Хуземан Ф. Об образе и смысле смерти

ОГЛАВЛЕНИЕ

Проблема смерти в эпоху естествознания

Процесс смерти как физиологическая основа свободы

Итак, процесс смерти составляет, как мы видим, основу для развития сознания. Более того, величайшая драгоценность душевной жизни человека, свобода воли, зиждется на том же основании. Чем бы отличалась душевная жизнь человека от душевной жизни животных, если бы она не заключала в себе возможность свободы!
И животная организация наделена способностью к мудрым действиям. Пчела, птица, муравей проделывают удивительные вещи, приспосабливаясь к изменяющимся условиям внешнего мира. Однако животная «мудрость» — функция не индивидуального сознания, а присущей «виду» душевной жизни; она — функция «групповой души».
Поэтому животное не может свободно распоряжаться проявляющейся в его поведении мудростью, но, напротив, находится в ее власти. «Мышление» животного связано с его организацией и ограничено ею; оно «видовое» и потому от поколения к поколению остается неизменным'.
У человека же мышление не только меняется от поколения к поколению, но даже отдельный человек претерпевает такие изменения; в душевной жизни человека есть развитие и свобода. Он может, если он, скажем, вырос в материалистически мыслящем окружении, прийти к духовному мировоззрению; или он может, если он с детства получал одностороннее воспитание, обрести понимание необходимостей материального мира. И далее: человек может возделывать поле, конструировать машины, учиться на художника или растрачивать себя на пустяки повседневной жизни — все зависит от него. Каждая биография привносит новое содержание в понятие человеческой свободы.
Такой подвижностью своего духа человек обязан тому обстоятельству, что его сознание сосредоточено в мышлении. В мышлении мы ощущаем себя свободными существами; посредством обмена веществ, а также чувственного восприятия мы неизбежно связаны с миром. Почему именно мышление дает нам ощущение свободы? Потому что его ос-
' Н Poppelbaum Mensch und Tier Dornach 1975

97

нова — освобожденные в результате процесса смерти пластические силы.
Смерть для человека, как для всякого живого существа, неотвратима, вот почему можно говорить о естественной необходимости смерти, которой подчиняется человек. Однако это лишь внешний аспект. Потому что, когда мы наблюдаем, что в результате процесса смерти пластические силы постоянно освобождаются от связи с телом, а значит, от необходимостей «фюсис», возникает прямо противоположная точка зрения! Благодаря этому процессу превращения, пластические силы возвращаются как раз к своему первоначальному состоянию, в котором они находились до того, как вступили в связь с телесным началом: они больше не подчиняются земному определению, они снова обладают всеми созидательными возможностями, они могут превращаться в сознании в любые формы и качества.
В результате процесса смерти человек получает исконные пластические силы в свое полное распоряжение, а в каком смысле и для какой цели он их употребит, зависит от него. Эти освободившиеся пластические силы дают — поскольку они свободны от определения — полную свободу человеческой индивидуальности.
Это имеет принципиальное значение: ведь только вследствие такого превращения пластических сил в человеческом организме освобождается место для собственно человеческого начала; а оно появляется именно там, где человек свободно развивает свою духовную сущность.
Впрочем, человек делает это с раннего возраста, хотя поначалу бессознательно. Ведь уже когда ребенок какие-то впечатления от мира удерживает в памяти, а какие-то забывает, он, очевидно, делает выбор: он оживляет лишь те восприятия, которые сумели пробудить в нем интерес. А это и есть непосредственное проявление жизни его собственной духовной сущности, его «я».
Итак, человек обязан возможностью свободного раскрытия своей сокровеннейшей сущности тому факту, что в его организме участвует процесс смерти и что освобожденные благодаря этому процессу пластические силы служат основанием для душевной жизни. Процесс смерти, таким образом, составляет физиологическое основание для возникно-

98

вения индивидуального мышления, а значит, для развития человека по направлению к свободе.