян район улицы Медников был заброшен, но с появлением здесь скандинавов он снова ожил. Около 935 года он был нарезан длинными, узкими и типично городскими парцеллами, разделенными плетнями. Дома были построены из дерева, оплетенного вокруг основы из столбов. Древняя улица, вероятно, находилась под современной улицей Медников, и потому ее обследовать невозможно. Средняя ширина домов была приблизительно 4 метра, а длина свыше 6, 8 метров. Граница между отдельными парцеллами сохранилась до наших дней. В обнаруженных при раскопках дворовых участках производились разного рода работы по металлу – со свинцом или железом, бронзой, серебром и золотом.
Изготовлялось множество предметов повседневного употребления, например, ножи и украшения. Были найдены отходы металла, которые образуются при чеканке монет, и свинцовые оттиски от пробных болванок. Здесь, на улице Медников, либо чеканились монеты, либо мастера делали штампы и пробные образцы, которые затем отдавались в чеканку.
Год 954, когда был побежден последний скандинавский король, не был отмечен ничем особенным. Ничто не предвещало, что этот год будет рубежом для владычества норманнов. Соотношение сил менялось прежде часто и много раз, и единство Англии уже давно стало свершившимся фактом. Йорк все еще находился под сильным скандинавским влиянием. Около 975 года на улице Медников появились новые типы домов. У них были бревенчатые стены, а в двух случаях были обнаружены еще строения, находившиеся позади домов на расстоянии нескольких метров. Находки показывают, что здесь были мастерские, а дома перед ними были жилые. (Часть их находилась за пределами раскопа.) Имелись также дома, которые функционировали как торговые лавки. Ремесленники постепенно освоили столярное дело, изготовление изделий из янтаря, а также изготовление медных сосудов, что, возможно, и дало улице название.
Раскопки улицы Медников также явно свидетельствуют о том, что здесь велась торговля, как местная, так и иноземная. Кроме товаров английского производства здесь были найдены предметы из Скандинавии, Ирландии и Шотландии и из многих мест. Византия представлена шелком, а Средний Восток (Красное море и Аденский залив) – раковинами «фарфоровой» улитки каури, которые использовались в древности у народов Азии и Африки в качестве так называемых раковинных денег и для изготовления украшений. Йорк был центром международной торговли, где, кроме собственной ремесленной продукции, продавались предметы роскоши из стран всего мира, а также, несомненно, многие товары из окрестных регионов.
Существование на этой улице было далеко не комфортным. У местных жителей встречались вши и блохи, а исследования отхожих мест показали, что почти у всех обитателей имелись глисты. Ремесленники жили жизнью, обычной для городов того времени, но, с точки зрения современного человека, их жизнь была нелегкой. Высшие классы, о которых можно прочесть в письменных источниках, в частности, Халфдан, короли Дублина, Эрик из Норвегии и последующие ярлы и их семьи и приближенные, вероятно, жили гораздо лучше. Местопребывание знати еще не было найдено при раскопках, но городские названия говорят о том, что скандинавские короли жили у восточных ворот римского форта, неподалеку от улицы Медников, а позднее обитали сразу же за пределами западной стены. Позднее резиденции правителей, вероятно, находились здесь, и именно здесь ярл Сигвард, умерший в 1055 году, повелел построить церковь Святого Олава.
Интерес, который скандинавские короли-викинги проявляли к торговле, подтверждается тем, что они чеканили монеты. Так, например, Гудрум из Восточной Англии за короткое время своего правления с 880 по 890-е годы успел наладить чеканку монет. Незадолго до 900 года монеты чеканились в районе Фемборга и в Йорке, а с первой половины 900-х годов многие монеты, особенно из Йорка, имели своеобразные изображения мечей, знамен, птиц, молота Тора и так далее.
Такой город, как Йорк, который в 1066 году предположительно насчитывал свыше 10 тысяч жителей, разумеется, испытывал потребность в доставке потребительских товаров и сырья для работы ремесленников. С другой стороны, население страны и знать были в состоянии приобретать профессионально изготовленные товары и предметы роскоши. Нам мало что известно о том, как здесь жили скандинавские пришельцы, поскольку, неизвестно, кто жил в нескольких усадьбах эпохи викингов, найденных при раскопках в Йоркшире, – скандинавы или англосаксы. Речь идет об усадьбах Уоррам, Перси, Рибблехэд и Сими Фолдз.
Однако сильное скандинавское влияние на английский язык и многие скандинавские географические названия говорят о том, что влияние прибывших сюда скандинавов было велико, и число их, вероятно, было значительным. Причиной могли быть продолжающиеся контакты со Скандинавией и с другими скандинавскими поселениями на Британских островах, а также появление новых выходцев из Скандинавии, даже тогда, когда на протяжении 865-899-х годов войска викингов были вытеснены из Англии.
Так, в английском языке имеется около 600 скандинавских заимствований, и характерно то, что обычно они относятся к словам, связанным с предметами повседневной жизни, например, нож, шкура, крыша, окно, яйцо, болеть, умирать. Сюда можно причислить ряд важных грамматических элементов, например, множественные числа. Примечательно то, что и в английских диалектах имеется немало скандинавских слов, и в частности, термины из области земледелия, например, «сеновал», «телка», «нога», но сейчас они исчезают вместе с диалектами. Сильное воздействие на местный язык было обусловлено еще и тем, что многие древнеанглийские и древнескандинавские слова были схожи друг с другом. Так что известная степень понимания между двумя языками уже была налицо заранее, хотя схожесть едва ли была так уж велика. Возможно, уже в скором времени, в районах, где действовала «область датского права», возник смешанный диалект. Кроме того, из языковой ситуации можно понять, что после 1066 года многие осевшие здесь скандинавы сами возделывали землю и разводили скот, в противоположность тем, кого называли «норманнскими грабителями». А многие скандинавские заимствования в корабельном деле, которые очень быстро привились в английском языке, были, вероятно, обусловлены техническим превосходством в этом скандинавов. Во многих районах Восточной и Северо-Западной Англии отмечается особенно большое количество скандинавских заимствований, и их распространение помогает понять, где именно находились поселения викингов. Так, около 850 географических названий имеют окончание «by» от норвежского «бю» во многих разновидностях поселений (Derby, Holtby, Sweinby, Ormesby), и имеется много окончаний, совпадающих со скандинавским словом «торп» («thorp»). В слове Тоуторп – первая часть слова связана со скандинавским мужским именем «Тове». Есть также слово «Виганторп» и множество других. Нередки также географические названия, где первая часть обозначает скандинавское имя, а вторая часть имеет английское происхождение. Например, Тоутон – имя Тове и английское окончание. В некоторых географических названиях слегка изменилось произношение, с тем чтобы приблизить его к скандинавскому языку. Так, Цессвик превратился в Кесвик, а Шиптон – в Скиптон. Бывали также переводы: «Чарчтаун» в «Чюркбю» («Церковный город»).
Вопросы наименования часто становятся предметом дискуссии, но на сегодняшний день общераспространенным является мнение о том, что наделы, усадьбы и поселения, которые хевдинги выделяли воинам своих отрядов, сохраняли прежние названия. Многое говорит за то, что основная масса географических названий, во всяком случае, тех, в которых первая часть представляет собой имя, а вторая – слово «поселение» («бю»), возникли, возможно, несколько позднее, в связи с разделом крупных земельных наделов на более мелкие. Они были отданы в собственность некоторым частным лицам и потому получили их имена. Поскольку власть находилась в руках скандинавов, и именно они принимали участие в разделе, то они и оказывали влияние на присвоение названий. Было основано также несколько новых усадеб с норвежскими названиями на окраинных землях. Их было, однако, не так много, поскольку плодородная земля была уже, как правило, роздана. В связи с тем, что скандинавские имена оказали влияние на язык и топонимику в «области датского права», то нет сомнения, что некоторые скандинавские названия могли возникнуть спустя долгое время после возникновения здесь викингских поселений. Это, в первую очередь, относится к названиям угодий и географическим названиям, которые содержат определения, связанные со скандинавской природой, а затем внедренные в английскую речь.
Географические имена говорят и о том, что скандинавские поселения на востоке преимущественно были датскими, что соответствует данным о пребывании здесь больших отрядов, хотя частично они принадлежали и норвежцам.
Примерно с 900 года появились норвежские поселения также и на северо-западе Англии, и географические названия показывают, что норвежцы и датчане поселялись именно здесь. Многие из них, вероятно, прибыли сюда через Ирландию, Шотландию, остров Мэн или Восточную Англию.
Пожалуй, одной из наиболее важных находок в Восточной Англии, относящейся эпохе викингов, является колоссальный клад серебра, весом около 40 килограммов, который был зарыт приблизительно в 905 году в Куэрдейле (Ланкашир). Это самый большой из известных нам викингских кладов. И весьма вероятно, что часть богатства была добыта в Ирландии одним из тех, кто был изгнан из Дублина в 902 году, потому что среди серебряного лома имеются крупные подковообразные фибулы и браслеты того типа, который был особенно популярен в Ирландии. Клад содержит около 7 000 монет из самых разных мест. Большинство их относятся к викингским королевствам в Англии, но есть и монеты, относящиеся к независимым королевствам Англии, а также из западноевропейских стран и Хедебю, не считая арабских монет, пришедших через Русь. Кроме этого, имеется свыше 1300 фрагментов других серебряных изделий, несколько целых вещей и серебряный лом от бывших украшений, а также серебряные слитки.
Повсюду в районах, относящихся к «области датского права», встречаются языческие могилы викингов. Они найдены в 20 или 30 местах. Это единичные захоронения, в том числе и могилы женщин из Скандинавии. Как и в других местах, здесь среди прибывших в Англию скандинавов были и женщины. Вместе с тем, общее количество найденных захоронений не столь уж велико, если учесть численность поселенцев и их религию. Но многие викинги, несомненно, довольно быстро перешли в христианскую веру, особенно в Восточной Англии, где первый викингский король Гудрум был крещен уже в 878 году. Он отметил свой переход в новую веру, повелев в 880-х годах вычеканить на монетах свое христианское имя Ательстан, данное ему при крещении, а около 895 года в Восточной Англии стали чеканить монеты с именем Святого Эдмунда, то есть в память того короля, которого сами же викинги убили в 869 году. С началом нового столетия письменные источники больше не называют викингов Юго-Восточной Англии язычниками, из чего можно сделать вывод, что к этому времени христианство уже было принято здесь официально.
В Северной Англии вырисовывается несколько более сложная картина. Годфред, который в 880 или в 881 году стал королем Йорка, был христианином и добрым другом монастырской общины Святого Кутберта. В Йорке в течение всего периода пребывания на троне королей скандинавов были архиепископы, хотя некоторые из этих королей оставались язычниками. В целом церковь в Северной Англии, вероятно, испытывала определенные трудности, поскольку на церковных кладбищах были обнаружены захоронения с множеством предметов, то есть произведенные в соответствии с языческим ритуалом. Такие погребения некоторое время были здесь обычным явлением. Не исключено, что многие церкви были заброшены, и нам точно известно, что часть монастырских подворий была покинута монахами, например, в Линдисфарне и в Уитби. У некоторых монет из Йорка, относящихся к первой половине 900-х годов, на одной стороне вычеканен молот Тора, а на другой – имя Святого Петера, и это свидетельствует об одновременном существовании обеих религий. Но к этому времени и в самих скандинавских странах начался процесс перехода в новую веру, так что многие скандинавы, находящиеся в Северной Англии, были, несомненно, окрещены еще до середины 900-х годов. Остальные очень скоро последовали их примеру.
Это явилось основой для расцвета искусства резьбы по камню и для появления здесь целого ряда наиболее заметных и интересных следов пребывания скандинавов в Англии. До их появления здесь каменная скульптура была почти исключительно связана с монастырями, но образцов ее почти не осталось. Однако новые поселенцы, особенно в Северной Англии, обнаружили большое пристрастие к созданию памятников из камня. Они, однако, стремились к новым формам и новым сюжетам в соответствии со своим вкусом и своими обычаями.
Большинство изделий из камня, относящихся преимущественно к 900-м годам, представляют собою кресты и надгробия в форме домов. Последние получили названия «hogbacks», то есть крутых горных хребтов, по изогнутым конькам крыш, которые были характерны для мирских строений того времени. В одном только Йорке имеются остатки свыше 500 крестов и надгробий. Многие из них декорированы в скандинавском или, вернее, в англо-скандинавском стиле. Здесь прослеживаются стили Борре, Йеллинг и их вариации. Некоторые сюжеты относятся к известным героическим сагам или к скандинавской мифологии. Так, например, супергерой Сигурд, убийца Фафнира, изображен на одном из крестов из Хальтона в Ланкашире. На камне из Госфорта в Кумбрии, близ Ирландского моря, можно видеть сцену, изображающую рыбалку Тора, который хочет поймать Мидгордского змея, а на одном из наиболее богато декорированных крестов, также из Госфорта, сцена, вероятно, представлена с целью противопоставления языческой мифологии и христианства. Многие изображенные на камнях сюжеты сегодня не поддаются расшифровке. Тем не менее, не приходится сомневаться в том, что речь здесь идет о христианских монументах, хотя в декоре видны языческие элементы, а некоторые сюжеты явно носят мирской характер. Это, в частности, относится к изображению коня на надгробном камне в Соккбэрне, а также изображению воина в полном вооружении, со шлемом, щитом, мечом, копьем и боевым топором в Мидлтоне, а сверху крест декорирован изображением растянутого, ленточной формы, животного в стиле Йеллинг.
Количество каменных изваяний и значительные различия в степени мастерства их изготовления говорят о том, что они были распространены среди достаточно широких слоев населения, и, возможно, также у англичан. Некоторые из прекрасных каменных надгробий были обнаружены в могильнике около собора в Йорке, относящегося к викингскому периоду. Но с другой стороны, многие изваяния, находящиеся вблизи сельских церквей, представляют собой грубые поделки, декор которых подчас выполнен по шаблону. В некоторых случаях работы осуществлены на достаточно высоком уровне, но сюжеты и орнамент нанесены на них методом просверливания в камне небольших отверстий. Этот метод известен больше в английском искусстве, и к скандинавскому искусству не относится. На многих камнях неровности и неудачные места скрыты под слоем гипса. Все каменные изваяния, вероятно, были ярко окрашены, поскольку часто обнаруживаются следы краски, так же как и на рунических камнях в Скандинавии.
В заключение следует отметить, что в Йорке было весьма высоко ценимо скальдическое искусство, во всяком случае, во времена царствования здесь короля Эрика Кровавая Секира. Согласно саге, исландец Эгиль Скаллагримссон слагал стихи в его пиршественной зале, подобно тому, как он ранее слагал стихи в пиршественной зале английского короля Ательстана, однако здесь едва ли многим было понятно его искусство. После смерти короля Эрика неизвестный скальд сочинил в память о нем величественную песнь под названием «Эйриксмаль».

Новые походы и завоевания

На протяжении большей части 900-х годов многие скандинавы удовлетворяли свою жажду серебра в Восточной Европе. А усилия северных королей по укреплению безопасности своих стран поставили заслон воинственной агрессивности многих викингов. Теперь возможность вернуться живыми и в добром здравии из викингских походов в западноевропейские земли становилась все более проблематичной. Благодаря этому, данные территории отныне в большей или меньшей степени были избавлены от нашествия викингов. Но около 970-980-х годов картина кардинально изменилась.
Изменения, происходившие на Востоке, привели к тому, что поток арабского серебра около 970 года внезапно прекратился, и это привело к далеко идущим последствиям в Скандинавии. В 978 году король Англии Эдуард был убит при загадочных обстоятельствах, и королем стал его брат Этельред, в возрасте всего десяти лет. Управление страной отмечалось внутренними противоречиями, и уже в 980 году на английской земле вновь появились викинги. В основном они устремились на южное и западное побережье Англии, их набеги происходили в 980 году и в два последующих года, хотя поначалу они не носили массового характера. «Англосаксонская хроника» повествует, что в 980 году Саутгемптон разорили викинги, прибывшие на 7 кораблях, а в 983 году викинги прибыли на трех кораблях в Портленд, и не исключено, что некоторые их отряды явились из Ирландии.
Но уже начиная с 991 года, на территории Англии стали появляться большие викингские флотилии. В этом году поход на Англию совершил Олав Трюггвессон (который в ту пору еще не был королем Норвегии). Хроника повествует, что он приплыл к берегам Юго-Восточной Англии на 93 кораблях «со своими датскими людьми». Он беспощадно грабил население, одержал победу в битве с англичанами и в сражении при Малдоне в Эссексе убил героического Биртнота. Этот герой был прославлен в знаменитой скальдической песне. Было решено, что войско («датские люди») получат откуп в 10 000 фунтов серебра за то, чтобы прекратить опустошение Англии. Это был первый случай из многочисленных выплат «данегельд» на данном этапе пребывания викингов в Англии. Начиная с этого времени и до того, как в 1016 году Кнуд Великий стал единым королем Англии и Дании, Хроника почти ежегодно повествует о неслыханных бедствиях, навлекаемых на страну викингами. Повествование пестрит сообщениями о предательствах, трусости, неумелой организации, ошибочных решениях короля Этельреда и его людей и вообще о серьезных неудачах, которые переживает английская сторона. В целом это было отражением реальности, но одновременно и попыткой оправдать задним числом гибель английского королевства. Эти разделы хроники были написаны после окончательного завоевания Англии, и записи были сделаны автором, испытывающим в полной мере горечь поражения своего народа.
В 994 году на сцене вновь появляется Олав Трюггвессон, на этот раз в союзе с датским королем Свеном Вилобородым. Их флотилия насчитывала 94 корабля. Они безуспешно пытались захватить Лондон и совершали опустошительные набеги, пока не было заключено соглашение о том, что они получат 16 000 фунтов серебра и провиант. Набеги проходили по классической схеме, и войско викингов обосновалось на зимний постой в Саутгемптоне. С Олавом было заключено особое соглашение. Он был крещен, получил от короля богатые дары, а взамен обещал больше никогда не появляться в Англии с враждебным умыслом. Хроника подчеркивает, что он сдержал свое обещание. Но ничего не говорит о том, что причиной было, вероятно, другое. Вернувшись с добычей в Норвегию, Олав стал там королем, а около 1000-го года был убит. Погиб он в сражении со своим прежним союзником Свеном Вилобородым. Вскоре после возвращения в Скандинавию Олав и Свен (а также шведский король Олоф) стали чеканить монеты, которые впервые в Скандинавии были сделаны по образцу хорошо известных и ценимых повсюду английских монет.
С 997 года активность «датского войска» снова возросла. В 1000-м году был перерыв, возможно, из-за того, что многие отправились домой, чтобы принять участие в скандинавских междоусобицах. Но Хроника сообщает, что в этом году войско викингов находилось в Нормандии и что английский король Этельред сам подверг опустошительному разграблению Северо-Западную Англию и остров Мэн, возможно, чтобы разделаться с обитавшими там норманнскими поселенцами. Год спустя викингское войско снова появилось в Англии и в 1002 году получило дань в размере 24 000 фунтов серебра. В том же году король Этельред укрепил родственную связь с правителями Нормандии женитьбой на Эмме, сестре герцога Ричарда, после чего 13 ноября приказал убить всех датчан, находившихся в Англии. Едва ли в его намерения входило убить поголовно всех людей скандинавского происхождения, чьи семьи долго проживали в стране. Но, тем не менее, погибли многие, в том числе сестра Свена Вилобородого и его зять Пал-лиг, который прежде служил в войске короля Этельреда, но в 1001 году предал его и примкнул к завоевателям.
В два последующих года король Свен подверг разграблению большие территории в Южной и Восточной Англии. Возможно, это был акт мести. В 1005 году флотилия отправилась в Данию в связи с жестоким голодом, поразившем Англию. В 1006 году викинги возвратились в Англию и год спустя получили в виде дани 36 000 фунтов серебра. А в 1009 году в страну явился могущественный датский хевдинг Торкиль Длинный, а вслед за ним и другие хевдинги с многочисленным флотом. Жители Восточного Кента сразу же выплатили им 3 000 фунтов серебра, после чего викинги отправились на остров Уайт, который, как и много раз прежде, стал их базой, откуда они совершали набеги на Южную Англию. Войско двинулось дальше, продолжая разбой и грабежи и опустошая все вокруг, и в 1011 году король Этельред и его советники снова принимают решение откупиться от викингов. Но прежде чем им удалось собрать деньги для выкупа, был разграблен Кентербери, и архиепископ оказался пленником норманнов. В ярости оттого, что он отказался заплатить за себя выкуп, викинги убили его. (Позднейшие источники утверждают, что викинги потребовали 3 000 фунтов серебра). Хроника красноречиво описывает, как викинги, упившись вином и захмелев, приказали привести архиепископа к месту своего пиршества (вероятно, это был праздничный ужин их предводителей). Они швыряли в него костями и бычьими головами, а один из пирующих ударил его по голове обухом топора «и таким образом послал в царствие Божие его светлую душу». Вскоре после Пасхи 1012 года была выплачена огромная сумма в 48 000 фунтов серебра. Войско викингов после этого распалось, но 45 кораблей под командованием Торкиля поступили на службу к королю Этельреду, и Торкиль пообещал защищать королевство.
Набеги на Англию происходили по классической схеме. Разрозненные нападения небольших отрядов, затем – появление огромного мобильного войска, зимовки, быстро растущая сумма дани от 10 000 фунтов серебра в 991 году до 48 000 в 1012 году, а затем – поступление викингов на службу к королям, чтобы воспрепятствовать набегам других викингов. Но в 1013 году Свен Вилобородый выступил с большой флотилией, намереваясь завоевать всю Англию. Его сопровождал сын Кнуд, которому еще не исполнилось и 20 лет. Некоторые из судов выглядели так, как корабли № 2 и № 5, найденные в Скульделеве. 25 лет спустя флот этот был ярко описан в литературе. Войско высадилось в Сэндвиче, в Кенте, и в течение нескольких месяцев после молниеносного нападения страна была порабощена. Затем войско захватило районы, находившиеся в пределах «области датского права», население которых проявило полную покорность и тем самым избежало грабежей. Викинги двинулись отсюда на юг, на запад и на север. Вся страна покорилась им, а король Этельред с женой Эммой и сыновьями нашли прибежище в Нормандии. Свен стал королем Англии и потребовал дани и содержания для своего войска. Того же потребовал и Торкиль Длинный, который не примкнул к королю Свену и флот которого стоял на Темзе.
3 февраля 1014 года Свен Вилобородый умер. Войско избрало королем его сына Кнуда, однако англичане вновь призвали на трон Этельреда. Было собрано английское войско, и Кнуд с его людьми были изгнаны из Англии. По пути домой, в Данию, корабли пристали к берегу в Сэндвиче и оставили здесь заложников, которых Свен получил в связи с заключением договоров, но теперь у этих людей были отрублены руки, отрезаны уши и носы. Войско Торкиля Длинного получило от Этельреда 21 000 фунтов серебра. Возможно, английский король предчувствовал, что вскоре ему могут снова понадобиться услуги Торкиля.
В Дании королем стал брат Кнуда Харальд. Он помог восстановить вернувшуюся домой флотилию, так как вовсе не был заинтересован в том, чтобы его честолюбивый брат с огромным войском оставался в королевстве. В 1015 году Кнуд вновь выступил в поход на своих кораблях.
Скальд Оттар Черный написал в честь Кнуда стихотворение «Кнудсдрапа», в котором есть такие строки:

Юный воин! Ты
Вывел в море корабли.
Никто в мире еще
Не отправляйся в воинский поход
Столь юным, как ты,
Полным отваги и дерзости.
Ты был во главе флотилии.
В гневе пристал ты к берегу,
Кнуд, с красным щитом.

На сей раз оборону Англии возглавил энергичный сын Этельреда Эдмунд, который наследовал королевский трон после смерти Этельреда в апреле 1016 года. Однако страна была ослаблена бесчисленными изменами, и в большом сражении при Ассандуне победу одержал Кнуд. «Англосаксонская хроника» говорит об этом времени: «Погибла вся английская знать». После этого Эдмунд и Кнуд заключили соглашение о разделе страны, однако еще до конца 1016 года Эдмунд умер, а Кнуд стал единодержавным королем Англии.
Войско Свена и Кнуда прославилось тем, что завоевало всю Англию, но оно было, безусловно, организовано по тому же принципу, что и другие викингские войска, действовавшие за пределами Скандинавии. Оно состояло из военных отрядов, и во главе каждого был предводитель, а король являлся главой всех предводителей. Но количество отрядов в войске Свена и Кнуда было, вероятно, достаточно велико, а сами они ясно представляли себе конечную цель похода и были, по всей видимости, выдающимися военачальниками.
Очевидно, в 1013 и в 1015 годах собрать войско для походов на Англию было делом несложным, поскольку скандинавским викингам было уже давно известно, что богатства этой страны почти неисчерпаемы и добыть их не так уж трудно. В отрядах были люди со всей Скандинавии, так же, как и в войске, совершившим поход на Англию в 911 году. Так, например, Олав Харальдссон (Святой), будущий король Норвегии, находился в войске Торкиля Длинного во время походов в 1009-1012 годах. Многие проявили отвагу в сражениях и вернулись домой с серебром, овеянные славой. Они могли бесконечно рассказывать о своих подвигах в Англии, В Швеции, где существовал обычай воздвигать памятные камни во времена походов на Англию и позднее, когда ветеранов этих походов уже не было в живых, многие викинги были увековечены в рунических надписях, как, например, Ульф из Иттергерде в Упланде. Памятная руническая надпись о нем заканчивается такими словами: «И Ульф получил в Англии плату трижды. Сперва заплатил Тосте. Затем заплатил Торкиль. Затем заплатил Кнуд». Тосте был, вероятно, шведским хевдингом. Торкиль – это знаменитый предводитель похода на Англию по прозвищу Длинный. А Кнуд – это король Кнуд Великий. Другие неплохо пожили на чужбине прежде, чем закончить там свои дни. Это, вероятно, относится и к тем, в память о ком был воздвигнут рунический камень в Валлеберга, в Сконе. Надпись на нем гласит: «Свен и Торгот воздвигли эти памятные камни в честь Манне и Свенне. Да поможет Бог их душам. Но они лежат в Лондоне». (Возможно, эти погибшие викинги находились в войске Кнуда, после того, как он стал королем Англии). А некоторым так и не удалось побывать в походах. На руническом камне в Хусбю-Лихундра в Упланде, четверо вспоминают о своем брате Свене, который «умер в Юлланде, когда он должен был отправиться в Англию». Одно лишь намерение отправиться в Англию оказалось достойным того, чтобы быть запечатленным на руническом камне.

Правление Кнуда Великого и последующий период

В первые годы своего правления королю Кнуду предстояло многое сделать. Страна была поделена на четыре «ярлства» в соответствии с прежними королевствами. Кнуд сохранил за собой Уэссекс, Торкиль Длинный получил Восточную Англию, норвежец Эрик Ярл, принадлежащий к могущественному роду трендских ярлов, получил Нортумбрию, а английский перебежчик ольдерман Идрик Стреона, который находился то на одной, то на другой стороне, получил в управление Мерсию. Но уже в 1017 году Кнуд приказал убить его и, как отмечает английский источник, «это было справедливо». Другие представители английской знати также были убиты, и среди них сын Этельреда от первого брака Эадвиг. Многие родовитые люди были изгнаны из страны. В том же году Кнуд женился на вдове Этельреда Эмме, два сына которой находились в Нормандии. Таким образом, он породнился с древним английским королевским домом. Эмма родила ему двоих детей – сына Хардекнуда и дочь Гунхильду. При этом у Кнуда была и другая жена Эльфгифу (или Альфива) из Нортгемптона, от которой у него было два сына, Харальд и Свен. Большое войско викингов продолжало находиться в Англии, но в 1018 году ситуация в стране настолько стабилизировалась, что оказалось возможным его распустить. Это произошло после того, как викинги получили в виде дани неслыханную доселе сумму в 72 000 фунтов серебра, один только Лондон выплатил им 10 500 фунтов серебра. Однако Кнуд оставил себе 40 кораблей. Это были отборные отряды – верные своему королю, прекрасно вооруженные, отважные скандинавские воины, и Кнуд, которого многие все еще считали викингским узурпатором, мог рассчитывать на них, как на опору своей власти.
В период его правления в Англии появилась новая аристократия, обязанная своим возвышением королю Кнуду. В бесконечных сражениях, происходивших после 991 года, погибли многие представители древних родов, а некоторые были казнены королем по подозрению в измене или изгнаны из страны. Кнуду пришлось вновь воссоздавать структуру королевской власти, но его приближенные не относились к числу тех, кто служил королю Этельреду. В связи с этим происходило перераспределение земельных угодий, и имели место изменения в управлении страной.
В 1018 году умер король Дании Харальд, и зимой 1019/1020 года Кнуд отбыл туда, чтобы наследовать датский престол после брата, а бразды правления в Англии он передал в руки Торкиля Длинного. Из Дании Кнуд отправляет послание к английскому народу, рассчитывая, что оно будет оглашено по всей стране. В нем он как бы отчитывается о результатах своего правления. Он напоминает, что защитил Англию от угроз со стороны датчан, подчеркивает свою роль как английского короля-христианина и говорит о своем авторитете среди английских подданных. Позднее Трокиль Длинный стал представителем Кнуда в Дании и правил страной за малолетнего Хардекнуда. В 1020-х годах Кнуд стал предъявлять свои притязания на Норвегию, и в 1028 году он отвоевал страну у Олава Святого. Вскоре после этого страной стала править его жена Эльфгифу вместе со своим сыном Свеном. В 1027 году Кнуду покорился шотландский король, и в очередном послании к английскому народу, которое Кнуд отправил во время своего путешествия в Рим в 1027 году, он именует себя королем всей Англии, Дании, а также королем норвежцев и некоторой части свеев, то есть шведов. В Риме он присутствует на коронации императора Священной Римской империи Конрада, и ему оказывают королевские почести. Он заключает договоры, выгодные для англичан и скандинавов, и договаривается о браке между сыном Конрада Хенриком, который впоследствии стал императором, и своей дочерью Гунхильдой (Кунигундой). Брак был заключен в 1036 году, но через несколько лет Гунхильда умерла.
Кнуд был, в первую очередь, английским королем. Он отправлялся в Скандинавию лишь тогда, когда возникали какие-либо проблемы, а также для того (как он сам писал в своих посланиях), чтобы воспрепятствовать новым нашествиям викингов на Англию. Он обеспечил мир в стране, в течение многих лет подвергавшейся разграблениям, и внутри королевства также не было никаких признаков волнений. Мир оплачивался содержанием его войска, но англичанам это казалось более безболезненным и дешевым выходом, чем грабежи и выплаты «дагенгельд» неприятелю, разорявшему страну.
Кнуд уважал древние английские законы и приносил богатые дары церкви. Он стал подлинно английским королем и нередко публично приносил извинения за старые грехи викингов. Во искупление за мученическую смерть короля Восточной Англии Эдмунда в 869 году, он повелел построить большую церковь в монастыре Святого Эдмунда в Бери. В 1012 году он устроил пышную церемонию перенесения тела убитого викингами архиепископа из Лондона в Кентербери. А как искупление за кровавую бойню в Ассандуне он повелел в 1016 году построить церковь на месте этого сражения. Многие церкви получили от него богатые дары, и передача одного из них, позолоченного алтарного креста церкви Нью-Минстер в Уинчестере около 1031 года, была изображена на рисунке в церковной поминальной книге. Кнуд и Эмма подолгу жили в Уинчестере, и здесь же в 1035 году после своей смерти в возрасте сорока лет Кнуд был погребен во втором по величине главном городском соборе Олд Минстер. Этому очень юному викингскому королю удалось изменить свой имидж и стать английским королем, который достойно правил страной. Описание Кнуда, сделанное гораздо позднее в произведении «Кнютлинге Сага», относящемся к середине 1200-х годов, которому хочется верить, гласит: «Кнуд был очень высокого роста и очень сильный. На вид он был очень пригожий, несмотря на то, что нос у него был тонкий, курносый и немного кривой. Он был светловолосый, с красивыми волосами и широкими плечами, но лучше всего были его глаза, красивые и с острым взглядом».
С кончиной Кнуда со стабильностью в стране было покончено, и большая «империя» сразу же распалась. Хардекнуд был в Дании, и, несмотря на отчаянное сопротивление Эммы и других, королем Англии стал сын Эльфгифу Харальд. Альфред и один из двух сыновей Эммы от Этельреда прибыли из Нормандии, но были убиты, Эмме пришлось бежать. Харальд умер в 1040 году. Хардекнуд и Эмма вернулись в Англию, где Хардекнуд потребовал колоссальную дань для 60 кораблей, которые сопровождали его. Хардекнуд умер в 1042 году. Хроника сообщает: «Он стоял с хмельным напитком в руках, но вдруг упал и забился в страшных судорогах». В другом сообщении о смерти Хардекнуда говорится: «За все время правления он не сделал ничего, достойного короля».
Все четверо детей Кнуда умерли без наследников, и поэтому королем стал второй сын Эммы от Этельреда, Эдуард, который вошел в историю под именем Эдуарда Исповедника. Эмма была женой двух королей, матерью двух королей и видела на английском троне каждого сына от обоих своих мужей. В годы правления Хардекнуда она поручила одному из монахов монастыря Св. Омера в Фландерне создать историю о Кнуде и его подвигах, чтобы передать ее двум оставшимся в живых сыновьям. Сохранился рисунок, на котором изображены эти сыновья с матерью и монахом, передающим ей свой труд. Именно в этом труде содержится яркое описание флотилий Кнуда и Свена, отплывающих из Дании на завоевание Англии. В этом труде ничего не говорится о проблемах, с которыми сталкивались Этельред и Англия. Эмма умерла в 1052 году, и так же, как Кнуд и Хардекнуд, была погребена в Уинчестерском соборе Олд Минстер.
Эдуард Исповедник женился на Эдит, дочери могущественного ярла Годвина, который был связан родственными узами с датским королевским домом и был обязан ему своим возвышением. Но с появлением на английском троне Эдуарда, который вырос в Нормандии, нормандское влияние начинает вытеснять скандинавское. В 1051 году Эдуард отменяет пошлину на содержание войска. За счет этих денег прежде содержались все скандинавские наемные солдаты с тех самых пор, как Торкиль Длинный в 1012 году перешел на службу к королю Этельреду. Теперь все они были отосланы домой.
Эдуард умер бездетным в 1066 году, и королем Англии стал брат Эдит, ярл Гарольд Годвинссон. Однако другие также имели виды на английский трон, и в сентябре король Норвегии, Харальд Суровый Правитель, выступил в поход на Англию. Подобно Свену Вилобородому, он решил начать завоевание английских земель с Северной Англии, где среди населения процент скандинавов был достаточно велик. Но в битве при Стамфорд Бридж войско его было разбито королем Гарольдом, а сам он был убит.
Спустя десять дней на берегах Южной Англии, также с целью завоевания английской земли, высадился герцог Вильгельм Нормандский, и Гарольд Годвинссон поспешил на юг. Однако в битве при Гастингсе его войско потерпело поражение, а сам он погиб, и в день Рождества 1066 года потомок нормандских викингов Вильгельм был коронован в Англии на царство. Спустя десять лет судьбоносная битва при Гастингсе и все, связанные с ней события, были изображены в нормандской версии на настенном ковре, который затем оказался в соборе Байе в Нормандии.
С воцарением Вильгельма в Англии возникло новое правление и появилась верхушка франко-нормандской знати. Это вызвало ряд волнений в стране. В 1069 году вспыхнуло большое восстание в Северной Англии. Оно было подавлено с необычайной жестокостью. На этом фоне незамеченным прошло появление больших викингских флотилий в 1069, 1070 и 1075 годах под предводительством членов датского королевского дома. В 1085 году король Дании Кнуд собрал огромный флот для завоевания той страны, где некогда царствовал его тезка и брат его прабабки. Однако Вильгельм также собрал в Англии огромную военную силу. Впрочем, флот Кнуда так и не тронулся с места. Самого его задержали беспорядки на южной границе королевства, а осенью часть флота распалась. Тех, кто повернул домой, стали ожесточенно преследовать приближенные короля Кнуда. Возникла смута, и в результате король Кнуд был убит. Это произошло в церкви английского великомученика Святого Албана в Оденсе в 1086 году. Из-за своей мечты о завоевании Англии король Кнуд стал, таким образом, первым королем-святым в Дании, однако он так и не стал викингским королем в Англии. Такова была последняя попытка скандинавов завоевать Англию.
Почти в течение ста лет расстановка сил в Англии определялась скандинавами. Свен, Кнуд и Хардекнуд были английскими королями. Многие другие скандинавы также участвовали в управлении страной, многие служили в королевских флотилиях. На этом отрезке времени реальное вторжение в Англию успеха не имело. Вместе с тем, появление новой правящей верхушки из числа норманнов наложило известный отпечаток на искусство и культуру Англии, особенно в южных ее областях, где обреталось большинство выходцев из Скандинавии.
Знаменитые скальды прославили в своих стихах Кнуда Великого, и, в частности, упоминавшийся выше исландец Оттар помимо этого сочинил также песнь в честь Олава Святого, короля Норвегии, и Олафа Шетконунга, короля Швеции. Скандинавский вкус явно прослеживается в орнаментальном искусстве и на предметах, производившихся в Англии. В период, когда в Англии и Дании были общие короли, господствующим являлся стиль Рингерике, который сам возник под влиянием английского искусства, и потому был близок вкусу англичан и не представлял особых трудностей для английских мастеров. Один из превосходных примеров этого стиля можно видеть на камне, находящемся на кладбище при главной церкви Лондона, соборе Святого Павла.
В Уинчестере и во многих других местах Южной Англии были найдены предметы, орнаментированные в стиле Рингерике. Этот стиль был очень распространен, и в некоторых случаях его можно видеть в оформлении церковных книг. Стиль Урнес, который к середине 1000-х годов сменил в Скандинавии стиль Рингерике, также представлен в Англии. Его, в частности, можно наблюдать в каменной резьбе храмов, таких, как Йевингтонский собор в Эссексе, Саузвелл Минстер в Ноттингемшире и собор Норвич в Восточной Англии. Прослеживается этот стиль также на различных металлических изделиях и, в частности, на епископском посохе из Дюрхэма. Пристрастие к викингским стилям сохранялось до 1100-х годов, но стили Рингерике и Урнес так и не стали преобладать в английском искусстве или оказывать на него влияние, как это происходило с более древними скандинавскими стилями за сто лет до этого в Северной Англии.
Для Скандинавии этот период в истории Англии имел колоссальное значение. Все события были более тесно связаны со Скандинавией, чем викингские походы 800-х годов, и в них участвовали выходцы из всех скандинавских стран. Те, кто выжил в сражениях, получили свою долю от огромных сумм серебра, выплачивавшихся англичанами в качестве «данегельд» и «воинских пошлин» до 1051 года, а также от грабежей, имевших место в 991 – 1016-е годы, хотя львиную долю, само собою, получили предводители викингов. Были выплачены миллионы монет. Сегодня обнаружена лишь часть этих богатств, но и она производит впечатление. Свыше 40 000 английских монет было найдено в Скандинавии, и число находок постоянно растет. Около 3 300 было найдено в Норвегии, 5 300 – в Дании и 34 000 – в Швеции, но соотношение их численности наверняка обусловлено экономическими системами в разных районах, а вовсе не числом участников походов в Англию из этих стран и не размерами их доходов. Нет ничего удивительного в том, что английские монеты еще долгое время после 995 года служили образцом при чеканке скандинавских монет.
Помимо монет в Скандинавии были найдены и многие другие предметы английского происхождения. Впрочем, не исключено, что кое-какие из этих вещей могли оказаться здесь в результате торговых связей. Так, один из английских письменных источников, относящихся к 1000 году, указывает, что Йорк был богатым городом, поскольку большие богатства привозились сюда купцами, которые прибывали отовсюду и, в особенности, из Дании.
Влияние английской церкви было значительным, особенно в Норвегии и Дании. Английские духовные лица занимали церковные должности в этих странах. Популярностью пользовались английские святые, и в скандинавском языке имеются многочисленные заимствования английских церковных терминов. Английское влияние прослеживается в древней норвежской каменной архитектуре, несомненно, привнесенное представителями высших классов, которые полжизни провели в Англии. Во времена правления Кнуда Великого Англия, Норвегия и Дания во многих отношениях представляли собой единый культурный регион, и те, кто задавал тон в культуре, ездили из страны в страну в сопровождении большой свиты. События, связанные с Англией, более, чем когда бы то ни было, способствовали вовлечению Скандинавии в международный исторический процесс.