Ксенофонт. Греческая история

ОГЛАВЛЕНИЕ

КОММЕНТАРИЙ

К КНИГЕ ШЕСТОЙ

Славился чисто фессалийской расточительностью — фессалийская роскошь, обусловленная необыкновенным плодородием страны, вошла в поговорку. Ср. Афиней (XIV, р. 662): «По общему мнению, фессалийцы превосходят всех греков роскошью в одежде и пище».

Ксенофонт никогда не упускает случая прочесть читателю нравоучительную лекцию о военном искусстве.

Фессалия состояла из целого ряда самостоятельных, но объединенных между собою в союз государств. В случае необходимости вести войну, сообща выбирался диктатор, называвшийся таго м.

В Греции нормальное отношение числа всадников к числу пехотинцев было 1 : 10 (ср. «Отрывок», приложение, гл. 11); но в Фессалии было чрезвычайно развито коневодство, и вдобавок люди аристократического происхождения здесь служили только в коннице. Поэтому здесь пропорция была иная.

Вполне естественно, что Ксенофонт, участник (а потом и руководитель) похода 10 000 греков с Киром Младшим против персидского царя, был одним из носителей идеи объединения Греции под сильной властью с целью покорения персидского царства. Идея эта зародилась в умах греков в конце V века. Так, уже в 411 году Аристофан устами своей Лисистраты («Лисистрата», 1133—1134) говорил:

... Общий враг

У всех нас есть заклятый — перс, и все же вы

Ведете войско на свои же города

И, греков убивая, губите нас всех.

В IV веке эта идея была главной темой вдохновенных речей Исократа, и наконец Александр Македонский претворил эту мечту в жизнь. Ксенофонт не напрасно влагает свои мысли в уста Ясона: он действительно думал о походе на персидское царство; это подтверждает Исократ в речи к Филиппу (119): «(Ясон) заявлял, что он перейдет на материк Азии и будет воевать с царем».

Скопас — краннонский властитель, был фессалийским тагом во время персидских войн.

Не делают никаких взносов — установленных для членов афинского морского союза.

Был заключен мир в 374 г. По Диодору (XV, 38, 1), посредником и на этот раз был персидский царь. Хотя вообще Диодор путает мир 374 г. с миром 371 г., сообщая два раза одни и те же факты, но в этом ему, кажется, можно верить ( Э д. Мейе р, Gesch. d. Alt., V, 398).

На этот остров — в укрепленный пункт Нелл, как мы видим из афинской надписи Inscriptiones Graecae, II, 17, где в числе афинских союзников названы «закинфские демократы, находящиеся в Нелле». Диодор называет этот пункт Аркадией; см. цитату ниже.

Занимавшие город — т. е. аристократы; они противопоставляются демократам, занимавшим Нелл.

Ксенофонт рассказывает о событиях 374 и 373 гг. лишь вкратце и без необходимейших подробностей; «ясно, что ему многое надо затушевать, и потому он нарочно многое замалчивает» ( Э д. Мейе р, ук. соч., V, 400). Приведем для сравнения рассказ Диодора (XV, 45, 46, 1—3): «Во всех государствах Греции вследствие необычайного положения вещей начались волнения; общая анархия послужила причиной для многочисленных переворотов. При этом лакедемоняне оказывали вооруженную поддержку приверженцам олигархического строя, а афиняне — сторонникам демократии. Оба эти государства лишь короткое время соблюдали мир, а затем стали воевать, содействуя близким им по мыслям правительствам и совершенно не считаясь с заключенным ими всеобщим миром. Так, на Закинфе демократия относилась враждебно к лицам, захватившим власть во время спартанской гегемонии, и, мстя им за прежнее, изгнала их всех из города». Здесь в тексте пропуск; очевидно, олигархам удалось вернуться в город, как можно заключить из диодоровского вступления, — при тайном содействии лакедемонян. Вернувшись, они в свою очередь изгнали демократов. «Последние, продолжает Диодор, бежали к начальнику афинского флота Тимофею, вступили в его экипаж и сражались вместе с ним. Заручившись таким образом его содействием, они уговорили его высадить их на свой остров; здесь они захватили приморское укрепление, носившее название Аркадии, и сделали его своей базой. При содействии Тимофея они наносили всяческий ущерб сидевшем в городе. Закинфяне обратились с просьбой о помощи к лакедемонянам. Последние сперва отправили послов в Афины, которые выступили с обвинением против Тимофея, но затем, убедившись, что симпатии афинского народа на стороне изгнанников, приступили к снаряжению флота. Спустив на воду двадцать пять триэр, они послали их под начальством Аристократа на помощь закинфянам».

Одновременно с этими событиями группа сторонников лакедемонян из Керкиры 1 восстала против демократии и обратилась к спартанцам с просьбой прислать флот, обещая им, что Керкира будет передана в их руки. Лакедемоняне, зная, что обладание Керкирой имеет решающее значение в борьбе за владычество на море, не захотели упустить случая овладеть этим городом. Они тотчас же послали в Керкиру двадцать две триэры под командой Алкида. Они сделали вид, будто этот флот направляется в Сицилию, дабы керкирцы приняли их, как друзей; таким способом они надеялись, действуя вместе с изгнанниками, захватить город. Но керкирцы, узнав о замысле спартанцев, усилили охрану города, а также отправили послов в Афины с просьбой о помощи. Афиняне постановили послать подмогу керкирцам и закинфским изгнанникам и в Закинф отправили стратегом Ктесикла, а в Керкиру собирались отправить значительные морские силы.

Он стал плавать — Тимофей выехал из Афин в мунихионе (апреле) 373 г.

Подробнее об этом процессе рассказывает нам Псевдо-Демосфен (49, 9 и сл. 22). Обвинителями Тимофея выступили политический оратор Каллистрат (ср. ниже, § 89 и гл. 3, § 3) и знаменитый полководец Ификрат. С другой стороны, в Афины прибыли в качестве свидетелей защиты могущественные друзья Тимофея — царь Алкет Молосский и Ясон Ферский. Из уважения к этим защитникам, а также ввиду общепризнанных заслуг своего отца Конона, Тимофей был оправдан и только устранен от должности; казначей его Антимах был обвинен в хищениях и казнен; имущество его было конфисковано. Известие Диодора (см. цитату ниже, к § 26), будто Тимофей остался в должности стратега, не соответствует действительности.

Привожу для сравнения не имеющий большой исторической ценности рассказ Диодора (XV, 47, 1—6) об осаде Керкиры: «Лакедемоняне назначили стратегом Мнасиппа и отправили его на Керкиру с флотом из 65 триэр и 1500 солдат, Мнасипп поплыл в Керкиру и, соединившись с изгнанниками, проник в гавань. Ему удалось захватить четыре вражеских корабля; остальные три корабля успели приплыть к берегу, где были сожжены самими керкирцами, не желавшими, чтобы они достались врагу. Мнасипп разбил и на суше керкирское войско, занявшее какой-то холм. Всем этим он навел на керкирцев страшную панику. Афиняне уже задолго до этого послали сына Конона, Тимофея, с флотом из шестидесяти кораблей на помощь керкирцам. Прежде чем отправиться на помощь к Керкире, Тимофей поплыл со своим флотом во Фракию; он склонил много городов к союзу с афинянами и увеличил здесь свой флот на 30 триэр. 1 Вследствие этого он не прибыл своевременно на помощь к Керкире. Это вызвало неудовольствие афинского народа, и Тимофей был сперва устранен от должности стратега; но, когда он приплыл в Афины с целой свитой послов от союзных государств и с тридцатью новыми триэрами, причем весь его флот был блестяще оборудован для войны, афинский народ отменил свое решение и снова назначил его стратегом. 2 Затем было снаряжено еще 40 триэр, так что общее число их достигло ста тридцати. Кроме того, были сделаны достаточные запасы хлеба, оружия и прочих необходимых в войне вещей. Непосредственное начальствование в предстоящем предприятии афиняне возложили на Ктесикла, выбрав его стратегом и отправив его с 500 воинами на помощь керкирцам. Ему удалось обмануть бдительность врага и приплыть ночью к Керкире. Во время его прибытия среди граждан шла борьба, а военные дела были в крайнем нерадении. Ктесикл заставил керкирцев прекратить внутреннюю рознь, принял все необходимые меры для обороны города и вдохнул мужество в осажденных. Он начал с того, что неожиданно напал на осаждающих и перебил из них около 200 человек. Затем он завязал большое сражение с врагом, в котором пал сам Мнасипп и кроме того еще значительное число воинов. Наконец, он совершил дело, достойное высших похвал: «превратил осаждающих в осажденных».

Сфагии — три маленьких острова перед мессенским Пилосом.

О взятии в плен флота Дионисия рассказывает также Диодор (XV, 47, 7): «В то время как война на Керкире почти уже закончилась, сюда приплыл афинский флот под командой стратегов Тимофея 3 и Ификрата. Они прибыли слишком поздно и в них уже не было нужды; единственное достойное упоминания их дело — это захват настигнутых ими сицилийских триэр, посланных Дионисием на помощь лакедемонянам под командой Киссида и Криниппа. Триэры эти в числе девяти были захвачены вместе с экипажем; от продажи пленных было выручено более шестидесяти талантов, которые пошли на уплату жалованья войску». Рассказ этот в подробностях не совпадает с рассказом нашего автора, и, конечно, мы отдадим предпочтение последнему. Зато нет никакого основания не доверять следующему известию Диодора (XVI, 57, 2—3): «В то время как Ификрат находился со своим флотом на Керкире, он настиг в море сиракузские корабли и овладел ими. Корабли эти везли изваяния из золота и слоновой кости, посланные властителем Сиракуз Дионисием в Олимпию и Дельфы. Не зная, как поступить с захваченной добычей, Ификрат отправил запрос в афинское народное собрание. Афиняне приказали ему оставить религиозные умствования и подумать о том, как бы накормить воинов. Вняв решению своих соответственников, Ификрат продал с публичного торга драгоценности, принадлежавшие богам. Тиран же был крайне разгневан на афинян и написал им такое письмо: «Дионисий афинскому совету и народу... 1 здравствовать. Нет! Так писать грешно, после того, как вы оказались святотатцами и на суше и на море, после того, как вы захватили и изрубили статуи, посланные нами для посвящения богам; после того, как вы кощунственно оскорбили величайших богов — Аполлона Дельфийского и Зевса Олимпийского».

О разрушении Платей и Феспий Диодор (XV, 46, 4—6) рассказывает следующее: «Платейцы, будучи ревностными приверженцами союза с афинянами и желая отдать свой город последним, 2 призывали к себе афинских воинов. Вследствие этого беотархи негодовали на платейцев; желая поспеть в Платею прежде, чем придет помощь от Афин, они немедленно двинулись с значительным войском на платейцев и подошли близко к стенам города. Так как платейцы не ожидали этого нападения, то большая часть их оказалась на полях и была захвачена в плен всадниками; 3 остальные бежали в город. Однако, не имея никаких союзников, они принуждены были принять угодные врагам условия: именно, взяв с собой всю движимость, 4 удалиться из города, обязавшись никогда больше не вступать на беотийскую землю. Затем фиванцы разрушили Платеи и предали разграблению Феспии, настроенные враждебно к фиванцам. После этого платейцы бежали вместе с детьми и женами в Афины; здесь за свое благородство они получили права гражданства». 5 Сопоставляя указания Диодора (XV, 46, 4) и Павсания (IX, 1, 8), разрушение Платей следует отнести к лету 373 г. О возмущении афинян этим поступком беотийцев свидетельствует дошедшая до нас «Платейская речь» Исократа. Это — политическая брошюра, имеющая форму речи, обращенной к афинянам и вложенная в уста платейцам; она содержит исполненную возмущения критику поведения фиванцев. Указанию Диодора, будто Феспии были разрушены, не следует доверять. 6 Он (или его прототип) имел источником наше же место Ксенофонта, но, вследствие незнакомства с государственно-правовой терминологией эллинов (и в частности Ксенофонта), просто не понял его... 7

Лишившимися самостоятельных учреждений. Беотийский союз представлял собою в эту эпоху чисто-демократическое государство. Но, с другой стороны, он был преобразован на началах строгой централизации, по образцу Аттики: отдельные государства лишились своих учреждений, их граждане могли осуществлять свои права, только прибывая в Фивы.

Оставшиеся верными в борьбе с варварами — платейцы и феспийцы, подвергшиеся теперь репрессиям, во время персидских войн были единственными беотийскими государствами, стоявшими на стороне эллинов; сами фиванцы были на стороне персов.

Дадух — жрец, державший факел при жертвоприношении во время элевсинских таинств (см. кн. I, гл. 4, § 20). Это была самая почетная должность на этом празднестве после иерофанта: она была наследственной в фамилии Каллия.

Вернувшись от царя — очевидно, Ксенофонт не считал удобным упомянуть об этой второй поездке Анталкида в Сузы своевременно, не мимоходом.

По старинному постановлению — во время персидских войн собрание греков наложило такую кару на всех тех своих соплеменников, которые были на стороне персов ( Геродо т, VII, 132), в числе последних были и фиванцы.

Диодор (XV, 50, 4) так рассказывает об этом конгрессе: «Царь Артаксеркс, видя, что в Греции опять начались смуты, отправил послов, приглашая их прекратить междоусобную войну и заключить общий мир, положив в основу те же принципы, что и в предыдущий раз. Все греки охотно приняли его предложение, и общий мир был заключен всеми государствами, исключая Фивы: одних только фиванцев греки не приняли в число участников общего соглашения, так как они хотели превратить всю Беотию в одну синтелию (см. коммент. к кн. IV, гл. 4, § 6), а все были такого мнения, что в мире и клятвах должны участвовать все отдельные города, как самостоятельные члены. Поэтому теперь, как и прежде, они были объявлены вне покровительства мирного договора; Беотия же осталась одной руководимой ими синтелией». Еще интереснее рассказ Плутарха (Агесилай, 27—28): «Все были склонны к заключению мира. Поэтому в Лакедемон сошлись послы от всей Греции для заключения мирного договора. В числе их был Эпаминонд, муж, выдающийся по образованию и научным знаниям, но тогда не проявивший еще себя как стратег. Видя, что все прочие пресмыкаются перед Агесилаем, он один решился выступить с открытой речью, посвятив ее не только интересам фиванцев, но общему благу всей Греции. Он указал на то, что война только увеличивает могущество Спарты, отчего все остальные терпят ущерб; что мир, чтобы быть прочным, должен быть основан на принципах всеобщего равенства и справедливости.

Агесилай, заметив, что Эпаминонд пользуется вниманием и горячими симпатиями присутствующих, 1 задал ему вопрос, считает ли он правильным с точки зрения «всеобщего равенства и справедливости», чтобы беотийские города пользовались автономией. Эпаминонд, не задумываясь и не смущаясь, ответил Агесилаю вопросом же, не считает ли тот справедливым, чтобы и города Лаконии получили автономию. 2 Тогда Агесилай в страшном гневе вскочил с места и потребовал, чтобы Эпаминонд заявил определенно, предоставят ли фиванцы автономию беотийским городам. Эпаминонд таким же образом спросил его, предоставят ли спартанцы автономию городам Лаконии. Агесилай был возмущен и охотно ухватился за удобный предлог для того, чтобы немедленно вычеркнуть фиванцев из списка заключивших мирный договор и объявить им войну. Всем прочим грекам он предложил, заключив мир, разойтись по домам; дела, поддающиеся мирному решению, он рекомендовал им разрешить мирным путем, а неподдающиеся — войной, так как очень трудно было найти выход, чтобы уничтожить все трения... Мир этот был заключен в Лакедемоне 14 скирофориона (16 июля 371 г.)»

Рассказ Диодора (XV, 51, 3), будто Клеомброт с свеженабранным войском двинулся в Беотию из Спарты, не заслуживает доверия. О численности войска Клеомброта мы узнаем из Плутарха (Пелопид, 20): «Клеомброт вторгся с 10 000 гоплитов и 1000 всадников». Беотийским войском, пытавшимся не пропустить Клеомброта в Беотию, командовал Эпаминонд (имени которого Ксенофонт умышленно нигде не упоминает). См. Павсани й, IX, 13, 3:2 3 «Эпаминонд с частью войска засел позади Кефисского (то же, что Копаидское. — С. Л. ) озера, полагая, что пелопонесцы вторгнутся именно по этому пути. Но лакедемонский царь Клеомброт двинулся по дороге, ведущей на фокейский Амброс, и, убив Херея, которому было поручено охранять здесь проходы, перебил бывший с ним фиванский отряд, перешел через горы и прибыл в беотийские Левктры». Диодор (XV, 52, 2, 7): «Эпаминонд... двинулся со своим отрядом из Фив, имея всего не более 6   000 воинов... Заняв расположенные близ Коронеи ущелья, он расположился здесь лагерем».

Противники же — т. е. приверженцы партии, руководимой Агесилаем, которой симпатизировал и сам Ксенофонт (ср. коммент. к кн. V, гл. 3, § 1 и гл. 4, § 16).

Главари фиванцев — о совещании беотархов, на котором было вынесено решение вступить в бой со спартанцами, рассказывают Диодор (XV, 53, 3), Павсаний (IX, 13, 6—7) и Плутарх (Пелопид, 20). Диодо р: «Беотархи собрались на совет и обсуждали, остаться ли им на том же месте и вступить в бой с войском, во много раз превосходящим их численностью, 4 или отступить, чтобы принять бой в более удобном месте. При этом голоса военачальников разделились пополам: из шести присутствовавших беотархов трое полагали, что нужно удалиться, а остальные трое, что нужно остаться на месте и принять бой. В числе последних был и Эпаминонд. Таким образом беотархи попали в затруднительное положение, и вопрос оставался открытым до тех пор, пока не прибыл седьмой беотарх; Эпаминонд убедил его подать свой голос за поддерживаемое им предложение, и таким образом его мнение было принято». Павсаний приводит и имена беотархов: «Эпаминонд, Малекид и Ксенократ 1 держались того взгляда, что надо немедленно вступить в бой, а Дамоклид, Дамофил и Симангел были против того, чтобы вступить в бой: они предлагали, «заложив» 2 детей и жен в Аттике, готовиться к осаде. К голосам партии Эпаминонда присоединился и голос седьмого беотарха; последний, по имени Вакхилид, до этого времени стоял с гарнизоном на страже проходов через Киферон и только теперь вернулся в лагерь».

Миф этот подробнее излагают Павсаний (IX, 13, 5—6), Диодор (XI, 54, 1—2) и Плутарх (Пелопид, 20). Девиц этих звали Молпия и Иппо; не добившись правосудия в Лакедемоне, отец их Скедас также покончил самоубийством.

Исчезло священное оружие — об этом же рассказывает Диодор (XV, 53, 4).

Махинации фиванских заправил — конечно, все эти предзнаменования сочинены уже после Левктрской битвы беотийскими историографами, и только еще позднее они были приняты на веру греческими рационалистами и истолкованы как «махинации фиванских заправил» ( Э д. Мейе р, V, 414). Этой рационалистической версии придерживается Диодор, причем он считает все эти предзнаменования делом рук Эпаминонда.

Те, которые не желали сражаться — ср. Павсаний (IX, 13, 8): «Эпаминонд относился подозрительно к своим беотийским союзникам, в особенности же к феспийцам; опасаясь, чтобы они не изменили во время боя, он позволил всем желающим удалиться из лагеря на родину. После этого удалились всей массой феспийцы, а из прочих беотийцев все те, кто был настроен враждебно к фиванцам».

Лакедемонская конница — она впервые возникла только в 424 г. ( Фукиди д, IV, 55) и всегда пользовалась дурной репутацией.

Деление на боевые единицы собственно лакедемонского войска может быть представлено следующей схемой (по Schomann-Lipsius, Griech, Altertumer, 4 изд., 287 и след.):

В Левктрском сражении приняли участие 4 лакедемонских моры (выше, гл. I, § 1), т. е. 2300 чел., а вместе с командирами более 2400 человек. Из них только 700 были спартиаты (ниже, § 15; около 1 / 5 их служили командирами: «царские сотрапезники», 4 полемарха, конюшие и адъютанты полемарха, кавалерийские командиры и 104 низших пехотных командира). Вся остальная масса собственно лакедемонской пехоты, свыше 1   700 человек, состояла из гипомейонов, неодамодов и периэков.

Если они победят часть войска — Ксенофонт умышленно не упоминает о новом блестящем построении войска, введенном Эпаминондом, которому беотийцы и обязаны главным образом победой. Но уже из этой фразы видно, что Эпаминонд не собирался вести войну по принятому шаблону, по которому каждая из сторон выстраивала лучшие свои силы на правом фланге с целью первым делом разбить левое крыло врага и уже после этого напасть на правое с тыла и с фланга: он начинает с нападения на «часть войска, группирующуюся вокруг царя», т. е. на правое крыло врага и, следовательно, сам с отборными фиванцами находится на левом фланге. О введенном им новом строе войска рассказывают Диодор и Плутарх. Диодор (XV, 55, 2): «Отобрав из всего войска наилучших солдат, он их поставил на одну сторону войска, причем он сам взял на себя командование ими в бою. Более слабых воинов он выстроил на противоположной стороне войска и приказал им избегать сражения и при наступлении врага отступать. Поэтому-то он и выстроил войско косым фронтом: Он решил, что судьбу боя решит то крыло, на котором были выстроены отборные воины». Там же, § 4: «Войско Эпаминонда одержало верх благодаря доблести и тесной сомкнутости».

Плутарх (Пелопид, 23): «В этом бою Эпаминонд выстроил свое войско косым фронтом, стянув всю массу на левое крыло».

войско, под командой царя.

6 1

мор, каждая под командой полемарх а.

12 1

2

лохов, каждый под командой лохаг а.

48

8 1

4

пентекостий, каждая под ком. пентеконтер а.

96

16 1

8

2

эномотий, под ком. эномотарх а.


3456

567

288

72

36

воинов 2 .

Во всех боях древности фронты войск выстраивались косо; в данном случае фронт назван косым еще и потому, что войско имело на обоих флангах очень различную глубину.

Подобрать Клеомброта — смерть царя в бою была чем-то неслыханным в истории Спарты, так как особа царя усиленно охранялась: наш случай — единственный ( Плутар х, Агид, 21).

Ход Левктрской битвы описан у нашего автора крайне односторонне и неверно. Чтобы рассеять впечатление от поражения, он умышленно отвлекает внимание читателя совершенно несущественным для всего положения дел вопросом, был ли во время боя такой момент, когда верх был на стороне лакедемонян. Из того, что лакедемоняне оказались в состоянии подобрать Клеомброта, можно заключить только то, что они некоторое время удерживались на своих местах, но это еще не значит, что они побеждали. Умышленный пропуск Ксенофонта восполняется указанием Плутарха (Пелопид, 23): «Увидя происшедшее (т. е. как Эпаминонд выстроил войско), противники стали перестраиваться: они загибали правый фланг и вели его полукругом, чтобы окружить войско Эпаминонда и обрушиться на него своей массой. В это время из рядов беотийского войска выступил вперед Пелопид со своим отрядом и, приказав своим «тремстам» 3 сомкнуть ряды, устремился бегом и настиг Клеомброта прежде, чем тот успел развернуть свой фланг или снова собрать войско на прежние места и сомкнуть строй; он напал на лакедемонян в то время, когда они еще не заняли своих мест, а двигались и перемещались». Как справедливо замечает Э д. Мейер (ук. соч., V, 414), отряд Пелопида не мог представлять собой отдельно оперирующей боевой единицы; здесь Плутарх, вследствие незнакомства с военным делом, впадает в ошибку. Несомненно, его отряд представлял собой ядро беотийского фланга, который и предпринял описанную у Плутарха победоносную атаку на перестраивавшихся спартанцев.

Рассказ Диодора (XV, 55—56) совершенно невозможен и не соответствует действительности; прибытие Архидама и Ясона, по его рассказу, предшествует Левктрской битве.

Так называемые конюшие (мефиппы) и спутники (симфореи) полемарха — о них нам ничего более не известно.

Лакедемонян — т. е. спартиатов и периэков.

Тысячи человек — то же число у Плутарха (Агесилай, 28) и Павсания (IX, 13, 12); по Диодору (XV, 56), их погибло более четырех тысяч, но это несомненно преувеличение. Поставили трофей — битва произошла 5 гекатомбеона (5 августа 371 г.; Плутар х, Агесилай, 28, Камилл, 19).

Гимнопедии — спартанский праздник в честь Дельфийской троицы (Аполлона, Артемиды и Латоны), в который юноши пели, танцевали и занимались гимнастическими состязаниями.

Все те призывные классы — т. е. вообще всех обязанных военной службой лиц, так как лица, пробывшие в войске (т. е. по нашему в запасе) 40 лет, совершенно освобождались от военной службы.

Не пригласили вестника — вестник считался гостем государства; поэтому он обычно приглашался на устраиваемый государством в честь его торжественный обед.

О прибытии Ясона и Архидама Диодор (XV, 54, 5—6) рассказывает следующее (он ошибочно считает, что эти события произошли до Левктрской битвы, а, следовательно, и до смерти Клеомброта): «В это же время на помощь беотийцам прибыло фессалийское союзное войско под командой Ясона, состоявшее из 1500 пехотинцев и 500 всадников. Он убедил беотийцев и лакедемонян заключить перемирие и не вверять себя капризной судьбе.

По заключении перемирия Клеомброт двинулся со своим войском из Беотии и встретился здесь с другим большим войском под командой сына Агесилая Архидама, состоявшим из лакедемонян и их союзников».

Над узким проходом — горы подходили почти к самым берегам Малайского залива: для прохода оставалась лишь узкая дорожка.

Источник Диодора, как мы видели уже, считал поход Ясона в Беотию предшествовавшим Левктрской битве; поэтому разрушение Гераклеи ему пришлось приурочить к походу Ясона в Локриду (XV, 57, 2): «Тиран Фер Ясон, могущество которого все возрастало, отправился походом в Локриду. Он взял, благодаря предательству, Гераклею Трахинскую и выселил ее жителей; территория была отдана в дар этейцам и мелиейцам».

Пифийский праздник — один из самых популярных греческих праздников. Он справлялся каждые 4 года в Дельфах в честь Аполлона и состоял из состязаний (гимнастических, музыкальных и литературных) и жертвоприношений. Первая Пифиада совпадает с 3-м годом 48-й Олимпиады 586 г., поэтому и последующие Пифиады падают на 3-й год по Олимпийскому летоисчислению

Он сам — т. е. устранив амфиктионов, которым принадлежало право распорядителей на Пифийских состязаниях.

О смерти Ясона рассказывает также Диодор (XV, 60, 5): «Ясон Ферский... был коварно убит, по свидетельству Эфора, семью юношами, устроившими заговор с целью прославиться, — по свидетельству других писателей, родным братом Полидором».

В течение года — Плутарх (Гальба, 1) дает более точную дату: «Ферского властителя, правившего Фессалией десять месяцев, а затем убитого, Дионисий называл «трагическим тираном», намекая этим на быструю перемену его счастья».

От руки Александра, сына убитого им Полидора: «То копье, которым он убил своего дядю Полифрона, он освятил и убрал венками; он приносил этому копью жертвы, как богу, и нарек его Тихоном» ( Плутар х, Пелопид, 29). Противоречащее всему этому указание Диодора (XV, 61, 2) не должно быть принимаемо во внимание, так как здесь мы имеем дело с несомненной ошибкой рукописной традиции ( Beloc h, Griech. Geschichte, II, 257).

Таков был Александр — о правлении этого безнравственного человека, но одного из могущественнейших людей своего времени, мы узнаем много интересного из трудов Плутарха (Пелопид, 27—29, 31—35) и Диодора (XV, 71, 80). Из Лариссы была изгнана вся аристократия с Алевадами во главе. Беглецы обратились за помощью к правительству Беотии. Пелопид, шедший походом в Македонию, безрезультатно пытался примирить обе партии; во время второго похода в Македонию (на обратном пути) он был, вместе с Исмением, отправлен послом в лагерь Александра и захвачен последним в плен. Передают, что в плену его навещала жена Александра, дочь Ясона, Фива; она восхищалась мужеством Пелопида, и якобы уже тогда у нее созрел план убить мужа. Некоторое время спустя Эпаминонду, прибывшему с войском в Фессалию, удалось путем мирных переговоров убедить Александра освободить пленников. Впоследствии Пелопид снова двинулся с войском в Фессалию, при Киноскефалах он одержал решительную победу над противником, но сам пал в единоборстве с Александром. Это принудило беотийцев прибегнуть к решительным мерам: было выслано большое войско под командой беотархов Малекида и Диогитона. Александр был разбит наголову, принужден стать в подчиненное положение к Беотии и ограничиться Ферами и прилегающими к ним землями; Магнесия и Фтиотида отошли к Беотии; остальная Фессалия превратилась в федеративное государство и вступила в тесный союз с Беотией, причем обязалась выставлять свои контингенты в беотийское войско. Но такое положение вещей продолжалось недолго; вскоре Александр снова приобрел независимость, овладел Магнесией и снова стал предпринимать разбойные набеги на соседние государства.

Рассказ об убиении Александра мы находим также у Плутарха (Пелопид, 35); он не прибавляет никаких интересных подробностей, кроме того, что убийц звали Тисифон, Пифолай и Ликофрон. Александр вступил на престол в 369 г.; как сообщает Диодор (XV, 61, 2), он правил 11 лет; следовательно, его убийство произошло в 358 г. Убийцы были не сыновьями, а пасынками Ясона ( Э д. Мейе р, ук. соч., V, 480).

Своего любовника — по свидетельству Плутарха (Пелопид, 28), он был младшим братом Фивы.

Пелопоннесцы считают своим долгом — иными словами, спартанцы, невзирая на постановления Анталкидова мира, продолжали смотреть на союзников как на своих подданных, несмотря на то, что афинян они заставили даровать своим союзникам полную независимость. После Левктрской битвы положение совершенно изменилось; во всем Пелопоннесе — в Фигалии, Аргосе и др. городах ( Диодо р, XV, 40, 58) вспыхнули ожесточенные восстания; былое могущество Спарты отошло в область предания. Афиняне воспользовались создавшимся положением вещей, чтобы занять освободившееся место руководящей державы. Поэтому (вероятно, уже в том же 371 году) они созвали под своим председательством упоминаемый здесь конгресс, на котором присутствовали, по-видимому, и представители Спарты.

Афинянами и союзниками — должно быть, здесь разумеются не только прежние афинские союзники, но вообще все государства, оставшиеся верными условиям Анталкидова мира; афиняне упомянуты отдельно, как руководящая держава.

Марганам и т. д. — в 399 г. спартанцы заставили элейцев даровать независимость этим городам; после Левктрской битвы элейцы снова подчинили или хотели подчинить себе эти города.

О восстании в Тегее Диодор (XV, 59) рассказывает следующее: «... Тегеец 1 Ликомед убедил аркадян устроить общие государственные учреждения и общее народное собрание, состоящее из десяти тысяч человек, предоставив последнему неограниченные полномочия при решении вопросов войны и мира. В Аркадии произошло жестокое междоусобие; для решения разногласий прибегли к оружию, причем много народу погибло и более 1400 бежало частью в Спарту, частью в Паллантий (последних паллантийцы выдали, и они были преданы смертной казни победителями). Бежавшие в Спарту убедили лакедемонян выступить походом на Аркадию».

Феары — высшая правительственная коллегия, игравшая роль высшей административной власти в Тегее.

Здесь изложение нашего автора явно тенденциозно: немыслимо, чтобы партийный вожак вроде Стасиппа стал терять плоды своей победы из сострадания к врагу. Допустимы два предположения: либо ко времени прибытия мантинейцев партия Стасиппа еще не одержала решительной победы (Ю. Бело х), либо побежденные не остались в городе, а бежали в Мантинею ( Э д. Мейе р).

Приблизительно в то же время, когда был основан Аркадский союз, была построена и его новая столица Мегалополь («Большой город»). Ксенофонт умышленно умалчивает об этом городе, основанном Эпаминондом; мы узнаем об основании его из Павсания (VIII, 27—28) и Диодора (XV, 72, 40). Павсаний рассказывает следующее: «Мегалополь — самый молодой не только из аркадских, но и вообще из всех греческих городов... Сюда насильно были поселены с разных концов аркадяне... Основателем города по справедливости может быть назван фиванец Эпаминонд, он склонил аркадян к синэкизму и отправил Паммена с тысячью отборных воинов для защиты аркадян на тот случай, если лакедемоняне попытаются воспрепятствовать основанию города. Уполномоченными по постройке города были избраны... Проксен из Тегеи, Ликомед из Мантинеи (и еще 8 лиц). Следующие города были оставлены их жителями по решению Аркадского союза, вследствие рвения к общему делу и вражды к лакедемонянам: (10 городов) Маналии, (6 городов) Евтресии, (5 городов) области эгитов (?), (8 городов) Паррасии, (4 города) аркадской Кинурии, (3 города) объединенных в одно государство с Орхоменом; кроме того так называемая Триполис... Все эти аркадские города, за отдельными исключениями, не нарушили общего постановления и охотно переселились сообща в Мегалополь... Мегалополь был основан путем синэкизма в том же году, когда лакедемоняне потерпели поражения близ Левктр, 1 лишь на несколько месяцев позже этого события». Диодор (XV, 72, 4) ошибочно относит основание Мегалополя к 368/7 г.

Поход Агесилая в Аркадию, совершенно ничтожный, не принесший Спарте ни славы, ни выгоды, растянут Ксенофонтом на одиннадцать параграфов (тогда как поход Эпаминонда в Пелопоннес занимает у него только десять параграфов). Здесь мы находим ряд никому ненужных подробностей, а между тем важнейших, как напр. точного списка племен, сражавшихся с каждой стороны, Ксенофонт не дает. Как видно из намеков нашего же автора (§§ 20, 21), поход этот был простой демонстрацией, имевшей целью поднять упавший дух спартанцев, на что справедливо указывает Плутарх (Агесилай, 30). Много содержательнее краткий рассказ Диодора (XV, 59, 4; 62, 1—3): «Царь Агесилай с войском и изгнанниками вторгся в Тегейскую область, считая тегейцев виновниками мятежа и изгнания. Он опустошил их страну и шел приступом на городскую крепость, наведя таким образом страх на тех аркадян, которые были против него... В Аркадию лакедемоняне отправили тысячу гоплитов и беотийских изгнанников; всем этим войском предводительствовал Политроп. Последний, прибыв в аркадский Орхомен, охранял этот город, дружественно расположенный к Спарте. Военачальник аркадского войска, мантинеец Ликомед, с войском из пяти тысяч так называемых эпилектов, 2 прибыл в Орхомен. Лакедемоняне вывели ему навстречу войско из города; произошло кровопролитное сражение, в котором погиб лакедемонский военачальник и еще около двухсот человек, — остальные, преследуемые врагом, сбежались в город. Несмотря на эту победу, аркадяне, из страха пред могуществом Спарты, не считали себя в силах сразиться с лакедемонянами один на один. Поэтому они присоединили к себе аргивян и элейцев; затем, прежде всего, были отправлены в Афины послы с предложением заключить враждебный Спарте военный союз. Здесь это посольство не имело успеха, и оно отправилось дальше, в Фивы. Фиванцы согласились заключить с ними союз, направленный против Спарты; тотчас же выступило в поход беотийское войско, присоединив к себе союзных локрийцев и фокейцев. Войско это двинулось в Пелопоннес, под предводительством беотархов Эпаминонда и Пелопида; остальные беотархи добровольно уступили им командование над войском, зная военный гений и доблесть этих мужей».

Поход Эпаминонда в Пелопоннес произошел зимой 370/69 г. (а не 369/368 г., как вытекает из Диодора). Ср. Плутарх (Пелопид, 24): «Было как раз время зимнего солнцеворота (т. е. около 22 декабря), осталось немного дней до конца последнего месяца года». И здесь рассказ Ксенофонта страдает излишней сжатостью в существенных фактах и обилием ненужных подробностей. Много содержательнее повествование Диодора (XV, 62, 5; 63, 3, 4; 64, 1—5): «Когда (беотийцы) прибыли в Аркадию, на соединение с ними двинулись всенародным ополчением аркадяне, элейцы, аргивяне и все прочие союзники; собралось больше семидесяти тысяч. 3 Начальники войска, собравшись на совещание, решили идти на самую Спарту и предать опустошению всю Лаконию... Лакедемоняне же, видя, что враги расположились лагерем близ границ Лаконии, также выступили из Спарты всенародным ополчением и двинулись навстречу противнику; их военные силы были ослаблены, но не ослабели их храбрость и сила духа. Противники, с Эпаминондом во главе, видя, что страна лакедемонян недоступна и неудобна для вторжения, сочли неразумным, имея такое огромное войско, вторгнуться сплошной массой; они решили разделиться на четыре части и проникнуть в страну по различным путям. Первая часть, состоявшая из беотийцев, отправилась прямым путем на город, именуемый Селласией, и склонила жителей этого города к отложению от лакедемонян. Аргивяне вторглись через границы Тегейской области. Вступив в бой с гарнизоном, охранявшим здесь проходы, они перебили до двухсот человек, в том числе начальника гарнизона спартанца Александра; среди убитых были и беотийские изгнанники. Третья часть, состоявшая из аркадян и имевшая наибольшее число воинов, вторглась в область, называемую Скиритидой, которую охранял Исхилай (в тексте: Исхол), отличавшийся доблестью и военным гением, во главе большого войска... Видя, что вследствие многочисленности врага всякий, который вступит в бой, будет убит... он отобрал воинов младших призывных категорий и отослал их в Спарту, (считая), что они будут полезны отечеству, подвергающемуся смертельной опасности. Сам же он с воинами старших возрастов оставался в строю. Перебив множество врагов, он, наконец, пал вместе со всеми своими воинами, окруженный аркадянами. Четвертую группу составляли элейцы; они проникли через различные другие места и прибыли в Селласию: здесь было приказано сойтись всем отрядам. После того как все войско собралось в Селласии, оно двинулось на самую Спарту, предавая всю страну разграблению и сожжению».

Евбейцы — в 377 г. они принадлежали к афинскому морскому союзу; после Левктрской битвы они, по-видимому, стали союзниками беотийцев.

Рассказ Диодора (XV, 65) об обороне Спарты преувеличенно разукрашен в ущерб истине. Зато Плутарх (Агесилай, 31—33) сообщает много ценных подробностей (наряду с ничего не стоящими анекдотами). Прежде всего, он дает точное число вторгшихся врагов: «не менее сорока тысяч гоплитов; кроме того, войско сопровождало много легковооруженных и даже невооруженных, — с целью грабежа, так что всего вторглось в Лаконию семьдесят тысяч человек». Далее мы узнаем, что переправа через Еврот на виду у Спарты не удалась потому, что «вследствие обилия снегов на горах Еврот выступил из берегов и разлился, как никогда, его ледяная вода делала крайне затруднительной переправу фиванцев вброд». Положение спартанцев, оказывается, усугублялось тем, что, по случаю вторжения фиванцев, в городе поднялись восстания (21, 22). По справедливому замечанию Плутарха, своим спасением Спарта обязана тому, что Агесилай не поддался провокации фиванцев и, несмотря на свое честолюбие, уклонился от решительного боя.

Алея — какое-то старинное спартанское божество, впоследствии (уже на заре греческой истории) отождествленное с Афиной, так что «Алея» стало эпитетом Афины в Спарте. Упоминаемый здесь храм, по-видимому, находился на дороге из Спарты в Ферапну ( Павсани й, III, 19, 7).

О поведении спартанских женщин рассказывает также Аристотель (Политика, II, 6, 7): «Они не приносили никакой пользы, которую обычно оказывают женщины в других (теснимых неприятелем) городах, но вносили еще большую сумятицу, чем враги».

Правительство постановило объявить гелотам — эта мера объясняется тем, что периэки, составлявшие главную массу войска, отпали к врагу.

Эпидаврцы, пелленцы и некоторые другие — полный список союзников Спарты дан ниже, кн. VII, гл. 2, § 2.

Земледержитель — эпитет Посейдона.

Дом Тиндаридов — старинное здание в Спарте, в котором, по преданию, некогда жили сыновья Тиндарея, Кастор и Полидевк.

Подобно тому как по пути в Лаконию, находясь в Аркадии, Эпаминонд содействовал организации Аркадского союза и основанию Мегалополя, точно так же, узнав об отпадении от спартанцев периэков и гелотов, он воспользовался случаем вторгнуться в Мессению, восстановить утраченную ею в незапамятные времена независимость и основал новую, крепкую столицу, получившую название этой страны, на месте прежней Ифомы ( Диодо р, XV, 66). Ксенофонт умышленно умалчивает об этом.

На котором как раз присутствовали — умышленное извращение, которое опровергается указанием нашего же автора в § 46: спартанские послы прибыли специально с просьбой о помощи. Ср. также указание Диодора (XV, 63, 1): «Лакедемоняне потеряли многих из граждан младших призывных категорий в злополучной Левктрской битве, а также лишились значительного количества их в других неудачных битвах; они были принуждены ограничиться немногочисленным гражданским ополчением. Вдобавок из их союзников одни отпали, а другие ощущали недостаток в людях вследствие тех же причин. Поэтому они попали в безвыходное положение и принуждены были обратиться за помощью к афинянам... Нельзя себе представить более тяжелой нужды и несчастья, чем то, которое смогло вынудить лакедемонян обратиться за помощью к их злейшим врагам».

Были теснимы мессенянами — во время 3-й Мессенской войны, в 464—55 г. ( Фукиди д, 1, 102).

Не допустили, чтобы аргивяне остались непогребенными. Сыновья Эдипа, Этеокл и Полиник, после изгнания отца стали спорить за фиванский престол. Младшему удалось захватить царскую власть.

Старший бежал в Аргос и во главе аргосского войска обложил фиванский акрополь Кадмею. В происшедшей схватке аргивяне были разбиты; оба брата пали в поединке. По распоряжению нового фиванского царя Креонта предан погребению был только Этеокл. Полиника и его войско запрещено было хоронить под страхом смерти. Полиник был похоронен своей сестрой Антигоной, а относительно аргивян это запрещение было снято под давлением афинского царя Фесея, приславшего по просьбе аргосского царя Адраста свое войско к стенам Фив.

Вы обуздали наглость Еврисфея. Родоначальники спартанских царских родов, сыновья Геракла, были всячески преследуемы Еврисфеем; он изгнал их из Пелопоннеса. Их радушно приняли афиняне; они вступили в бой с Еврисфеем и благодаря афинской помощи разбили его наголову ( Диодо р, IV, 57).

Афиняне стали совещаться — одним из представителей антиспартанской партии был поэт Ксеноклид, главным сторонником союза со Спартой был упомянутый уже оратор Каллистрат («вы послушались Каллистрата и спасли лакедемонян». Псевдо-демосфенова речь против Неэры, 27).

Было решено и т. д. ср. Диодор (63, 2): «Великодушный и человеколюбивый афинский народ, не убоявшись фиванского могущества, решил прийти всенародным ополчением на помощь лакедемонянам, которым грозила опасность быть порабощенными. Они назначили военачальником Ификрата и послали его с войском из граждан младших призывных категорий в числе двенадцати тысяч».

Вызвало нарекания — см. коммент. к § 51.

К числу причин, заставивших Эпаминонда отказаться от мысли разрушить Спарту и удалиться из Пелопоннеса, надо отнести, во-первых, то, что разрушение ее было невыгодно Беотии, так как чересчур усиливало Аркадский союз ( Полиэ н, II, 3, 5); во-вторых, к Спарте уже прибыли значительные подкрепления и ожидалось прибытие афинян. Диодор (XV, 65, 5): «На помощь лакедемонянам прибыло 4000 воинов от союзников. Сюда надо еще прибавить тысячу только что освобожденных гелотов, двести беотийских изгнанников; кроме того, лакедемоняне призвали немало народу из соседних городов, и таким образом составилось войско, готовое выйти против врага. Они собрали и обучали все это войско; со дня на день они становились все смелее и готовились вступить в бой за существование своего государства». Весь пелопонесский поход Эпаминонда продолжался 85 дней. Диодо р, (XV, 67, 1); по Плутарху (Пелопид, 25) — 4 месяца, но это неверно, так как он и начался и кончился зимою.

Все это рассуждение об Ификрате сплошной сарказм: Ксенофонт хочет дать понять читателю, что Ификрат имел в виду только демонстрировать содействие, а не оказывать действительную помощь спартанцам. Вероятно, Ификрат действовал так не по собственному усмотрению, а по тайному предписанию афинского правительства ( Э д. Мейе р, ук. соч., V, 426). Эта политика, действительно, принесла желанные плоды; лакедемоняне принуждены были вторично «отправить в Афины посольство из виднейших спартиатов и заключить соглашение относительно гегемонии, — чтобы на море властвовали афиняне, а на суше лакедемоняне. Но вскоре после этого гегемония была сделана общим достоянием обоих государств» ( Диодо р, XV, 67, 1); подробнее об этом совещании в кн. VII, гл. 1, §§ 1—14. Указание того же автора (XV, 65, 5), будто афиняне пришли в Пелопоннес слишком поздно и им нечего уже было делать, безусловно ошибочно.

Близ Кенхрей — ср. Плутарх (Пелопид, 24): «Возвращаясь на родину и проходя мимо Кенхрей, они победили афинян, пытавшихся защищать теснины и препятствовать их продвижению».

1 Изгнанников, см. ниже.

1 Это — несомненно ошибка. Диодор спутал здесь Тимофея с Хабрием, действительно совершившим в 375 г . поход на Фракию, см. коммент. к кн. V, гл. 4, § 61, с ссылкой на Диодора (XV, 36, 1—4).

2 Это — неверно. См. коммент. к § 12.

3 Неверное известие. См. коммент. к § 26, прим. 1 на стр. 411 (в эл. издании прим. 1 на этой странице.— Ю. Ш. ).

1 Греческие письма начинались стереотипной фразой: А (автор письма), (желает) здравствовать В (адресату).

2 Так как иначе, они бы вынуждены были вступить в Беотийский союз ( Исокра т, Платейская речь), чего они не желали.

3 По Павсанию (IX, 1, 5), платейцы были вполне готовы к приближению фиванцев, но последним при помощи военной хитрости удалось выманить их из города, после чего город был захвачен фиванцами, а жителей обратно а город уже не впустили.

4 По Павсанию (IX, 1, 7), им позволено было только взять — мужчинам по одному, а женщинам по два платья.

5 В действительности право гражданства в Афинах было предоставлено платейцам уже после событий 427 г . (ср. Аристофа н, «Лягушки», 693).

6 Эд. Мейе р, ук. соч., V, 391.

7 Ошибку эту повторял я — «Беотийский союз», 244, пр. 1.

1 Вряд ли это верно. Из того факта, что союзники согласились на исключение фиванцев из списка договаривающихся, можно с большой вероятностью предположить, что Агесилай с Каллистратом и прочими послами еще до открытия конгресса заключил тайное соглашение, направленное против фиванцев, и, таким образом, блестящая речь Эпаминонда не имела ожидавшегося успеха (ср. Э д. Мейе р, ук. соч., V, 407). Недаром наш автор замечает, что «фиванцы удалились в полном отчаянии: они, конечно, не могли ожидать такого вероломства со стороны афинян» ( Гро т, История Греции, стр. 444).

2 Ср. Павсаний (IX, 13, 2); «Мы позволим беотийским городам приносить клятву каждому от своего имени только тогда, когда и вы позволите вашим периэкам (см. коммент. к кн. III, гл. 3, § 6) приносить клятву от имени каждого отдельного их города».

3 По мнению Виламовица источником послужила здесь Павсанию утраченная плутархова библиография Эпаминонда. Если это так, то его данные очень ценны ( Э д. Мейе р, ук соч., V, 410).

4 Преувеличение.

1 Надгробный камень Ксенократа с начертанной на нем эпитафией сохранился до нашего времени (Inscriptiones Graecae, VII, № 2462).

Вот перевод этой эпитафии:

«3евсу трофей водрузнть досталось в удел Ксенократу

В час, когда Спарты копье всюду царило вокруг.

Грозных спартанских щитов и с Еврота пришедшего войска

Не убоявшись, он рек: «Мы их отважней в бою»

В Левктрах победный трофей о великой вещает победе…

Нас даже Эпаминонд в доблести не превзошел!»

2 См. коммент. к кн. I. гл. 3, § 2.

1 Ксенофон т, О государственном устройстве Лакедемона, 11,4; Гарпократион, S. v ????.

2 Число воинов в каждой боевой единице менялось в зависимости от числа призванных на военную службу. Поэтому, напр., в нашем месте число воинов в эномотии определено в (12х3) 36 человек, т. е. 576 чел. в море. Такое же число находим выше (кн. IV, гл. 5, § 12): ок. 600 человек (точнее 602 чел. — 576 рядовых и 26 командиров). Плутарх (Пелопид, 17) определяет мору в 900 чел., Диодор (XV, 32, 1) — в 500 чел.

Схему расположения войск см, на стр. 295.

3 Так назывался отряд из 300 отборных воинов, набиравшихся из фиванских аристократов («священный отряд»).

1 Это обмолвка. Ниже, в гл. 62, § 2. Диодор его правильно называет мантинейцем.

1 Т. е. в 371 году.

2 Вернее, эпаритов. См. ниже, кн. VII, гл. 4, §§ 22, 33 и сл., гл. 5, §2.

3 Конъектура на основании гл. 81, § 2, и Плутар х, (Агесилай, 31,) — см. ниже в тексте 50 000.