Ратьковский И.С., Ходяков М.В. История Советской России

ОГЛАВЛЕНИЕ

ГЛАВА 4. СОВЕТСКИЙ СОЮЗ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ.

II. ВОЙНА НАРОДНАЯ

Партизанское движение в годы Великой Отечественной войны

Одной из форм вооруженной борьбы советского народа против врага стало партизанское движение. Программа его развертывания содержалась в директиве СНК и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 г. Вскоре, 18 июля, ЦК принял специальное постановление "Об организации борьбы в тылу германских войск". В этих документах давались указания о подготовке партийного подполья, об организации, комплектовании и вооружении партизанских отрядов, а также формулировались задачи движения.

Размах партизанской борьбы был в значительной степени предопределен масштабами оккупированной территории СССР. Несмотря на принятые меры по эвакуации населения в восточные районы страны, свыше 60 млн человек, или около 33% довоенного населения, вынуждены были оставаться на территории, занятой врагом.

Первоначально советское руководство (Л. П. Берия) сделало ставку на регулярные партизанские соединения, сформированные при участии и под руководством НКВД. Наиболее известным стал отряд "Победители", командир Д. Н. Медведев. Он действовал в Смоленской, Орловской и Могилевской областях, а затем на Западной Украине. В отряд входили спортсмены, работники НКВД (в том числе разведчики), проверенные местные кадры. Член отряда разведчик Н. И. Кузнецов, в совершенстве владея немецким языком, с документами на имя обер-лейтенанта Пауля Зибера, вел разведывательную деятельность в Ровно: добывал ценную разведывательную информацию, уничтожил главного судью Украины Функа, имперского советника рейхскомиссариата Украины Гелля и его секретаря, вице-губернатора Галиции Бауэра.

Во главе партизанского движения на местах стояли, как правило, председатели областных, городских и районных исполкомов партии, а также секретари обкомов, горкомов и райкомов комсомола. Общее стратегическое руководство партизанским движением осуществляла Ставка ВГК. Непосредственное же взаимодействие с отрядами на местах - Центральный штаб партизанского движения (ЦШПД). Он был создан решением ГКО от 30 мая 1942 г, и действовал до января 1944 г. Начальником ЦШПД был П. К. Пономаренко, являвшийся с 1938 г. первым секретарем ЦК КП(б) Белоруссии. ЦШПД должен был устанавливать связь с партизанскими формированиями, направлять и координировать их действия, снабжать оружием, боеприпасами, медикаментами, готовить кадры и осуществлять взаимодействие партизан с частями регулярной армии.

Особое значение среди штабов партизанского движения принадлежало Украинскому штабу, который с 1943 г. подчинялся непосредственно Ставке ВГК. На Украине еще до оккупации ее территории фашистами было подготовлено для развертывания партизанского движения 883 отряда и свыше 1700 диверсионных и разведывательных групп. Центром концентрации партизанских сил Украины был Спадщанский лес, где базировался Путивльский отряд под командованием С. А. Ковпака. За годы войны он прошел рейдами свыше 10 тыс. км, разгромив гарнизоны врага в 39 населенных пунктах. При этом отряд Ковпака вобрал в себя ряд других партизанских групп, например 2-й Путивльский отряд под командованием С. В. Руднева. В 1941 г. в партизанских отрядах на Украине сражалось свыше 28 тыс. бойцов. На 1 мая 1942 г. ЦК КП(б) Украины имел сведения о 766 партизанских формированиях и 613 диверсионно-разведывательных группах. Созданный в 1942 г. Украинский штаб партизанского движения возглавлял T. А. Строкам, занимавший с марта 1941 г. должность заместителя наркома внутренних дел УССР, а затем руководивший формированием истребительных батальонов. К концу 1943г. общая численность партизан в республике составляла около 300 тыс. человек, а к концу войны по официальным данным достигла цифры 500 тыс. человек. Среди руководителей партизанского движения на Украине, помимо С. А. Ковпака и С. В. Руднева, выделялись А. Ф. Федоров (с 1938 г. являвшийся первым секретарем Черниговского обкома КП(б) Украины) и П. П. Вершигора. Широкий размах борьба с гитлеровцами получила и на территории Белоруссии, где ею руководили В. 3. Корж, T. П. Бумажков, Ф. И. Павловский и другие известные партийные работники.

Всего в годы войны в тылу врага насчитывалось более 6 тыс. партизанских отрядов, в которых сражалось свыше 1 млн человек. В ходе проведенных операций партизаны уничтожили, захватили в плен и ранили 1 млн фашистов, вывели из строя 4 тыс. танков и бронемашин, 65 тыс. автомашин, 1100 самолетов, разрушили и повредили 1600 железнодорожных мостов, пустили под откос 20 тыс. эшелонов.

Большую роль в развитии партизанского движения сыграло совещание руководящих работников наркомата обороны, ЦШПД с представителями подпольных партийных органов, командирами и комиссарами крупных партизанских формирований. Совещание проводилось по поручению ЦК ВКП(б) в конце августа - начале сентября 1942 г. По его итогам был сформулирован приказ наркома обороны Сталина от 5 сентября 1942 г. "О задачах партизанского движения".

Основным объектом боевой деятельности партизан стали коммуникации, особенно железные дороги. Впервые в истории войн централизованно проводился ряд крупных операций по выводу из строя вражеских коммуникаций на большой территории, которые были тесно связаны с действиями регулярных армейских частей. С 3 августа по 15 сентября 1943 г. на оккупированной территории РСФСР, Белоруссии и части Украины для оказания помощи частям Советской Армии в завершении разгрома немецких войск в Курской битве проводилась операция "Рельсовая война". На местах были определены участки и объекты действий каждому из 167 намеченных для этого партизанских формирований. Партизаны обеспечивались взрывчаткой, минно-подрывной техникой, к ним засылались специалисты-подрывники. Партизаны Белоруссии пустили под откос 761 вражеский эшелон, Украины - 349, Смоленской области - 102. В результате операции магистрали Могилев-Кричев, Полоцк-Двинск, Могилев-Жлобин не действовали весь август. На других железных дорогах движение нередко задерживалось на 3-15 дней. Действия партизан значительно затруднили перегруппировку и снабжение отступающих войск противника.

Опыт "Рельсовой войны" был использован в другой операции под кодовым названием "Концерт", осуществлявшейся с 19 сентября по конец октября 1943 г. В ней участвовало 193 партизанских формирования Белоруссии, Прибалтики, Ленинградской и Калининской областей. Протяженность операции по фронту составила около 900 км, а в глубину 400 км. Ее проведение было тесно связано с предстоявшим наступлением советских войск на Смоленском и Гомельском направлениях и битвой за Днепр.

В результате партизанских операций 1943 г. пропускная способность железных дорог снизилась на 35-40%, что вело к срыву планов врага по накоплению материальных средств и сосредоточению войск. Кроме того, немцы были вынуждены крупные силы задействовать для охраны железных дорог, а их протяженность на оккупированной территории СССР составляла 37 тыс. км. Только в летней кампании 1942 г. действия партизан отвлекали 24 вражеские дивизии, 15 из которых постоянно занимались охраной коммуникаций.

В годы войны на оккупированной территории СССР создавались партизанские края и зоны - территории в тылу немецких войск, где восстанавливались органы советской власти, шло воссоздание колхозов, предприятий местной промышленности, культурно-бытовых, медицинских и других учреждений. Такие края и зоны существовали в Калининской, Смоленской и других областях РСФСР, в Белоруссии, на северо-западе Украины. Весной 1942 г. их насчитывалось 11, а позже это количество постоянно увеличивалось. В партизанском крае на Брянщине насчитывалось до 21 тыс. партизан.

Партизаны активно срывали отправку в Германию на принудительные работы больших групп населения. Только в Ленинградской области были предотвращены попытки угона 400 тыс. советских граждан. Не случайно, что гитлеровские органы управления на оккупированной территории, а также военное командование вели активную борьбу с партизанами. Так, в одном из районов Ленинградской области за поимку "предводителя партизан" Михаила Романова фашистские власти назначили вознаграждение в "6 коров или 6 гектаров пахоты, или же по половине этих обоих". В придачу к этому местный комендант сулил "30 пачек махорки и 10 литров водки". За мертвого партизана была обещана "половина указанного вознаграждения".

Жителям деревень, знавшим о местонахождении партизан и не сообщавшим об этом, грозило обвинение "в бандитизме" и расстрел. В ряде случаев гитлеровцы пытались создавать из крестьян "отряды самообороны", которые должны были, вооружившись топорами, ножами и дубинами, "уничтожать нападающие банды", т. е. партизан.

Чрезвычайно важное значение имело взаимодействие партизан с частями регулярной армии. В 1941 г. в ходе оборонительных боев РККА это выражалось преимущественно в ведении разведки. Однако с весны 1943 г. начинается систематическая разработка планов с использованием партизанских сил. Наиболее ярким примером эффективного взаимодействия партизан и частей Советской Армии стала Белорусская операция 1944 г. под кодовым названием "Багратион". В ней мощная группировка белорусских партизан представляла собой, по существу, один из фронтов, согласовывавший свои действия с четырьмя другими наступавшими фронтами регулярной армии.

Деятельность партизан в годы Великой Отечественной войны получила высокую оценку. Более 127 тыс. из них были награждены медалью "Партизану Отечественной войны" 1-й и 2-й степени; свыше 184 тыс. удостоены других медалей и орденов, а 249 человек стали Героями Советского Союза, причем С. А. Ковпак и А. Ф. Федоров - дважды.

Военная экономика СССР

С началом военных действий перед советским народом встали сложные задачи, решение которых было затруднено по причине потери важных в экономическом отношении регионов. На оккупированной врагом территории СССР производилось до 33% всей валовой продукции страны. Особенно пострадала тяжелая промышленность. Оккупированные районы давали до войны 71% общесоюзной выплавки чугуна, 58% выплавки стали и 57% проката черных металлов. Был потерян Донецкий угольный бассейн, где в 1940 г. удалось добыть до 60% всего угля. В целом по стране основные производственные фонды в 1941 г. сократились на 28% по сравнению с довоенным временем.

Огромный ущерб понесло сельское хозяйство страны. Враг оккупировал территории, где производилось до 87% всего сахара, 50% общесоюзного зерна. Оказались потеряны высокоразвитые зерновые, молочно-мясные совхозы, конезаводы, элитные хозяйства крупного рогатого скота.

Оккупированные районы имели разветвленную сеть железных дорог. Здесь до войны на 1 тыс. кв. км приходилось 39 км железнодорожных путей (в США на 1 тыс. кв. км приходилось тогда 40 км ж/д путей).

С первых же дней войны предпринимались попытки по спасению промышленного оборудования предприятий важнейших отраслей экономики. 24 июня 1941 г. постановлением СНК и ЦК ВКП(б) был создан Совет по эвакуации. После реорганизации Совета, проведенной в июле, его возглавил первый секретарь ВЦСПС Н. М. Шверник. В состав этого органа входили также А. Н. Косыгин, М. Г. Первухин, А. И. Микоян, М. 3. Сабуров и некоторые другие специалисты Госплана, а также различных наркоматов.

27 июня 1941 г. было принято постановление ЦК ВКП(б) и СНК "О порядке вывоза и размещения людских контингентов и ценного имущества". За первые 4 месяца войны правительство сумело организовать вывоз оборудования всех заводов танковой, авиационной, мотостроительной и других отраслей промышленности военного назначения. В кратчайший срок на восток было эвакуировано более 1360 крупных, преимущественно военных предприятий. Только из одной Москвы оказалось отправлено на восток свыше 210 предприятий, из Киева - около 200. Заместителем председателя Совета по эвакуации, возглавлявшим группу по вывозу промышленных объектов, а также уполномоченным ЦК партии и СНК по проведению эвакуации из Москвы и области являлся А. Н. Косыгин. В связи с большим объемом работ с 25 октября 1941 г. наряду с Советом по эвакуации действовал также Комитет по эвакуации запасов продовольствия, сырья, промышленных товаров, оборудования текстильных, швейных и табачных фабрик и мыловаренных заводов.

Однако, несмотря на предпринимаемые меры, далеко не все оборудование, имущество и продовольствие удалось вывезти на восток страны. Уже 29 июня 1941 г. последовала директива СНК и ЦК ВКП(б), в которой говорилось, что "все ценное имущество, в том числе цветные металлы, хлеб и горючее, которое не может быть вывезено, должно безусловно уничтожаться". Был разрушен Днепрогэс. Часть оборудования электростанции эвакуировали, а саму станцию взорвали. Хозяйственная группа немцев "Юг" в своем отчете за ноябрь 1941 г. доносила в Берлин о том, что "нет ни одного предприятия, в котором не были бы произведены взрывы или разрушения. Разрушения охватывают не только заводы, но и распространяются на инструменты, мастерские, планы и различную документацию всех видов, которые эвакуированы или уничтожены".

Выполняя директиву правительства, советский народ уничтожал на корню урожай 1941 г., который повсеместно удался. В ряде случаев имела место раздача продовольствия населению и частям Красной Армии. Против последнего решительно возражал Сталин, заявляя, что войска при этом "могут превратиться в банды мародеров".

Срочность мер по уничтожению продовольствия и оборудования диктовалась тем, что наступление вражеских войск осуществлялось стремительными темпами. Так, уже 28 июня был взят Минск, где находилось свыше 330 промышленных предприятий. Эвакуировать их не удалось вследствие перехвата коммуникаций врагом, разрушении, общего пожара и бомбардировок. Учитывая скорость продвижения гитлеровцев, Сталин 10 июля 1941 г. направил секретарю КП(б) Украины Хрущеву записку, в которой от имени ГКО обязал последнего в случае отхода советских войск уничтожать технику, скот и другое имущество в.районе "70-верстной полосы от фронта".

Потеря жизненно важных густонаселенных территорий с мощной индустрией и высокопродуктивным сельским хозяйством, которая сопровождалась перебазированием промышленности и транспортных средств на восток страны, привела к тому, что в ноябре 1941 г. уровень среднемесячного производства стал самым низким за все годы войны и составил лишь 51,7% общего объема производства в ноябре 1940 г. В это время полностью прекратился выпуск отдельных видов продукции машиностроения. Остановились все шахты не только Донецкого, но и Подмосковного угольного бассейна. Это был первый период военной экономики СССР, продолжавшийся до июня 1942 г. Военно-промышленный потенциал противника в указанное время оказался значительно выше, чем у Советского Союза.

В феврале 1942 г. за членами ГКО были персонально закреплены конкретные направления работ. Контроль за выполнением решений ГКО по производству танков возлагался на Молотова. Маленкову поручалось сосредоточить свои усилия на выполнении заданий по выпуску самолетов и моторов, а также по работе Военно-воздушных сил. Берия должен был курировать производство вооружения и боеприпасов.

Второй период в развитии военной экономики СССР охватывал время с июля 1942 г. по октябрь 1943 г. Это был период решительного перелома, который обеспечил превосходство в вооружении над противником. Падение промышленного производства удалось приостановить лишь в самом конце 1941 г. С марта 1942 г. можно говорить о начале его роста. Однако в целом советское преимущество в соотношении военно-экономических сил и техники обозначилось только к лету 1943 г., неуклонно нарастая после Курской битвы. Все большее внимание уделялось изготовлению новых типов и образцов вооружений: танков, самолетов, артиллерии. С весны 1943 г. советская авиационная промышленность ежемесячно выпускала в среднем 2,5 тыс. боевых самолетов, или 30 тыс. в перерасчете на годовое производство, в то время как германская промышленность произвела в 1943 г. 25,5 тыс. боевых самолетов.

Третий период развития военной экономики - с ноября 1943 г. по май 1945 г. - проходил под знаком нарастающего превосходства СССР в масштабах военного производства. Важным моментом, обеспечившим этот рост, стала высокая концентрация оборонной промышленности в восточных районах страны.

По мере освобождения оккупированных территорий Советского Союза началось восстановление ряда отраслей промышленности. 13 апреля 1942 г. ГКО утвердил план строительства и воссоздания черной металлургии в центральных и южных районах страны. 21 августа 1943 г. СНК и ЦК ВКП(б) утвердили постановление "О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации". Для выполнения этой задачи был создан специальный Комитет при СНК, в состав которого вошли А. И. Микоян, Н. А. Вознесенский, А. А. Андреев и другие ответственные работники.

29 марта 1944 г. ГКО принял развернутое постановление "О первоочередных мероприятиях по восстановлению промышленности и сельского хозяйства Ленинграда в 1944 г.". В Постановлении предусматривалось добиться значительного роста производства в 1944 г. и довести его до 25% довоенного уровня. Для восстановления народного хозяйства освобожденных районов в 1942-1945 гг. правительством было выделено 39,5 млрд рублей, в том числе 14,2 млрд рублей в 1944г. и 18 млрд рублей в 1945 г.

С завершением Великой Отечественной войны ГКО 26 мая 1945 г. принял постановление "О мерах по перестройке промышленности в связи с сокращением производства вооружения". Таким образом, был сделан очередной шаг к переводу народного хозяйства на мирные рельсы. На военных заводах началось расширение производства машин и гражданской продукции в целом. В 1945 г., по сравнению с 1944 г., выпуск военной продукции сократился на 31%.

Трудовые ресурсы страны

С началом военных действий общая численность рабочих и служащих в народном хозяйстве страны существенно сократилась - с 31,2 млн человек в 1940 г. до 18,4 млн в 1942 г. Для нормального обеспечения производства в это время необходимо было решить две основные задачи: изыскать дополнительные трудовые ресурсы, способные заменить рабочих, ушедших в армию, и обеспечить повышение производительности труда.

Основным источником дополнительных трудовых ресурсов в период войны стало население, ранее не занятое в общественном производстве. Прежде всего - женщины, молодежь и подростки, мужчины не пригодные для службы в армии. Так, удельный вес женщин среди рабочих и служащих, занятых в народном хозяйстве, увеличился на 19% по сравнению с довоенным 1940 г. и достиг в 1944 г. 57,4%. Возросла доля женского труда в цветной металлургии (50% к концу войны), на предприятиях наркомата боеприпасов (56%), в угольной промышленности (35,5%). Женщины работали сталеварами, кузнецами, лесорубами.

Главной производительной силой женщины стали и в сельском хозяйстве, поскольку за годы войны в армию и промышленность ушло до 13,5 млн колхозников, или 38% сельских тружеников. Если в 1940 г. среди трактористов и комбайнеров насчитывалось 9% женщин, то к 1944 г. их стало 55%. Стремясь восполнить ряды квалифицированных кадров сельского хозяйства, СНК и ЦК ВКП(б) 16 сентября 1941 г. приняли постановление об обучении необходимым профессиям учащихся старших классов средних школ, техникумов и студентов вузов. Началось их активное привлечение на работу в деревню. В целом удельный вес молодежи в возрасте до 18 лет в народном хозяйстве существенно возрос - с 6% в 1939 г. до 15% в 1942 г.

Образованный 30 июня 1941 г. Комитет по учету и распределению рабочей силы приступил к проведению мобилизаций среди городского и сельского населения. С февраля 1942 г. подлежало мобилизации все трудоспособное население: женщины в возрасте от 16 до 45 лет и мужчины в возрасте от 16 до 55 лет. Благодаря этим мерам общая численность рабочих и служащих в народном хозяйстве увеличилась на 1 млн человек. Всего с 1942 г. по 1945 г. Комитет по учету и распределению рабочей силы сумел мобилизовать около 12 млн человек.

Активно осуществлялась в годы войны подготовка кадров и через систему ремесленных и железнодорожных училищ, школ ФЗО, выпустивших до 2,5 млн квалифицированных рабочих. В целом численность рабочих и служащих в народном хозяйстве страны составляла к 1945 г. свыше 76% от уровня 1940 г., когда в нем было занято около 194 млн человек.

Для более полного привлечения трудовых ресурсов правительством активно использовались и административные меры. Так, уже 26 июня 1941 г. был принят Указ "О режиме рабочего времени рабочих и служащих в военное время", увеличивавший продолжительность трудового дня. Кроме того, отменялись очередные и дополнительные отпуска, вводились обязательные сверхурочные работы продолжительностью от 1 до 3 часов.

Добиваясь увеличения производительности труда на селе, 12 января 1942 г. правительство выпустило постановление о повышении материальной заинтересованности работников машинно-тракторных станций (МТС) - вводились премии за перевыполнение планов. Вскоре, 13 апреля 1942 г., СНК и ЦК ВКП(б) приняли решение о повышении обязательного минимума трудодней для колхозников. Вслед за этим 9 мая 1942 г. была установлена дополнительная оплата труда для трактористов МТС и колхозников, работающих на сельскохозяйственных машинах и способствующих повышению урожайности.

Таким образом, органы власти проводили в годы войны комбинированную политику, стремясь повысить производительность труда посредством реализации комплекса мер, направленных как на повышение материальной заинтересованности трудящихся, так и на усиление административного нажима.

В то же время война привела к возникновению новых форм социалистического соревнования, в которых участвовало до 80% от общего числа занятых в народном хозяйстве. Уже весной 1942 г. развернулось соревнование женских тракторных бригад за высокий урожай сельскохозяйственных культур. Одним из зачинателей этого движения была бригада трактористки П. Н. Ангелиной. По всем отраслям производства преобладали коллективные формы социалистического соревнования. Одновременно развивались и индивидуальные формы, такие как "Лучший сталевар", "Лучший машинист" и т. д. Получили распространение движения: рационализаторов, "двухсотников", скоростников, "тысячников" (т. е. за выполнение 10 и более норм в смену), выросшее на рубеже 1941-1942 гг. из движения "двухсотников".

ГУЛАГ в годы войны

Большое место в решении проблемы трудовых ресурсов, а также при обеспечении кадрами целого ряда отраслей экономики занимали заключенные Главного Управления лагерей НКВД. Население ГУЛАГа начало существенно увеличиваться в предвоенный год. Указ от 26 июня 1940 г. "О переходе на восьмичасовой рабочий день, на семидневную неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений" вводил уголовную ответственность за самовольный уход с работы, за прогулы и опоздания на работу на 21 минуту и более. Большая часть тех, кто попадал под действие этого указа, приговаривалась к исправительно-трудовым работам по месту основной деятельности сроком до 6 месяцев с удержанием из заработной платы до 25%. К началу Великой Отечественной войны на учете находилось 1 млн 264 тыс. человек, приговоренных к исправительно-трудовым работам без лишения свободы.

10 августа 1940 г. правительством было принято еще два указа: об ответственности за выпуск недоброкачественной продукции и о рассмотрении народными судами без участия народных заседателей дел о прогуле и самовольном уходе с предприятий. В результате к концу 1940 г. тюрьмы пополнились еще несколькими десятками тысяч заключенных. К началу войны их общее число в лагерях, тюрьмах и колониях составило 2,3 млн человек.

Военные действия привели к тому, что из районов, которым угрожала вражеская оккупация, уже в период войны было эвакуировано 27 лагерей и 210 колоний ГУЛАГа с общим числом заключенных 750 тыс. человек.

Часто их отправляли пешком на расстояние до 1000 км в переполненные восточные лагеря ГУЛАГа, что приводило к чрезвычайной скученности. В 1942 г. средняя жилая площадь на одного заключенного составляла менее 1 кв. м. Снижение норм питания, наряду с возросшими нормами выработки, приводило к увеличению смертности.

С первого дня войны было прекращено освобождение заключенных, обвиняемых в шпионаже, бандитизме и измене Родине. Особенно тяжело приходилось осужденным за контрреволюционные заговоры, участникам оппозиций, членам антисоветских партий. Как правило, они содержались в специальных тюрьмах и лагерях, расположенных на Крайнем Севере и Дальнем Востоке. Для них усиленная охрана сочеталась с тяжелыми физическими работами по добыче угля, нефти, железных руд и на лесозаготовках. Многочисленные просьбы политических об отправке на фронт чаще всего не удовлетворялись.

В соответствии с Указами Президиума Верховного Совета от 12 июля и 4 ноября 1941 г. о досрочном освобождении некоторых категорий заключенных, осужденных за прогулы, бытовые и прочие незначительные преступления, было освобождено и переведено в Красную Армию 420 тыс. заключенных. По специальным решениям ГКО в 1942-1943 гг. в ГУЛАГе было проведено досрочное освобождение еще 157 тыс. человек с переводом их в действующие части. Всего с начала войны и до июня 1944 г. на укомплектование Вооруженных Сил было передано 975 тыс. заключенных ГУЛАГа. Многие из них с честью выполнили свой долг. За боевые подвиги бывшие заключенные В. Е. Бреусов, А. И. Отставнов, Ефимов, Сержантов и другие были удостоены звания Героя Советского Союза. Подвигу воспитанника Уфимской трудовой детской колонии А. М. Матросова, закрывшего в феврале 1943 г. своей грудью амбразуру вражеского дзота, посвящены произведения литературы и изобразительного искусства.

Помимо советских граждан, в 1941-1942 гг. из лагерей было освобождено 43 тыс. польских и 10 тыс. чехословацких граждан, направленных в национальные воинские части.

Заключенные ГУЛАГа активно использовались и на трудовом фронте. За первые три года войны на подведомственных НКВД стройках работало более 2 млн человек, в том числе на строительстве железных дорог (448 тыс.), в промышленном строительстве (310 тыс.), в лагерях лесной промышленности (320 тыс.), на аэродромном и шоссейном строительстве (268 тыс.) и т. д. В 1941 и начале 1942 г. на работы по строительству оборонительных рубежей ГУЛАГ передал 200 тыс. заключенных. В последующие годы они работали на предприятиях черной и цветной металлургии (40 тыс. в середине 1944 г.), авиационной и танковой промышленности (20 тыс.) и т. д. Даже в условиях лагерной жизни заключенные стремились внести свой вклад в победу. В 1944 г. трудовым соревнованием было охвачено 95% от их общей численности.

За три первых года войны из лагерей и колоний убыло 2,9 млн человек и поступило 1,8 млн осужденных. Силами заключенных было построено 612 оперативных аэродромов и 230 аэродромов с взлетно-посадочными полосами. Они возвели группу авиационных заводов в Куйбышеве, построили 4700 км шоссейных дорог и свыше 1000 км нефтепроводов. На предприятиях оборонной промышленности заключенные произвели 70,7 млн единиц боеприпасов (мин, ручных гранат и т. д.), изготовили 1,7 млн масок для противогазов, 6,7 млн метров тканей.

Труд заключенных использовался не только в промышленности. К середине 1944 г. ГУЛАГ имел 414 сельскохозяйственных подразделения: 3 сельхозлагеря, 96 колоний и 315 подсобных хозяйств. Осужденные сдали к забою животных живым весом в 42 тыс. т, получили 112 тыс. т молока, выработали 2600 т животного масла. В структуре ГУЛАГа имелся также специализированный рыболовецкий лагерь (Астраханский), 8 рыболовецких колоний и 45 подсобных рыбных хозяйств.

Таким образом, ГУЛАГ пытался обеспечивать потребности лагерей и колоний в овощах, картофеле, рыбе и других продуктах, стремясь к "полной самоокупаемости". Одновременно за 1941-1944 гг. в бюджет страны было перечислено 2 млрд 650 млн рублей, использованных на нужды обороны.

Война и Русская православная Церковь

К 1941 г. гонения на Церковь по всей стране были приостановлены. В то же время высказывание К. Маркса о том, что "религия - это вздох угнетенной твари, душа бессердечного мира, дух бездушного безвременья. Она - опиум народа", - оставалось одной из главных установок "атеистического государства". В 1938 г. в СССР не существовало ни одного монастыря, а количество православных приходов, по различным оценкам, колебалось от 150 до 400. К 1941 г. РПЦ имела уже 64 монастыря (в 1914 г. их было 1025) и свыше 3 тыс. действующих храмов, более 90% церквей находилось на территориях, включенных в состав Советского Союза в 1939-1940 гг. Правительство не могло не считаться с новыми массами православного населения и вынуждено было создавать видимость религиозной терпимости.

В первый же день войны, 22 июня, местоблюститель партиаршего престола митрополит Сергий, несмотря на свои физические недостатки - глухоту и малоподвижность, - написал и собственноручно отпечатал на машинке послание, в котором призывал православный русский народ на защиту Отечества. В послании, которое Сергий сумел разослать по всем уголкам страны, отмечалось: "Фашиствующие разбойники напали на нашу Родину. Повторяются времена Батыя, немецких рыцарей, Карла Шведского, Наполеона. Жалкие потомки врагов православного христианства хотят еще раз попытаться поставить народ наш на колени перед неправдой". Митрополит Сергий призвал всех вспомнить святых вождей Руси Александра Невского, Дмитрия Донского и благословлял народ на защиту границ страны, подчеркивая, что "Господь дарует нам победу". Документ, безусловно, носил исторический характер. Однако позиция РПЦ оказалась непонятной для многих за рубежом, где считали, что начавшаяся война должна до предела обострить противоречия между государством и Церковью.

Вслед за Сергием 26 июля 1941 г. к верующим Ленинградской епархии с посланием "Церковь зовет к защите Родины" обратился митрополит Алексий. Таким образом, в чрезвычайных условиях превыше всего для Церкви оказались не предубеждения и обиды, а вековые традиции национального и патриотического служения русского православия. За годы войны патриарший местоблюститель обращался к верующим с патриотическими воззваниями 24 раза, откликаясь на все главные события в военной жизни страны.

Опасность, нависшая над СССР, необходимость всенародного единения для победы над врагом, патриотическая позиция РПЦ побудили советское правительство к изменению религиозной политики. В стране начали открываться приходы, закрытые в 30-е гг., оставшиеся в живых священнослужители освобождались из лагерей и возобновляли служение в храмах. В печати прекратилась антирелигиозная кампания, Журналы, издаваемые "Союзом воинствующих безбожников", перестали выходить за недостатком бумаги, а сам Союз прекратил существование без официального роспуска.

В условиях опасности, нависшей над Москвой в 1941 г., митрополит Сергий был эвакуирован в Ульяновск, который стал своеобразным духовным центром России. Именно из Ульяновска Сергий рассылал по стране свои послания и обличал оккупантов за пролитие невинной крови, разорение и поругание национальных святынь.

Патриотическая деятельность РПЦ проявлялась в военные годы в разнообразных формах. Так, в 5 действующих православных церквях Ленинграда даже в годы блокады продолжались службы. Митрополит Алексий оставался в городе и каждое воскресенье служил в Никольском соборе, призывая народ к мужеству и надежде. Молебны о даровании победы РККА проходили по всей стране. Сотни священнослужителей оказались в рядах действующей армии. Будущий патриарх Московский и всея Руси Пимен начал свой боевой путь по фронтам Великой Отечественной войны в качестве заместителя командира роты. В Красноярске в должности главного хирурга эвакогоспиталя трудился архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий), известный ученый-медик, удостоенный в 1946 г. Государственной премии I степени. Свидетельством признания заслуг духовенства со стороны государства явилось назначение митрополита Киевского Николая членом Чрезвычайной Комиссии по установлению и расследованию злодеяний немцев и их сообщников.

Одним из важнейших направлений патриотического служения Церкви в период войны стала материальная помощь государству и армии. Сбор пожертвований в фонд обороны и советского Красного Креста начался уже 23 июня 1941 г. Только в Ленинградской епархии было собрано свыше 6 млн рублей, в Вологодской области - 2,5 млн рублей, в Красноярском крае - 4 млн рублей, в Ставропольском - 6 млн рублей, а в Горьковской области - более 9 млн рублей. Всего за годы войны взносы от РПЦ в фонд обороны составили свыше 300 млн рублей. Причем средства жертвовались даже на оккупированной врагом территории и оттуда доставлялись в Наркомат финансов СССР. Известно, что житель села Бродовичи на Псковщине Федор Пузанов собрал среди верующих золота, серебра, церковной утвари и денег на сумму в 500 тыс. рублей, а затем через партизан передал их на Большую землю.

На средства РПЦ создавались воинские формирования. По призыву митрополита Сергия 30 декабря 1942 г. началось создание танковой колонны имени Дмитрия Донского. 7 марта 1944 г. состоялась передача 40 танков Т-34 частям действующей армии. В Новосибирске собирались средства на строительство самолетов Сибирской эскадрильи "За Родину"; шло формирование авиационной эскадрильи имени Александра Невского.

На рубеже 1942-1943 гг. митрополит Сергий предпринял важный шаг на пути к фактической легализации Церкви. Он направил Сталину телеграмму, в которой просил разрешения на открытие банковского счета РПЦ, куда вносились бы средства, пожертвованные на оборону во всех храмах страны. В начале 1943 г. Сталин дал на это свое письменное согласие и от лица Красной Армии поблагодарил Церковь за ее труды. Получив разрешение открыть банковский счет, РПЦ стала юридическим лицом.

31 августа 1943 г. из Ульяновска в Москву вернулся митрополит Сергий. 4 сентября он вместе с митрополитами Алексием и Николаем был приглашен в Кремль для беседы с председателем Совнаркома Сталиным. В ходе состоявшейся встречи удалось достичь нескольких важных целей. Уже 8 сентября должен был открыть свою работу Собор иерархов РПЦ, главной задачей которого являлось избрание патриарха. Кроме того, создавался специальный государственный орган, призванный осуществлять связь между правительством и руководством Церкви - Совет по делам Русской православной Церкви. Правительство также решило предоставить РПЦ для размещения патриархии бывшую резиденцию германского посла в Москве Шуленбурга. Было принято решение об открытии в Москве Богословского института и Богословско-пастырских курсов.

8 сентября 1943 г., осуществляя пожелание Сталина о подготовке Собора в "большевистских темпах", в Москве собрались 19 иерархов РПЦ. Первоочередным делом Собора стало избрание патриарха. Голосование прошло единодушно, и на патриарший престол был избран митрополит Сергий, который фактически уже в течение 17 лет выполнял эти обязанности. Патриаршество Сергия, однако, не было продолжительным. Он скончался 15 мая 1944 г. В ходе заседаний Поместного Собора РПЦ, состоявшегося с 31 января по 2 февраля 1945 г., тринадцатым патриархом Московским и всея Руси стал Алексий I (в миру Сергей Владимирович Симанский). Тогда же на Соборе было принято Положение об управлении РПЦ, действовавшее вплоть до 1988 г.

В ходе Великой Отечественной войны на оккупированных территориях СССР стихийно развернулось церковное строительство - ремонтировались, открывались и освящались уцелевшие храмы, устраивались молитвенные дома. В религиозной политике нацисты, таким образом, руководствовались директивами, допускавшими возрождение местной церковной жизни, но препятствовавшими созданию общенациональных церковных административных структур. Гитлер считал необходимым избегать положения, при котором одна церковь удовлетворяла бы религиозные нужды больших районов. Более того, желательным виделось превращение чуть ли не каждой деревни в независимую секту: "Если некоторые деревни в результате захотят практиковать черную магию, как это делают негры или индейцы, мы не должны ничего делать, чтобы воспрепятствовать им". Немецкая политика в отношении РПЦ была направлена на поощрение любой формы раскола и разъединения. Всего за годы войны на территории, подвергшейся оккупации врага, было открыто 7,5 тыс. храмов и около 40 монастырей. Но, несмотря на это, германским властям так и не удалось добиться разобщения народа. Вопреки ожиданиям нацистов, церкви не превратились в средоточие антисоветской пропаганды. Напротив, они стремились оказывать помощь бедным, военнопленным, став хранителями национальных традиций для значительной части населения оккупированных территорий. Позицию подавляющего большинства служителей РПЦ отражали не те, кто молился за Гитлера, а те, кто укреплял дух населения и помогал государству выстоять в борьбе с врагом. К концу войны сложились основные принципы новой религиозной политики советской власти, характеризующиеся большой терпимостью по отношению к православию. Только с января по ноябрь 1944 г. по стране было открыто свыше 200 церквей. В августе 1945 г. на территории СССР действовало 10 243 церкви и молитвенных дома, имелось 75 православных монастырей (29 из них были открыты в период немецкой оккупации). Совнарком СССР предложил местным органам власти не препятствовать их деятельности, сохранив за ними занимаемые жилые и служебные помещения, земли, скот и сельскохозяйственный инвентарь. Постановлением правительства от 23 августа 1945 г. разрешалось производить колокольный церковный звон в городах и селах. Все это свидетельствовало как об определенном росте религиозных настроений в массе населения, так и о признании государством заслуг Церкви в военные годы.