Хоренаци М. История Армении

ОГЛАВЛЕНИЕ

КНИГА ТРЕТЬЯ. ЗАКЛЮЧЕНИЕ ИСТОРИИ НАШЕГО ОТЕЧЕСТВА

21

Убийство Трдата, брата Аршака;

отправление святого Нерсеса в Византии и возвращение заложников

Валентиниан был весьма грозен и суров в отношении попирающих право; так, он предал смерти многих вельмож за грабительство, а некоего Родана — начальника евнухов, сжег живым, после того как трижды, и тщетно, приказывал ему вернуть захваченное им имущество одной вдовы. И вестники, которых он послал в Армению, вернувшиеся в этот самый день, еще более разъярили его рассказом о надменности Аршака. Будучи в этот час охвачен гневом, он приказал умертвить его брата Трдата, отца юного Гнела, а Феодосию — с большим войском напасть на Армению. Когда тот достигает пределов Армении, Аршак приходит в ужас и отправляет навстречу ему Нерсеса Великого. Умоляя о мире, он полностью выплачивает недоданную дань и с великолепными дарами отпускает Нерсеса Великого вместе с Феодосием (к императору). Нерсес отправляется и, умиротворив царя, удостаивается там больших почестей. Он также выпрашивает заложников и пускается в обратный путь. Он приводит в жены Аршаку деву по имени Олимпиада, императорского рода. Император, оказывая благодеяние юному Гнелу из-за несправедливо убитого ими отца его Трдата, награждает его консульским саном и богатыми сокровищами. Тирит же, завидуя ему, непрестанно замышлял против него козни, дожидаясь удобного часа.

22

О распре, происшедшей между Аршаком и Гнелом, и о смерти Тирана

Гнел же прибыл в аван Куаш у подножия горы, называемой Арагац, к своему лишенному зрения деду Тирану, который тогда был еще в живых. Тиран стал горько оплакивать своего сына Трдата, отца Гнела, считая себя как бы причиной его смерти. Поэтому он передает Гнелу все свое достояние — имения, (состоящие) из деревень и дастакертов, и велит ему поселиться в том же аване Куаше. Затем Гнел берет в жены некую Парандзем из рода Сюни и, сыграв свадьбу по-царски, щедро одаривает всех нахараров. Те же, довольные им, полюбили его и отдали к нему своих сыновей. Приняв их, он одарил их великолепным оружием и нарядами, а они еще больше привязались к нему.

Здесь-то и нашел Тирит повод для клеветы. Он вместе со своим другом Варданом из рода Мамиконеан, царским оруженосцем, проникли к царю и говорят: «Разве ты не знаешь, что Гнел замыслил убить тебя и самому царствовать вместо тебя? Обрати внимание, государь, на то примечательное обстоятельство, что Гнел поселился в Айрарате, в наших царских имениях, и сердца всех нахараров склонились к нему. Все это — дела императоров, которые пожаловали ему консульский сан и обильные сокровища, коими он и сманил нахараров». Вардан, поклявшись солнцем царя, сказал: «Я слышал собственными ушами, как Гнел говорил: не премину отомстить моему дяде за смерть моего отца, происшедшую по его вине».

Поверив этому, Аршак шлет того же Вардана к Гнелу с вопросом: «Зачем ты поселился в Айрарате и нарушил порядок, установленный предками?» Ибо, согласно обычаю, в Айрарате проживал только сам царь и один из его сыновей, предназначенный ему в преемники; остальные же (члены рода) Аршакуни проживали в областях Хаштеанк, Алибвит и Арберани, получая доходы и довольствие из царского дома. «Ныне ты должен выбрать— принять смерть или покинуть Айрарат и распустить сыновей нахараров». Гнел, услышав это, исполнил царский приказ и переселился в Алиовит и Арберани. Но его дед Тиран направил своему сыну Аршаку суровые порицания, за что по тайному приказу царя был задушен своими же постельничими и похоронен в том же аване Куаше, не удостоившись усыпальницы своих отцов. Верно, воздалось ему за мужа Божьего Даниела; какой мерой он мерил, такой и отмерено было ему, согласно Писанию.

23

Аршак вновь проникается завистью к Гнелу и убивает его

После этого Аршак (как-то) отправляется на охоту в свою любимую область Когайовит за (горой) Масис. Охота оказалась удачной, и Аршак на радостях за чаркой вина стал похваляться, что ни одному из царей до него за один раз не удалось сразить такое количество зверей. Тут Тирит и Вардан вновь принимаются за наветы, говоря, что Гнел на этих днях убил гораздо больше зверей на своей горе, именуемой Шахапиван , которая досталась ему от Гнела Гнуни, деда по матери. Поэтому Аршак шлет ему такое послание.

Письмо Аршака Гнелу

«Аршак, царь Великой Армении, Гнелу, своему сыну, (желает) радости.

Присмотри в горах Цалкац места с редким кустарником и водами, изобилующие зверьми, и приготовься, дабы нас по приезде ожидала истинно царская охота».

Отправившись тотчас вслед за посылкой грамоты, Аршак надеялся застать Гнела не выполнившим приказание и, обвинив его в намеренном пренебрежении к царским утехам, заключить в оковы. Но когда он увидел такие приготовления к охоте и такое количество зверей, какие никогда не видывал, то, ужаленный чувством зависти и подозрениями, приказал тому же Вардану, чтсбы он здесь же на охоте убил Гнела, притворившись, что целился в зверя, а стрела по ошибке попала в него. Получив такой приказ, тот не замедлил выполнить его, не столько из повиновения царскому слову, сколько во исполнение желания своего друга Тирита. Аршак же вместе с нахарарами перенес тело Гнела на равнину Алиовита и похоронил его в царском городе Заришате ; притворяясь невинным, он громко оплакивал его.

24

О том, как Аршак дерзнул взять жену Гнела, от которой родился Пап

Хотя Аршак и полагал, что его злодеяния остаются в тайне, но то, что не скрыто от вездесущего Божьего ока, открывается и миру, на ужас преступникам; так же случилось и с убийством Тирана и Гнела. Ибо когда все проведали об этом, то узнал и Нерсес Великий; он проклял Аршака и причину убийства и, уединившись, провел много дней в трауре, как Самуил по Саулу. Аршак же не раскаялся, не покаялся, а бесстыдно присвоил сокровища и наследство убитого, и в довершение всего взял его жену Парандзем, от которой родился мальчик, названный Папом.

Эта Парандзем совершила неслыханное и небывалое злодеяние, способное привести слушателя в ужас. Подмешав рукой недостойного лжесвященника к средству жизни смертоносное зелье, она поднесла его Олимпиаде, первой жене Аршака, и лишила ее жизни из зависти к ее сану царицы. Таким же образом она заставила Аршака убить Валинака и назначить на его место ее отца Антиоха.

25

Убийство Тирита

Когда наступил мир между Шапухом и северными народами и он отдохнул от войн, он выразил гнев, накопившийся у него по отношению к Аршаку за то, что тот в течение стольких лет выплачивал дань не ему, а императору. Поэтому Аршак направил к нему Тирита и его любимца Вардана с достойными дарами просить о примирении. Но так как Шапух желал отомстить за прошедшие битвы, то сам пошел войной на греков и по этому случаю попросил нашего царя Аршака примкнуть к нему со всеми армянскими войсками. Но Аршак, не желая отправляться сам, под разными предлогами послал Шапуху лишь небольшой отряд.

Рассердившись на Тирита за то, что якобы все это произошло по его внушениям, навеянным его ненавистью к грекам, Аршак лишил его почестей. Васак, царский оруженосец, еще больше подогревал его, завидуя своему брату (Вардану) из-за некоей наложницы. Поэтому царь стал их стыдить и отчитывать язвительными словами. Они же, не вынеся такого унижения и поношения, возмутились и, отколовшись, ушли к Шапуху. Вконец разъяренный этим, Аршак велел тому же Васаку погнаться за ними с большим отрядом и убить их, где только настигнет. Васак не замедлил выполнить все это, несмотря на то что Вардан приходился ему братом. Так, согласно проклятию Нерсеса, была взыскана невинная кровь Гнела с бесчестного Тирита, как и с Вардана, (которому довелось) умереть от руки родного брата.

26

Поражение Шапуха под Тигранакертом

Шапух же достигает нашего города Тигранакерта . Горожане вместе с военным отрядом ополчаются против него, ибо Антиох, родовладыка Сюнийский, тесть Аршака и управитель города, приказал запереть ворота перед Шапухом. И не только не впустил его, но даже не послал к нему вестников и его посланцев не принял. Произошло сражение, в котором погибли многие из персов. Рать Шапуха, потерпев поражение, возвратилась в Мцбин. Когда же войско отдохнуло и оправилось от перенесенных тягот, он (вновь) попытался взять Тигранакерт. Но передовые отряды и разведчики упросили его не делать этого, дабы не пострадало греческое предприятие. И Шапух, двинувшись дальше, пишет им письмо следующего содержания.

Письмо Шапуха тигранакертцам

«Доблестный маздезновец Шапух, царь царей, тигранакертцам, коих имя более не будет упоминаться среди арийцев и неарийцев .

Я желал, чтобы мое вступление во все города, предстоящие на моем пути, начиная с вас, происходило мирно и добровольно. Но коль скоро вы, тигранакертцы, будучи первыми,— не подвиги я разумею, а положение на моем пути,— оказали мне сопротивление, то другие, научившись у вас, сделают то же самое. Однако на обратном пути я в своем гневе так покараю вас, что вы вторично станете примером для непокорных наглецов».

27

О том, как был построен и разрушен Аршакаван, и о взятии Ани

Но Аршак дерзнул совершить еще одно безрассудное дело — построил за горой Масис дзеракерт — место сборища преступников — и издал приказ, что всякий, кто вступит туда и там поселится, будет свободен от суда и наказания И тотчас вся долина, подобно морю, наполнилась людьми, ибо залогоимцы и должники, слуги и злодеи, воры и убийцы, разведенные и прочие им подобные беглецы, водворялись там, и не было на них иска и следствия. Нахарары многократно жаловались, но Аршак не хотел ничего слышать. Дошло до того, что они донесли свои жалобы до Шапуха. И вот, при своем возвращении из Греции , Шапух послал одного из своих военачальников и с ним — армянский отряд, чтобы схватить Аршака, если удастся. Но тот ушел от них в сторону Кавказа, заключив союз с иверами.

Персидский же военачальник, прибывший в Армению, благодаря содействию нахараров взял крепость Ани. Он забрал все хранившиеся царские сокровища и даже кости (похороненных там) царей, не ведаю, для того ли, чтобы унизить Аршака, или для каких-то языческих чар. Но потом нахарары выпросили их и, получив, похоронили в аване Алцк , у подножия горы, называемой Арагац. Так как они не сумели отличить кости язычников от костей верующих, ибо те и другие были перемешаны похитителями, то не сочли подобающим захоронить их при могилах святых в городе Валаршапате.

(Затем) армянские нахарары собрались и двинулись на царский дзеракерт Аршакаван и предали мечу и мужчин, и женщин, (всех) кроме грудных младенцев; ибо каждый из них был озлоблен против своих слуг и преступников . Хотя Нерсес Великий и знал об этом заранее, он не успел прибыть до избиения, а явился уже по завершении дела и застал детей убитых распределенными для увода в плен, как будто это были дети чужеродных врагов. Нерсес Великий освободил их и приказал снести в корзинах в хлев и назначил им питание и кормилиц. Впоследствии здесь образовался аван, которому по этой причине было дано название Ортк .

28

Взятие и полное разрушение Тигранакерта

Когда Шапух подошел к Тигранакерту, (горожане) снова заперлись, чтобы оказать ему сопротивление, и, поднявшись на стену, стали кричать: «Уходи прочь, Шапух, дабы мы во втором сражении не причинили тебе худших бедствий, чем в первый раз!» А он ответил: «О вы, армянские храбрецы, накрепко запершиеся в стенах Тигранакерта и выкрикивающие угрозы! Ведь храбрым мужам подобает сражаться в чистом поле и на просторе; а запираться в страхе перед предстоящей битвой — удел женщин». Сказав это, он обратился к пленным греческим воинам со словами: «Если я возьму этот город благодаря вашим усилиям, то всех вас отпущу на свободу вместе с вашими семьями». Персидскому же войску приказал окружить город и стрелами поражать находящихся на стенах.

И греки, надвинувшись, с огромным усилием приладили к стенам так называемые онагры. Это машины на колесах, приводимые в движение каждая тремя людьми, снабженные топорами, обоюдоострыми секирами и клювоподобными молотами для разрытия основания стен. И, расшатав, разворотили и обрушили плотно скрепленные и прилаженные Хайкидом Тиграном стены; разложив огонь под воротами и в прочих местах, они стали метать камни, стрелы и дротики, и наши, поражаемые ими, были ошеломлены. И когда все войско ворвалось в город, рука перса не уставала поить кровью ненасытное железо, пока потоки крови не залили основания стен; а рука.грека во мгновение ока подожгла все деревянные строения. Шапух же, взяв в плен уцелевших от резни, отправляется в Персию и шлет вестников к полкам, оставшимся в Армении, с повелением истребить все потомство рода Сюни.

29

О войне Аршака со своими нахарарами и об отсылке Папа в Византии

Шапух вновь был потревожен теми же народами, а мир переместился в Грецию, согласно правилу, что (явления), изменяясь, меняются местами: миру у этих (соответствуют) смуты у тех и миру у тех — смуты у этих; конец одного служит началом другому. Ибо Валевтиниан заболевает и умирает в крепости по названию Бергитион и сменивший его Валент , его брат, воротясь с победой над готами после удачнейшей войны, тотчас посылает войско в Месопотамию, в Армению по поводу предоставления (ею) войска в помощь Шапуху.

Аршак же, вернувшись с иверской ратью, собирает также немногих своих сторонников и вступает в войну с теми нахарарами, желая отомстить за свой дзеракерт Аршакаван. Нахарары также объединяются под предводительством Нерсеха, сына Камсара, и готовятся к сражению с Аршаком. В жарком бою погибают многие с обеих сторон, ибо мужи встретились с мужами и никто не хотел признать себя побежденным. И пока они сражаются, поспевают и императорские войска. Тут Аршак, видя, что его врагами являются и Шапух, и Валент, и собственные нахарары, и он покинут всеми, обращается с частыми мольбами к Нерсесу Великому, обещая отойти от всех неправедных путей, поступать по его воле, покаяться одетый в рубище и посыпанный пеплом, лишь бы тот пришел и водворил мир и вызволил его из могучих рук греков. По этому поводу непрерывно одна за другой поступают просьбы также от нахараров. Да и епископы его, собравшись, стали молить его не бросать свою паству на краю гибели.

Тогда Нерсес Великий согласился и, появившись между противниками, примирил их. Его послушались и царь, и нахарары, кроме Мехружана, родовладыки рода Арцруни, и его зятя Вахана Мамиконеана; эти не стали слушать его и, отложившись, ушли к Шапуху. Все же остальные нахарары заключили договор, что царь отныне будет поступать по справедливости, а они ему — верно служить. Так было решено между ними. Но Нерсес Великий отправился и к греческому войску с просьбой не причинять нашей стране вреда, а возвратиться, получив дань и взяв в качестве заложников Папа, сына Аршака, и сыновей всех нахараров. Добрый и великий полководец Феодосии, вняв ему, возвращается к императору с заложниками, захватив с собой также Нерсеса Великого, с письмом Аршака следующего содержания.

Письмо Аршака Валенту

«Аршак, царь Великой Армении, и все нахарары Арамова племени господину нашему самодержцу Валенту Августу и сыну твоему Грациану (желают) радости.

Да не подумает самодержец, что мы пренебрегли вами из ненависти или сочли себя невесть каким могущественным и заслали ватагу грабителей в Греческую страну. Просто мы, проведав о великих смутах, возникших между вами, и страшась Шапуха, того, что никто не вызволит нас из его рук, предоставили ему в помощь небольшой отряд. Но ведь я сам, Аршак, не пошел с ним, соблюдая вам верность. За это он опустошил и увел в полон нашу страну, вплоть до того что даже кости отцов вырыл из могил. Итак, поверьте, что все это — правда, и твердо храните вашу прежнюю любовь к нам, а мы вам отплатим верной службой».

Но Валент ни письма не прочитал, ни Нерсеса Великого не принял, приказав сослать его подальше, а всех заложников предать мечу.

30

О ссылке Нерсеса Великого и случайной высадке на необитаемом острове;

о том, как они кормились по попечению свыше

В то время епископский престол у византийцев занимал духоборец Македонии. Когда поступает царский приказ сослать Нерсеса Великого за обман и измену царю, то к нему подходят некоторые из последователей ереси Ария и говорят: «Если ты примешь наше исповедание, то наш отец Македонии освободит тебя». Но он на это не согласился и был сослан. И так как плавание происходило при сильных зимних ветрах, то корабль был выброшен на пустынный остров и разбился. Моряки, не решаясь продолжить плавание на шлюпке, пребывали в смятении и принялись поедать лесные коренья. Но по Божьему попечению они в течение восьми месяцев питались живой рыбой, которую выбрасывало море. А Пап и с ним все остальные заложники дали согласие Македонию и были освобождены им.

Феодосии — римский полководец, будущий император Феодосии I Ве­ликий (378—395 гг.).

Консульский сан — выборная должность в Римской республике; на каж­дый год выбиралось по два консула, осуществлявших высшую власть в стра­не. В эпоху Империи должность консулов сохранялась, однако потеряла свое былое значение.

Шахапиван — поселение в области Цалкотн, расположенной к юго-восто­ку от горы Арарат (Масис). С юга область ограничивалась горами Цалкац.

Царский город Заришат находился близ северного побережья оз. Ван.

Этот лжесвященник в «Истории Армении» Фавстоса Бузанда (V в.) носит имя Мрджюник (Муравейчик).

Тигранакерт — одна из столиц древней Армении и столица Армянской державы Тиграна II Великого, построенная им в 80-х гг. I в. до н. э. на берегу одного из левых притоков Тигра в области Алдзник в южной части историче­ской Армении. Как сообщает ряд античных авторов, город был заселен, поми­мо армян, также большим количеством чужестранцев, в основном — жителей малоазийских эллинистических городов, и быстро приобрел огромные размеры. Был хорошо укреплен и обстроен роскошными сооружениями, в числе которых был и театр. В 69 г . до н. э. город был разрушен римским полководцем Лукул­лом, но в дальнейшем возродился и играл значительную роль в политической и экономической жизни Армении. См. также прим. 164 Первой книги.

«Среди арийцев и неарийцев» — обыгрывание элемента титулатуры ца­ря царей Ирана, звучавшего как «царь арийцев и неарийцев». Арийцы — иран­цы, персы.

Греция — Восточно-римская империя, в дальнейшем — Византия.

Алцк — ныне село Дзорап, поселение в южной части подножия горы Арагац. Упоминаемая Мовсесом Хоренаци царская усыпальница сохранилась до наших дней.

У историков V в. Фавстоса Бузанда гибель Аршакавана описана ина­че — город погиб от гнева Божьего, без участия людей.

Ортк — букв, «корзины».

См. прим. 164 Первой книги.

Валент — римский император восточной части империи (364—378 гг.). Погиб в войне с вестготами, в битве при Адрианополе.

Об Арии и арианстве см. кн. II, гл. 89 и прим. 382 и 384 Второй книги.