Монархи Европы. Судьбы династий

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВЕЛИКОБРИТАНИЯ. ВИНДЗОРСКАЯ ДИНАСТИЯ

Британская монархия - старейшая из сохранившихся в мире. В разгар английской буржуазной революции 30 января 1649 г. был казнен король Карл I Стюарт. За этим актом не последовало длительное республиканское правление. В 1660 г. парламент реставрирует монархию в лице Карла II - человека, чьи помыслы сводились к бесконечным удовольствиям, связанным с такими же тратами.
Последние годы своего царствования Карл II правит без парламента. Его опора - армия и французские субсидии. Не сбылись надежды на перемены к лучшему и после смерти Карла и восшествия на престол его брата Иакова II. Новый монарх поворачивает еще заметнее в сторону Бурбонов и католиков, безжалостно расправляется с попытками восстаний.
Результат - временное сплочение окончательно сформировавшихся к тому времени соперничавших партий вигов и тори. В 1688 г. в Англии совершается бескровный переворот, "Славная революция". На английский престол приглашается голландский статхаудер Вильгельм Ор анский. Иаков бежит к своему покровителю в Париж, где он, а затем его сын еще вынашивают замыслы возвращения короны, в том числе и посредством внутренних заговоров своих сторонников в Англии.
Формально династия Стюартов продолжалась: Вильгельм III был зятем Иакова И. Именно при нем - фактически иностранце - Англия обретает права, свободы, образовавшие юридический фундамент того, чем является и нынешнее Соединенное Королевство. Завершается главная задача буржуазной революции. В знаменитом "Билле о правах" зафиксированы на столетия вперед прерогативы парламента и ограничения-монархии. Ей возбраняется приостанавливать действие законов, вводить налоги без санкции парламента, так же как и держать в мирное время постоянную армию. Провозглашена свобода слова (сперва, правда, только в парламенте). Разрешены петиции населения к депутатам. Еще раньше, в 1679 г., был принят так называемый "Хабеа с корпус акт" о неприкосновенности личности от непроизвольного ареста и задержания под следствием.
Конституционная монархия складывается не безболезненно. В последующие десятилетия между парламентом и короной, между ней и правительством происходят баталии за право верховенства. В ходе этой борьбы позиции силы, основанной и на уважении права, все чаще - у сторонников неписаного конституционного порядка.

ГАННОВЕРСКАЯ ДИНАСТИЯ

Престол в качестве приданого

Для дальнейших судеб монархии решающее значение имел принятый парламентом в 1701 г. "Акт о престолонаследии". Его предыстория такова. У Вильгельма III не было детей, а Анна, младшая дочь Иакова II, потеряла последнего из детей еще до кончины здравствовавше го монарха. Кому предстояло занять престол? За Ла-Маншем маячила фигура Иакова. За него стояла часть тори, но против почти единодушно были вита с их преобладанием в нижней палате. Акт требовал, чтобы престолонаследник был протестантом и предусматривал переход короны после кончины Анны к Софии Ганноверской. Вот что писал впоследствии в своем эссе об английских королях-ганноверцах Уильям Теккерей: "Династией ганноверских монархов на нашем престоле мы, британцы, обязаны удачному браку, заключенному первым ганноверским курфюрстом Эрнстом Августом. Спустя девять лет после того, как Карл Стюарт лишился головы, его племянница София, из многочисленного потомства другого свергнутого монарха - злосчастного курфюрста Пфальцского, стала супругой Эрнста Августа и принесла ему по бедности в приданое наследственное право на все три британские короны"*.
Однако ни он, ни его супруга хозяевами Сент-Джеймского дворца (после пожара 1698 г., уничтожившего резиденцию на Уайтхолле, в него переместилось королевское семейство) не стали. Эрнст Август умер в 1698 г., София не дожила двух месяцев до кончины королевы Анны (1714). Трон занял их 54-летний сын Георг Людвиг (1660-1727), ставший Георгом I. Он не отягощал себя умственными занятиями, а вел жизнь, типичную для ганноверского семейства.
Молодой Георг участвовал в войнах Вильгельма III против Франции, тянувшихся с конца XVII в. Политика, как таковая, да еще в стране, где он ни разу до 1713 г. не был, никогда его не интересовала. Его больше волновали любовницы. На эту сторону его натуры не повлияла женитьба на Софии Доротее. Впрочем, она после замужества сблизилась с красавчиком авантюристом графом Филиппом фон Кёнитсмарком. Связи Георга не считались скандальными. Это было в порядке вещей. Но его супруга попыталась спастись бегством из Ганновера с возлюбленным. В 1694 г. граф был убит наемниками, а София Доротея заключена в крепость, где умерла в одиночестве в 1726 г. Двое ее детей были удачливее. Сыну было суждено продолжить династию, а дочь родила будущего короля Фридриха Великого.

*Теккерей У. М. Собр. соч.: В 12 т. М., 1979. Т. 11. С. 517.

Наиболее известными любовницами Георга были Эренгарда Шуленберг и баронесса фон Кильмансэгг. Вместе с Георгом обе очутились на английской земле. Ловкая, жадная до денег Эренгарда оттеснила соперницу, ставшую графиней Дарлингтон, и в качестве герцогини Кендал занялась продажей государственных должностей.
Монарх не только не интересовался политикой, но и не знал английского языка. У. Теккерей считал эти черты даже положительными для Англии: "Немец-протестант на троне оказался дешевле, добрее и лучше, чем католик Стюарт, чье место он занял, и был предан Англ ии хотя бы настолько, чтобы предоставить ее самой себе"*.
Лондону Георг предпочитал Ганновер, где можно было предаваться удовольствиям вдали от тревог, коими изобиловала жизнь в Англии. Вскоре после его воцарения на севере страны подняли восстание сторонники Иакова. Такие выступления происходили и в дальнейшем, но шансов на успех было немного. Вити прочно сидели в седле, а премьер-министр Роберт Уолпол более двадцати лет фактически правил Англией. Старевшему Георгу не нужно было отвлекаться на воинские подвиги. Период до начала 40-х годов был в основном мирный.
Личная жизнь была бы вполне благополучной, если бы не нелады с сыном. Младший Георг не мог питать симпатий к отцу - виновнику бессрочного изгнания своей матери. В 1717 г. произошел открытый разрыв: тридцатилетний отпрыск короля со своей супругой Каролиной Ансбахской были выдворены из Сент-Джеймского дворца.
Ганноверец остался верен своей земле до конца. Смерть застигла его в карете ночью 11 июня 1727 г., когда он находился на пути в родной Ганновер.

* Тетерей У. М. Собр. соч. Т. 11. С. 519.

Сынок в батюшку

Георг II (1683-1760) вступил на престол в возрасте 44 лет. У него было несколько преимуществ перед отцом. Рядом с ним в течение десяти лет правления до ее кончины находилась горячо любившая его супруга - надежная советчица в государственных делах. Он не ст алкивался с языковым барьером: знал и немецкий и английский. В остальном сынок был в батюшку. Судьбы ганноверского курфюршества волновали его больше, чем английского королевства.
Посредственного интеллекта, мелочный, что заставляло его собственноручно пересчитывать наличные средства, он унаследовал чувственность родителя и не видел ничего зазорного в том, чтобы подробно рассказывать супруге о своих интимных связях "на стороне". Каролина терпимо относилась к этим амурным делишкам. Столь же стоически выдерживала она и другие дурные черты супруга. Он не только не брал в руки книгу, но не выносил, когда кто-либо читал в его присутствии. Каролине - любительнице чтения - приходилось уединяться, чтобы ее не заставали за этим занятием.
У. Теккерей - не единственный из летописцев Ганноверской династии, выражавший удивление по поводу поведения королевы Каролины Ансбахской. Она, писал Теккерей, любила мужа и всем ради него жертвовала, "славилась красотой, умом, ученостью и добрым нравом". "Какими чарами обладал этот низенький человек? Что за волшебство было в тех удивительных письмах длиною в тридцать страниц, которые он писал жене, когда бывал в отлучке, и любовницам в Ганновер, когда находился в Лондоне с женой?"*.
Имелись у Георга II и некоторые положительные стороны, прежде всего бесстрашие. Легко бросался в сражение, не думая о риске. Кроме того, отдавая отчет в ограниченности своих умственных возможностей, прислушивался к советам тех, кто был выше его в этом отношении.
При Георге II был достигнут зенит могущества вигов и начался их закат, режиссировавшийся эрудированным торийским политиком и публицистом Болингброком. Король наблюдал ослабление своих фаворитов с тревогой. От тори он ждал только неприятностей.
Не все было ладно у него с наследным принцем Фредериком Льюисом. Между ними росла неприязнь. Разрыв произошел в 1737 г. Дело в том, что находившуюся в Хэмптон-Корте супругу Фредерика Льюиса Августу Саксен-Готскую в связи с появлением у нее первого ребенка король заботливо опекал. Вместо благодарности назло отцу Фредерик Льюис распорядился о немедленном возвращении супруги в Сент-Джеймский дворец. Разгневанный Георг II приказал удалить принца от своего двора. Тогда Фредерик Льюис с помощью торийских деятелей принялся интриговать против короля.
С кончиной Каролины в 1737 г. Георг II лишился верной опоры, в то время как относительно мирный период для Англии подходил к концу и надо было решать непростые вопросы внешней и внутренней политики. Торговая буржуазия была все менее склонна довольствоваться затишьем на арене колониальной экспансии. В рядах депутатов-вигов складывалась оппозиция с облеченными в патриотическую ритерику призывами к действиям против испанских судов, мешавших торговле метрополии с американскими колониями.

*Теккерей У. М. Собр. соч. Т. 11. С. 542, 545.

Восходило новое светило вигов - оратор и мастер закулисных комбинаций Уильям Питт Старший. Его пламенно-воинственные речи, возбуждавшие публику, предшествовали объявлению в 1737 г. Англией войны Испании, за чем последовало и возобновление наступательной политики против Франции, приведшей Англию к участию в войне за австрийское наследство (1740-1748).
Георг II - неколебимо на стороне императрицы Марии Терезии, устраивает ей субсидии в 300 млн ф. ст. - шаг столь же непопулярный, как и ведение военных действий на немецкой земле, причем не за английские интересы, а ради защиты Ганновера. Все это влечет за собой большие расходы и увеличение национального долга. Если на поле боя Георг впереди, то в финансовых делах - безнадежно последний.
У власти - более или менее послушные министры. Правда, ненадолго. В лице Питтов - сперва старшего, а потом младшего - формируется (зала, способная противостоять нажиму королевского двора. У. Питт Старшой еще неоперившимся политиком был в числе громких критиков Георга за предпочтение, оказанное им интересам Ганновера. Король этого не забывал, но был бессилен помешать продвижению Питта. В 1756 г. тот занимает пост государственного секретаря. Питт был далек от каких-либо антимонархистских настроений. Он - в пользу сильной популярной монархии, какую проповедовал Болингброк с его идеей "короля-патриота". Себя он видел посредником между монархией и нацией.
В такие рамки Георг II не очень укладывался, и, когда он умирает в 1760 г., нация не очень сожалеет. По оценке энциклопедии "Британника", Георг II способствовал дальнейшему падению роли престола*. Правда, как замечает таже энциклопедия, уния Ганновера и Англии в период правления этого короля имела и свои плюсы. Родившийся в Ганновере Гендель писал в Англии свои музыкальные шедевры - такие, как "Иуда Маккавейский" В середине 40-х гг. они служили патриотическому делу, способствуя подъему борьбы против козней Стюартов. Благодаря тому же монарху был основан Геттингенский университет.
Главным, конечно, для господствующего класса было то, что Георг II всячески содействовал росту имперских владений Англии. В последние годы его правления страна участвовала в Семилетней войне, завершившейся Парижским миром 1763 г.: британскими владениями стали Канада и другие территории в Северной Америке. Ореол этих триумфов воссиял не над Георгом II, а над Уильямом Питтом.

Печальный конец

Нелепый случай - смертельная травма в 1751 г. на теннисном корте сына Георга II Фредерика Льюиса сделала наследником внука короля - Георга Уильяма Фредерика. Тогда ему шел 13-й год. Он успел полной чашей испить горечь частых размолвок между отцом и дедом, и это не способствовало улучшению его от природы угрюмого, злопамятного характера. Он признавался, что "запоминает то, чего не желает прощать"**.
Втершийся в доверие к Георгу II шотландец-политикан Бьют делает ставку на внука, настраивая его против короля - и не просто из любви к интриганству. Со второй половины XVIII в. торгово-финансовые круги все более конфликтуют с землевладельческой олигархией, без энтузиазма относившейся к войнам ради расширения колониальных территорий. Это обременяло казну, хотя и приносило солидные барыши определенным слоям.

*Encyclopaedia Britannica. L., 1955. Vol. 10. P.
**Ibidem.

В партии вигов возникают противоборствующие группировки, и этим пользуется по вступлении на престол новый король Георг III (1738-1820). Его враждебность к Битам была окрашена безрадостными воспоминаниями детства, ассоциировалась с их близостью к прежнему монарху. После кончины Георга II он оттолкнул от себя явившегося к нему с соболезнованиями и поздравлениями Питта. Ни с кем, кроме Бьюта, он не советуется, как было принято, при составлении своей коронационной речи.
Молодой король добился ухода Питта, смещает других видных деятелей вигов, причем не стесняется прибегать к подкупу политиков, насаждению в парламенте своих осведомителей. Появляется нечто вроде новой партии - "друзья короля". С их помощью проводится чистка в рядах вигов для укрепления королевской власти.
В первом обращении к нации Георг III отзывается о себе как об истинном британце и обещает отстаивать жизненные интересы страны. Намек на двух своих предшественников, поступавших иначе***. Впрочем, термин "британец" не всем пришелся по душе. В XVIII в. англичане относились еще с большим подозрением к шотландцам, а те платили той же монетой. Близость Бьюта к Георгу III вызывала прежде всего по этой причине сильное недовольство. В конце концов Георг уволил Бьюта за "мягкотелость".

**Lloyd А. The Wickedest Age. The Life and Times of George In. Newton Abbot, 1971. P. 70. В

Тяготея к методу "сильной руки", монарх не останавливался на полдороге. При нем было принято немало законов, шедших фактически вразрез с "Биллем о правах" и "Хабеас корпус". Острая борьба развернулась вокруг права прессы освещать деятельность парламента. Журналистам туда доступ был закрыт. Делец-радикал из Сити Джон Уилкс возглавил борьбу за открытие парламента для прессы. Он выступает с резкими памфлетами против монарха и добивается своего по вопросу о парламенте, несмотря на отчаянные усилия короля и его свиты расправиться с "ненавистным писакой".
Восстание американских колоний испортило немало крови монарху и следовавшим его указке политикам, прежде всего премьеру Норту. 11 сентября 1774 г. король писал Норту: "Жребий брошен, колонии должны либо подчи ниться, либо взять верх"*. С расширением военных действий в этих заокеанских владениях Георг жаловался премьеру на отказ русской императрицы Екатерины II направить против восставших колонистов контингент ее войск. О том, как он жаждал победы, говорит такой эпизод. Однажды летом 1777 г. он вбежа л утром в спальню супруги с криком: "Я побил их! Побил американцев!"** Но радость была преждевременной. Уже после признания независимости бывших колоний Георг III сделал прибывшему в Лондон первому послу США знаменательное признание. "Я, - сказал он, - был последним в согласии на отделение колоний, но буду первым в выражении дружбы к США как независимому государству'' ***.

*The Letters of king George III. L., 1968. P. 105.
** Lloyd A. Op. cit. P. 245.

Норт тем временем ушел в отставку, чтобы вскоре снова появиться на сцене уже в качестве оппонента Георга и партнера Чарлза Факса, одного из лидеров Битов, которого еще недавно поливал грязью. Образовав альянс, они вошли в правительство, с возмущением отвергнутое Георгом. Развернулись жаркие баталии. Дело дошло до того, что король пошел на грубый антиконституционный акт, сформировав правительство, не принятое нижней палатой, но санкционированное произвольно верхней.
Усмирить оппозицию угрозой своего отречения Георгу не удалось. Кризис стал важным рубежом для монархии. Памятуя о 1783 годе, последующие правители уже не решались ломать ограничивавшие их конституционные рамки.
Французская революция и последовавшая война Англии против Наполеона, вызвав осложнение внутриполитической обстановки на Британских островах в связи с радикализацией части английского общества, способствовала усилению психического недуга у Георга III, первы е симптомы которого появились в 60-х гг. Он весьма болезненно реагировал на то, что считал посягательствами на свои прерогативы. В 1789 г. Георг III слег с тяжелым психическим приступом, и его старший сын-наследник предвкушал, как усядется на место отца. Н о король выздоровел. Очень помогала ему супруга София Шарлотта Мекленбургская. Удивительно, как быстро Георг принял решение о женитьбе на ней, даже не видя девушки. Как-то он получил от нее письмо с выражением, в частности, чувств ужаса по поводу частых войн на европейской земле. Между знатными родами переписка была делом обычным. Письмо произвело столь глубокое впечатление на Георга, что он сразу предложил Шарлотте свою руку - и быстро получил согласие. Несмотря на непритязательную внешность, она своими качествами компенсировала многие далеко не привлекательные черты супруга, родила ему 15 детей, из коих выжила дюжина. Чета вела строгий образ жизни, ложилась рано спать и обычно натощак, вызывая недовольство дворцовой челяди. Распространенная карточная игра при этом Георге была во дворце запрещена. Отличаясь домоседством, он впервые выехал на не очень далекое расстояние от Лондона лишь в 1778 г., отправившись на лечение на воды в Челтенем. Король увлекался садоводством и огородничеством. Отсюда его прозвище Георг-фермер. Как-то, остановив своего конюшенного, король спросил, сколько он получает. "Только еду и одежду", - ответил тот. "Будь доволен, - заметил ему король, - у меня не больше"*.

***Enci1. Brit. Vol. 10. P. 188.

До приступа 1789 г. монарх не пользовался популярностью среди своих подданных. Иногда для склонения стрелки чувств народа нужно немногое. Им и стал недуг Георга. Впрочем, талантливые живописцы, музыканты, поэты не могли жаловаться и прежде на монарха. Он и супруга всячески им покровительствовали, особенно живописцам-портретистам, оставившим немало картин семейства Георга и его самого. В активе этого короля - основание Британского музея.
После ряда приступов психического расстройства Георг окончательно потерял рассудок в конце 1810 г. и к тому же ослеп. Он находился в изоляции до кончины в 1820 г. Непоправимым ударом для него стала смерть любимой дочери Амалии.

* Lloyd А. Ор cit. Р. 138.

Тайна, увидевшая свет спустя столетие

Георг III позаботился о хорошем образовании своих детей, в том числе и наследника Георга (1762-1830). Мальчик легко выучил французский, немецкий, итальянский, прекрасно играл на виолончели, обладал красивым голосом и сам был очень недурен собой. Словом, из него должен был вырасти человек незаурядных качеств. Епископ Ричард Хорд, занимавшийся с юным Георгом, предрекал ему будущее "либо самого безукоризненного джентльмена в Европе, либо законченного негодяя - или то и другое вместе"**.
Сбылось второе. Британская энциклопедия резюмировала: "Георг IV был плохим королем". Еще раз подтвердилось: природные способности хороши, когда сочетаются с честностью, порядочностью.
Присутствуя на шекспировском спектакле "Зимняя сказка" в Друри-Лейн, принц не спускал взора с актрисы Мэри Робинсон в роли Перлиты. Возлюбленным Пердиты в пьесе является сын короля Богемии - Флоризель. Вскоре, когда публика узнала о связи принца с актрисой, он был окрещен этим именем, правда, вначале без скандальной шумихи.
Когда вошедший во вкус ловелас завел новую связь, актриса - не будь простушкой - пригрозила публикацией его писем. Королю пришлось раскошелиться на пять тысяч фунтов, чтобы письма оказались у него. Это - в дополнение к пяти сотням фунтов ежегодного "отступного" бывшей любовнице.
В английской литературе упоминается о 18 особах, с которыми принц поддерживал более или менее длительную связь. Теккерей писал о демонах удовольствия, увлекавших этого человека за собой: "Праздность, и сластолюбие, и тщеславие, и пьянство, дружно бряцая веселыми кимвалами, толкали и манили его" *.

**Encl. Brit. Vol. 10. P. 188.

В 1784 г., когда ему пошел 21 год, его резиденцией неподалеку от Букингемского дворца, куда в 1762 г. въехал с семейством Георг III, стал Карлтон-Хауз. Отделка особняка обошлась в крупную сумму. К ней депутаты парламента, скрепя сердце, прибавили несколько десятков тысяч, вотированных в уплату долга принца. Отпущенных по цивильному листу 50 тыс. фунтов на расходы не хватало.
Умеряющее воздействие на него оказала обаятельная вдовушка Мэри Энн Фицгерберт, самая сильная его страсть. Она рано вышла замуж, потеряла супруга, когда ей было 25 лет. Унаследовала неплохое состояние. Пользовалась прекрасной репутацией в светских кругах. Определенным минусом считалось лишь ее католическое вероисповедание.
Оно-то и явилось серьезнейшим источником выпавших на долю Георга и Мэри Энн коллизий с королевским семейством, с верхами общества. Принц был исполнен решимости связать себя с Мэри Энн на всю жизнь. Спустя полтора века такую же непоколебимость проявил Эдуард VIII в отношении своей возлюбленной. Георг тоже был готов пожертвовать всем ради любимой женщины. Тайное бракосочетание состоялось в декабре 1785 г. Георг отдавал отчет в последствиях. Католичка не могла по Акту 1701 г. быть королевой. Знал он и то, что его отец никогда не согласился бы на этот брак.

*Теккерей У. М. Собр. соч. Т. 11. С. 597.

Поэтому оформленные при бракосочетании бумаги единственным присутствовавшим священником хранились в тайне. Более столетия такжело и обстояло. Но в 1905 г. по распоряжению специальной комиссии бумаги, хранившиеся в сейфе банка "Куттс", были оглашены. Среди них имелось завещание Георга в пользу Мэри Энн Фицгерберт. В нем она подчеркнуто называлась: "моя жена". Ее медальон Георг просил положить в усыпальницу вместе со своим прахом.
Из Карлтон-Хауза пришлось переехать в Брайтон, где поселились супруги. Тем временем шли пересуды о их подлинном статусе. В парламенте одни утверждали, что брак имел место, другие - отрицали. Двусмысленность положения тяготила Мэри Энн, она хотела порвать с Георгом. Лишь его мольбы заставили ее изменить решение.
В 1794 г. он сам бесцеремонно расстался с ней из-за нового увлечения - леди Джерси. Кроме того, над ним висел очередной долг, погасить который можно было лишь женитьбой на знатной особе. Выбор пал на принцессу Каролину, дочь герцога Браушавейг-Вольфенбюттельского. Свадьбу сыграли в 1795 г. Известно описание такой сцены: принц явился в собор, еле держась на ногах; заплетающимся языком он произнес обет верности...*
Вскоре у Каролины родилась дочь Шарлотта, а затем - в январе 1796 г. Георг с ней расстается. Разные версии циркулировали о причинах, в том числе и о супружеской неверности Каролины, ее психическом нездоровье. Так или иначе, не муж, а она выглядела в глазах публики потерпевшей, а потому на ее стороне были и симпатии.
Стройный юноша превратился в располневшего мужчину с сизыми дряблыми щеками, хотя пыла у него не убавилось. Незадолго до окончательного помешательства короля и назначения Георга принцем-регентом у Мэри Энн Фицгерберт появилась самая серьезная соперница - леди Хертфорд. Теперь это был уже окончательный разрыв. Миссис Фицгерберт снова поселяется в Брайтоне с 6 тыс. фунтов пособия в год. В связи со своей коронацией Георг IV предлагает Мари Энн графский титул - и получает отказ.
А Каролина? Для нее было бы лучше, если бы свет и сам Георг о ней забыли. Италия стала ее убежищем, но спокойной жизни не было. В 1806 г. распространились слухи о появлении у Каролины незаконнорожденного ребенка. Версия не подтвердилась, но это не останавливает Георга от того, чтобы запретить бывшей супруге видеться с дочерью чаще двух раз в месяц. Каролина в письме Георгу просит о снисхождении и, не получая ответа, публикует письмо в "Морнинг кроцикл", завоевывая еще большие симпатии публики*.

*Encl. Brit. Vol. 10. P. 613.

Новоиспеченный король распоряжается о запрете упоминать ее имя в церковных проповедях. Он готов выложить немалую сумму за отказ Каролины от королевского титула, но тщетно. Во время коронации Георга она пытается пробиться в Вестминстерское аббатство. Ее силой не допускают туда. Вскоре она умирает. Еще раньше при рождении ребенка скончалась Шарлотта, сочетавшаяся с принцем Леопольдом Саксен-Кобургским. Но о нем читатель уже знает.
Во всем рассказанном нет политики. А разгульная жизнь Георга протекала на фоне эпохальных событий в Европе. Они, как видно, не очень его трогали. Неудивительно, что подданные не скрывали своих антипатий к нему. В 1817 г. он чуть было не погиб на пути в парламент, когда в его карету полетели булыжники.
Победа над Наполеоном не принесла Англии прочного внутреннего мира. В движении за всеобщее избирательное право объединились разные слои населения. Выросло число преступлений против собственности. В 1819 г. в Манчестере произошла "резня при Питерлоо" - изби ение кавалерией участников митинга.
Александр I переписывался с принцем-регентом по вопросам европейского устройства после разгрома Наполеона. Корреспонденция продолжалась и при Николае I. В депеше из Лондона русского посла князя X. А. Ливена от 23 января 1826 г. сообщалось о восхищении Геор га IV быстрым подавлением восстания декабристов**. Весьма активную роль при английском дворе играла жена посла княгиня Дарья, урожденная Бенкендорф, выступая советчицей короля против Дж. Капниига и других министров, предостерегавших Георга от вмешательства в сферы, явлйвшиеся прерогативой правительства.

*Aspinall A. Politics and the Press (1780-1850). L., 1949. P. 307.
**См.: Внешняя политика-России XIX и начала XX века. Док. Российского мин-ва иностр. дел. Серия II. Т. VI(XIV). М., 1985. С. 812.

В марте 1829 г. Георг, пригласив в Виндзор министров, в течение шести часов читал им лекцию о необходимости защиты протестантской веры. Речь оратора сопровождалась слезами, угрозами отречения, если к королю не прислушаются и будет принят билль об "эмансипа ции католиков". Как все гда в таких случаях, монарх угощался коньяком и угощал гостей. Налицо были признаки маразма. Он умер 26 июня 1830 г.
У Байрона есть такие строки о нем:
Кровавый деспот, правящий державой,
Властитель бессердечный и безглавый*.
От морской палубы - до трона
Третий сын Георга III Вильгельм IV (1765-1837) взошел на трон в возрасте 65 лет в 1830 г. и правил всего семь лет. В молодости он не мог рассчитывать на престолонаследие, а устремлял взор на горизонты морей и океанов. Для Англии - островной державы - все, связанное с водной стихией, имеет особое значение, и неудивительно, что монархи стремились обеспечивать карьеру своим отпрыскам во флоте.
14-летним юношей будущий король очутился гардемарином на судне и вскоре участвовал в морском сражении у мыса Сент-Винсент, когда против Англии действовала коалиция в составе Франции, Голландии и Испании в поддержку освободительной борьбы североамериканских колоний. Юноша успешно продвигается по службе, получает титул герцога Кларенского. Политика - вне его помыслов, пока он не сталкивается с отказом отца в 1793 г. доверить ему самостоятельное командование судном с началом военных действий Англии против Франции. Тогда он вместе со старшим братом становится в оппозицию к Георгу III. Поистине над отцами и сыновьями ганноверцев висело проклятие: их неприязнь часто доходила до патологической враждебности.

*Байрон Дж. Г. Избр. произв. М., 1987. Т. 1. С. 85. Пер. С. Маршака.

Беспорядочный образ жизни старшего брата не смущал Вильгельма. Он сам вступил в связь с актрисой Джордан, с которой благополучно прожил почти 20 лет, пока ему король по-отечески не внушил, что пора обзаводиться законной супругой. В 1818 г. он женится на Аделаиде Саксен-Мейнингенской и ни в какие амурные дела больше не ввязывается.
Еще до занятия трона исполнилась его давняя мечта - он стал Верховным адмиралом и, очевидно, вполне этим удовлетворился бы, учитывая свой возраст. Смерть Георга IV открыла ему дорогу к престолу.
Годы службы во флоте были далекими, однако состояние дел в стране, когда он приступил к своим высоким обязанностям, напоминало палубу судна, попавшего в штормовую погоду. В сельской местности тогда вспыхнуло восстание батраков - "последняя крестьянская война". Радикалы из среды промышленников развернули среди рабочих агитацию за всеобщее избирательное право, вызвав более бурные выступления, чем им хотелось бы.
Проведенная в 1832 г. под давлением Битов избирательная реформа способствовала ломке господства земельной аристократии, увеличив влияние имущего среднего слоя, допустив его представителей в парламент.
Монарх иногда проявлял импульсивность, когда что-то задевало его за живое, вроде давней проблемы религии в Ирландии. Страсти бушевали вокруг того, давать или нет католикам там свободу действий. Из-за разногласий короля с кабинетом возникает несколько правительственных кризисов. В 1834 г. король даже сформировал кабинет, неугодный парламенту. Но обе стороны пошли на компромисс.
Все эти относительно мелкие баталии происходили на фоне процессов, превращавших Англию не только в крупнейшую колониальную державу, а и в "мастерскую мира". Плоды такого развития господствующему классу и монархии предстояло пожать в полной мере уже после смерти Вильгельма IV в июне 1837 г.

САКСЕН-КОБУРГСКАЯ ДИНАСТИЯ

Победительница

64 года царствования Алексаадрины Виктории (первое ее имя - в честь русского императора) из 82 лет жизни до сих пор привлекают внимание британских историков, публицистов. Викторианская эпоха олицетворяет зенит могущества Англии. И пусть она ковалось в кузницах Шеффилда, на верфях Глазго, фабриках Бирмингема, пусть премьеры приходили и уходили, а дельцы зависели от изменчивой фортуны, монархия, способная поддерживать устои порядка, благополучия немалой части населения, внушала подданным тот пиетет, без которого и сильная власть ощущала бы недостаток опоры, особенно же в штормовые периоды.
А Виктории (1819-1901) довелось проходить не единожды через полосы испытаний.
Самой очевидной ее заслугой для верхов общества явилось очищение короны от комьев грязи, налипших за предыдущие полтора столетия от монархов и их семейств, не отказывавших себе ни в чем ради удовольствий, в том числе и сомнительных. Если бы дело продолжало сь так дальше, институт британской монархии,, может быть, не устоял перед радикализацией общества, вызванной беспрецедентными тяготами, бедствиями, выпавшими на долю рабочего люда в те времена.
Закон о работных домах 1846 г. ставит целью толкнуть ремесленников и батраков к работе на фабриках, гарантировать заводчикам дешевую силу мужчин, женщин, детей. Против ужасов подобного законодательства поднялись просвещенные умы и в среде буржуазии. Вспыхнувшее как лесной пожар чартистское движение впервые в английской истории после революции середины XVII в. имело и антимонархическое, республиканское острие.
Верхи общества не могли не оценить умеряющего воздействия монархии. Личные качества королевы, к тому же еще юной, неопытной в тот период, решающего значения не имели. Своими достижениями Виктория обязана не интеллекту, а характеру, умению справиться с тем, что мешало ей выполнять свое предназначение. Она отдавала отчет в своих возможностях и потому старалась опираться на советы, руководство тех, кому доверяла и кто обычно оправдывал это доверие.
Виктория не стала бы королевой, будь ее дяди более расположенными к семейной жизни. Но после смерти в 1817 г. дочери принца Уэльского Шарлотты у шестерых сыновей больного короля Георга III либо вовсе не было детей, либо они были не женаты. А из его дочерей две замужние были также бездетными, остальные четверо являлись старыми девами.
Пытаясь исправить положение, трое сыновей - герцоги Кларенский, Кентский и Кембриджский, - все в летах, в один и тот же 1818 год обзавелись женами. Двое родившихся детей герцога Кларенского умерли в раннем возрасте. Дочь герцога Кентского Виктория, родившаяся 24 мая 1819 г., стала наследницей.
Ее отец, не отлича6шийся примерным образом жизни, умер, когда ей было восемь месяцев. Матушка, кроме больших долгов, ничего практически не получила в наследство. Резиденция Кенсингтон-Палас была не в счет. Для ее поддержания требовались немалые средства. Ведавший финансовыми делами герцогства сэр Джон Копрой добытчиком денег не являлся.
Пока Виктория не взошла на трон, ей возбранялось спать отдельно от матери, разговаривать с незнакомыми в отсутствие матери или гувернантки Луизы Лецей, ее любимицы. Считается, что в качестве не просто воспитательницы, а и компаньонки Виктории в частной жизни, в политических вопросах фрейлен привила своей ученице немало практических черт, сделавших ее почитаемой в стране, где ценятся добросовестность в исполнении обязанностей, сдержанность в выражении чувств, самодисциплинам.
Мать как наставница значила гораздо меньше для дочери, тем более что во всем главном Виктория полагалась на своего дядю - упомянутого выше принца Леопольда. До 1831 г., когда он стал бельгийским королем, Леопольд был бессменным руководителем Виктории. От него исходило решение не посвящать Викторию в то, что ее ожидает престол, пока она не подрастет. Двенадцати лет Виктория об этом узнала и воскликнула: "Я буду хорошей!'' **
Незадолго до коронации сэр Джон Конрой попытался во время ее болезни (тифа) убедить Викторию назначить его своим личным секретарем. Прикованной к постели девушке чуть ли не насильно были вручены перо и бумага. Но королева дала резкий отпор придворному, и он ретировался.
В день объявления о занятии трона Виктория записала в дневнике, что неопытность в государственных делах не помешает ей проявлять твердость в принятии необходимых решений.

* Weintraub S. Victoria. L., 1987. P. 99, 100.
**Encl. Bril. Vol. 23. P. 125.

Другая запись гласит: "У меня каждый день столько бумаг от министров, а от меня им. Очень довольна такими занятиями"*.
Есть в исповедях юной королевы признания, свидетельствующие о конфликтах между осознанием лежащего на ней долга и естественными, особенно в таком возрасте, потребностями быть самой собой. Ненавистны были для нее утреннее вставание, умывание. Мало интересовали туалеты. Она жаловалась, что тесные платья мешают ей дышать. В то же время ее беспокоила излишняя, как ей казалось, полнота, и она не раз давала тщетно зарок воздерживаться от любимых блюд.
Отрешаясь от замкнутого образа жизни в детстве, лишившего ее общения с членами королевского семейства, Виктория в первые годы правления окунулась в увеселения, балы, приемы. Впоследствии она сожалела о потерянном времени.
Правительство и сам премьер-министр следили за поведением Виктории. Они знали, как черты характера монарха могут влиять на сферу политики. Поэтому премьер-министр виконт Мельбурн по-отечески наставлял Викторию культивировать в себе все, что сделает ее "хорошей королевой", и она чутко к нему прислушивалась.
В английской литературе отношения молодой королевы с главой кабинета виконтом Мельбурном характеризуются в качестве "романтической дружбы". Романтики было больше у Виктории. Мельбурн как лидер вигов не забывал о практической стороне, окружив королеву женам и своих коллег по партии. Мать, герцогиня Кентская, была вне данного круга. Между ее приближенными и окружением, созданным Мельбурном, вспыхивает соперничество, послужившее одной из причин разразившегося громкого скандала.

*Епсl. Brit. Vol. 23. P. 125.

В центре его оказалась леди Флора Гастингс, 32 лет, исполнявшая функции главной придворной дамы. В начале 1839 г. она обратилась к врачу с жалобой на боли в желудке. Поползли слухи, дошедшие до королевы Виктории, о беременности дамы. Леди Гастингс была вынуждена подвергнуться более основательному осмотру. Выяснилось, что она целомудренна. Испытывая угрызения совести, королева Виктория посетила больную и заверила, что та вернется на свое место сразу после выздоровления. Вскоре леди Флора Гастингс скончалась.
История получила широчайшую огласку. Общественное мнение осуждало "бессердечную королеву"*. Между тем и без этой истории обстановка в стране накалялась.
Со второй половины 30-х гг. развертывалось бурное чартистское движение на общедемократической платформе. По страницам прессы гуляло пугавшее обывателей словечко - "социализм". Королева Виктория и в дальнейшем, когда хотела нарисовать что-то ужасное для нации, прибегала к угрозе "социализмом".

*Longford E. Victoria R. I. L., 1964. P. 151.

Любимчик Мельбурн был вынужден подать в отставку в 1839 г. Попытки герцога Веллингтона и Роберта Пиля составить новый кабинет не увенчались успехом. Лидер тори Роберт Пиль требовал увольнения статс-дам и фрейлин королевы, назначенных виконтом Мельбурном. Королева взбунтовалась. Уйти пришлось Пилю. Мельбурн вернулся, но выборы 1841 г. дали большинство тори, у руля (до 1846 г.) оказался Пиль.
Теперь, однако, у Виктории был верный ей до гроба друг, советчик, компаньон - супруг Альберт Саксен Кобур-Готский. Она по собственной инициативе предложила ему свою руку, познакомившись с ним несколькими годами ранее. Они сочетались браком 10 февраля 1840 г. Свадебный наряд Виктории был сшит из материи английской выделки. После свадьбы в кабинете Виктории был поставлен второй письменный стол - для Альберта, но, что касалось государственных дел, его обязанности первоначально были ограниченными. Королева писала в дневнике: "Я читаю и подписываю бумаги, а Альберт их промокает..."
Не было и нет до сих пор конституционной формулы для мужа королевы. Король Леопольд говорил, что Альберт должен быть "ходячей энциклопедией для Виктории по любому вопросу". Образование у этого принца из Саксен-Кобургской династии было разностороннее, с упором на технические дисциплины. Внешне он был привлекателен, по натуре - методичен, пунктуален. Любил музыку, живопись, отличался в искусстве фехтования.
С самого начала решил следовать тому, о чем заявлял публично: мой долг - погрузить собственное Я в личность своей жены-королевы... На практике это оказалось не таким легким делом. Рождение у Виктории первого ребенка - девочки вызвало шумную сцену между супругами. Крошка была болезненной. Супруги заспорили, какое лечение лучше. Первой вспылила мать. В слезах она выбежала из комнаты. Альберт сел за стол и настрочил ей послание, предупреждая, что гибель ребенка будет на ее совести, если она станет упорствовать в своих рекомендациях.
Большинство из девяти детей Виктории появилось на свет до того, как для обезболивания родов стал применяться хлороформ. Неудивительно, что она относилась к материнству без энтузиазма.
Влияние супруга и семейные заботы меняют образ ее жизни. Увеселения остаются позади. В хозяйстве двора наводится экономия. Расширяются связи с другими царствующими домами. Постепенно Альберт становится незаменимым советником королевы. Видя во фрейлен Лецен женщину, оказывавшую чрезмерное влияние на Викторию, Альберт добивается ее удаления из дворца. Так появляется близкий к Альберту и королю Леопольду немец Штокмар.
Альберт пришел в ужас, узнав, что королева отпустила 15 тыс. фунтов вигам во время избирательной кампании 1841 г. Монархия не должна становиться на сторону какой-либо политической партии, а придерживаться строго нейтральной позиции. Только таким образом, по убеждению Альберта, она может выступать в качестве авторитетной силы.
Благодаря супругу королева начала пользоваться построенной на севере страны железной дорогой. Стал более доступен замок Балморал в Шотландии, где королева и ее семейство проводили самое счастливое время в играх в кегли, прятки, в сборе фруктов, экскурсиях.
Справляться с грузом государственных забот было все труднее. В первой половине 40-х гг. стоявший у власти с небольшими перерывами кабинет тори во главе с Пилем (в пользу которого Альберт расположил Викторию) пошел наконец на отмену хлебных пошлин и другие шаги в интересах торгово-промышленного предпринимательства. "Деланию денег" - неважно, какими способами, - подчиняется все и вся.
Виктория и Альберт не терпели в кабинете вигов Пальмерстона на постах военного министра, а затем - иностранных дел. Внешние дела Виктория с супругом считали своей эксклюзивной сферой. Пальмерстон действовал ина че. В 1850 г. Виктория предъявила министру нечто вроде ультиматума: он должен с ней постоянно консультироваться, считаться с ее волей*. Пальмерстон согласился - но только на словах.
В стране разгорался тем временем антирусский ажиотаж из-за "Восточного вопроса". Линия Альберта не без основания рассматривалась как направленная против нагнетания воинственных страстей. Его обвинили даже в том, что он "агент Петербурга". Смещение Викторией Пальмерстона с поста главы Форин офис в 1853 г. вызывает лавину протестов. Пальмерстон - твердый орешек. Имея поддержку общественного мнения, он отказывается уйти. Королева бессильна.
Все меняет Крымская война. Споры забыты. Правит бал оголтелый шовинизм. Отрезвление приходит с партиями убитых и раненых, доставляемых из Крыма, сообщениями об ожесточенных боях под Севастополем.
Подданные Ее Величества ожидали быстрого триумфа британского оружия. Разве Англии не предначертано править на морях? Расширять имперские владения? Таков дух первой Всемирной выставки в Лондоне, устроенной по инициативе Альберта в 1851 г.
В начавшем складываться во время Крымской войны культе Виктории, нашедшем выражение в учреждении ордена "Виктория-кросс", происходит, как ни странно, заминка после кончины Альберта в 1861 г. Виктория - в безутешном горе. Затворясь в четырех стенах, она отказывается принимать участие в публичных церемониях. Такое поведение не одобряется. Королева должна выполнять свой долг!
Публика судила слишком строго. И в кабинетной тиши Виктория деятельно занималась государственными делами и, более того, лишившись верного советчика-супруга, исполнилась еще большей решимостью править твердой рукой. Она писала в дневнике, что не позволит никому диктовать, как ей поступать.

*Encl. Brit. Vol. 23. P. 125.

Во исполнение такого завета она угрожала лидеру оппозиции лорду Дерби своей смертью, если тот будет добиваться смены кабинета. Гладстону, вступившему в союз с радикалами, она в 1880 г. заявила: "Королева (о себе она всегда отзывалась в третьем лице) не мож ет и никогда не будет королевой в демократической монархии: пусть те, кто так радикально говорят и агитируют, ищут себе другую королеву, но она сомневается, найдут ли они ее"**.
Чисто женские приемы, но, исходя от монаршей особы, они срабатывали. Был у нее человек, о котором она после его смерти отзывалась как о "самом близком друге" (разумеется, не считая принца Альберта). Речь идет о ее личном слуге Джоне Брауне, шотландце, любителе выпить (его находили иногда лежащим на полу), с языком, не отличавшимся деликатностью выражений. Что побудило Викторию приблизить его к себе? Существуют разные версии. Некоторые утверждают, что Браун был спиритуалистом, "связывавшим" королеву с Альбертом, когда тот отошел в мир иной. Виктория уединялась с Брауном иногда на несколько часов. Шли сеансы "связи". Немало предположений и о том, что он был ее любовником. Близкие Виктории не терпели его, особенно старший сын Альберт Эдуард. Браун докладывал королеве о их поведении. Первое, что сделал Альберт Эдуард, став королем Эдуардом VII, - распорядился снести сооруженный Викторией памятник Джону Брауну.

**Encl, Brit. Vol. 23. P. 125.

После кончины Альберта королеве Виктории пришлось определять позицию в ситуациях, связанных с милитаристскими действиями бисмарковской Пруссии. В 1863-1864 гг. возник кризис из-за Шлезвиг-Гольштейна. К тому времени старшая дочь Виктории была замужем за прусским кронпринцем. И без этого обстоятельства поддержка Англией Пруссии была обеспечена. Альберт выступал за объединение Германии. Разумеется, он не мог предполагать, что развитие событий пойдет при Бисмарке в направлении, которое он вряд ли бы приветствовал. Виктория отзывалась о Бисмарке как "ужасном деятеле", но дальше словесного осуждения в узком кругу не шла.
Сильным ударом для нее явилось поражение Австрии и союзных с ней немецких государств в войне с Пруссией в 1866 г. Родственные связи у британской монархии имелись с обеими сторонами. Легче для нее было перенести поражение Франции во франко-прусской войне 18 70-1871 гг. Благодаря ее личному обращению к Бисмарку Париж избежал массированного обстрела наступающими прусскими войсками.
Победы Пруссии могли бы вовлечь Англию в конфликт с родственной монархией Гогенцоллернов, если бы не разрыв в 1837 г. унии с Ганновером после перехода престола от мужской к женской линии. К тому же к 70-м гг. Ганновер являлся уже частью объединенной Германии*. В конце 60-х гг. усилились антианглийские выступления в Ирландии, там было приостановлено действие "Хабеас корпус". Это лишь разожгло террористические акты "фенианского братства". Взрывы, убийства перекинулись на территорию собственно Англии. Виктория стояла за политику кулака, но была вынуждена считаться с реальностями, как и ее ставший самым близким советником Бенджамин Дизраэли - деятель торийской партии, на склоне лет ставший ее лидером.

*В 1851-1866 гг. королем Ганновера был внук Георга III Георг V (умер в 1878 г.). Его сын и наследник Эрнст Август, герцог Кумберлендский, был женат на дочери датского короля Кристиана IX принцессе Тире. Примеч. сост.

В Дизраэли, его курсе Виктория обрела динамичного имперского деятеля. Приход его к власти в 1874 г. на шестилетний срок был отрадным событием для монархини. В нем она нашла и нового верного советчика. И он взялся усердно за укрепление института монархии, у бедил Викторию и членов ее семейства чаще показываться народу, шире выполнять патрональные и церемониальные функции.
Оформив в 1875 г. в результате энергичных шагов приобретение Англией солидного пакета акций Суэцкого канала под носом Франции, стремившейся к тому же, Дизраэли писал Виктории: "Дело сделано. Он Ваш, Мадам, - канал".
В следующем году стараниями Дизраэли Виктория получила титул императрицы Индии, что особенно польстило ей. Среди заморских владений Индия занимала особое место - жемчужина короны! В знак благодарности она уговорила Дизраэли принять титул графа Биконсфилда. В конце 70-х гг. во время нового кризиса из-за "Восточного вопроса" стараниями Дизраэли и его министров в стране начала нагнетаться снова атмосфера вражды к России. Ее успехи в войне с Турцией в 1877-1878 гг. были восприняты в Лондоне чуть ли не как катастрофа. Сан-Стефанский договор с уступками Турции славянским народам значительной части Балканского полуострова явился последней каплей. Дизраэли и Виктория поставили целью добиться его ревизии - если потребуется, то пойти и на конфликт с Россией.
На этот раз атмосфера в стране, однако, отличалась от русофобии середины 50-х гг. Курс Дизраэли вызывает осуждение. Гладстон называл его политику "безумной". Ничто не останавливает главу кабинета. Он добивается созыва конгресса в Берлине по "Восточному воп росу" и, несмотря на незавидное состояние здоровья, отправляется туда, подкрепляя ультимативную дипломатию демонстрацией военной силы. Британские суда направляются к Дарданеллам. Санкт-Петербург пошел на уступки Англии, Австро-Венгрии и Германии, действовавших заодно против дипломатии Горчакова.
Депеши Дизраэли Виктории с конгресса содержат не только деловую информацию, а и верноподданйические заверения, что он, премьер, "работает только ради нее", своей королевы, "без нее для него все потеряно".
В Лондон Дизраэли вернулся триумфатором, и Виктория предложила ему на выбор несколько наград. Он остановился на "ордене Подвязки" - высшем, основанном королем Эдуардом III в 1348 г. Представлялось, что его кабинету ничто не угрожает. Но на выборах 1880 г. в условиях более демократического избирательного закона консерваторы потерпели сокрушительное поражение. Через два дня после оставления им резиденции на Даунингстрит королева дала Дизраэли прощальную аудиенцию. Дружба между ними не прервалась. В письмах Виктория не раз спрашивала у Дизраэли советов. Весной 1881 г. он умер.
Либеральное правление Гладстона в 1880-1885 гг. ознаменовалось не только дальнейшим приращением колониальных территорий, а и неудачами британских сил в Судане, взволновавшими нацию убийствами двух ее государственных деятелей в Дублине, стычками с бурами в Южной Африке, манифестациями обездоленных людей в центре Лондона.
Характер Виктории портится. Ее письма министрам с упреками по поводу недостаточных консультаций воспринимаются как брюзжание. Дело, однако, скорее заключалось в том, что королева не сдерживала отрицательных эмоций: Гладстон никогда не был ей симпатичен.
Утешительным был для нее приход в 1886 г. снова к власти консерваторов с их подчеркнуто наступательной политикой за морями. Китченер в Хартуме отомстил за предыдущие неудачи англичан, а Роберте в Южной Африке развертывал действия против буров. Пышно отпраздновали 50-летний юбилей царствования Виктории. В Лондоне состоялась первая имперская конференция с участием заморских деятелей.
Бесславная отставка Гладстона в марте 1894 г. была бы радостной вестью для королевы, если бы не само ее здоровье. Бремя лет давало знать о себе.
Зато ее сыновья, дочери, внуки, внучки, а затем и правнуки являлись проводниками английского влияния. Особое значение имели династические связи для отношений Англии с Россией и Германией. Несмотря на то что Виктория находилась на седьмом месяце беременност и, она в 1844 г. согласилась на визит Николая I для демонстрации наметившегося англо-русского сближения. Во время пребывания царя в Виндзоре королева была удивлена его просьбой стелить ему на, ночь вместо перин солому из ее конюшей...
В дальнейшем, несмотря на конфликты с Россией, второй сын Виктории, Альфред, женился на дочери Александра II Марии, а ее внучка Алиса Гессенская вышла замуж за Николая II "Теперь я должен звать ее (Викторию) бабушкой" *, - писал он в дневнике. О родственных связях английских монархов с Романовыми подробнее будет сказано дальше.
Виктория внимательно следила за тем, что происходит в России. С типичным для нее лицемерием она писала после убийства Александра II, что, хотя казни в России необходимы, но лучше, если бы они были тайными, а не публичными (23 апреля 1881 г.). 29 декабря Виктория пророчески заметила своей дочери принцессе Баттенберг: "Состояние России настолько плохое, настолько прогнившее, что в любой момент может случиться что-то страшное"**. Королеву все больше беспокоил ее внук (сын старшей ее дочери Виктории) Вильгельм II. В письмах к матери прусская королева и германская императрица не скрывала роста в Германии антианглийских настроений. В начале 1899 г. в связи с предстоящей встречей Николая II с Вильгельмом II Виктория писала царю: "Я опасаюсь, что Вильгельм может высказать что-то против нас, так же как он это делает в отношении Вас в беседах с нами. Если это так, молю сообщить мне об этом откровенно и конфиденциально. Очень важно, чтобы мы понимали друг друга и чтобы этим недостойным и злонамеренным маневрам был положен конец"***.
В Букингемском дворце негодовали, когда Вильгельм в телеграмме президенту Траисвоаля Крюгеру поддержал того против Англии, развертывавшей военные действия в Южной Африке. В кровопролитных сражениях сокрушался один из последних оплотов, стоявших на пути полного господства Англии на Африканском континенте, - бурские республики. После экономического кризиса 80-х гг. промышленность, торговля вновь набирают темпы. Кончина Виктории 22 января 1901 г. после короткого безболезненного недуга оплакивалась миллионами ее подданных с искренними чувствами скорби. В ней они видели Викторию, вполне оправдавшую имя победительницы.

*Дневник императора Николая II. Берлин, 1923. С. 51.
**Queen Victoria in Her Letters and Journals. L., 1984. P. 318.
***Weintraub S. Op. dt. P. 599.

Имелись, разумеется, и другие мнения. Пусть они были в меньшинстве, имеет смысл упомянуть и о них. Так, У. Блант в своих записях высказывался следующим образом: "Относительно личности королевы избегают говорить все, что думают. Из того, что я слышал о ней, явствует, что в последние годы своей жизни она была довольно банальной почтенной старой дамой и напоминала многих наших вдов с ограниченными взглядами, без всякого понимания искусства и литературы, любила деньг и, обладала некоторым умением разбираться в делах и некоторыми политическими способностями, но легко поддавалась лести и любила ее... Впрочем, публика в конце концов стала видеть в этой старой даме нечто вроде фетиша или идола..." *
Культ Виктории связывался и связывается с эпохой, с викторианством, отождествляемым с пиком британского величия.
Любящая супруга распорядилась о сооружении нескольких монументов в память о муже. Альберт-мемориал и концертный зал - Альберт-холл неподалеку от Музея Виктории и Альберта, основанного по инициативе Альберта в районе Кенсингтонского дворца, знакомы миллиона м иностранных туристов.
У детей, внуков, правнуков умершей королевы (а их насчитывалось не менее четырех десятков) были веские основания чтить ее за бережливость, предпринимательство. Она значительно приумножила личное состояние. В оборот пускались и деньги, жертвовавшиеся ей почитателями.
"Викторианство" завершилось. На смену шло "эдуардианство".

Ловелас и политик

До занятия трона в 1901 г. Альберт Эдуард (1841-1910) в качестве принца Уэльского не допускался Викторией к участию в государственных делах. Королева не могла питать большого доверия к этому своему отпрыску из-за его, как она считала, легкомыслия. Она была права лишь отчасти, поскольку Эдуард принимал близко к сердцу не только прекрасных дам, но и интересы своей державы. Сочетание не столь уж п ротивоестественное, особенно для королевских особ.

*Blunt W. S. My Diaries. Vol. 2. P. 2. Цит. no: Галеви 3. История Англии в эпоху империализма. М., 1937. С. 106-107.

Матушка отказала ему в военной карьере, и это сильнее всего ранило его. В отличие от своих предков он не стал строить козни против родительницы, а отдался занятию более приятному - амурным похождениям.
Полученное им неплохое общее образование пригодилось, а специализация по промышленному применению химии - нет. В 18 лет посетил Испанию, затем - инкогнито - США. Охотно участвовал во всякого рода церемониях, взяв на себя немалую долю того, от чего уклонялась мать после смерти супруга. Двадцати двух лет женился на датской принцессе Александре, весьма привлекательной - так что младший брат Эдуарда пытался увлечь ее, - но довольно болезненной, отчего страдали и супружеские отношения.
36-летним отцом трех детей (еще трое появились на свет позднее) Эдуард завел себе "официальную метрессу". Ею стала замужняя женщина - полногрудая, со спадавшими на плечи локонами Лилли Лэнгтри. С помощью художника-любовника она проникла в светское общество. Там и обратил на нее внимание принц. Супруг Лилли скандалов не устраивал, а нашел утешение в крепких напитках, кончив существование в ночлежке.
Когда у Эдуарда появились другие увлечения, он не оставил заботу о Лилли. Его покровительству она обязана карьере на театральной сцене. Труппа с участием Липли гастролировала при переполненных залах не только в Англии, но и в других странах, в том числе в США. К тому времени у Лилли появилась дочь - от Эдуарда. Тот не терял из виду мать и девочку, в письмах давал советы, ссужал деньгами. Когда дочь Лилли подросла, Эдуард ввел ее в свет, и она вышла замуж за сына знатного шотландца. Мать уже 45-летней женщ иной сочеталась с 26-летним баронетом *.
Место этой предприимчивой особы заняла г-жа Алиса Кеппель, на 27 лет моложе Эдуарда. Они познакомились зимой 1897 г. Алиса была образованной женщиной, не искательницей приключений. Она ухитрилась сохранить мужа и одновременно быть возлюбленной Эдуарда, кот орого до конца его дней обожала. Большим ее достоинством являлось умение хранить молчание о делах, которыми делился с ней Эдуард, став монархом. Репортеры осаждали Эдуарда и его возлюбленную во время их пребывания на фешенебельных курортах. Такое времяпреп ровождение требовало средств, и немалых. Порядочность не позволяла г-же Кеппель "доить" Эдуарда, да он сам тоже постоянно нуждался в деньгах, просаживая большие суммы в казино.
Вопрос решился, когда Эдуард с помощью своего приятеля - фабриканта знаменитого чая Томаса Липтона - пристроил супруга г-жи Кеппель на хорошо оплачивавшуюся должность в торговую фирму. Нуждаясь в деньгах, Эдуард окружал себя светилами банковского мира, а те придерживались совершенно определенных взглядов на то, кто был для Англии другом на международной арене, а кто противником.
Ареной оживленных приватных обсуждений в связи с закулисными ходами европейской дипломатии стал богемский курорт Мариенбад, где с 1903 г., обычно в августе, Эдуард от дыхал. Вокруг собиралось блестящее общество. Развлечения, светские рауты перемежались с политикой, бизнесом.

*Brook-Sheperd G. Uncle of Europe. L., 1975. P. 55, 57-59, 65, 212.

Главным советчиком принца, а затем короля был банкир Эрнст Кассель, сколотивший миллионное состояние с нуля. К его услугам прибегало и английское правительство. В 1908 г. министр иностранных дел Грей запросил у Касселя заем в полмиллиона фунтов для Марокко. Тот, не моргнув глазом, согласился в обмен на пожалование ему одного из высших британских орденов. Министр возмутился, но после консультаций с королем условие принял.
Кассель уговорил Эдуарда во время визита в Ревель в июне 1908 г. для встречи с Николаем II условиться о размещении займа его банка в России. От Ротшильда в связи с этой поездкой Эдуарду поступила просьба заступиться перед царем за подвергшихся преследованиям евреев. Король выполнил это поручение.
Посвященным в самые интимные дела Эдуарда VII был португальский дипломат в Лондоне маркиз Луи де Соверал. Пережив Эдуарда На 12 лет, он отказался при жизни открыть для публики свой архив. Лишь полстолетия спустя были опубликованы дневники Соверала, корреспонденция между ним и Эдуардом VII, что позволило исследователям сделать вывод о недооценке этого короля как политика. Выяснилось, в частности, что Эдуард примерно в течение 40 лет обдумывал шаги для создания в Европе системы союзов с участием Англии. Это дало основание британской прессе уже в начале 70-х гг. текущего столетия назвать его "первым европейцем" в среде британских монархов*.

*Sunday Telegraph. 26. 1. 1975.

Через Соверала, занявшего в 1896 г. пост министра иностранных дел Порту Галин, Эдуард предотвратил угрозу англо-германского конфликта, когда Берлин выступил в поддержку буров в Южной Африке. Соверал сделал предостережение Германии, что ни одному немецкому солдату не будет позволено высадиться в Португалии, если в Берлине решатся пойти на интервенцию на юге Африки. Заявление подействовало.
Лишь с Совералом советовался Эдуард VII, готовя свои ходы в формировании англо-французской Антанты, особенно после занятия престола. Английский автор Гордон Брук-Шеперд считает поездку короля в Париж весной 1903 г. "самой важной политической миссией", предпринятой британской монархией в современной истории *.
Задача заключалась в изменении мышления и англичан и французов - исконных врагов. Поездка готовилась в глубокой тайне от всех, в том числе и от английского правительства. "Более антиконституционного акта представить было бы невозможно", - свидетельствовал тот же автор. Сперва для прикрытия цели вояжа Эдуард на своей яхте отправился в Португалию. Форин офис был информирован о планах короля, когда его уже не было в Лондоне. Король знал, что президент Франции хочет видеть его в Париже, и потому пошел на немалый риск, минуя официальные британские каналы. Расчеты оправдались. Президент Франции Дубе сократил свое пребывание в Алжире, чтобы приветствовать Эдуарда в Париже.
Как бы в кабинетах Уайтхолла ни кипятились, идти на срыв визита не могли. В Португалии король заявил о предоставлении английских гарантий ее колониям. Из Неаполя, где бросила якорь яхта, Эдуард направился в Рим. Здесь состоялась историческая встреча между ним и папой Львом XIII. До этого правитель Англии ступал на римскую землю лишь в 855 г.

**Brook-Sheperde. Ор. cit. Р. 153.

Прибытию Эдуарда VII в Париж предшествовало развязывание там националистическими группами антианглийской кампании. Незадолго до этого обе державы были на грани конфликта из-за спора вокруг колониальных претензий. Одна из выпущенных в то время во Франции открыток изображала Наполеона I на вершине Вандомской колонны. Он грозил кулаком Эдуарду и Дубе. "Если бы я был жив!" - восклицал Наполеон.
С прибытием Эдуарда VII в Париж лед растапливался на глазах публики. Непринужденные манеры, комплименты французам, энтузиазм высокого гостя на спектакле в "Камеди Франсэз" - все располагало в его пользу. Восторженные возгласы "Вив ле руа!" давно не раздава лись на улицах Парижа. Этот визит, как и последовавшая поездка президента Франции в Лондон, сыграли немалую роль в формировании Антанты.
Еще в молодые годы принц Уэльский добивался улучшения отношений с Россией, убедив королеву направить его в Петербург в 1866 г. на свадьбу сестры его жены, датской принцессы Дагмары, с будущим императором Александром III. Перед отъездом в письме Пальмерстон у он указывал на желательность формирования "сердечного согласия" между Англией и Росеней. Однако в этот свой первый визит он был занят развлечениями, в том числе и охотой на волков, и не имел возможности обсудить интересовавшие его вопросы.
Такая возможность представилась во время визита в Петербург в 1881 г., когда он привез Александру III награду от Виктории - "орден Подвязки". Лондон неохотно согласился на такой шаг, там еще не утихли страсти, связанные с Восточным кризисом. Царь не проявил интереса к предложениям принца Уэльского, а вскоре Афганистан стал яблоком раздора между двумя странами. Поэтому, как отмечают английские биографы Эдуарда, он без сожалений узнал о кончине монарха в 1894 г. Но теперь уже премьер Разбери настоял на том, чтобы наследник английского престола присутствовал на похоронах Александра III.
9-10 июня 1908 г. в порту Ревеля состоялась встреча короля Эдуарда VII с Николаем II: первый государственный визит британского монарха в Россию, призванный нейтрализовать то, что в Лондоне расценили как нежелательный для Англии сдвиг России в сторону Германии после переговоров Вильгельма II с царем в Бьерке в июле 1905 г. Николай II, о котором Эдуард отзывался как о "весьма слабом монархе", маневрировал между Лондоном, Парижем и Берлином. В 1906 г. он по рекомендации Эдуарда VII назначил своим министром иностранных дел А. П. Извольского, такого же сторонника англо-русского сближения, как и Эдуард. Правда, Николай II не мог забыть того, что Эдуард сказал его супруге Александре Федоровне на одном приеме: "Как профиль твоего мужа похож на профиль Павла I!" Уже в качестве экс-императора Вильгельм вспоминал, как на встрече в Бьерке русский царь не жалел негативных эпитетов по адресу Эдуарда VII. Со своей стороны кайзер мобилизовал все свои интеллектуальные ресурсы, настраивая Николая II против Англии.
Вильгельм II приходился племянником Эдуарду, но в кругу приближенных английский король отзывался о кайзере нелестно: "Он более труслив, нежели честолюбив, поэтому не из-за своей решительности, а из-за своей слабости развяжет войну".
Кайзер несколько раз давал знать о желании видеть дядю-короля в Берлине. После ряда отсрочек визит был намечен на начало 1909 г. У Эдуарда не было иллюзий о реальностях складывавшейся обстановки. Он не только знал о происходивших в тиши кабинетов Уайтхолла дебатах насчет темпов военных приготовлений, но и выступал за их форсирование.
Если в Париже король был в хорошей форме, в Берлине он выглядел изнуренным, а во время приема даже потерял на короткое время сознание. Лишь при прощании с кайзером он затронул больной вопрос - военно-морскую программу Германии и, не получив ободряющего отв ета, выразил надежду на торжество разума.
Весну 1910 г. Эдуард провел на курорте Биарриц. С ним были г-жа Кошель и де Соверал. Погода не баловала. Монарх схватил простуду. Александра звала его присоединиться к плаванию по Средиземному морю. Г-жа Кеппель мнения не высказывала, но это молчание было красноречивее депеш супруги.
Покинуть Биарриц Эдуарда заставил разразившийся кризис в Лондоне, вызванный биллем премьера Асквита, направленным на урезывание полномочий верхней палаты. Бросая прощальный взгляд на курорт, король заметил, что вряд ли вернется.
Вернувшись в Лондон, Эдуард игнорировал предписания врачей поберечь себя. "Какой смысл жить, если нельзя работать!" - говорил он. В саду своего поместья в Сандрингеме он возился и в сырую погоду. Оказавшись снова в Лондоне, он решил навестить давнюю свою светскую возлюбленную, отправившую его назад во дворец с лекарством от кашля. Больше дворца он не покидал.
В течение трех дней шла борьба с приковавшим его к креслу - не постели! - недугом. Александра поспешила в Лондон, но на Виктория-стейшн супруг ее не встречал. На следующий день он скончался. До последнего вздоха был разговорчив, позволил себе затянуться сигарой, а узнав, что его лошадь пришла к финишу первой, молвил: "Я очень рад".. и испустил дух.
Девять иностранных монархов возглавляли траурный кортеж. Сразу за гробом шестовали новый король Георг V и кайзер Вильгельм. До первой мировой войны оставалось четыре года и три месяца.

Две монархии: родственные связи и их разрыв

То, в чем не преуспел Иван Грозный во второй половине XVI в., стало реальностью для семейства Романовых в завершающие десятилетия XIX в. - обе монархии оказались связанными довольно тесными родственными узами.
Почин положила дочь Александра II Мария. Увидев в родовом замке великих герцогов Гессенских Хейлингберге под Дармштадтом фото сына Виктории Альфреда, герцога Эдинбургского, она нашла его значительно более привлекательным, чем кто-либо из немецких принцев, которых ей прочили в мужья.
Энергичной сторонницей брака принца Альфреда с Марией выступила дочь королевы Виктории Алиса, супруга великого герцога Гессенского. 28 января 1874 г. она писала матери в Лондон: "Душка Мария производит на всех одинаковое впечатление. Как я рада, что она такая, как я думала и надеялась. Такая жена составит счастье Альфи, принесет ему благо и доставит радость Вам самой..." *

* Alice. Princess of Great Britain Duchess of Hesse. L., 1897. P. 231.

Свадьба состоялась 11 января 1874 г. в Петербурге после ряда попыток и Виктории, и российского императора не допустить такого брака. Еще не были залечены раны Крымской войны, а на горизонте маячила угроза нового конфликта Англии с Россией все из-за того же "Восточного вопроса". Пожелание Виктории о том, чтобы Мария предстала перед ее очами прежде, чем будет вынесено суждение о ее "пригодности" в качестве невесты, царь счел оскорбительным*.
Партия расстроилась бы, не прояви молодые решимости, несмотря ни на что, быть вместе. Виктория во время пребывания в Лондоне в начале 1874 г. этой четы держалась любезно, распорядилась празднично украсить улицы столицы. Прочтя отчет в "Тайме" об оказанном Марии приеме, Алиса писала матери: "Он должен тронуть Марию и показать, как англичане привязаны к своей королеве и ее дому"**.
На деле это было не так. Все в Англии было не по душе дочери царя: погода, пища, сам облик Лондона, а главное - отношение к ней членов семейства Виктории. Королева и ее дочери не скрывали досады, что герцогиня Эдинбургская блистала в таких украшениях, каких у них не было. Наиболее тягостный для Марии период наступил во время русско-турецкой воины, когда Россия стала "врагом номер один". О переживаниях Марии говорила ее решимость не допускать породнения кого-либо из ее дочерей с семейством Виктории.
Между тем они одинаково симпатизировали и "бабушке-императрице" в Петербурге, и "бабушке-королеве" в Лондоне. Воинственный психоз в Англии миновал, муж шел навстречу Марии в ее желаниях. В 1893 г. Альфред стал герцогом Саксен-Кобург-Готским и переехал в Ге рманию, где заканчивал учебу младший Альфред. Под нажимом матери ее дочь - тоже Мария - отказала в браке внуку Виктории, сыну ее наследника, принца Уэльского * * *. В 1899 г. младший Альфред, страдавший от венерической болезни, покончил самоубийством. В следующем году скончался супруг Марии. Она умерла в 1920 г.

* Alice. Princess of Great Britain Duchess of Hesse.P.232.
** Ibidem.

Второй связующей двух царственных фамилий явилась внучка Виктории, дочь той же Алисы Гессенской, Елизавета. Она родилась в 1864 г. и уже крошкой обращала на себя внимание хорошеньким личиком. Красота ее расцветала. Девочкой увлекся молодой Вильгельм, будущий император, сын старшей дочери Виктории, нареченной также Викторией, и ее мужа кронпринца Фридриха Вильгельма, несколько месяцев занимавшего трон в Германии, пока он не умер от рака горла. В июне 1884 г. она вышла замуж за дядю будущего Николая II, великого князя Сергея Александровича. Отец запретил дочери менять религию до брака, поэтому церемония бракосочетания состояла из двух служб - православной и лютеранской. Елизавета Федоровна обратилась в православие спустя два года.
Великой княгине выпала тяжелая ноша. В 1891 г. Сергей Александрович был назначен московским генерал-губернатором и быстро восстановил против себя и многих сторонников царя нетерпимостью к инакомыслию. Впоследствии дочь английского посла в Петербурге отзывалась о нем как о "реакционере, автократе, почти тиране" ****. 4 февраля 1905 г. великий князь Сергей был убит при выезде из Кремля бомбой, брошенной террористом-эсером И. Каляевым. Елизавета Федоровна посетила убийцу мужа в тюрьме, и он в слезах умолял понять его, хотя и не сожалел о содеянном. Прошение Елизаветы Федоровны Николаю Поломиловании Каляева было отклонено.

***Мария Саксен-Кобург-Готская, выйдя замуж за румынского принца Фердинанда, стала впоследствии королевой Румынии. Примеч. сост.
****Buchanan М. Queen Victoria's relations. L., 1954.Р.105.

Находясь в конце 1905 г. в Царском Селе, Елизавета Федоровна с началом вооруженного восстания в Москве, несмотря на попытки генерал-адъютанта Дубасова удержать ее, рвалась в Москву. "Я попросту считаю себя "подлой", оставаясь здесь, - писала она московском у генерал-губернатору В. Ф. Джунковскому, - предпочитаю быть убитой первым случайным выстрелом из какого-нибудь окна, чем сидеть тут сложа руки". Главное, что ее волновало, - это помощь "несчастным жертвам восстания". "Не надо бояться смерти, надо бояться жить" *.
Елизавета Федоровна резко изменила образ жизни, отказалась от рыбы и мяса, продала на нужды милосердия часть драгоценностей. В 1910 г. на свои средства она основала в Москве на Ордынке Марфа-Мариинскую обитель - приют для бедных, больных, сирот, раздала свои наряды и украшения, уединилась в кельях обители, ухаживала за больными ближайшего госпиталя - и не расставалась с большим деревянным крестом на груди.
Великая княгиня видела приближение агонии режима, и в отчаянной попытке повлиять на царя через свою сестру императрицу Александру Федоровну в конце 1916 г. она посетила ее в Царском Селе. Сестра даже не пожелала ее как следует выслушать. Весной 1917 г. Елизавету Федоровну навестил шведский посланник с предложением помощи от Вильгельма II в ее возвращении в Германию. Ответ ее был краток: мое место здесь, с сестрами!

*Цит. по: Московский журнал. 1991. До 2. С. 48, 49.

В мае 1918 г. поступило распоряжение о высылке Елизаветы Федоровны в Екатеринбург, откуда она была вместе с некоторыми другими членами царской семьи переправлена в Алапаевск. Осенью того же года на дне старой шахты в окрестностях Алапаевска были найдены тела Елизаветы Федоровны, великого князя Сергея Михайловича, трех сыновей великого князя Константина Константиновича и сына великого князя Павла Александровича. Местный священник ухитрился отправить останки Елизаветы Федоровны в Китай, где они были достойно погребены. В 1921 г. родная сестра Елизаветы Федоровны леди Милфорд-Хэвен устроила перенесение ее праха в Иерусалим.
Не менее причудлива участь другой внучки королевы Виктории - принцессы Виктории Мелиты, дочери Марии Александровны и герцога Эдинбургского, также связавшей свою судьбу с Романовыми. Не питая никаких чувств к своему первому супругу великому герцогу Эрнсту Людвигу Гессенскому, она была вынуждена терпеть постылый брак, сознавая, насколько непримирима ее бабушка к разводу. Сердце Виктории Молоты принадлежало сыну великого князя Владимира Александровича - Кириллу, но лишь в 1905 г., когда королевы Виктории не было в живых, она после развода с великим герцогом вышла замуж за Кирилла, получив имя Виктории Федоровны. Николай II распорядился, чтобы Кирилл в 24 часа покинул Россию, лишил его звания флигель-адъютанта и уволил со службы.
Отец Кирилла, пользуясь доступом к царю, потребовал отмены его решения. "Вызовите Кирилла к себе, выбраните его, но зачем лишать его родины!" - возмущался Владимир Александрович. Царь был непреклонен. Князь сорвал с груди все награды, бросил их на стол и выбежал из покоев, хлопнув дверью**.

*Buchanan M. Ор. cit. Р. 99.

Лишь через два года Кирилл Владимирович был прощен, возвращен в Россию с женой и восстановлен на службе. Виктория Федоровна блистала в свете, то был зенит ее жизненного пути. В недалеком будущем колесо истории отбросит ее вместе с мужем на чужбину.
Так же как и ее двоюродная сестра, она пыталась через Александру Федоровну воздействовать на царя, склонив его к компромиссу в верхах с теми, кто стоял за умеренный курс. Она натолкнулась на непреклонность императрицы.
В августе 1917 г. Виктория Федоровна с мужем бежала в Финляндию. После Финляндии Кирилл Владимирович и Виктория Федоровна обосновались во Франции. В 1924 г. великий князь Кирилл провозгласил себя императором Всероссийским. Его супруга скончалась в 1936 г. Два года спустя умер и великий князь Кирилл *.
Еще одна дочь Алисы Гессенской, Аликс, стала императрицей Александрой Федоровной. Нас она интересует прежде всего как внучка королевы Виктории и родственница, стало быть, следующих английских монархов, особенно же Георга V, на правление которого пал критический период отречения Николая II и ссылки его и членов царской семьи.
Аликс была любимицей Виктории, та внимательно следила за ее воспитанием после смерти от дифтерита в 1878 г. Алисы. 12-летней девочкой Аликс на свадьбе сестры Елизаветы увиделась с будущим Николаем II, чуждавшимся новых знакомств, но к Аликс проникшимся симпатиями.

* 7 марта 1995 г. останки Кирилла Владимировича и Виктории Федоровны были торжественно перезахоронены в Велисокняжеской усыпальнице Петропавловского собора, где покоятся останки Владимира Александровича и Владимира Кирилловича. Примеч. сост.

Достаточно почитать дневники Николая II, чтобы убедиться в силе его чувств к Атаке. Та относилась к нему сдержаннее, и Виктория с самого начала противилась такой партии, считая не без оснований Николая (мабовольным, недалеким. Против такого брака выступали Александр III и его супруга, видя в Аликс "чересчур много немецкого".
Тем не менее в апреле 1894 г. тяжелобольной царь дал согласие на брак. Менялось отношение и Виктории к Николаю: в укреплении уз с Россией она видела средство сдерживания все более воинственной Германии Вильгельма II. Все же в ее голове с трудом укладывалось, что ее любимица будет российской императрицей. В дневнике, после того как Николай и Аликс объявили ей во время встречи в Кобурге о своей помолвке. Виктория записала: "Меня как громом поразило услышанное, так как, хотя я и знала, насколько Инки желал ее, все же полагала, что Аликс еще колеблется'' **.
Бракосочетание состоялось в Петербурге 14 (26) ноября 1894 г. А вскоре после коронации Николая II в Москве в мае 1896 г. он и Александра Федоровна нанесли визит Виктории в ее дворце Балморал в Шотландии.
Виктория была разочарована уклончивостью Николая II, когда она заводила речь о поддержке действий Англии по "усмирению" Судана, о влиянии на Францию, чтобы в Париже умерили антианглийский курс политики, и других жгучих вопросах.
Не родственные связи обеих династий, а другие, более весомые факторы определяли сближение Англии и России после смерти Виктории. Эти связи подверглись решающему испытанию после отречения Николая II от трона - и не выдержали такой проверки, оказались разорванными.

** Buchanan М. Ор. cit. Р. 99.

Вскоре после прихода к власти Временное правительство через министра иностранных дел Л. Н. Милюкова, связавшегося с английским послом Дж. Бьюкененом, поставило перед Лондоном вопрос о предоставлении царской семье убежища в Англии. 7 марта Керенский заявил, что не будет Маратом русской революции и "в самом непродолжительном времени Николай II под моим личным наблюдением будет отвезен в гавань и оттуда на пароходе отправится в Англию"*.
Но как раз в тот день, когда Керенский выступил с подобным скоропалительным заявлением в Москве, Временное правительство под нажимом Петроградского Совета приняло решение о лишении свободы Николая II и его супруги. В своем исследовании "Революция и судьба Романовых" Генрих Иоффе писал, что это не означало полного отказа от плана отправки Романовых в Англию: "Он лишь откладывался, и... вплоть до конца июня Временное правительство не прекращало секретных переговоров о его реализации в подходящий благоприятный момент..." **
Что же тем временем происходило в Лондоне? Первая реакция и правительства Плоил Джорджа, и Георга V на запрос из Петрограда была положительной. 10 марта Бьюкенен сообщил Милюкову, что Георге согласия министров предлагает царю и царице гостеприимство на британской территории, ограничиваясь лишь уверенностью, что Николай останется в Англии до конца войны.
Это свидетельство П. Н. Милюкова в его "Воспоминаниях" страдает неполнотой. В депеше, направленной Бьюкенену после заседания кабинета Ллойд Джорджа, предписывалось выяснить, какими частными средствами располагает Николай II. "Весьма желательно, - указывалось в депеше, - чтобы Его Величество и семья имели достаточно средств..." ***

* Милюков П. Н. Воспоминания. М., 1991. С. 488.
** Иоффе Г. Революция и судьба Романовых. М., 1992. С. 8Э.

А если бы их не было - что тогда? До обсуждения этого немаловажного вопроса, однако, дело не дошло. Возражения - и непреодолимые - против Прибытия царской семьи возникли у "двойника Николая II" - Георга V, почти вылитого царя. Л. Н. Милюков в тех же "Воспоминаниях" так описывал свое первое впечатление от Георга V во время своей поездки в Англию весной 1916 г.: "Король Георг V с королевой вышли из двери, и я был поражен: передо мной стоял Николай II".
30 марта министр иностранных дел А. Бальфур получил от личного секретаря Георга V записку о нецелесообразности предоставления убежища Николаю II и его близким. 2 апреля Бальфур ответил, что данное слово уже невозможно брать назад, и на следующий день король как будто согласился с таким мнением. Но уже 6 апреля он направил Бальфуру два послания с категорическими возражениями. Они мотивировались давлением на него общественного мнения. Документированные свидетельства о такой позиции Георга V предали огласке в книге "Досье на царя" два автора - Э. Саммерс и Т. Мэнголд. Они же подробно проследили шаги кабинета Ллойд Джорджа в вопросе о предоставлении убежища в Англии царской семье.
С конфиденциальными посланиями Георга V премьер ознакомил лишь нескольких членов своего кабинета. На заседании правительства 13 апреля, где было решено дать задний ход переговорам с Петроградом об убежище, премьер ни словом не обмолвился, что инициатива пересмотра ранее принятого решения исходит от короля.

*** Summers А., Mangold Т. The File on the tsar. L., 1976. P. 274.

Заседание правительства было бурным. У всех в памяти была телеграмма Георга V, направленная в самом начале марта Николаю II: "Я всегда останусь твоим верным и преданным другом" *. Лишь немногие в самом правительстве знали, что король взял эти свои слова обратно.
В дальнейшем будет видно, что он во многих своих шагах за время правления придерживался золотой середины, стремился не идти против господствовавших в стране настроений. Таково единственно возможное объяснение его позиции в вопросе о предоставлении убежища царскому семейству.
Сыграла роль, по мнению Э. Самморса и Т. Мэнголда, "роковая затяжка": Николай II заявил о невозможности для него трогаться с места из-за заболевания его детей корью - и это в то время, когда в Лондоне еще не выдвигали возражений против прибытия в Англию царского семейства.
Другой шанс на спасение представился в связи с переговорами большевистского правительства о Брестском мире. Георг V, видимо, не ошибался, когда утверждал в письме к сестре Александры Федоровны леди МилфордХэвен I сентября 1918 г., что, достаточно было Вильгельму II шевельнуть мизинцем в защиту царской семьи, и она была бы спасена. В Москве не смогли бы отказать Берлину.
На Западе долго не утихал спор, кто несет ответственность за оставление на произвол судьбы семьи Романовых: Англия или Германия? В свете неоспоримых документальных данных ответственность следует разделить поровну между Лондоном и Берлином.

* Summers А., Mangold Т. Ор. cit. Р. 244.

ВИНДЗОРСКАЯ ДИНАСТИЯ

Когда падают короны
Четверть века, в течение которых Георг V (1865-1936) находился на троне, - эпоха громадных перемен в мире. Англию они затронули, но в меньшей степени, чем многие другие страны, и осмотрительность, гибкость монархии имеет к этому прямое отношение. И в самый критический для старого порядка период она выполняла роль социального стабилизатора. Переживаний у королевской семьи хватало. Война оказалась продолжительнее, кровопролитнее, чем ожидалось. Одним из ее результатов было падение монархий - Гогенцоллернов, Габсбургов и Романовых.
Георг был вторым сыном Эдуарда VII. Старший - Альберт, герцог Кларенский - умер в 1892 г., после кругосветного путешествия на судне. Морская карьера определила начало более или менее самостоятельного пути 17-летнего Георга. Он отправился в плавание к берегам Южной Америки, Южной Африки, Австралии, по Средиземному морю. Заканчивает затем престижный колледж в Гринвиче, принимает командование торпедным катером, в 1903 г. - вице-адмирал. На своей яхте "Британия" получил около 400 призов на парусных гонках. Был страстным собирателем марок. Мог по нескольку часов в день проводить за этим занятием.
После кончины старшего брата оставляет службу во флоте, чтобы готовиться к обязанностям более высоким. В 1903 г. женится на принцессе Виктории Марии Тек. Первенец - будущий принц Уэльский - заставит монархию пережить один из самых острых кризисов.
Вступив на трон, Георг заметно изменил порядки при дворе. Прежнего блеска, культа женщин, развлечений нет. В речи по случаю коронации удивил многих своей религиозной ортодоксальностью, заявив о решимости всемерно поддерживать протестантскую церковь. Это аукается обострением напряженности в Ирландии.
Роль Георга в формировании политического курса была невелика. Он еще более ревностно следует завету о монархии как силе, стоящей над партиями. Рост влияния лейбористской партии со снижением роли либералов не вызывает стрессов. Лидеры лейбористов относились к институту монархии не менее уважительно, чем руководство старых партий. Только в начале 20-х .гг. на ежегодной конференции лейбористов один раз дебатировалась резолюция о введении в стране республиканского строя. Серьезно к ней никто не отнесся. Всеобщая забастовка 1926 г. была сильным внутренним потрясением, но она не грозила устоям монархии.
Свою задачу Георг видел прежде всего в обеспечении порядка, дисциплины внутри своего семейства и, в целом, в королевском дворе. В этой сфере проявлялись его жесткость и даже тиранические методы, что испытали на себе его дети. От них требовалось беспрекословное послушание. Некоторые близкие к королю деятели пытались советовать ему быть помягче. Известен его ответ на один такой совет: "Я боялся своих родителей, а мои дети должны бояться меня..." *
17 июня 1917 г. Георг V провозгласил, что его династия будет впредь именоваться Виндзорской и не будет иметь немецких титулов. То же самое должно было относиться ко всем аристократическим титулам в стране. Решение логичное, хоть и запоздалое. Война длилась уже три года.

*Donaldson F. Edward VII. L., 1972. Пит, no выдержкам в "Sunday Telegraph" от 11 .VI 1972.

Расстрелы в Екатеринбурге сделали британскую монархию непримиримой противницей советской власти, и данное обстоятельство стало постоянным раздражителем в отношениях Англии с нашей страной. Только в конце 70-хгг. герцог Эдинбургский побывал в Москве в связи с Олимпиадой, а принцесса Анна - в связи со скачками в Киеве. Правда, официальный Лондон не возразил против участия советского представителя (им был М. Н. Тухачевский) в похоронах Георга V.
Британская монархия не оплакивала уход со сцены Гогенцоллернов и Габсбургов. Но важно было не допустить распространения "заразы". На континенте сохранилось еще немало царствовавших фамилий - в Скандинавии, на Балканах...
Главное, как и прежде, заключалось в поддержании престижа короны внутри страны. Развитие техники открывало новые возможности. Георг с энтузиазмом отнесся к появлению радио. Некоторые торжественные обряды начали транслироваться для домашней, а потом зарубежной аудитории. Было положено начало рождественским обращениям монарха по радио.
Однако по-прежнему королевский двор тщательно охранялся от постороннего взора. И если волей обстоятельств публика проникала в то, что являлось для него нежелательным, имелся механизм, обеспечивавший исправление создавшейся нежелательной ситуации. Так произошло вскоре после кончины от простуды Георга V в январе 1936 г.

Царство - за любимую

Пожалуй, ни один монарх не давал столько творческой пищи историкам, литераторам, сценаристам, как находившийся на престоле менее года Эдуард VIII (1894-1972), крещеный как Эдуард Альберт Христиан Георг Эндрю Патрик Дэвид. Его имя стало неотделимо от имени миссис Симпсон, в девичестве - Уоллис Уорфилд, выросшей в небогатой семье в Балтиморе (США) и в 20 лет вышедшей за привлекательного, но склонного к крепким напиткам лейтенанта Спенсера, пилота морской авиации США. За этим последовал развод. Дэвид - так обычно звали его близкие - обратил внимание на молодую, элегантную американку, появившуюся в столичном обществе, когда она была замужем за английским дельцом Эрнестом Симпсоном. Внимание переросло в связь на всю жизнь.
Немало биографов Эдуарда считают, что из-за отсутствия у него в детстве материнской теплоты (королева Мария не баловала детей нежными чувствами) взрослым человеком он испытывал нужду в женском внимании и миссис Симпсон привязала его к себе прежде всего по этой причине. Она к тому же первая среди его возлюбленных стала интересоваться его делами.
Биографы Эдуарда приводят выступление в палате общин по случаю рождения этого первенца герцога йоркского - будущего Георга V, произнесенное одним из лидеров британских социалистов, Кейр Харди: "С детских лет и далее этот мальчик будет окружен льстецами и приучится смотреть на себя как на высшее существо. Между ним и народом ляжет глубокая межа. Его отправят в кругосветное турне, и распространятся слухи о его морганатическом браке (эти слова были встречены негодующими возгласами депутатов), а итогом явится счет, платить по которому придется нации" *.
Характер Дэвида с малых лет выделялся своей неординарностью. Личико этого хрупкого по сложению мальчика обычно выражало задумчивость, меланхолию, но было способно преобразиться, освещаясь улыбкой. Быстрая смена настроения говорила об эмоциональности натуры.

*Цит. по: Sunday Telegraph. 2. VII 1972.

Родители поручили воспитание ребенка няне, которая обожала мальчика. Впоследствии он с издевкой отзывался о том, как его воспитательница восклицала: "Их Величество готово принять Вас в библиотеке!" Не меньшее раздражение вызывала у него церемониальная суета королевского двора. Его тянуло на природу, к буйным играм, которые он особенно любил.
Дартмутский морской колледж, куда он был отправлен, пришелся ему по душе. Однажды ему поручили в колледже быть гидом "царя Пики" - Николая II во время его визита в Англию. С кончиной Эдуарда VII Дэвид получает титул принца Уэльского и герцога Корнуэльского. Это означало существенное приращение его состояния.
Не своеволие, а чувство собственного достоинства заставило его взбунтоваться, когда отец сообщил о намерении отправить его в Оксфорд. Почему это решается за него? Лишь посулы поездок в Германию и Францию для изучения языков явились утешением. В Оксфорде Дэвид посещает собрания студентов-социалистов, под аккомпанемент своего банджо подтягивает "Красное знамя".
С началом войны он стремится на фронт. Поздней осенью 1914 г. принц попадает во Францию, а к весне следующего года - в окопы, где пользуется популярностью среди товарищей - бесстрашен, общителен, прост.
Война подходила к концу, когда Дэвид в результате случайной-встречи во время немецкой бомбежки Лондона увлекся в доме сестры Эрнеста Симпсона (по удивительному совпадению) хорошенькой замужней женщиной Дадли Уорд. Связь продолжалась 17 лет и была разорвана, когда на горизонте засияла для Дэвида звезда в лице миссис Симпсон.
Принц тогда уже поколесил по свету, нанес визиты в Канаду, на Мальту, где открыл местный парламент, Австралию, Индию, где произвел сенсацию, приветствуя "неприкасаемых" в Бомбее... К сорока годам его фигура не потеряла стройности. Он совершал часовые пробежки в парке Букингемского дворца, играл в гольф, сквош, пилотировал самолет.
Наследник престола не сторонился социальных проблем, проявлял интерес к рабочему, жилищному законодательствам. Во время забастовки 1926 г., находясь на стороне властей, внес тем не менее средства в фонд шахтеров. Заговорили о "принце-радикале".
Фрэнсис Дональдсон, англичанка, знавшая Дэвида, в книге о нем, вышедшей после его смерти, свидетельствовала: "Поскольку он сам писал многие из своих речей, любил время от времени делать выпады против истеблишмента, его ошибочно считали приверженцем опасно-радикальных взглядов. На самом деле он был законченным реакционером..." *
Справедливая оценка, если учесть, например, поразивший многих визит герцога и герцогини Виндзорских, как они стали титуловаться после отречения Эдуарда VIII от трона, в нацистскую Германию, где были приняты Гитлером.
В январе 1936 г. Дэвид стал Эдуардом VIII. К тому времени миссис Симпсон и принц Уэльский были уже фактически супругами. И не скрывали этого. Вместе плавали в 1935 и 1936 гг. по Средиземному морю, были почти неразлучными в Лондоне, сделали один из особняков в Виндзоре своим гнездышком, где американка стала распоряжаться как хозяйка к неудовольствию прислуги. По твердости характера, практичности американка стояла на голову выше Эдуарда. И, конечно, была честолюбивее его. В этом - ключ ко всему происшедшему.
Король не хотел, не мог идти на коронацию, назначенную на 1937 г., в то время как Уоллис оставалась бы еще миссис Симпсон. Он говорил ей об этом. Можно ли было его разубедить? Думается, да.

*Цит. по: Sunday Telegraph. 2.VII 1972.

Однако в мемуарах она объясняла, что ей "представлялось совершенно немыслимым, чтобы народ Великобритании позволил тому, кто так ему служил и так его любил, уйти со сцены" **.
Иначе говоря, ставка делалась на развитие событий, при котором в выигрыше оказался бы Эдуард VIII - и она сама в качестве его супруги-королевы. На фоне ее поведения действия Эдуарда выглядят благороднее, честнее. Для него, без колебаний, любимая женщина стояла на первом месте. Он пошел на крайнюю жертву ради нее, что в последующие годы обрекло прежде всего его на тягостное существование. Георг VI не откликался на просьбы герцога вернуть его с Уоллис в Лондон и предоставить возможность достойно послужить нации на каком-либо высоком посту. Губернаторство на Багамских островах в годы второй мировой войны не удовлетворяло его.
И Эдуарду и Уоллис давались советы не спешить с развязкой. Так, в частности, рассуждал Уинстон Черчилль. Эти рекомендации отвергались, поскольку любимая женщина была настроена по-иному. Дважды разведенная, при здравствовавших бывших супругах, она не смущалась идти на третье замужество - и за кого!
Правительство ускорило развязку кризиса. Премьер-министр Болдуин, опиравшийся на поддержку большинства соотечественников, довел до сведения короля, что его женитьба на миссис Симпсон приведет к конституционному кризису. В случае отказа Эдуарда пойти навстречу правительству оно вынуждено будет уйти в отставку. Придется объявить всеобщие выборы, а их исход предугадать невозможно.
Усилиями магнатов прессы Бивербрука и Ротермира удавалось предотвращать появление в газетах материалов о миссис Симпсон и Эдуарде, хотя американская пресса была ими полна. Настал день, когда разверзлись врата и изданий на Флот-стрит. Аршинные заголовки кричали о драме в Букингемском дворце.

** Duchess of Windsor. My side of the story. L., 1956. Пит, no выдержкам в "Sunday Express" от 17.VI 1956.

Болдуин направил королю письмо с предупреждением о роковых последствиях для нации выбора Эдуарда в пользу американки и указал, что единственным шагом, могущим разрядить обстановку, является ее немедленный отъезд из Англии. Сама она в то время находилась в Виндзорском замке. После лихорадочных консультаций между ней и королем было решено не мешкать с отъездом. Бегство состоялось под покровом ночи, чтобы не привлечь внимания осаждавших замок репортеров.
Тем временем Эдуард попытался склонить страну на свою сторону: стал готовить выступление по радио с изложением чисто человеческих мотивов, какими руководствовался. Правительство наложило категорический запрет на этот шаг. Свобода слова в данном случае не существовала для монарха!
Надо было принимать окончательное решение. Оно созревало у Эдуарда еще раньше. Речь шла об отречении от престола. В своих мемуарах виконт Темплвуд, входивший в правительство в то время, отмечал, что, когда Эдуард подписывал 15 документов, оформляя процедуру отречения, ни один мускул на его лице не дрогнул. С объявлением по радио об отречении Эдуард выступил 10 декабря 1936 г. Лорд Темплвуд в своих мемуарах следующим образом резюмировал исход кризиса. "Так окончилось правление Прекрасного принца, чья фатальная слабость - более серьезная, нежели его личная привязанность, - состояла в том, что ему не хотелось быть королем. Церемониальные и традиционные стороны этого исторического института никогда ему не импонировали. Он не менял взглядов с тех пор, как юношей писал в дневнике: "Что за пустота и транжирование денег, энергии все эти государственные приемы! Вот единственное, что я думаю о всех этих спектаклях и церемониях".
В июне 1937 г. во Франции состоялось бракосочетание возлюбленных. За Эдуардом был сохранен титул "Королевского Высочества". Ни Георг VI, ни Елизавета II иметь что-либо общее с супругой Эдуарда не желали. Только с кончиной герцога Виндзорского в 1972 г. его супруга на похоронах увиделась с Елизаветой II. Герцогиня умерла в 1986 г. в 90-летнем возрасте, оставив большое состояние. Детей у них не было.

Верность традициям

Принц Альберт - подросток, герцог Йоркский - позднее и Георг VI (1895-1952), монарх, был противоположностью своему брату, на которого смотрел всегда с большим уважением. Альберта смущало заикание. Врачи боролись с дефектом, но не очень успешно. Между тем более уравновешенный, цельный характер Альберта побуждал Георга V видеть именно в этом сыне, а не в Дэвиде желанного наследника.
Оба брата участвовали в первой мировой войне, Альберт - во флоте, хотя в самом начале военных действий слег в связи с операцией аппендицита, а потом недомогал от хронического гастрита, приобретенного в детстве от неправильного питания. Альберт участвовал в знаменитом Ютландском сражении в конце мая 1916 г. Все же вскоре его признали негодным к морской службе. Отец - как ни удивительно - послал его учиться на пилота морской авиации. Принц службой тяготился, но против воли родителя не пошел. Экзамены сдал, асом не стал.
Еще позднее - учеба в Кембридже. Он прилежно штудировал право, особенно конституционное устройство. Альберт хорошо усвоил труд Беджгота о монархии, три постулата этого маститого правоведа предыдущего столетия, касавшиеся прерогатив монархии: чтобы с ней правительство консультировалось, чтобы она поощряла его в правильных шагах и чтобы предостерегала от ошибочных.
Принц своевременно позаботился об устройстве своих матримониальных дел. В 1905 г. десятилетним подростком он познакомился с дочерью графа Стратфорда Елизаветой Боуз-Лайон (род. 4 августа 1900 г.), угостившей его засахаренными вишнями с торта. Спустя 18 лет состоялась их свадьба. К тому времени Альберт получил титул герцога Йоркского.
Супруги, как было заведено, совершили несколько имперских турне. Король придирчиво следил за соблюдением сыном протокола, отмечал малейшие оплошности. Он не дал согласия Альберту на принятие в качестве подарка от британского губернатора фермы в Кении, указав, что это создало бы нежелательный прецедент: другим членам королевской семьи тоже могут предлагаться аналогичные дары в разных частях империи. Лучше приобрести ферму за деньги, как сделал брат Дэвид в Канаде...
Вступление на престол в декабре 1936 г. при столь необычных обстоятельствах не доставило радости Георгу VI. Американка бросила тень на все королевское семейство, а в воздухе и без того тянуло порохом. В Европе Гитлер бряцал оружием. В начале 1938 г. из-за разногласий в правительстве по вопросам внешней политики вышел в отставку министр иностранных дел Идеи, стоявший за отпор агрессорам. Король дал знать кабинету о своем недовольстве недостаточными консультациями с ним.
К сентябрю того же года Гитлер довел угрозы против Чехословакии до взрывной точки. Георг VI несколько раз пытался уговорить премьер-министра Чемберлена на то, чтобы тот согласился подкрепить свои усилия по части "умиротворения" Гитлера личным обращением к фюреру британского монарха. Премьер не соглашался, полагая, что его дипломатии будет достаточно. Вернувшись в Лондон с Мюнхенской конференции, где была решена участь Чехословакии сговором с Гитлером, Чемберлен с благословения короля заверил англичан, что "мир обеспечен на поколения". Не прошло и нескольких недель, как новые угрожающие действия Гитлера заставили британское правительство взяться за укрепление позиций Англии.
Частью таких приготовлений стал первый визит королевской четы в Соединенные Штаты Америки в июне 1939 г., прошедший с большим успехом. Тем самым была подготовлена почва для будущего англо-американского военного сотрудничества. Премьер-министр Канады Маккензи Кинг присутствовал при первой беседе Георга с президентом Рузвельтом и впоследствии отмечал, что король проявил враждебность к России, на что Кинг заявил, что, если западные державы не добьются соглашения с ней, она может пойти на договоренность с Германией *.
Так и вышло. В еще большей степени, чем предыдущему монарху, Георгу VI довелось испытать стрессы войны, особенно воздушной, какую вели люфтваффе против Британских островов. 9 сентября 1940 г. немецкая бомба упала на Букингемский дворец. Три дня спустя дворец был снова атакован, что отразилось на физическом состоянии монарха. Он не мог читать, часто с беспокойством смотрел из окна кабинета на небо.

* Wheeler-Bennet J. W. George VI. L., 1958. Пит. по выдержкам в "Daily Telegraph" от 29.XI 1958.

Королева Елизавета пережила те дни лучше. В дневнике она писала: "Я рада, что нас бомбили. Теперь я могу со спокойной совестью смотреть в глаза своим соотечественникам в Ист-Энде" *. После массированных бомбежек Ковентри Георг посетил город в знак общенациональной решимости держаться до победного конца. Вид короля, его супруги среди рабочих на военных фабриках, в госпиталях, на проводах новобранцев был немаловажным моральным фактором.
На случай фашистского вторжения были разработаны планы эвакуации королевской семьи в Канаду. Но не короля. Георг намеревался оставаться на родной земле. В парке Букингемского дворца король обучался обращению с различным оружием, хотя и без того был неплохим охотником. В случае оккупации Англии он собирался участвовать в движении Сопротивления.
Старые чувства враждебности к СССР дали у Георга VI знать на завершающем этапе войны - особенно после конференции в Ялте, которую, кстати, он расценил как неправомерную по части уступок, сделанных Москве в отношении стран Восточной Европы.
Поражение консерваторов на выборах после окончания войны в Европе король воспринял как неприятнейшую неожиданность. В свое время, в мае 1940 г., король неохотно вручил Черчиллю бразды правления, будучи настроенным в пользу Чемберлена. Впоследствии Георг говорил, что лучшего, чем Черчилль, главы правительства не . могло быть. Монарх и премьер-министр стали встречаться по вторникам за буфетным ленчем, обсуждали в непринужденной обстановке интересующие вопросы.

* Wheeler-Bennet J. W. Op. cit. Цит, по выдержкам в "Daily Telegraph" от 30.XI 1958.

Для возглавившего лейбористское правительство К. Эттли монарх являлся значительно более опытным деятелем, чем он сам. С первых же шагов своего премьерства он выказал максимум внимания к мнению короля. Так, при обсуждении кандидатуры министра иностранных дел Георг отклонил предложенного Эттли деятеля, настояв на назначении Эрнеста Бевина, известного своими, антикоммунистическими взглядами.
Георг считался застенчивым человеком - как и Эттли. Первоначально во время встреч их беседа часто прерывалась паузами. Со временем между ними установился хороший контакт. Король не стеснялся давать премьеру рекомендации по самым животрепещущим вопросам. Он выражал настоятельное пожелание, чтобы лейбористы не душили частное предпринимательство широкой национализацией промышленности. Равным образом был он против забастовок, которые парализовали бы работу ключевых отраслей хозяйства. Не скрывал монарх неудовольствия планами предоставления независимости Индии, заявляя, что она управлялась Англией и так должно обстоять в будущем.
Оппозиция короля лейбористскому курсу, конечно, не облегчала его проведения, но и не являлась непреодолимым препятствием. На открытую конфронтацию монархия не шла. Шаги лейбористов были весьма популярны в массах населения.
Немалые сомнения имелись у короля и королевы в отношении греческого принца Филипа Маунтбэттена - как кандидата в супруги Елизавете. Возможно. Филин представлялся Георгу не очень блестящей партией. Смущало его, что Елизавета остановила выбор на первом же молодом человеке, с которым едва познакомилась.
Незадолго до своей кончины в феврале 1952 г. Георг VI в третий раз - уже с удовольствием - поручил формирование правительства Черчиллю после поражения лейбористов на выборах.
31 января 1952 г. принцесса Елизавета с мужем вылетели в Кению. Неделю спустя Георг VI умер, причем, как стало известно лишь из преданных огласке спустя десятилетия правительственных бумаг, ради сокращения страданий болевшего раком монарха было решено применить дозу смертельноусыпляющего препарата. У этого короля как заядлого курильщика еще в сентябре предыдущего года было удалено легкое.

Глава Соединенвого Королевства и Содружества наций

Елизавета II (род. 21 апреля 1926 г.) заняла престол лишь немногим старше, чем это выпало на долю Виктории. Обе монархини одинаково отдавали отчет в своей малоопытности в государственных делах и столь же ревностно стремились справляться со своими обязанностями.
Преимуществом Елизаветы было то, что рядом с ней ко времени ее восхождения на трон находился супруг - принц Филип (род. 10 июня 1921 г.). Их бракосочетание состоялось в ноябре 1947 г., в связи с чем Филину был пожалован титул герцога Эдинбургского. Год спустя родился принц Чарлз, затем принцесса Анна и принцы Эндрю и Эдвард. В феврале 1960 г. было официально объявлено, что потомки Елизаветы II будут носить фамилию Маунтбэттен-Виндзоры.
Главное различие между Елизаветой и Викторией при их вступлении на престол состояло в положении Англии на мировой арене. Виктория принимала бразды правления державы, расширявшей границы своей империи. Елизавета водружала корону в Вестминстерском аббатстве, в которой не было уже самой крупной имперской жемчужины - Индии. Вопросом времени являлось выпадение из короны других колониальных владений. После второй мировой войны позиции Англии на международной арене оказались серьезно подорванными, она очутилась в большой экономической и военной зависимости от США.
Для британских монархов империя обычно значила не меньше, чем метрополия. Для Елизаветы II такая позиция была еще характернее, только в данном случае приходилось выбирать уже не между империей И метрополией, а между возникшими на месте колоний государствами-членами Содружества наций и Европой. В Англии начиная с 60-х гг. набирало силу течение в пользу континентальной ориентации, причем гораздо более выраженной, нежели мыслил Эдуард VII.
"Европеисты" не скрывали расчетов на то, чтобы Англия добилась преобладающего влияния на континенте. Приверженцы неоимперского мышления к такой перспективе относились скептически. Они видели больше шансов в поддержании связей с Канадой, Австралией, Новой Зеландией, Индией, Пакистаном, африканскими странами. Связей, основанных на финансовом, торговом присутствии в бывших владениях. Так, вполне логично, рассуждала и Елизавета II.
Как-никак к моменту вступления на престол большая часть ее жизненного пути падала на имперские времена. Сколько одних дворцовых атрибутов быта было связано с заморскими территориями! Сколько прочитано о них книг!
Свои "домашние задания" она выполняла столь же старательно, как и другие обязанности. Прилежание, пунктуальность, самодисциплина были привиты ей крепко. Она появилась на свет, когда Англию лихорадило от всеобщей забастовки. Даже королевский двор испытывал трудности со снабжением. Опасались, что не хватит кое-чего и для новорожденной.
Резиденция герцогов Иоркских находилась на Крутой-стрит, 17, в районе Пиккадилли. . Здесь, в районе Бэрклисквер, прогуливала в коляске крошку, не привлекая внимания, рослая, уверенная в себе Клара Найт, служившая нянечкой и у матери Елизаветы. Когда во время полугодового заморского турне родители оставили шестимесячную девочку на попечение дедушки и бабушки, те нежно ухаживали за ней. Скоро изображение малышки стало фигурировать на коробках конфет, на страницах газет.
У трехлетней Елизаветы появилась сестренка - Маргарет. Девочек и баловали, и следили за тем, чтобы они не росли в безделиц. На территории Виндзорского замка возник маленький коттедж - дар от жителей Уэльса Елизавете по случаю ее шестилетия. Поддерживать в нем порядок она должна была без посторонней помощи - и делала это с большим старанием.
Мать научила девочку читать, а преподавательницей стала шотландка мисс Марией Кроуфорд, 22 лет, окончившая Эдинбургский университет. Марией стала компетентной воспитательницей. В этом смысле она сделала гораздо больше, чем от нее ожидал Георг V, заявивший при представлении ему: "Выучите внучку приличному письму - и будет достаточно!" *
Библия, поэзия, тренировка памяти, самодисциплина - всего этого не было в программе, но имело не меньшее значение, чем учебные дисциплины. Полтора часа в неделю отводилось истории, полчаса - географии, час - грамматике, остальные полтора часа - литературе, сочинениям. Занятия длились с полдесятого утра до одиннадцати дня. Затем следовали спортивные игры. Хобби Елизаветы стали лошади, таковыми они остаются и поныне. В числе любимых занятий были танцы, пение, рисование, музыка. Отличная память позволяла девочке исполнять упражнения на слух.

*Catheart Н. Her Majesty. L., 1962. Цит, по выдержкам в "Sunday Express" от 4. II 1962.

В скромном, тихом ребенке таилась, однако, своя пружина, готовая распрямиться. Так произошло, когда до крайности строгая учительница французского языка довела ученицу до бунта. Выразилось это в том, что Елизавета вылила на свои золотистые кудри склянку с чернилами.
Десятилетняя девочка запомнила суматоху дней конституционного кризиса в 1936 г. После отречения их дяди Эдуарда мисс Кроуфорд сообщила девочкам, что предстоит переезд в Букингемский дворец. "Насовсем?" - спросила скорее испуганная, чем обрадованная Елизавета. В этом дворце она царствует уже более четырех десятилетий.
Вот типичный распорядок дня королевы. В первую очередь - детальное, до мелочей туалета, планирование предстоящих визитов, приемов, поездок, затем - чтение доставляемых ей ежедневно в красных шкатулках правительственных бумаг, депеш. Работа над почтовой корреспонденцией. Наиболее важные письма кладутся ей на письменный стол, остальное обрабатывается в канцелярии дворца. На каждое письмо дается без задержек ответ. Еще позднее - в первой половине дня - одобрение (или отклонение) различных решений, причем относящихся не только к Соединенному Королевству, а и к зависимым территориям (их не так уж мало). На соответствующих бумагах в случае согласия ставится: "Одобрено. Е. Р." (Елизавета Ройял).
Ведущая должность в Букингемском дворце - лорд-чемберлейн, в его ведении - публикация ежедневных сообщений (циркуляров) о мероприятиях двора, контроль над охраной дворца, почтовой службой, составление графика аудиенций королевы (за исключением встреч с премьером - это прерогатива самой монархини).
Хозяйственными и "кадровыми" вопросами (во дворце на полных ставках работает не более 60 титулованных придворных особ, не считая штата прислуги) ведает другой дворецкий. У него громадная территория: одних помещений во дворце более шести сотен. Под началом этого дворецкого находится шеф кухни. Каждое утро меню размечается супругами, предпочитающими простые кушанья. По случаю званых обедов, ленчей королева призывает к себе шефа кухни и консультируется с ним.
Завтракают Елизавета и Филин обычно наедине. Раньше, когда дети были еще маленькими, родители имели обыкновение вместе с ними часа в четыре пить чай.
Девять придворных дам заботятся о туалетах королевы и других ее потребностях. Она обожает цветы. На ее письменном столе всегда стоит букет - чаще всего розовых гвоздик, выращиваемых в оранжереях Сандрингемского дворца.
Финансовыми делами занимается "Хранитель приватной казны". Королева принадлежит к числу крупнейших земельных собственников в Великобритании: помимо значительных владений в Лондоне и на западе страны, у нее имеется около 52 тыс. акров герцогства Ланкастерского в Ланкашире, Чешире, Стаффордшире, Йоркшире и Нортгемптоншире. Со времен Эдуарда IV, когда пятая часть всех земельных угодий в стране находилась у короны, размер этих владений к XX столетию существенно уменьшился. Сохранились остатки необычных привилегий, например королевская собственность на ряд пород лебедей. Мировой известностью пользуются картинная галерея Букингемского дворца, коллекция марок. Их собиранием увлекалась Елизавета в молодости.
После жалоб принца Филина на нехватку отпускаемых правительством средств на содержание королевского двора в связи с инфляцией парламент удвоил такие субсидии. Всего в начале 80-х гг. расходы двора достигали 20 млн фунтов - не столь умопомрачительная сумма, если учесть, что, скажем, концерн "Юнилевер" тратил тогда на рекламу 40 млн.
В королевском хозяйстве не раз наводилась строгая экономия. Такой факт: в 1937 г. у королевской семьи было 86 лошадей, в конце 50-х - 30. Забитая во время охоты дичь продается. На страницах прессы Уильям Эллис, бывший "завхоз" Виндзорского замка, рассказал в январе 1959 г. о жестком режиме этой резиденции. Ничего нового, если можно починить или отремонтировать бывшее в употреблении, не покупается.
С начала 90-х гг., когда королевское семейство стало потрясаться скандалами, публика в Англии начала приглядываться критичнее к стоимости содержания монархии. Больше всего возражений вызывало то, что одна из богатейших женщин в мире, Елизавета II, не платит подоходных налогов. Виктория и ее предшественники вносили такие налоги исправно в казну. Порядок был изменен Георгом VI, договорившимся с правительством об освобождении от налогообложения. Тогда об этом публично не было объявлено.
В 1992 г. в парламенте и за его пределами множились голоса тех, кто указывал на необходимость распространения налогового бремени на королевскую семью. Особенно настойчивыми эти голоса стали после того, как правительство объявило о намерении взять на себя расходы по восстановлению серьезно пострадавшего от пожара в ноябре 1992 г. Виндзорского замка. Стоимость таких работ - не менее 60 млн ф. ст.
Учитывая такие настроения, Елизавета заявила, что она и ее семейство с апреля 1993 г. будут подлежать налогообложению. Кроме того, все траты по реставрации Виндзора она также берет на себя.
Итак, королеве и ее близким приходится платить налоги с доходов от размещенных в различных компаниях, фирмах акций. Под налоговый пресс не будут подпадать увеличенные до 7,9 мин ф. ст. в 1991 г. ежегодные расходы правительства на содержание королевского двора - так же как и личное состояние Елизаветы (поместья, драгоценности, картины и т. п.). Размер его не раскрывается.
Что касается упомянутых 7,9 млн ф. ст., то более 200 тыс. приходится на королевскую кухню, 180 тыс. - на винные погреба, 63 тыс. - на прачечную, 180 тыс. - на мебель, 213 тыс. - на приемы в саду, 138 тыс. - на канц-принадлежности, 123 тыс. - на компьютерную службу, 13 тыс. - на газеты и журналы и т. п.
Многие остальные траты монархии - такие, как содержание спецтранспортных средств (яхта "Британия", ва гоны железнодорожного состава, самолеты с королевской эмблемой), почтовой службы, - правительство финансирует, и это обходится не менее чем в 50 млн ф. ст. в год.
Около тысячи фирм являются официальными поставщиками двора Ее Величества. Они, как правило, присылают образцы своей продукции в Букингемский дворец. Это немалая честь для любого бизнесмена. К тому же, если прежде монархи во время зарубежных поездок брали в качестве подарков предметы антиквариата, Елизавета взяла за правило делать подобные приношения изделиями современной отечественной промышленности. Лучшей рекламы не придумать!
По части подобных турне королева превзошла всех своих предшественников. Естественно, наибольшее внимание уделяется контактам со странами Содружества. В Мальборо-хауз в Лондоне действует постоянный секретариат Содружества. На него падает обязанность подготовки регулярных встреч руководителей этого сугубо добровольного объединения, в котором исторические связи переплетаются с материальными интересами.
То, что некоторые члены Содружества провозгласили у себя республиканскую форму правления, не препятствует Елизавете II быть главой этого объединения, на регулярных встречах лидеров которого она председательствует. Гиб кость, приспособляемость к меняющимся условиям при сохранении того, что считается основополагающим, на ходит наглядное выражение в поддержке английской монархией института Содружества.
Королева не раз энергично вмешивалась, когда, по ее мнению, правительство делало шаги, грозившие ослаблением связей Англии с заморскими территориями. Поэтому без энтузиазма она отнеслась к вступлению Англии в Европейское экономическое сообщество. От происшедшей переориентации британской торговли на Западную Европу сильно пострадали коммерческие интересы большинства стран Содружества. Тем важнее в таких условиях цементирующая роль монархии.
Что касается еще оставшихся в Западной Европе стран с монархической формой правления, то, поддерживая с их династиями тесные связи, в Букингемском дворце, как писал английский автор Э. Сэмпсон в работе "Анатомия Британии" (1962), можно было слышать презрительные реплики о "королях на велосипеде" - монархах Швеции, Норвегии, Нидерландов, отличающихся простотой быта *.
Английские монархи твердо усвоили, что, чем они недоступнее для публики в повседневной жизни, тем легче поддерживать вокруг института монархии ореол величия. В этом - суть ее магии.

*Sampson А. Anatomy of Britain. L., 1962. P. 32.

Помнится, весной 1954 г., когда королевская чета возвращалась в Лондон из заморского турне, десятки тысяч людей сгрудились на набережной Виктории и прилегающих улицах. В воздухе царило возбуждение. Некоторые из собравшихся подняли над головами перископы - узреть без помех швартовку королевской яхты к причалу. И вот словно электрический заряд пробежал по этому человеческому морю: раздались ликующие возгласы, а вскоре по проходу, образованному полицией, проследовала на приличной скорости королевская процессия: золоченый экипаж, запряженный восьмеркой лошадей, бравые гвардейцы в кирасах.
Другая сцена. Изумрудный ковер большой лужайки перед Букингемским дворцом. Столики с сендвичами, пирожными. Слуги в ливреях разносят чай специально приготовленного букета. Это "парта" - прием в парке дворца. На нем были журналисты некоторых советских газет, аккредитованных в Лондоне. Нам довелось видеть Елизавету, ее супруга, принцессу Маргарет, а некоторым - обмолвиться с ними словом. Смысл не имел значения, важен был сам факт!
Вот почему, когда члены королевского семейства или сам монарх преступают очерченное для них пространство, в среде истеблишмента это считается недозволенным. Отсюда - критика по адресу принцев Филина и Чарлза за выражение ими личного мнения по вопросам, дебатирующимся общественностью. А что, например, позволил себе принц Чарлз? Немногое - критику по адресу архитекторов, соорудивших в Лондоне не очень привлекательные высотные коробки. Принц Филин саркастически заметил, что, если у кого-то в стране появляется оригинальная идея, сразу найдется немало людей, готовых видеть в нем радикала с красным флагом.
Как уже отмечалось, королева лишь в исключительных случаях позволяет себе публичные высказывания по спорным проблемам в стране. Тем более громкий резонанс они получают. Так было в середине октября 1991 г., когда и Елизавета II, и принц Уэльский дали знать о крайнем неудовольствии решением правительства Джона Мейджора сократить на четверть численность сухопутных сил Англии. Букингемский дворец возразил не столько против самого факта таких сокращений, сколько против того, что в числе намеченных к расформированию соединений находились и те, шефами которых по традиции были члены королевской семьи и сама Елизавета II.
Сохраняя замкнутость, что касается приватной жизни, монархия в лице Елизаветы II не считает необходимым держаться за некоторые устаревшие атрибуты, без надобности дистанцирующие ее от общества. Чарлз подростком учился не у частных преподавателей во дворце, а в школе, пусть и привилегированной. С конца 50-х гг. королева завела практику званых ленчей во дворце с приглашением деятелей, представляющих различные организации, группы общества.
Сорокалетие своего правления в феврале 1992 г. Елизавета II отметила без особых торжеств. Она готовилась к очередному заморскому турне - в Австралию. Ничто не указывало на то, что она собирается передавать бразды правления принцу Чарлзу. "Мы обезглавливали монархов, свергали их, но никогда не отправляли на пенсию", - заметил по этому поводу консервативный член парламента. Еще в юности Елизавета шутливо как-то сказала, что на троне ей предстоит "пожизненный срок".
В послевоенные десятилетия, ознаменовавшиеся и в Англии большими переменами, монархия продолжает выполнять социальную функцию стабилизатора существующего порядка. Для этого она располагает и ресурсами, и опытом, и волей.
Ее полномочия достаточно широкие: она может смещать правительство, находящееся у власти, объявлять войну, распускать армию, распорядиться о продаже судов военно-морского флота, увольнять в отставку государственных служащих, уступать территорию под ее юрисдикцией другому государству, возводить в звание пэра, провозглашать чрезвычайное положение (как она поступила 31 мая 1955 г. в связи с забастовкой железнодорожных служащих), амнистировать осужденных, учреждать новый университет. Но только в случаях назначения премьер-министра и роспуска парламента ей не обязательно советоваться с членами правительства. В остальных случаях пользоваться всеми вышеупомянутыми прерогативами она должна при согласовании данного вопроса с правительством, причем последнее слово остается не за сувереном, а за правительством *.
"Выбор премьер-министра - это самая важная из сохранившихся самостоятельных функций монархини", - писали Дж. Харвей и К. Худ в исследовании "Британское государство'' **.
Три раза за время своего правления Елизавете II пришлось брать на себя ответственность за выбор главы правительства в условиях, когда имелся не один, а по меньшей мере два кандидата на данный пост, пользовавшихся поддержкой значительной части партии, располагавшей большинством в палате общин.

*Morrow А. The Queen. L., 1983. P. 180.
** Horvey J. and Hood К. The British State. L., 1958. P. 71.

В первый раз это произошло в 1957 г., когда вышел в отставку премьер Э. Идеи и выбор преемника пал на Г. Макмиллана. В 1963 г. из-за скандального поведения одного из членов кабинета Макмиллана, Профьюмо, возник правительственный кризис и королева назначила на пост премьера сэра Адска Дуглас-Хьюма. И в1974 г., приняв отставку консерватора Э. Хита, Елизавета II остановила свой выбор на лидере лейбористской партии Г. Вильсоне.
Использовав в этих случаях свое исключительное конституционное право, королева навлекла на себя серьезную критику со стороны влиятельных политических и других деятелей. Так, автор обстоятельного труда о Елизавете 11 Роберт Лжи указывал на непродуманность решений королевы в 1957 и 1963 гг., принятых без консультаций с руководящими деятелями консервативной партии, а под влиянием одного-двух приближенных к Букингемскому дворцу***.
Что же касается политических симпатий королевы, то определенное представление об этом дает Анна Морроу в своей книге о Елизавете . Она писала, что "королева окружает себя не родовитой аристократией, а солидными, одетыми в твидовые костюмы советниками, представляющими владельцев крупных поместий с их фермами и угодьями, лендлордов-охотников, являющихся сторонниками Англиканской церкви, поддерживающих тот дух в стране, который предотвращает возникновение революционных ситуаций" ****.

***Lacey R. Majesty. L., 1977. P. 304-305.
**** Morrow A. Op. cit. P. 86.

Уже одно это обстоятельство определяло отношение Виндзорской династии к советской власти. Но на идеологический фактор накладывался не менее сильный - личностный. "В течение многих лет, - писал в своей книге о Елизавете II В. И. Попов, в 1980-1986 гг. являвшийся советским послом в Лондоне, - расправа с семьей Романовых была препятствием и для контактов королевского дома (Великобритании) с представителями советского руководства. Показательно, что вплоть до 1947 года министерство иностранных дел Британии в день расстрела Николая II рассылало всем дипломатическим представителям в Лондоне ноты в траурной рамке" *.
Между тем со стороны Москвы предпринимались неоднократные попытки договориться об установлении контактов между Букингемским дворцом и советскими руководителями. В. И. Попов вспоминает, что сказал ему А. А. Громыко в связи с назначением на пост посла в Лондоне: не упускать из виду важную роль, которую играет в Англии монархия **.
В 1956 г. Елизавета II устроила у себя во дворце прием в честь находившихся с визитом в Великобритании Н. С. Хрущева и Н. А. Булганина, однако неоднократные сигналы из Кремля о желательности регулярных контактов на самом высоком уровне с Виндзорским домом отклика не получали.
Примечательны разногласия, возникшие в британской верхушке после приглашения, направленного Елизавете II М. С. Горбачевым в 1989 г., посетить СССР. Королева и ее окружение склонялись к тому, чтобы ответить на приглашение и установить дату визита. Премьер М. Тэтчер затормозила такие шаги, опасаясь, как бы пальма первенства в улучшении отношений с "реформистским Кремлем" не досталась Елизавете II ***.

*Попов В. И. Жизнь в Букингемском дворце. Елизавета II и королевская семья. М., 1993. С. 228-229.
**См. там же. С. 232-233.
***См. там же. С. 208.

А вот как высказывалась Елизавета II о переменах в России и странах Восточной Европы: "Это произошло так быстро. Конечно, здесь, в Англии, это, может быть, не так понятно, как там, где это, должно быть, рассматривается как большая травма" ****.
Данное мнение королева высказала в беседе с Джоном Мейджором. В нем нет и тени злорадства, чем грешат иногда заявления на эту тему некоторых деятелей не только на Западе, но и у нас. Крайности любого рода - не в натуре Елизаветы II. В этом смысле Елизавету II можно назвать "образцовой монархиней". И по своему характеру и пониманию своего места в государстве она воплощает на троне правительницу, которая вполне может войти в XXI век и не выглядеть анахронизмом, так как органично соединяет традиционное и современное, ограничивающее ее и дающее одновременно права, полномочия, совместимые с условиями конца XX столетия.
Во время пребывания в Москве, в марте 1994 г., премьер-министра Великобритании Джона Мейджора были установлены сроки визита в Россию Елизаветы II.

****См.: Попов В. И. Указ. соч. С. 197.

Как бы "передовым отрядом" такого исторического ее вояжа к нам был визит в Санкт-Петербург в середине мая 1994 г. принца Чарлза. "Для меня особенно символичен тот факт, что мой визит в Санкт-Петербург состоялся ровно через сто лет после визита принца Уэльского, приезжавшего в прошлом веке на бракосочетание императора Николая Второго", - заявил, прибыв в город, принц. Он отметил также, что пребывание в Петербурге "дает возможность не только окунуться в историю взаимоотношений двух стран, которые всегда были связаны тесными узами как в период второй мировой войны, так и в мирное время", но и заглянуть вперед, выявить возможности дальнейшего движения России и Великобритании в деловой и культурной сферах *. Имеется в виду, в частности, содействовать привлечению британского капитала к возрождению исторических достопримечательностей Петербурга в преддверии его 300-летая в 2003 г.
Как и было условлено, визит Елизаветы II с мужем принцем Филином в Россию состоялся в октябре 1994 г. Королева прибыла в Москву самолетом 17 октября и отбыла из Петербурга поздно вечером 20 октября на своей шеститысячетонной яхте "Британия". Политическая сторона визита обеспечивалась находившимся в кортеже королевы министром иностранных дел Великобритании Дугласом Хэрдом. Правда, особой нагрузки на него не падало, поскольку никаких переговоров Елизавета II вести не собиралась. Ей и принимающей ее официальной стороне был важен сам факт установления такого личного общения, взаимных контактов.
Немалое значение имело посещение исторических мест, достопримечательностей, связанных со взаимоотношениями наших двух стран, как, например, бывшего Английского подворья в Москве. Оно было выделено еще Иваном IV Грозным английским купцам, завязавшим торговые связи с Русью в бытность Марии Тюдор. И, само собой разумеется, центральным пунктом визита был седоглавый Кремль. Там королеву с супругом ждали покои с убранством, не уступавшим тому, какое готовилось для самых именитых гостей в бытность правления Романовых.

*См.: Независимая газета. 1994. 18, 20 мая.

Об определенной исторической преемственности можно было судить и по некоторым драгоценностям королевы во время визита. Так, например, ее ожерелье из жемчуга и бриллиантов, украшенное сапфиром, принадлежало императрице Марии, матери Николая II. Вместе с другими драгоценностями на миллионы фунтов стерлингов оно было привезено в Англию Марией на борту британского фрегата, прибывшего в Портсмут весной 1919 г. из Крыма. Почти все эти реликвии были куплены Виндзорами, и ныне их носит не только королева, но и члены ее семейства.
У высокой гостьи и президента России имелось достаточно времени для бесед, разговоров, в том числе и незапланированных. Так, на банкете в Кремле в честь Елизаветы II Б. Н. Ельцин в течение почти полутора часов беседовал с ней "на самые разные темы", как сообщили журналисты.
Еще до отбытия в Россию королева дала знать о своем желании возможно шире пообщаться там с "народом". Однако лишь в Петербурге такая возможность ей более или менее представилась. Подойти к гостье "простым людям" было разрешено в Петропавловской крепости и в Эрмитаже. В Москве даже такого мимолетного общения с жителями почти не было.
Исключение в Москве было сделано в этом отношении лишь для учащихся одной из школ, где побывала королева в течение 45 минут.
Напоследок Елизавета II устроила прием для сотни приглашенных, включая Б. Н. Ельцина и его супругу, на борту своей яхты, бросившей якорь у бывшей Краснофлотской набережной, а теперь восстановившей прежнее название - Английской. По протоколу английская сторона подобных приемов в связи с королевским визитом не устраивает. Для России было сделано исключение.
Елизавета II и члены ее семейства теперь намерены совершать поездки в Россию - правда, неофициальные, поскольку для царствующей в Великобритании особы предусматривается лишь один официальный визит в другую страну.
После визита Елизаветы II заметно оживились связи членов королевского семейства с нашей страной. В июле 1995 г. поездку по северу России совершил супруг королевы принц Филин герцог Эдинбургский в качестве президента Всемирного фонда дикой природы. На пресс-конференции у нас он заявил, что фонду "повезло в том, что в России много энтузиастов и партнеров", и выразил надежду, что "вместе мы многое можем сделать для того, чтобы будущие поколения смогли сохранить богатое природное будущее наследие и жить в здоровой окружающей среде".
В июне 1995 г. гостьей у нас была принцесса Диана, посетившая с благотворительной миссией одну из больниц в Москве и другие учреждения.

Трудное семейство

В отличие от других существующих сейчас монархий, британская находится почти постоянно в фокусе внимания мировых средств информации, в первую очередь, конечно, в самой Англии, особенно же специализирующихся на "смачных сюжетах".
Елизавете II это по понятным причинам причиняет головную боль, и неудивительно, что, выступая в самом конце 1992 г., она охарактеризовала минувшие 12 месяцев по-латыни как "аннус хоррибилис" т. е. "ужасный год".
Для подобного необычного в ее устах признания имелись веские причины, и о них королева поведала так же откровенно, обратившись с призывом к журналистам относиться к ее семейству "деликатно, в духе добросердечия и понимания".
Последнее слово особенно примечательно: от прессы, телевидения королева ожидает понимания переживаемых ее семейством трудностей, которые могут отразиться на судьбах самой британской монархии, поскольку касаются самого существенного для наследной монархии - вопроса о характере, публичном имидже, а значит, и престиже того, кто со временем займет британский трон.
Как уже указывалось, прямым наследником Елизаветы II является принц Уэльский Чарлз Филин Артур Георг. За ним следуют старший сын Чарлза и Дианы принц Уильям Филин Артур Луи, родившийся 21 июня 1982 г., и младший их сын Генри, который на два года моложе брата. Четвертым в данном ряду считается второй сын королевы принц Эндрю, герцог Йоркский *.
В чем же проблема? Самое парадоксальное состоит в том, что угроза монархии исходит не извне, а изнутри королевской семьи.
Ни один брак, который благословили Елизавета и принц Филин, не оказался прочным. Хрупкость супружеских уз для рядовых британцев - одно, для монархии - нечто совершенно другое. Первой возмутительницей порядка стала принцесса Маргарет, сестра королевы. В середине 50-х гг. она решила выйти замуж за бывшего конюшенного ее деда, короля Георга V, - Питера Таунсенда. Только нажим королевы заставил ее отказаться от этого намерения. Не одобрявшая выбора сестры Елизавета сослалась на принятый парламентом в 1772 г. по настоянию короля Георга III акт, по которому членам королевской фамилии возбраняется вступать в брак с разведенными персонами. А Таунсенд с супругой разошелся.

* Далее идут дочери герцога Йормого принцессы Беатрис и Юджин, младший сын королевы принц Эдвард, королевская принцесса Анна и ее дети, принцесса Маргарет и ее дети и т. д. Примеч. сост.

Маргарет горевала недолго. В 1960 г. она вышла замуж за Энтони Армстронг-Джойса. Это был фактически мезальянс, но на сей раз Елизавета помешать сестре не могла, так как формальных оснований не имелось. К тому же опасались, что Маргарет может выкинуть что-то похуже. Известно было, как она отчитала королеву, когда та пыталась указать ей на какие-то дефекты ее туалета. "Занимайтесь своей империей, - сказала она Елизавете, - а я буду следить за своими перчатками!" *
Энтони вращался в светских кругах, но как фоторепортер. Ему был пожалован титул графа Сноудона, однако своих привычек, в том числе и в отношении женщин, он после брака не изменил. Небезупречным было и поведение супруги.
Весной 1978 г. дело дошло до их формального разрыва. Стороны разошлись мирно, но Елизавете история стоила многих волнений. Ведь последний скандал такого рода разразился в 1820 г. в связи с бракоразводным процессом только что взошедшего на престол Георга IV против давно оставленной им супруги Каролины.
Пятнадцать лет длилось супружество принцессы Анны и капитана Марка Филлипса. С ним дочь королевы познакомилась, когда он служил рядовым в отряде придворных драгунов. Его незнатное происхождение компенсировалось выигрышной наружностью, и неудивительно, что Анна им увлеклась.

*Saturday Evening Post. 20.XI 1965.

Отчуждение между супругами началось с рождения у них второго ребенка. Их стали все реже видеть вместе. Пресса заговорила о "связях на стороне". То, что стало достоянием гласности, не могло не шокировать публику. Газета "Ньюс оф уорлд" поместила в 1985 г. более чем откровенное интервью с неким Питером Кроссом, ранее служившим в личной охране Анны. Того в 1981 г. с этой службы уволили за "чересчур фамильярное отношение к принцессе". Сторожить следовало самого сторожа! Слухи о том, что он является отцом второго ребенка Анны, получили подтверждение, когда сразу после родов Питер явился в ее покои повидать младенца. Затем он скрылся с горизонта.
Дальнейший сюжет развивался достаточно банально. Достоянием гласности стали красноречивые письма Тимоти Лоуренса к Анне и не менее разоблачительные свидетельства о связи Марка с кинозвездой. Отступая от традиций, королевский двор информировал публику, что в Букингемском дворце не все ладно. Было объявлено о доказанной неверности Марка. Елизавета - что неудивительно - встала на сторону дочери, отбросив в сторону некоторые условности. Лоуренс был допущен в королевский дворец Балморал в Шотландии по случаю 39-летия Анны, ему был пожалован орден, а затем он был зачислен в свиту Елизаветы II.
Принцесса Анна и Лоуренс начали изредка появляться вместе в светском обществе, но с успехом сторонились прессы, чему способствовало и то обстоятельство, что Анна деятельно занималась благотворительностью, возглавляя в Англии "Фонд помощи детям". 6 декабря 1992 г. в одном из редких выступлений по Би-би-си она с большой убежденностью говорила о нуждах миллионов детей .в "третьем мире". И тогда же было объявлено о втором браке Анны - на Лоуренсе (в апреле 1992 г. она оформила развод с первым мужем). Поскольку Англиканская церковь запрещает вторичные браки, церемония бракосочетания Анны и Лоуренса состоялась 12 декабря 1992 г. в церквушке близ дворца королевы в Шотландии, где законы на этот счет не столь строги. Все было обставлено скромно, в отличие от блеска, пышности свадебной церемонии принца Чарлза и Дианы.
Дочери Елизавета симпатизирует больше, чем своему наследнику. Та соблюдает правила, нормы королевских традиций. Иное дело - Чарлз. У него характер более норовистый и с годами не улучшается, а портится, как дают понять английские журналисты, следящие за веяниями в Букингемском дворце.
В глазах публики монархия должна выглядеть сугубо нейтральной, беспристрастной в вопросах, дебатируемых в обществе. Из-за этого королеве не раз приходилось объясняться со своим супругом, допускавшим высказывания, свидетельствовавшие о его личных антипатиях и симпатиях по таким вопросам.
Старший сын в отца. Но рамки, в которые он поставлен матерью-королевой, не способствуют его "приручению". Сколько раз в истории британской монархии отпрыски царствовавшего правителя становились его врагами из-за того, что тот не допускал их к государственным делам, обрекал на безделие. А где оно, там, как гласит английская поговорка, "верховодит дьявол"! Жизненный путь наследника Георга III оказался буквально устланным горами пустых бутылок из-под крепких напитков, обрывками дамских туалетов, разорванных бурных страстей. А сколько раз этот сын Георга III умолял отца дать ему какое-нибудь достойное занятие! И все тщетно.
Одна английская газета якобы от имени Чарлза как-то поместила на своих страницах шутливое объявление: "Требуется работа. Выпускник Кембриджа ищет интересную должность, много ездил по разным странам, имеет отличные связи, компетентный оратор, умело организует пожертвования на благотворительные цели, обладает несомненными данными к лидерству, служил на флоте и в авиации, женат, двое сыновей, интересуется садоводством, гомеопатией, философией, архитектурой, живописью, игрой в поло, музыкой. Размер оклада значения не имеет..."
Перед нами принц, жаждущий приложения своих сил ко многим сферам бытия. Самый высокообразованный среди своих предшественников под сводами Букингемского дворца. Никто еще в этом ряду не удостаивался звания бакалавра исторических наук.
Значит ли это, что принца влечет наука? Не совсем. Он не без успеха занимался музыкой, учился игре на виолончели, его часто видят в опере - так же как и за мольбертом. Одна из его акварелей была экспонирована на самой престижной выставке живописи в Берлингтон-хауз на Пиккадилли. Члены жюри не знали, что она принадлежит кисти Чарлза.
Стало быть, у принца стихия - мир культуры? Но и это было бы неполной характеристикой. Чарлз служил в авиации и на флоте, не раз прыгал с парашютом, пилотировал реактивные истребители, занимался аквалангом. Его закадычный друг-горнолыжник погиб под лавиной в Альпах, Чарлз находился вместе с ним на лыжах и спасся чудом, после чего в английской прессе раздались голоса, что наследник не вправе пренебрегать безопасностью своей особы. Он - национальное достояние.
Чарлз рассуждает иначе: "Я безнадежный человек, потому что мне по душе ощущение опасности, это позволяет жить полнокровнее".
И в то же время его любимейшее хобби - уединение в своем поместье в сельской местности. Он с энтузиазмом описывал времяпрепровождение там: "Сельская жизнь - отличнейшая для души. Физический труд - благо для человека; очистка стоил для коров, помощь при появлении телки, доение коров, починка забора. Я возвращаюсь после всего этого другим человеком". Чарлз утверждает, что, ухаживая за своим садом, он устанавливает "контакт" с растениями, может беседовать с ними. Наследственные владения Чарлза находятся в Корнуолле, на юго-западе Англии, там принц рад, по его словам, смешиваться с местными жителями не столько из-за того, что эти владения приносят ему немалые доходы, а потому, что Корнуолл воплощает для него лучшее, что может предложить сельская местность.
Впечатление разорвавшейся бомбы произвело в октябре 1994 г. телеинтервью Чарлза журналисту Джонатану Димблби, в котором принц впервые публично выразил недовольство тем, как с ним обходились и обходятся родители. Дальнейшие разоблачения последовали в вышедшей книге того же журналиста "Принц Уэльский. Биография", основанной на свидетельствах Чарлза. В ней принц Филин рисуется черствым, деспотичным отцом, настоявшим, вопреки сопротивлению сына, на его женитьбе на Диане. В таких же тонах изображена мать, поглощенная официальными функциями в ущерб родительским обязанностям. Чарлз выражает обиду, что любимцем родителей всегда была Анна. Принц Филин пошел на необычный шаг, осудив сына за такие высказывания в газетном интервью. Сор был вынесен не из избы, а из дворца!
И еще один штрих к портрету Чарлза: его хлопоты об участи безработных, которые видный деятель консерваторов Норман Теббит связывал с тем, что принц питает естественные симпатии к людям, лишенным работы, будучи сам в таком же положении.
Так же как и Анна, Чарлз патронирует не менее сотни благотворительных и других обществ, разрезает ленточки при открытии выставок, деловых центров. Но подобного церемониала ему недостаточно. Его любимый монарх - Георг III. Вроде бы парадокс. Разве Чарлз не знает, как обходился тот со своим наследником? Конечно, знает, но в данном случае для Чарлза важно другое: Георг III стоял горой за прерогативы монархии, активно вмешивался в дела правительства, часто одерживая верх над самыми упрямыми из министров. "Санди тайме" писала: "Впервые у Великобритании есть претендент на престол, имеющий четкие философские взгляды, базирующиеся на идеалах служения обществу и гражданственности".
Вот в чем причина опасливого отношения к нему со стороны верхушки общества, стоящей за незыблемость порядка, как он олицетворяется традициями монархии. Добившийся в острой борьбе верховенства над короной господствующий класс ревниво следит за тем, чтобы на горизонте не появилось ничего, что грозило бы этому классу ущемлением его прав. В этом - подоплека не очень громкой, но все же заметной кампании консервативной прессы против наследника Елизаветы II.
Средства информации в Англии все чаще противопоставляют Чарлза его супруге. Пышное бракосочетание принца Уэльского и леди Дианы Спенсер состоялось в июле 1981 г. Принцесса Диана сразу же стала кумиром прессы. Смена ее туалетов поражала даже видавших виды знатоков. В последние годы Диана стала выглядеть, по меркам королевского двора, исправившейся, дисциплинированной - в отличие от первых лет замужества, когда она представлялась ветреной, легкомысленной. Пресса, ничего не выдумывая, сообщала о волочившихся за ней великосветских и других поклонниках.
Супруги достигли между собой того, что пресса назвала "модус вивенди". Диана с детьми располагается в достаточно обширных и комфортабельных апартаментах Кенсингтонского дворца у Гайд-парка. Чарлз уединился в поместье, не очень близком к Кенсингтону, создав там подобие "кухонного кабинета" из близких советников.
Вполне реальная перспектива оказаться на троне еще в расцвете сил, судя по всему, привлекает Диану. Для верхушки общества она будет вполне приемлема в таком качестве. Ведь она происходит из аристократической фамилии, ведущей начало со времен Генриха VII. Это подтвердили, в частности, пышные похороны с участием членов королевской семьи умершего весной 1992 г. отца Дианы восьмого графа Спенсера. Граф Спенсер находился в свите Георга VI, а затем Елизаветы II, а бабушка Дианы была придворной дамой у матери нынешней королевы *.
Если Чарлз неудовлетворен своей долей, то Диана вошла в роль принцессы-дивы и любит купаться в лучах славы. Каждое ее появление за пределами Кенсингтонского дворца привлекает репортеров и толпы зрителей.
В течение многих лет Чарлз также был "звездой". Затем в центре очутилась Диана. Журналисты открыто пишут о соперничестве между ними на такой почве. Диана не собирается уступать первенство. "Санди тайме" писала: "Независимость Дианы стала вызывать короткое замыкание во всей системе, а ее популярность неприятно шокировала принца".

*По материнской линии весьма отдаленным предком Дианы был шотландский купец Теодор Форбс, женившийся на армянке из Индии Элизе Форбезьян. Этот факт установил уже в наши дни американский профессор Левой Топозян. По его мнению, хотя в жилах Дианы течет 1/64 армянской крови, по чертам характера она типичная армянка.

Симпатий Чарлзу в глазах соотечественников, и особенно соотечественниц, не прибавили разоблачения, содержащиеся в вышедшей в Англии в июне 1992 г. книге Э. Мартена о Диане, рисующей в деталях портрет молодой женщины, "оказавшейся, как в западне, в оковах постылого брака".
Еще накануне пышной свадебной церемонии Диана узнала что ее жених, как и прежде, уединяется на ночь с Камиллой Паркер Боулз, ставшей его любовницей десятью годами ранее *. Открытие настолько потрясло ее, что она пыталась покончить самоубийством. Кто из 750 млн зрителей в мире, наблюдавших по телевидению эту церемонию, мог подумать, глядя на счастливое личико Дианы, что она уже перенесла!
Пять раз за время супружества ею предпринимались такие попытки, вызванные неверностью Чарлза все с той же Камиллой. Он часто не соблюдал даже элементарных приличий, отсутствуя, например, на торжествах по случаю ее 30-летия. На нервной почве у Дианы развилась булимия (по-латыни "волчий голод") - мучительная потребность в еде, приступы слабости и боли.
Эти и другие подробности, не известные ранее публике, автор узнал от близких к Диане людей. Они вряд ли решились бы разглашать их без ее согласия. Журналисты делали вывод, что тем самым она подготавливает дело о разводе с супругом. Догадки такого рода Диана опровергла летом того же 1992 года, скорее всего, под давлением королевы.

* Дотошные журналисты раскопали, что Камилла приходится внучкой Алисе Кошель, которая была любовницей короля Эдуарда VII.

Достоянием гласности стали факты о резких обменах обвинениями между принцем Филипом и Дианой. Супруг королевы осуждал ее за нарушение своего долга перед семейством Елизаветы II в связи с настояниями о разводе с Чарлзом.
Клубок страстей вокруг Чарлза и Дианы остается нераспутанным. Американский журнал "Ньюсуик" задавался вопросом: "Одно дело для Дианы поступать, как она хочет, в качестве принцессы Уэльской, другое - действовать, когда станет королевой Англии: что в таком случае произойдет?" ** Биограф Чарлза историк Э. Холден не исключает, что в таком случае Диана может создать собственный королевский двор ***. Такого в истории английской монархии еще не случалось.
Диана, по мнению английской прессы, исполнена решимости отстаивать свои права, располагая всем необходимым для этого. В то время как в ноябре 1992 г. принц Чарлз отметил свое 44-летие, Диана совершила триумфальный визит во Францию. В течение двух часов с ней беседовал президент Франсуа Миттеран. Они обсуждали гуманитарные и социальные вопросы. Таким образом, она распространяет свою активность и за пределами Англии.
Эти и другие вопросы приобрели еще большую остроту после оглашенных 9 декабря 1992 г. заявлений Букингемского дворца и премьера Мейджора. Они объявили о том, что Чарлз и Диана официально расходятся без формального развода. По словам премьера, отказ от супружеского статуса не отразится на конституционных нормах, относящихся к положению Чарлза и Дианы, включая и право Дианы стать королевой.
Последний пункт заявления премьера Мейджора в парламенте вызвал особенно оживленные дебаты. Многие задавались вопросом: как в таком случае Диана может стать королевой, фактически не являясь супругой Чарлза?

**Newsweek. 30.Х1 1992.
*** Ibidem.

Что касается его самого, то, отвечая на предположения о том, что он может вступить снова в брак, Чарлз заверил, что не предпримет никаких шагов, которые помешали бы ему реализовать право на наследование трона. Такой шаг, однако, он сделал, признав летом 1994 г. без обиняков факт своей супружеской неверности.
Обсуждение в Англии будущего статуса Чарлза и Дианы страдало главным изъяном - Елизавета II, находящаяся в добром здравии, не выказывает никаких намерений отказываться от трона. Более того, перед лицом отчуждения Чарлза и Дианы Елизавета II будет, видимо, еще неукоснительнее выполнять функции главы государства.
Со стороны наследника и Дианы ее ожидают, однако, дальнейшие осложнения, трудности. О нарушении Чарлзом вековых традиций "невынесения сора из избы" уже упоминалось. Не лучше обстоит дело с Дианой, а точнее, с непредсказуемыми шагами тех, кому она доверяла. Дело в том, что спустя три-четыре года после брака, испив до дна горькую чашу продолжающейся близости мужа с давней любовницей, она позволила себе увлечься недостойным человеком. Он опубликовал ее интимные письма к нему и живописания близости с ней.
Книга 36-летнего Джеймса Хьюитта, бывшего офицера королевской гвардии, "Влюбленная принцесса" вышла в свет осенью 1994 г. Не без самолюбования он рассказал репортерам: "В течение пяти лет я был главным мужчиной в ее жизни. Она часто тайком приезжала ко мне домой в графство Деван, а я навещал ее в Кенсингтонском дворце, когда Чарлз отсутствовал. Мы были чертовски влюблены друг в друга. Она даже хотела оставить Чарлза из-за меня...".
Королева Елизавета II не отреагировала на признание принца Чарлза летом 1994 г. о том, что он не прервал связь с Камиллой, но после телевизионного интервью принцессы Дианы в ноябре 1995 г. предложила им оформить развод. Это лишает Диану, но не Чарлза прав на престол. Диана в этом интервью высказалась нелестно о Чарлзе и порядках в Букингемском дворце.
Не прибавила лавров Букингемскому дворцу версия в прессе о том, что один из киноактеров, Тим Силли, будто бы является незаконнорожденным сыном Эдуарда VIII. Их внешнее сходство поразительно.
Весной 1992 г. наступила развязка тянувшихся несколько лет размолвок, неладов еще одной супружеской пары. Разошлись сын Елизаветы принц Эндрю, герцог Йоркский, и его супруга, урожденная Сара Фергюсон. Чувства Эндрю вспыхнули ярким пламенем и так же быстро погасли, оставив после себя пепел. Отец Сары, майор Рональд Фергюсон, служил у принца Филина тренером по игре в поло, мать Сьюзен убежала с любовником в Аргентину и там осталась. У Сары, едва она достигла совершеннолетия, появился любовник, ирландец Педди Мак-Налли, значительно старше ее. Встреча с Эндрю, падение его к ее стопам завершилось свадьбой в 1986 г. Вряд ли королева одобряла выбор сына. Отец Сары не мог высказаться о ней так, как изрекли близкие Дианы перед свадьбой: "Она - нераспустившийся бутон!" Многое в ней восстанавливало не только сиятельных особ в Букингемском дворце, но и нещепетильную в целом прессу. Неряшливые туалеты, неумение следить за собой. Не отказывая себе в еде и питье, а это тоже ставилось ей в вину, она полнела. Главное же - несдержанность, она выпаливала то, что думала.
Выявились у Сары и другие черты, защитить которые невозможно. Невнимание к двум крошкам-девочкам, которых она бросала ради бронзового загара на пляжах Марокко или во время горнолыжного сезона в Альпах, причем все чаще без Эндрю. Не блистал вниманием к своим детям и отец, и у него появились любовницы.
В январе 1992 г. "Дейли мейл" поместила на своих страницах снимки Сары и нефтяного магната из США Стива Уайатта во время их отдыха на Средиземном море. Снимки не оставляли сомнений в характере их отношений. Затем в прессу попали еще более разоблачительные фотоматериалы, найденные служанкой в апартаментах этого американца в Лондоне.
Но даже и в таких обстоятельствах королевский двор еще считал возможным заглушить скандал, не доводя дело до формального разрыва. Сара была вызвана к Елизавете. Последовали нахлобучка и деловые предложения: Сара обязуется не демонстрировать на публике свои связи и воздержаться от утечек в прессу фактов о частной жизни королевского семейства. Была названа сумма "компенсации": около трех миллионов фунтов стерлингов.
Тем не менее вскоре информация об аудиенции Сары у Елизаветы в прессу проникла. Ее источник был очевиден. Сара не отрицала своей причастности. Негодование королевской семьи было сильнейшим. Пресс-секретарь Елизаветы выступил с такими нападками на Сару, что ему затем пришлось брать свои слова обратно.
Что касается младшего сына королевы, Эдварда, то, когда писались эти строки, английская пресса сообщала о его очередном увлечении, гадая, повлечет оно или нет наконец брачные узы *. Курьезнее было появившееся в прессе сообщение, что созданная некоторое время назад в Эстонии "партия роялистов" собирается предложить трон в стране в случае принятия монархии Эдварду Виндзорскому. У данной партии имеется десять процентов голосов в эстонском парламенте, поэтому совершенно сбрасывать со счета идею партии нельзя.

* Главная страсть принца Эдварда - шоу- бизнес. В 1987 г. принц отказался от военной карьеры, бросив учебу на курсах офицеров морской пехоты. Он работал помощником режиссера в труппе Эндрю Ллойда Уэббера, создал собственную продюсерскую компанию, но потерпел финансовое фиаско: его фирма задолжала 600 тыс. ф. ст. (См.: Эхо планеты. 1993. N 49. С. 46.) Примеч. сост.

Королевское семейство не ограничивается упомянутыми выше лицами. Точное число его представителей назвать непросто, так как имеются особы "королевских кровей", формально не принадлежащих к данному семейству. Считается, что в этот круг входит более двух десятков человек. Помимо потомства Елизаветы II и принца Филина, а также принцессы Маргарет **, этот круг включает в себя ветви, ведущие начало от двух сыновей и дочери Георга V. Его сын Генри, герцог Глостерский (1900-1974), в 1935 г. женился на Алисе Монтегю Дуглас-Скотт (род. в 1901 г.) ***. Другой сын, Георг, герцог Кентский (род, в 1902 г.), погибший в авиакатастрофе в 1942 г., оставил вдовой греческую принцессу Марину (1906-1968). Их дети - принц Эдвард (род, в 1935 г.), нынешний герцог Кентский, принцесса Александра (род. в 1936 г.) и принц Майкл (род, в 1942 г.) - положили начало довольно многочисленному потомству ****. Дочь Георга V, королевская принцесса Мария (1897-1965), вышла в 1922 г. замуж за виконта Генри Лэйселлза (1882-1947), ставшего в 1929 г. шестым графом Хервудом, и была матерью двух сыновей (Георга, седьмого графа Хервуда, и Джеральда).

**Дети принцессы Маргарет - виконт Дэвид Линли (род, в 1961 г.) и леди Сара Армстронг Джонс (род, в 1964 г.). Примеч. сост.
*** Нынешний герцог Ричард Глостерский (род. в 1944 г.) женат на Бригитте ван Дёр (род, в 1946 г.). Их сын Александр (род, в 1974 г.) носит титул графа Ольстерского. Примеч. сост.
**** Герцог Эдвард Кентский с 1961 г. женат на дочери сэра Уильяма Уорсли, Катарине (род, в 1933 г.), у них два сына и дочь, а Александра Кентская с 1963 г. замужем за сыном шотландского аристократа Ангусом Джеймсом Брайсом Огилви (род. в 1928 г.). У них дочь и сын. Примеч. сост.

Таким образом, Лэйселлзы - Хервуды, Глостеры и Кенты образуют три ветви родственников семейства Елизаветы II и принца Филина.
В 1985 г. скандальную огласку получил факт, относящийся к прошлому отца жены принца Майкла Кентского - Марии Кристины (на ней он женился в 1978 г.). Она родилась в Чехословакии в 1945 г., но вскоре ее мать после развода с бароном Гюнтером фон Рейбнитцем переселилась в Австралию, где воспитала дочь, вышедшую замуж за состоятельного австрийца, в результате чего ее новым домом стала Вена. Брак не удался, и вскоре После развода с первым мужем свою руку Марии Кристине предложил принц Майкл Кентский. Поскольку жена была католичкой и разведенной, ему пришлось отказаться от права престолонаследования. Жертва была небольшая: он числился шестнадцатым в линии наследников. Серьезнее оказался факт, получивший огласку: оказывается, барон фон Рейбнитц служил в войсках СС. Знала ли об этом принцесса Кентская? Об этом умалчивается. Подноготная Виндзоров с их немецкими корнями содержит свои загадки и тайны.
* * *
Для массы британцев монархия - институт прежде всего декоративный, воздействующий на воображение, щекочущий нервы, позволяющий смаковать детали быта, церемониала и т. п., что представляется чем-то вроде сюжета из живой волшебной сказки.
Для высшего слоя монархия - значительно большее. Между ней и этим слоем существует тесная взаимозависимость. Пока сохраняется монархия, верхи общества чувствуют себя огражденными от неожиданностей. "Основная функция монархии сегодня, - отмечал английский автор Филин Хоуард, - стала негативной - предотвращать возникновение для строя катастрофических ситуаций" *.
Таков результат длительнейшей, исчисляемой столетиями эволюции английской монархии, позволившей ей, во-первых, приспосабливаться к менявшимся в стране условиям, во-вторых, выглядеть в глазах своих подданных институтом, стоящим над политикой, над межпартийной борьбой, и, в-третьих, обрести такой конституционный статус, при котором вооруженные силы и другие ключевые звенья госаппарата подчинены нейтральному национальному символу - короне.
Английский публицист Джордж Оруэлл замечал в связи с этим: "Люди теперь не могут обходится без барабанов, флагов, парадов, и лучше, если они будут боготворить кого-то, не имеющего реальной власти. В Англии же реальная власть - у джентльменов в котелках, а в золоченой карете, символизирующей величие, восседает другая персона, и, пока сохраняется такое положение, появление Гитлера или Сталина в Англии исключено" **.
В свете уроков истории это - немалое преимущество.

*Howard Ph. The Political Influence of the British Monarchy. L., 1970. P. 197.
**The Collected Essayes, Journalism and Letters of George Orwen, 1943-45. N. Y., 1968. P. 84.