История Государства и права России. Учебник для вузов. Под ред. С.А. Чибиряева

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 4. Образование русского централизованного государства и развитие общерусского права (начало XIV - первая половина XVI в.)

§4. Право

Самые ранние памятники права Московского государства - грамоты различного содержания. Всякое жалование частному лицу, монастырю или церкви недвижимого имущества оформлялось жалованной грамотой великого князя.

Получивший пожалование освобождался иногда от подчинения суду местных властей и подчинялся суду великого князя. Кроме того, он сам получал право суда над лицами, живущими в пожалованном ему имении. Льгота могла заключаться также в освобождении пожалованного от даней и повинностей.

К числу важнейших грамот относились уставные грамоты, определяющие порядок местного управления. Главное содержание уставных грамот наместнического управления - определение размера корма в пользу местных правителей.

Древнейшая губная грамота была дана жителям Белозерского уезда в 1539 году.

Из многочисленных грамот мы видим, как происходил процесс развития поземельной собственности. Наблюдается экспроприация общинных земель феодалами. Бояре и “вольные слуги” сумели освоить земельные держания, которые им давались за службу великому князю. Они не только сохранили эти земли за собой, но получили возможность их отчуждать: продавать, отдавать в залог, менять, дарить. Такие наследственные: держания в Московии получили название вотчин. Хотя вотчины могли отчуждаться и передаваться в наследство, новые владельцы обязаны были нести военную службу. Другими словами, владельцы вотчин были типичными вассалами. Вотчина была не чем иным, как феодом или леном в западноевропейском понятии.

Вместе с вотчинами существовали более условные земельные держания, которые великий московский князь давал на время службы. Эти земли назывались поместьями. В Западной Европе такие владения землей называли бенефициями. Их владельцы не могли отчуждать эти наделы или передавать по наследству. После смерти помещика поместье возвращалось в царский домен.

Земли, не входившие во владение феодалов и церкви, составляли княжеский домен. Формы эксплуатации населения в домене были разными. Одни платили денежную ренту (дань и денежный оброк) и назывались чернотягловыми, другие, кроме дани и денежного оброка (в меньшем размере), несли разного рода повинности и платили натуральную ренту. Такие крестьяне назывались дворцовыми.

Великие князья распоряжались одинаково и черно-тягловыми, и дворцовыми землями с находящимися на них крестьянами. Бояре, дети боярские, дворяне получали эти земли от князя за службу.

Московское государство от издания отдельных грамот перешло к кодификационной деятельности, т.е. к составлению сборников законов.

Первым опытом кодификации являлся Судебник Ивана III 1497 года. То была эпоха установления московского единодержавия. Рядом с объединением политическим совершается объединение юридическое, составляется общий сборник юридических норм для всего Московского государства. Составлен сборник дьяком Владимиром Гусевым и санкционирован царем и Боярской думой.

Главное содержание Судебника - постановления процессу-альные. Они заимствованы из уставных грамот. Здесь нет ничего нового, но важно то, что разбросанные в разных княжеских грамотах процессуальные постановления были соединены в один акт. Среди норм процессуального права есть постановления уголовные. Их немного. Некоторые, очевидно, являлись результатом законодательной деятельности Ивана III - “о лихоимстве”, “об отказе в правосудии”, “о лжесвидетельствах” и др.

Вторая, меньшая часть Судебника состоит из норм гражданского права-“о давности”, “о наследстве”, “о купле-продаже”, “о займе”, “о холопстве” и др. Эти постановления заимствованы из Псковской судной грамоты. Источником Судебника была и Русская Правда.

Согласно Судебнику отправление правосудия совершать должны “добрые люди”, т.е. представители класса феодалов и наиболее зажиточные купцы. Система наказаний стала более жестокой по сравнению с ранее действовавшим законодательством. Имущественные наказания отходят на второй план. Судебник знает такие наказания как смертная казнь, битье кнутом, денежные взыскания.

Среди преступлений появились новые составы: государственная измена (коромола), преступления по службе, преступления против судебной власти. Существовало два вида судебных органов - государственные и вотчинные. Суд вершили наместники и волостели. После замены наместников-кормленщиков судебная власть перешлак губным учреждениям.

Вотчинный суд (суд феодала) вершился над крестьянами дворцовых вотчин, монастырей, бояр и помещиков. Как в государственном, так и в вотчинном суде участвовали представители местного населения - сотские, старосты и судные мужи.

Судебные инстанции отсутствуют. Процесс носил обвинительный характер. По государственным преступлениям (коро-моле) и наиболее тяжким уголовным делам (разбое, душегубстве и др.) применялся розыск, где сам суд изыскивал доказательства вины: допрашивал обвиняемого, пытал его, устраивал очную ставку, допрашивал свидетелей. Приговоры приводились в исполнение судом.

По гражданским делам и по малозначимым уголовным делам взаимоотношения сторон до суда устанавливались посредством челобитной - жалобы, которая подавалась в суд. Вызов в суд совершали специальные люди - ездовые, доводчики и недельщики. Неявка ответчика - признание его вины. Неявка обвинителя в суд - прекращение дела.

Если истец и ответчик подлежали суду разных феодалов (например, истец жил в вотчине боярина, а ответчик жил на земле монастыря), то создавался “обчий” суд, где спор или преступление рассматривалось совместно - и игуменом, и боярином.

Церковь сумела добиться признания обязательного церковного брака через венчание. Число поводов к разводу резко сократилось.

Имущество умершего, не оставившего после себя сыновей, переходило к дочерям, за неимением дочерей - к ближайшим боковым родственникам.