Гиро П. Частная и общественная жизнь римлян

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава XII. Римский строй в эпоху империи

14. Подавление мятежа в Риме

В то время (в 355 г. по Р. X.) в Риме префектом был Леонтий, обладавший многими качествами почтенного судьи: он был всем доступен, в высшей степени справедлив при разборе дел, и в сущности снисходителен, хотя и казался иногда чересчур суровым в своем стремлении поддержать авторитет власти. Против него то и поднялось возмущение, поводом к которому послужило самое обыденное и пустое обстоятельство. Леонтий приказал арестовать возницу Филорома; народ вступился в это дело и взбунтовался, рассчитывая застращать префекта. Но последний остался тверд и непоколебим; он приказал своим прислужникам арестовать нескольких бунтовщиков, наказать их палочными ударами и отправить в ссылку: и при этом никто не осмелился выразить свой протест ни словом, ни делом. Несколько дней спустя народ, привычный к мятежу, собрался на сходку в окрестностях Септизониума [1], под предлогом недостатка вина... Префект смело отправился туда. Вся его свита, и гражданские чиновники, и военные, умоляли его не ходить к дерзкой и враждебно настроенной толпе, которая еще не забыла недавнего своего недоразумения с префектом. Но Леонтий не поддался страху и прямо отправился на сходку, не обратив внимания на то, что некоторые из свиты не пошли за ним, вследствие того, что он так опрометчиво подвергал себя опасности. Сидя на колеснице, он в высшей степени спокойно и строго глядел прямо в лицо бунтарям; он также хладнокровно выслушивал и брань, направленную против него. Потом, заметив в толпе какого-то человека, высокого роста, атлетического телосложения, с рыжими волосами, Леонтий спросил

__________

[1] Здание на Палатине — Ред.

441

его, не он ли Петр Вальвомер. Тот нахальным тоном дает утвердительный ответ. Так как он давно уже был известен префекту как зачинщик всяких возмущений, то Леонтий велит повесить его со связанными на спине руками, несмотря на протест толпы. Арестованный начинает звать на помощь своих товарищей, но толпа, видя как исполняется приказание, разбегается в разные стороны по городским улицам, и таким образом опаснейший руководитель толпы поплатился своими боками без всякого протеста с какой бы то ни было стороны, точно все дело происходило при закрытых дверях.

(Аммиан Марцеллин, XV, 7).