Липатов В. Краски времени

ОГЛАВЛЕНИЕ

ХУДОЖНИКИ О ХУДОЖНИКАХ

ЭЖЕН ДЕЛАКРУА. Из дневника

...Коро - настоящий художник. Вещи живописца надо видеть в его
мастерской, чтобы получить подлинное представление об их достоинстве. Я
вновь увидал здесь и оценил совершенно по-другому картины, которые уже видел
в музее, где они не произвели на меня особого впечатления. Его большое
Крещение полно наивной прелести, его деревья восхитительны. Я говорил ему о
дереве, которое мне надо написать в Орфее. Он мне посоветовал давать себе
больше воли и доверять тому, что проходит само собой; именно так он работает
большей частью сам. Он не допускает, чтобы можно было создавать прекрасное с
большим усилием. Тициан, Рафаэль, Рубенс и другие работали легко. Они
действительно делали лишь то, что хорошо знали; только кругозор у них был
шире, чем у того, кто пишет, например, одни пейзажи и цветы. Однако,
несмотря на эту легкость, все равно остается много неизбежного труда. Коро
долго работает над каждым предметом: ему приходят новые мысли, и он
осуществляет их во время работы...
Картина йорданса - шедевр подражания, но подражания свободного и широко
понятого в смысле живописи. Вот человек, который действительно великолепно
делает то, на что он способен... Полное отсутствие идеальности шокирует,
несмотря на все совершенство живописи... Как это он не почувствовал
потребности передать поэтическую сторону сюжета еще чем-нибудь, кроме
изумительных цветовых контрастов, делающих из картины шедевр? Грубость этих
стариков, целомудренный испуг честной женщины, ее изящные формы, которые
должны были бы быть недоступными людскому взору... Эта живопись - наиболее
разительное доказательство того, что невозможно полноценно соединить
правдивость рисунка и колорита с величавостью, с поэзией, с очарованием...
Простота у Веронезе обусловлена также отсутствием деталей, что
позволяет ему с самого начала установить локальный тон... Паоло Веронезе не
обнаруживает, как, например, Тициан, непременного желания сделать из каждой
картины шедевр. Это умение не делать чересчур много в каждом случае, эта
видимая беспечность в отношении деталей, дающая такую простоту, проистекают
из привычки к декоративной живописи. Этот род искусства приучает жертвовать
многими частностями...
У Рембрандта, если хотите, совершенно нет возвышенности Рафаэля.
Возможно, что эта возвышенность, которая чувствуется у Рафаэля в его линиях,
в величавости каждой из его фигур, лежит у Рембрандта в таинственной
концепции сюжета, в глубокой наивности выражения и жестов. И хотя
позволительно отдать предпочтение величавому пафосу Рафаэля, отвечающему,
быть может, грандиозности известных сюжетов, все же допустимо утверждать, не
боясь нападок людей со вкусом - говорю о подлинном и искреннем вкусе, - что
великий голландец был в гораздо большей степени прирожденным живописцем, чем
прилежный ученик Перуджино.
Тициан - вот человек, которого вполне могут оценить лишь люди,
достигшие старости: я сознаюсь, что совершенно не ценил его в те времена,
когда восхищался Микеланджело и Байроном. Тициан, думается мне, привлекает
нас не глубиной передачи, не исключительным пониманием сюжета, но простотой
и отсутствием аффектации. Он в высшей степени обладает всеми достоинствами
живописца; то, что он делает, он делает в совершенстве; глаза его портретов
смотрят и оживлены огнем жизни. Жизнь и разум у него везде налицо.
...Живопись - самое трудное и самое кропотливое ремесло, живописцу
необходима эрудиция, как композитору, но также и блеск исполнения, как
скрипачу.