Можейко И. Тайны истории

ОГЛАВЛЕНИЕ

ЗАЯЦ НА ПОЛЕ БОЯ
Таинственные скифы

В истории человечества было немало народов, которые исчезли без следа, оставив на память потомству только свои названия — настоящие или придуманные врагами. Но зато мы знаем, что некогда существовали киммерийцы, скифы и сарматы. Можно припомнить еще множество названий, но достаточно и этих трех, о которых многие слышали.
Это были кочевые народы, письменность им была ни к чему. Ну где ты будешь хранить рукописи или каменные плиты с иероглифами, если чуть что — верхом на коня и поскакал кого-нибудь грабить! Ведь кочевники жили по своим правилам, а по ним все, что можно отнять, мы отнимем! Если ты слабый, мы тебя убьем или возьмем в рабство!
Поэтому о некоторых древних народах мы можем узнать только от их соседей, а еще лучше — от их врагов. Например, великий народ хеттов, создателей громадной империи и соперников Древнего Египта, ученые смогли изучить только после того, как были расшифрованы египетские иероглифы и ассирийская клинопись. В документах того времени хеттам были посвящены важные тексты.
Немало помогли нам в понимании древнего мира греки. Они были склонны к научной работе и создали географию.

Древний мир по Геродоту

Такие великие путешественники и писатели, как Геродот, оставили многотомные описания мира, каким он был две с половиной тысячи лет назад. Многое дали историкам дневники и описания походов Александра Македонского. Александр любил ученых и сам получил неплохое образование. Достаточно сказать, что его наставником был Аристотель, величайший философ древности.
Сегодня археологи и историки идут рука об руку, восстанавливая историю и образ жизни, казалось бы, без следа исчезнувших народов. Если мы что-то узнали из записок Геродота или клинописных документов из персидских или вавилонских архивов, то имеет смысл отыскать и другие следы.

Киммерийцы во «фригийских» колпаках

Когда-то по этому пути пошел археолог Шлиман. Он поверил Гомеру и решил, что Гомер не придумал войну между греками и троянцами, а описал действительные события. Вот он и отправился искать Трою, а потом и Микены, пользуясь поэмами Гомера как путеводителями.
И нашел больше, чем любой другой археолог, хотя все археологи сначала над ним смеялись.
К сожалению, никакой Шлиман не помог бы отыскать следы скифов. По крайней мере, пока это никому не удалось. Даже если смотришь на карты страны скифов, то видишь, что каждый ученый рисует свою страну.
Скифы были кочевниками и за сотни лет своего господства в степях теперешней Украины и Северного Кавказа они так и не удосужились построить ни одного города. Они словно говорили своим соседям: старайтесь, стройте и платите нам дань, а потом мы решим, что с вами сделать — то ли взять деньги и скот, то ли ограбить вас и разорить.
Откуда они пришли, где жили раньше, на каком языке говорили, каким богам поклонялись — до сих пор о многом приходится только догадываться.
Что же известно наверняка?
Ученые склонны доверять рассказу Геродота о первом столкновении скифов с киммерийцами — народом, который населял степи к северу от Черного моря три тысячи лет назад. Ведь Геродот, человек умный и дотошный, отправился в Ольвию, греческую колонию на месте нынешней Одессы* и там расспрашивал знающих людей. Скорее всего, он встречался и со скифами. То есть ближе его с этим загадочным народом ни один из ученых не сталкивался.
По Геродоту, в VIII веке до нашей эры скифы, которых теснили соседи в степях южнее Урала, двинулись на Запад. И вошли в земли киммерийцев. Скифы и киммерийцы, по-видимому, принадлежали к обширной семье индоарий-ских народов, и их общество, как до недавнего времени в Индии, делилось на три класса, или группы, — жрецов, воинов (или царей) и простого народа — вайшьев. Жрецы молились и занимались делами духовными, воины составляли собой армию, профессиональную дружину, вернее, ее верхушку, командный слой. В случае опасности все мужчины племени брались за оружие и становились солдатами. Ну а вайшьи, понятно, пасли стада, выделывали шкуры, лепили горшки — мало ли найдется дел у простого народа!
Видно, киммерийцам было понятно, что скифы куда сильнее их и устоять не удастся. А народу хотелось жить. Собрали общее собрание. Генералы заявили, что намерены биться до последнего киммерийца. Честь не позволяла им отступать. Вот такие отважные генералы были в киммерийском племени! Вайшьи решили иначе. Уйдем, сказали они, степей и тучных пастбищ на свете немало, на наш век хватит, а не хватит, отыщем кого-нибудь послабее и отнимем у них.
Вайшьев, как вы догадываетесь, было куда больше, чем командиров.
Проголосовали.
Воины оказались в подавляющем меньшинстве.
Ах так! — оскорбились они и стали тянуть жребий. Разделились на красных и белых, поровну. И стали драться до смерти между собой.
Генералитет киммерийцев бился до последней капли крови. И только когда умер от ран последний из милитаристов, народ, не проявивший должного патриотизма, но оставшийся живым, собрал свои кибитки, стада и домочадцев и, наскоро похоронив в общей могиле генералов, отправился в путь.
Эта история поучительна, как и многие истории, связанные со скифами и их родственниками, которые умели говорить афоризмами и совершать памятные поступки.
Но все же народ, который дал своим генералам погибнуть, но не погиб сам, в истории человечества явление редкое, потому что чаще всего генералы не спрашивают народ, хочет он воевать или нет. Они просто хватают юношей, дают им в руки меч или автомат, а если юноша не хочет убивать, его самого расстреливают за измену генералам. А не расстреляешь, другие последуют его примеру, и генералам будет некем командовать.
Конечно, у киммерийцев вскоре появились новые генералы, не умнее прежних, но куда более осторожные.
Об этом известно из донесений ассирийских шпионов, которые сохранились в царских архивах и были в наши дни расшифрованы учеными. И донесения шпионов оказываются самым точным и достоверным источником. Ведь, в отличие от всех других, шпионы получают деньги за то, что говорят правду. Но, конечно, только царям и только по секрету. Вот что пишет один из них:
«Относительно вести об урартском (армянском) царе. Как он пошел в страну Гамир (киммерийцев), там войска его были полностью перебиты. Сам царь бежал и вернулся в свою страну».
Судя по всему, киммерийцы обосновались в нынешней Грузии, и в крови грузин до сих пор течет кровь этого разумного народа.
Кстати, через несколько десятилетий киммерийцы разгромили армию богатейшего фригийского царя Мидаса — того самого персонажа древней истории. И научили фригийцев носить свои красные колпаки, которые как символ свободолюбия дожили до французской революции.
В середине VII века до нашей эры в Ассирии заговорили о скифах. Ассирия в те годы отчаянно воевала с соседней страной Мидией. Так вот, скифов — диких, отважных всадников — использовали в своих интересах обе стороны. То скифы сражаются с мидийцами против Ассирии, то спасают столицу Ассирии Ниневию от осады мидийцев. Если же в их услугах не нуждались, то скифы сами отправлялись воевать и грабить. Они были неверными и даже опасными союзниками. И не потому, что скифы были плохими людьми — просто они жили по своим законам и не уважали тех, кто платил им или старался их подкупить.
Известно даже имя скифского царя тех времен — его звали Мадием. При нем скифы настолько усилились, что дошли в своих набегах до Египта и до смерти напугали египтян. Геродот пишет, что «фараон Псамметих, выйдя им навстречу с дарами и просьбами, убедил их далее не продвигаться».
Но прошло еще несколько лет, и скифы вновь изменили сторону и вместе с мидийцами захватили Ниневию. Славно они там пограбили и поубивали!
В конце концов скифы так всем надоели, что народы Ближнего Востока мечтали о том, как бы избавиться от опасных кочевников. Выход нашел мидийский царь Киак-сар. Он предложил скифам сказочные подарки, если они помогут ему в войне. Скифы заинтересовались таким предложением и согласились поехать к нему в столицу на переговоры.
Но так как скифские вожди друг другу тоже не доверяли и жаждали даров, то никто не захотел оставаться в своем лагере. Поехали все, тем более что там можно было хорошо покушать и выпить.
Когда мертвецки пьяные скифские вожди отвалились от стола, Киаксар отдал своим воинам приказ зарезать во сне всех скифов. И тут же мидийские войска вышли в поход и вскоре достигли лагеря скифов, которые спали, ни о чем не подозревая.
Множество скифов погибло в тот день. Командовать ими было некому — все вожди были убиты.
И Геродот пишет: «Таким образом мидийцы спасли свое царство и овладели теми землями, которыми владели прежде до прихода скифов».
Подводя итог истории походов скифов на юг, Геродот так описывал их роль и поведение: «Скифы владычествовали над Азией в течение двадцати восьми лет и все опустошали своим буйством и излишествами. Они взимали с каждого дань, но, кроме дани, совершали набеги и грабили, отнимая все, чем владели народы».
Это все слова. А доказательства?
Доказательства тоже нашлись. Ученым известно, каким было вооружение скифов, например какими были наконечники их стрел — с другими не спутаешь.
Так вот, при раскопках разных городов были найдены наконечники скифских стрел. Они везде — ив щелях между камнями, и на улицах мидийских и армянских городов...
Скифы не нуждались в письменности, не жаловали города, не знали границ и не заботились об истории. Может, и прав был Александр Блок, присоединяясь к тем, кто полагал скифов предками славян и приписывал славянам бесшабашность, презрение к порядку и науке — «мы не виноваты, это в нас вложили скифы!». Предки не предки, но какая-то доля скифской крови в нас конечно же течет. Ведь народы не пропадают бесследно, они растворяются в других народах, то в победителях, то в побежденных.
Пограбив и повоевав на юге вплоть до долины Нила, скифы вернулись домой на рубеже VI века до нашей эры, но тут, как уверяет Геродот, им пришлось снова вступить в отчаянную войну — оказывается, жены скифов, которых они не взяли с собой на войну, соскучились по мужчинам и стали дружить с рабами. А когда мужья вернулись, промотав по пути добычу и принеся с собой лишь хвастливые рассказы о прошлых победах, то жены не захотели расставаться с новыми мужьями. Победа далась скифам с большим трудом, жены покорились, но тут появилась новая напасть — персы.

Скифский лучник

Для персов главным врагом были не скифы, а греки. Но для того чтобы победить греков, Дарий решил сначала победить скифов, которые снабжали греков пшеницей. Не будет пшеницы, греки изголодаются и сдадутся на милость перидского победителя. Пшеницу сеяли и косили не сами скифы, а покоренные ими племена, что жили в южных степях и кормили бравых воинов.
Дарий перешел через Босфор по мосту, построенному греческим инженером Мандраклесом, миновал территорию нынешней Болгарии, затем вторгся в степи теперешней Украины. Но скифы не спешили воевать с могучим Дарием. Ведь они, как казаки в русской армии, были хороши для быстрых набегов, а в открытом бою с организованной дисциплинированной армией их ждало неминуемое поражение.
Поэтому скифы откатывались на север, а громоздкая персидская армия мрачно продвигалась им вслед. Обиженный таким нежеланием сразиться, Дарий забрасывал скифов оскорбительными письмами, а те отвечали так:
— У нас, скифов, нет ни городов, ни пашен, чтобы спешить на бой с вами...
Есть два варианта последующих событий. По первому, Дарий измучился и был вынужден отступить, тут скифы накинулись на его войска и многих перебили в набегах и ночных рейдах. Есть и другая версия. Персы все же догнали скифов, и армии построились для боя. Но тут между войсками по нейтральной полосе проскакал заяц. Скифы забыли о бое и с улюлюканьем кинулись за ним — всей армией!
Тогда Дарий в возмущении плюнул и велел возвращаться домой — с таким врагом даже сражаться стыдно!
Подобная жизнь устраивала вождей, которые имели многочисленные стада, роскошные шатры, множество рабов. И они были заинтересованы в том, чтобы среди скифов не было грамотных и ученых людей. Такие были опаснее персидской конницы. Ведь они могут поставить под сомнение законы дедов — захотят строить города, писать книги и введут новые законы. А тогда генералы потеряют власть!
Известны по крайней мере два случая, когда скифские вельможи, попав в плен или уехав к грекам, приобщались там к наукам и искусствам. Например, царя Скила убили собственные подданные, когда узнали, что он склоняется к городской жизни, а замечательного ученого и изобретателя гончарного круга и якоря, философа и оратора Анархасиса расстреляли из луков.
Вот и представьте себе: проходят века, в Крыму и на берегах Черного моря появляется немало греческих городов, кавказские народы тоже развивают культуру, и если скифов раньше использовали в своих войнах ассирийцы и мидяне, то теперь и в Грузии и в Армении выросли такие крепости, что скифам там нечего было делать. А с востока уже шли сарматы, народ, который, кстати, послужил источником легенд об амазонках, потому что, в отличие от скифя-нок, сарматские женщины ходили в походы, участвовали в боях и даже известны курганы, где похоронены сарматские воительницы. Сарматы вытеснили скифов из самых плодородных степей, и те еще некоторое время отсиживались в Крыму.
После исчезновения этого народа он перешел в легенды и стал народом-тайной. Ведь мы не знаем ни единого слова, написанного скифами. Лишь греки рассказали нам о них. А когда прошли тысячелетия, то и слова греков стали казаться сказками. И история о зайце, пробежавшем мимо армии, и рассказ о скифском царе, который протянул сыновьям пук лоз и велел сломать. Сыновья сделать этого не смогли. Зато по веточке сломать пук оказалось нетрудно. «Так и в жизни, — сказал царь. — Пока вы вместе, вы непобедимы!»
Две тысячи лет никто ничего не знал о скифах, кроме того, что поведал Геродот. Но в начале XVIII века любознательный Петр Первый узнал, что в Южной Сибири завелись грабители, которые раскапывают курганы и находят там сказочные сокровища.
Был наряжен строгий сыск. Грабителей и покупателей золота нашли, наказали, товар конфисковали и прислали в Петербург. Так в Эрмитаже оказалась первая коллекция «скифского золота», первая среди многих последующих.
И оказалось, что скифы оставили за собой золотой след.
А в 1929 году археолог Руденко отыскал в алтайской долине Пазырык целую семью курганов. Они были насыпаны в местах вечной мерзлоты, которая законсервировала и спасла от разрушения не только украшения скифских вождей, но и одежды, ковры и множество деревянных изделий.
Но самой удивительной находкой стал бархатный ковер, на котором в обрамлении растительного узора изображены фигуры оленя, грифонов и двух воинов. Один из них едет верхом, другой ведет лошадь под уздцы.
Множество золотых и серебряных украшений созданы в едином стиле, получившем название «звериный стиль», — это грубоватые, но удивительно живые изображения животных.
Но главное слово о древних скифах все же сказали не они сами, а их соседи — древние греки, жители колоний, основанных греками по берегам Черного моря.