Гадаскина И. Яды - вчера и сегодня

ОГЛАВЛЕНИЕ

Преступление века

Доктор Гоффманн, сотрудник швейцарской фармакологической фирмы Сандоз в Базеле, неожиданно среди бела дня почувствовал, что не может более работать. Он ушел домой и вынужден был лечь в постель. Свое состояние он описал словами: «...после полудня я вынужден был прекратить работу в лаборатории и пойти домой в связи с тем, что почувствовал удивительное беспокойство и легкое головокружение. Дома я лег и был удивлен появлением приятного состояния опьянения с возбуждением фантазии. Свет мне казался слишком ярким, при закрытых глазах я наблюдал фантастические, исключительно пластические картины с интенсивной калейдоскопической игрой красок. Это состояние продолжалось около двух часов» (Г.В. Столяров, 1969). На другой день, почувствовав себя несколько лучше, доктор стал анализировать причину своего заболевания. Первая мысль была связана с работой: с чем он вчера работал? Он выделял в кристаллическом состоянии диэтиламид лизергиновой кислоты – не этот ли препарат вызвал его недомогание? Желая проверить свою гипотезу, вернувшись в лабораторию, Гоффманн принимает внутрь 0,25 мг препарата. Уже через 40 минут появилось головокружение, нарушилось внимание, появился приступ беспричинного смеха, исказились формы окружающих предметов, выглядевших «как бы в кривом зеркале». По дороге домой ему казалось, что мотоцикл не двигается, а стоит на месте, исчезли представление о времени, возможность управлять собой, и казалось, что он сходит с ума.

В то же время способность к самонаблюдению не пострадала. На высота интоксикации все предметы и люди казались искаженными, окрашенными в неправдоподобные цвета, пол и стены временами колебались, голова и конечности были как бы налиты свинцом и нечувствительны, временами казалось, что он (Гоффманн) находится вне своего собственного тела, что он умер и витает где-то в пространстве, откуда видит свое мертвое тело, распростертое па диване. Двигательное беспокойство сменилось неподвижностью. Врач, прибывший через 2 с половиной часа после появления симптомов отравления, не нашел никаких изменений со стороны сердца, пульса, артериального давления и дыхания.

Фармакологам уже давно известны соединения, являющиеся производными лизергиновой кислоты. Это алкалоиды, содержащиеся в спорынье – грибке, паразитирующем главным образом на ржи. Спорынья широко применяется в акушерско-гинекологической практике; выделение и изучение содержащихся в ней алкалоидов показало, что они имеют разные активные группы.

Сам Гоффманн впоследствии подчеркивал, что открытие психотического действия диэтиламида лизергиновой кислоты (ДЛК, в иностранной литературе ЛСД) не было случайностью, так как он заранее предполагал, на основании химической структуры, о возможности подобного эффекта.

Описанное событие произошло в 1943 г., и мы на нем остановились подробно по двум причинам. Психические расстройства обратимого характера, вызванные главным образом растительными ядами, известны с глубокой древности и отчасти уже нами описаны.

Однако только после открытия полусинтетического метода получения ДЛК началась новая страница в изучении ядов, обладающих психотомиметическим действием. Психотомиметики рассматриваются как фармакологические препараты, первично вызывающие у здоровых людей заметные нарушения психической деятельности («модельные психозы»). Любопытно, что появление психотомиметиков явилось серьезным стимулом для изучения патогенеза душевных заболеваний.

ДЛК – первый синтетический препарат, вызывающий в чрезвычайно ничтожной дозе – 0,001 миллиграмма на килограмм массы тела – нарушение психического состояния продолжительностью от 5 до 10 часов. В связи с этим он нашел применение как сильный наркотик, оспаривающий славу у таких старых ядов, как опий, гашиш и кокаин. Борьба с этим злом чрезвычайно трудна, так как его синтез сравнительно прост и подпольные лаборатории в США наводняют рынок отравой.