Новикова С.С. Социология: история, основы, институционализация в России

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 3. ОБЩЕСТВО КАК СОЦИАЛЬНАЯ СИСТЕМА

3.3. Социальные общности

3.3.2. Массовые и групповые общности

Массовые общности — это неорганизованные, случайно, стихийно возникшие и достаточно кратковременно существующие общности. Это общности (совокупности), объединенные сходным поведением ее членов. К ним относятся: толпа, публика, аудитория, масса, социальное движение, общественность. Такие объединения выступают в разных формах: публика кино и театра, телезрители, радиослушатели, читающая публика, разные собрания, лекции, съезды, митинги, демонстрации и т.д. Некоторые социологи и социальные психологи называют их формами коллективного поведения общности, а точнее, массового поведения.
Толпа — это относительно кратковременное скопление (объединение) большого количества людей в пространстве, допускающем непосредственный контакт, объединенных одним и тем же внешним стимулом и эмоциональной общностью. Социальная структура толпы обычно очень проста, она делится на лидеров и всех остальных, и только в редких случаях бывает более сложной.
Толпа — это не простая агрегация индивидов, а нечто большее, так как пространственное объединение приводит к социальному взаимодействию, даже если люди в толпе стараются избегать межличностного контакта. К взаимообмену, естественно, неявному, ведет простое осознание присутствия вокруг других людей, основанное на лицевой мимике, жестах, позах и т.д.
Объединение людей в толпе происходит благодаря психической связи, состоящей из сходных эмоций и импульсов, вызванных одними и теми же стимулами. Для толпы не свойственно соблюдение ни организационных, ни моральных норм, в ней проявляются примитивные, не очень сильные, ничем не обузданные эмоции.
По характеру и поведению толпы очень различаются, при этом толпа одного типа при определенных условиях может быстро трансформироваться в толпу другого типа.
Я.Щепаньский, классифицируя толпы, выделил следующие четыре их типа — «агрессивные, убегающие, толпы потребителей и экспрессивные или демонстрирующие. Агрессивная толпа выступает в трех разных видах: толпа линчующая, то есть охотящаяся на одного человека; терроризирующая, известная по погромам и другим актам террора, направленного против определенной категории лиц или групп; борющаяся, которая выступает во время волнений, стачек, когда атакованная демонстрация или собрание начинает спонтанно обороняться неорганизованным образом. Толпа, спасающаяся бегством, тоже выступает в двух видах: паники, охватывающей собрание или неорганизованную публику, например, паника в театре, в котором вспыхнул пожар, или паника во время землетрясения, когда большое число лиц слепо бросается бежать, направляемое только страхом и чувством самосохранения; другой вид убегающей толпы — это паника организованного бегства отряда солдат или другой оформленной и высокоорганизованной группы, объятой паническим страхом. Толпа потребителей — это та, которая штурмует магазины, штурмует банки во время кризисов, добиваясь возвращения вкладов, грабит магазины во время голода и смуты и т.п. Наконец, экспрессивная толпа — это такая, которая выражает свои взгляды, объединяясь для того, чтобы криком выразить одобрение или протест, чтобы хвалить или осуждать какие-либо мероприятия власти, учреждения и т.д.» [312. С. 195].
Известный американский социолог Г.Блумер выделяет четыре типа толпы: случайную толпу, обусловленную толпу, действующую толпу и экспрессивную толпу [см.: 18. С. 177]. Российские социологи приводят другие классификации толп в зависимости от способа их образования и характера поведения [см.: 306. С.289-290; 136. С.412; 300. С.36; 287. С.198-199, 250. С.370]. Опираясь на данные классификации, можно выделить следующие наиболее важные для настоящего времени типы толп: случайная толпа (окказиальная толпа, толпа зевак), экспрессивная толпа, паническая (убегающая, спасающаяся) и действующая толпа.
Случайная толпа (окказиальная толпа, толпа зевак) — такой толпе свойственна наиболее неопределенная структура. Объединить в ней людей может как незначительная цель, так и бесцельное времяпровождение. Подобного рода толпа может образоваться по поводу самых различных событий. Дорожно-транспортное происшествие, поимка правонарушителя, появление знаменитости, недовольство действиями проходящего человека и т.д. могут привести к образованию случайной толпы на улице. Время существования таких толп незначительно, как только элемент зрелищности ликвидирован, толпа зевак расходится. Эмоциональная включенность индивидов в случайную толпу очень слаба, поэтому в любой момент они свободно могут отделить себя от нее. Но в некоторых случаях, если условия изменяются, случайная толпа может структурироваться и проявить большую сплоченность.
Экспрессивная толпа, как отмечает Г.Блумер, «не имеет никакой цели — ее порывы и эмоции растрачиваются не более чем в экспрессивных (ярко выражающих чувства, переживания, настроение. — Н.С.) действиях, обычно в ничем не сдерживаемых физических движениях, дающих снятие напряжения и не имеющих никакой другой цели» [18. С. 181]. Для снятия возникшего в толпе напряжения и возбуждения осуществляются разного рода физические движения, которые могут принимать форму танцев, плача, крика, смеха. Благодаря этим физическим движениям «индивид, который находился в состоянии напряжения, дискомфорта и, возможно, тревоги, внезапно получает полную разрядку и испытывает радость и полноту жизни, приходящие с подобным облегчением» [18. С. 182]. В таких толпах обычно индивиды совместно выражают какое-либо чувство и общее отношение к какому-либо неординарному событию: радость (танцы), горе (участие в похоронах какой-нибудь знаменитости), протест (перед зданием местной администрации) и т.д. В экспрессивном движении экспрессивная толпа разряжает свое напряжение, при этом данное движение имеет тенденцию становиться ритмичным. Посредством римического выражения напряжения формируется единство толпы.
Крайней формой экспрессивной толпы является экстатическая толпа (один из видов аффективного психического расстройства). Экстатическая толпа — это толпа, которая, находясь в состоянии общего экстаза, доводит себя до исступления в своих совместных действиях, очень часто состояние общего экстаза приводит к непредсказуемым (как правило, разрушительным) действиям и последствиям (например, действия поклоников рок-музыки на концерте своих кумиров).
Паническая (убегающая, спасающаяся) толпа — это толпа, спасающаяся от реального или воображаемого источника опасности, направляемая страхом и чувством самосохранения (например, пожар в кинотеатре). Паника не возникает только в том случае, когда есть достаточно надежные выходы из создавшейся кризисной ситуации или выхода нет вообще. Возникновению паники, как отмечает Р.Тернер, сначала предшествует «короткая стадия неподвижности», люди, попавшие в незнакомую кризисную ситуацию, не в состоянии ее понять и оценить, поэтому они начинают действовать «гротескно несоответствующим ей образом». Затем наступает период поиска выхода и лихорадочной «активности ради активности» [цит. по: 229. С.131].
Паника является особой ситуацией, где происходит усиление воздействия через заражение. Паника, как отмечает Ю.А.Шерковин, — это «эмоциональное состояние, возникающее как следствие либо дефицита информации о какой-то пугающей или непонятной ситуации, либо ее чрезмерного избытка и проявляющееся в импульсивных действиях» [306. С.293]. Непосредственным поводом к возникновению паники всегда является появление какого-то известия, которое способно вызвать своеобразный шок.
Очень трудно проводить исследование паники, это связано с тем, что ее нельзя непосредственно наблюдать. Результаты включенного наблюдения за паникой всегда будут искаженными, т.к. наблюдатель, хотел бы он этого или нет, будет подвержен воздействию со стороны наблюдаемых [см.: 306. С.294]. Все исследования базируются на описаниях, сделанных после пика паники. На основе имеющихся описаний ученые выделили основные циклы, характерные для всего процесса паники в целом. Знание этих циклов, а также понимание психологического механизма паники, в частности, заражения, как бессознательного принятия определенных образцов поведения очень важно для прекращения паники. Это возможно, если в ситуации паники находится также человек, способный внести элемент рациональности в ситуацию паники, захватить руководство в этой ситуации, Т.е. предложить образец поведения, который способствовал бы восстановлению нормального эмоционального состояния толпы. Надежной гарантией против всякой стихийности в массовом поведении является своевременное донесение до людей достоверной информации о разного рода событиях посредством официальных каналов коммуникации [см.: 306. С.295-299].
Действующая толпа — «это беснующееся сборище или другие формы общностей с экстремальными типами поведения» [287. С. 199]. Отличительным признаком данного типа толпы является наличие цели, на которую направлена ее деятельность [см.: 18. С.177]. Понятие «действующая» подразумевает под собой весь комплекс возможных действий толпы, а именно общностей с экстремальными типами поведения. При исследовании социальных процессов ученые основное внимание уделяют изучению именно действующих толп.
Действующая толпа в свою очередь делится на следующие важные формы — сборище, восставшая (повстанческая) толпа, борющаяся толпа, стяжательная толпа (толпа потребителей).
Сборище — это «эмоционально возбужденная толпа, тяготеющая к насильственным действиям» [287. С. 199]. Обычно сборище имеет агрессивно настроенного лидера, требующего строгого подчинения от всех своих членов. Все действия сборища носят кратковременный характер и направлены непосредственно на какой-то определенный объект. После достижения задуманной цели сборище (например, линчующая толпа) быстро распадается, и входившие в него люди в обыденной жизни могут совершенно ничем не напоминать члена жестоко действующего сборища.
Восставшая (повстанческая) толпа — «это насильственный и деструктивный коллективный взрыв» [287. С. 199]. Ее поведение при восстаниях, в отличие от сборища, менее структурировано, менее целенаправленно и более неустойчиво. В основном действия восставшей толпы непредсказуемы, так как она в наибольшей степени подвержена различным случайным влияниям извне. Она может состоять из нескольких групп, имеющих свои собственные цели, но в критический момент объединяющихся и действующих однонаправленно.
Борющаяся толпа - это спонтанно обороняющаяся неорганизованным образом толпа (демонстрация или собрание), атакованная во время акций гражданского неповиновения, разного рода волнений или выступлений.
Стяжательная толпа - это толпа, которая вступила в неупорядоченный непосредственный конфликт за обладание какими-либо ценностями (например, разгром магазинов во время военных действий или стихийных бедствий).
Следует отметить, что данная классификация весьма условна. Между эти толпами нет непроходимой грани, они довольно легко и быстро могут переходить друг в друга.
Разница между перечисленными типами и видами толп относительна. Во всех перечисленных формах толп можно выделить много общих и сходных явлений. В первую очередь это психические явления. Всем формам толп свойствен факт деиндивидуализации, то есть частичное исчезновение у членов толпы их индивидуальных черт личности. Что вызывает сильную склонность к подражанию поведению других людей и увеличивает чувство солидарности со всей толпой. Происходит ослабление важности общепринятых этических и юридических норм, создается сильное ощущение правомерности совершаемых действий и поступков. Также созданный толпой эмоциональный настрой ведет к возвеличиванию своей собственной силы и уменьшает ощущение ответственности за совершаемые поступки.
Данные явления приводят к тому, что человек, находящийся в толпе, находится как бы под влиянием внушения. Сила данной «внушаемости» зависит от ряда факторов: от стимулов, вызывающих реакцию толпы, от конкретной общественно-исторической ситуации, а также от индивидуальных особенностей членов толпы.
Способы воздействия, реализуемые в стихийных массовых общностях, достаточно традиционны, это — заражение, внушение и подражание [см.: 192. С.257-280; 9. С.175-183]. Изучению этих механизмов уделяли внимание различные ученые, и социологи, и социальные психологи, и медики, и педагоги и т.д.
Заражение — особый способ воздействия, ведущий к интеграции больших масс людей (массовые психозы, религиозные экстазы и т.п.). Феномен заражения известен уже давно и имеет многообразные проявления, начиная от массовых вспышек различных душевных состояний, возникающих во время ситуаций паники, спортивного азарта, религиозного экстаза, вплоть до массового политически окрашенного психоза (например, фашизм) [см.: 192. С.257-258]. Массовому психозу могут быть подвержены целые народы.
Б.Д.Парыгин под заражением понимает «бессознательную, невольную подверженность индивида определенным психическим состояниям» [192. С.258]. В данном случае на индивида никто не оказывает организованного преднамеренного давления. Просто индивид бессознательно усваивает образцы чьего-то поведения, полностью подчиняется ему. Происходит передача определенного эмоционального заряда или психического настроя, которое, особенно в больших открытых аудиториях, усиливается путем многократного отражения по моделям обычной цепной реакции, Т.е. происходит «реакция заражения».
При этом эффект заразительности, на что в свое время справедливо указывал уже Н.К.Михайловский, зависит не только от силы эмоционального заряда, но и наличия факта непосредственного контакта между людьми. По этому поводу в своей статье «Еще о толпе» (1893) он писал следующее: «Когда в театре раздается зловещий крик «Пожар!», то происходит паника, часто далеко не соответствующая степени опасности. Это зависит от того, что внезапность крика, как и всякая внезапность, на некоторое время ошеломляет людей, ослабляет деятельность сознания, вследствие чего опять-таки запираются все окна и двери и открытой остается одна форточка, в которую страшными глазами смотрит представление опасности. Но эффект еще усиливается тем обстоятельством, что каждый из моноидеизированных (сосредоточивших внимание на одном всепоглащающем пункте, по Бреду. — С.Н.) видит вокруг себя испуганные лица и жесты отчаяния, вследствие чего волнение каждого, если не арифметически точно помножается на число взволнованных, то во всяком случае значительно возрастает. Здесь происходит как бы взаимная гипнотизация... Таким образом, всякая толпа, всякое сборище уже заключает в себе нечто, благоприятное для проявления бессознательного подражания, под тем, однако, условием, деятельность сознания была чем-нибудь подавлена» [172, стб.439].
Поэтому, как указывает Б.Д.Парыгин: «Секрет эмоционального воздействия в условиях непосредственного контакта заключается в самом механизме социально-психологического заражения. Последний в основном сводится к эффекту многократного взаимного усиления эмоциональных воздействий общающихся между собой людей. При этом сила нарастания накала страстей, создающая психический фон заражения, находится в прямой пропорциональной зависимости от величины аудитории и степени эмоционального накала индуктора» [192. С.259].
Многие политические лидеры используют знания механизма заражения в свой практике. Например, в фашистской пропаганде была разработана особая концепция повышения эффективности воздействия на открытую аудиторию путем доведения ее до открытого возбуждения, Т.е. доведения до состояния экстаза. После этого ситуация развивалась по законам заражения.
Феномен заражения может иметь место как в условиях антисоциального и неорганизованного поведения (различные стихийные бедствия и т.п.), так и в массовых сознательных социальных действиях (митинги, манифестации и т.п.). Изучение различных форм психического заражения, проявляющихся в массовых социальных движениях, особенно в периоды нестабильности общества, является одной из задач социальной психологии.
Внушение — это особый вид воздействия на людей. В отличие от заражения, это уже «целенаправленное, неаргументированное воздействие одного человека на другого или на группу» [9. С. 178]. Таким образом, внушение представляет собой процесс передачи информации, основанный на ее некритическом восприятии.
В научной литературе до сих пор нет однозначного ответа на вопрос о соотношении внушения и заражения. Одни авторы считают, что внушение так же, как и подражание, является одним из видов заражения, а другие приводят ряд отличий внушения от заражения [см.: 192. С.263-265].
В процессе изучения внушения как социально-психологического явления учеными установлены некоторые закономерности относительно того, в каких ситуациях и при каких обстоятельствах эффект внушения повышается. Эффект внушения зависит от возраста — дети легче поддаются внушению, чем взрослые. Утомленные, физически ослабленные люди в большей мере внушаемы, чем люди, обладающие хорошим самочувствием и здоровые. Решающим условием эффективности внушения выступает авторитет человека, осуществляющего внушение (суггестор).
Я.Щепаньский выделяет следующие условия, способствующие лучшей внушаемости:
1. Предварительно существующие устойчивые установки, убеждения (так, например, против ненавистных групп или институтов легко возникает терроризирующая толпа).
2. Убеждения и склонности, соответствующие лозунгам, которые подталкивают толпу к действию.
3. Молодой возраст и отсутствие социального опыта, в связи с чем очень часто демонстрирующие толпы состоят из молодежи.
4. Низкий уровень интеллекта и отсутствие элемента интеллектуализма в психике.
5. Непривычность к анализу своих поступков, отсутствие сильной воли и выработанных взглядов [см.: 312. С.196].
Исследования внушения очень важны для таких сфер, как пропаганда и реклама. Метод внушения в ходе пропагандистского воздействия выступает как метод своеобразного психопрограммирования аудитории, другими словами, относится к методам манипулятивного воздействия. Наиболее широко данный метод применяется в области рекламы. Для этого специально разработана особая концепция «имиджа». В данном случае под имиджем понимается специфический «образ» воспринимаемого предмета, когда ракурс восприятия умышленно смещается и акцент делается только на определенные, выгодные для рекламодателя стороны объекта. Благодаря этому достигается иллюзорное отображение того или иного объекта, явления. В настоящее время создание имиджа начинает широко использоваться не только в рекламе, но и в политике (например, во время избирательных кампаний).
Подражание — один из механизмов воздействия людей друг на друга. Подражание имеет много общего с заражением и внушением. Специфика подражания заключается в том, что это не простое принятие внешних черт поведения другого человека или психических состояний масс, а «воспроизведение индивидом черт и образцов демонстрируемого поведения» [9. С. 181]. В свое время разработкой идей о роли подражания в обществе занимались Н.К.Михайловский и Г.Тард, ими была выведена так называемая теория подражания.
Толпа оказывает на человека мимолетное влияние, хотя иногда созданное ею настроение удерживается у человека довольно долго. Если новые стимулы, воздействующие на толпу, приведут к созданию новых эмоций, то тогда связь, объединяющая до этого толпу, подвергнется распаду. Например, если толпу демонстрантов поливать водой, то под влиянием инстинкта самосохранения или страха, толпа распадется. Привести к распаду толпы может и влияние других чувств, устремлений (голод, чувство юмора и т.д.), возбуждений, направленных к иным целям, чем первоначальные.
Знание таких психических механизмов, с одной стороны, помогает преодолевать или психически обезоруживать толпы, а с другой стороны, знание механизмов, объединяющих толпы, может быть использовано для возбуждения их и манипулирования ими.
Публика — это «формально не организованная группа, члены которой имеют общие интересы, осознаваемые ими в качестве таковых при непрямом общении и контакте; именно с точки зрения этих интересов воспринимает публика информацию» [250. С.283]. Другое, более краткое, определение приводит Г.М.Андреева — «кратковременное собрание людей для совместного времяпровождения в связи с каким-то зрелищем» [9. С.173]. Публика отличается от толпы. Часто публика является заранее планируемым и относительно структурированным собранием людей.
Несмотря на то, что публика является одной из форм стихийной группы, элемент стихийности выражен в ней слабее, чем в толпе, и она более управляема. На поведение индивидов, составляющих публику, определенным образом влияют заранее установленные социальные нормы, принятые в данном типе организации зрелищ. Например, публика, собравшаяся на представление в театре, ведет себя по-другому, чем публика на стадионе.
Публика бывает собранной (собравшейся) и несобранной [см.: 312. С.197-199]. Собранную в одном месте публику Я.Щепаньский предлагает называть аудиторией, а не собранную, не объединенную публику, установки и стремления которой все же поляризованы в одном направлении, — поляризованной массой [см.: 312. С.194].
Собранная (собравшаяся) публика — это объединения людей, ожидающих сходные переживания или интересующихся одним и тем же предметом. Основой обособления публики будет выступать общий интерес или поляризация установок вокруг одного и того же предмета или намерения. Другой важной чертой объединения публики выступают сходство установок и готовность к реагированию определенным образом.
Так, в собрании людей, произошедшем после воздействия на всех одних и тех же стимулов (фильм, лекция, футбольный матч), образуются определенные сходные или общие реакции, переживания и устойчивые ориентации. Но так как публика остается массовым собранием людей, то в ней продолжают действовать законы массы. В публике могут возникнут психические явления, свойственные толпе: общее эмоциональное напряжение, утрачивание рефлексивности, ощущение единства и солидарности. Поэтому порой даже незначительный инцидент легко может превратить некоторые виды публики в агрессивную или экспрессивную толпу. Например, во время спортивных зрелищ часто аморфная публика превращается в неуправляемую, терроризирующую толпу, устраивающую беспорядки и вандализм (драки, битье стекол и др.).
Собравшаяся (собранная) публика, в свою очередь, бывает случайно собравшейся и преднамеренно собравшейся. Последняя выступает в двух разных видах: публика, собравшаяся отдыхать, развлечься (например, в кино, театре, цирке и т.д.), и публика, собравшаяся для получения информации (например, на лекции, собрании, выставке и т.д.) [см.: 312. С.197]. Обычно публику в замкнутых помещениях называют аудиторией (например, в лекционных залах).
Аудитория (от лат. auditorium — место для слушания) — «совокупность лиц, являющихся адресатом общего для всех ее членов средства массовой коммуникации при минимальном или даже вовсе отсутствующем взаимодействии их друг с другом» [250. С.26]. Таким образом, аудитория может представлять собой как агрегацию (например, публика в театре), так и совокупность изолированных индивидов (например, телевизионная аудитория, аудитория той или иной газеты). Выделяются различные типы аудиторий, например, реальная и потенциальная, целевая и нецелевая, регулярная и нерегулярная и т.д. [см.: 318. С.65].
С.С.Фролов подчеркивает, что аудитория — это «социальная общность людей, объединенная взаимодействием с коммуникатором — индивидом или группой, владеющими информацией и доводящими ее до этой общности» [287. С.196]. Исходя из этого, характерной чертой аудитории является практически одностороннее взаимодействие и слабая обратная связь аудитории с коммуникатором, особенно если аудитория большая. Величина (объем) аудитории является показателем масштабов влияния и социальной значимости того или иного источника информации
Аудитория представляет собой сложное и неоднородное образование, и это во многом обусловлено тем, что разные люди по-разному воспринимают и усваивают информацию из-за различия личных качеств и различия культурных норм и ценностей, присущих каждому индивиду в отдельности. Поэтому, если одна часть аудитории будет стараться любыми способами ставить барьер на пути усвоения информации, не соответствующей ее культурным стереотипам либо кажущейся не важной для нее на данный момент времени и т.д., то другая часть этой же аудитории будет живо воспринимать ту же самую информацию. Таким образом, для любой аудитории свойственно деление на отдельные общности, индивиды которых начинают взаимно общаться и обмениваться мнениями о полученной информации. Подобные общности называются социальными кругами, и в них составляется общее мнение относительно какого-либо события [см.: 287. С.197].
Взаимодействие аудитории с коммуникатором может осуществляться как непосредственно (например, слушание лекции, уличного оратора и т.д.), так и опосредованно, анонимно (например, слушание радиопередач, чтение газет и т.д.).
Таким образом, наряду с собранной публикой, выделяется и несобранная публика. Несобранная публика — это «поляризованная масса», то есть большое количество людей, на которых воздействуют одни и те же стимулы в одном направлении мышления и интересов и которые хотя и живут не вместе, все же ведут себя одинаково. При этом под одинаковым поведением понимается не только одинаковое отношение к таким вопросам, как мода, обожание какого-нибудь артиста и т.п., но также к вопросам социально более важным — политика, идеология, религии и т.п. Несобранная публика является готовой основой для образования различного рода мод, некритического восприятия определенной информации, восприятия идеологии, а также возникновения разных общественных движений. Примером являются читатели одного и того же журнала, слушатели одних и тех же радиопередач, зрители одних и тех же телепрограмм и т.д.
Для несобранной публики не характерны психологические явления, свойственные толпе и собранной публике.
Масса - это «аморфная совокупность людей с минимальным уровнем групповой интеграции и организации» [250. С.169].
Г.Блумер выделяет четыре отличительные черты массы:
1) члены массы могут занимать разное общественное положение и происходить из различных слоев общества, это могут быть представители разных классов, профессий, имеющих разный культурный уровень и материальное состояние;
2) масса представляет собой анонимную группу, она состоит из анонимных индивидов;
3) члены массы не имеют возможности общаться друг с другом и взаимодействовать, разве только что ограниченно и несовершенно, потому что чаще всего физически отделены друг от друга, в связи с этим они вынуждены действовать обособленно, как отдельные индивиды;
4) масса имеет очень рыхлую организацию, поэтому не способна действовать так же согласованно, как толпа [см.: 18. С.184].
Г.Блумер отмечает, что у массы «нет никакой социальной организации, никакого корпуса обычаев и традиций, никакого устоявшегося набора правил или ритуалов, никакой организованной группы установок, никакой структуры статусных ролей и никакого упрочившегося умения. Она просто состоит из некоего конгломерата индивидов, которые обособлены, изолированы, анонимны и, таким образом, однородны в той мере, в какой имеется в виду массовое поведение» [18. С.185].
Несмотря на то, что массовое поведение это не согласованное действие множества индивидов, а лишь совокупность индивидуальных линий поведения, оно может оказывать значительное влияние на общество. Если индивидуальные линии сходятся, то масса становится могущественной силой. Например, сдвиги в избирательных интересах масс могут привести к краху одной политической партии и возвышению другой, что очень актуально в настоящее время для России.
В отличие от толпы, всегда сиюминутного образования, масса, в некоторых случаях, когда определенные слои населения достаточно сознательно собираются ради какой-либо акции (например, митинг, демонстрация, манифестация), может быть в некоторой степени организованной. В этом случае большую роль играют организаторы. Но, в отличие от организаторов толп, обычно выдвигаемых непосредственно в момент начала действия, организаторы масс известны заранее, это лидеры тех организованных групп, представители которых принимают участие в данном массовом действии. Поэтому в данном случае в действиях массы заранее продуманы и более четки не только конечные цели, но и тактика поведения индивидов.
Несмотря на отмеченные отличия массы от толпы, ее существование также, как и толпы, неустойчиво, так как она достаточно разнородна и в ней могут не только существовать, но и сталкиваться различные интересы. Организация массового поведения приводит к созданию социальных движений, в данном случае «вся его природа меняется, приобретая некую структуру, некую программу, некие определяющие традиции, предписанные правила, культуру, определенную внутригрупповую установку и определенное «мы-сознание» [18. С.186].
Социальное движение представляет собой массовые коллективные действия, направленные на реализацию специфических интересов и целей (движение рабочее, крестьянское, национально-освободительное, женское, молодежное, экологическое и т.д.) [см.: 250. С.62]. Социальное движение — это «достаточно организованное единство людей, ставящих перед собой определенную цель, как правило, связанную с каким-либо изменением социальной действительности» [9. С.183]. Оно является особым видом социального явления, специфическим типом массового поведения.
П.Штомпка в своей книге «Социология социальных изменений» (М., 1996) выделил следующие основные компоненты социальных движений: «1. Коллективность людей, действующих совместно. 2. Единство в отношении цели коллективных действий, а именно — изменения в обществе, причем цель должна восприниматься участниками однозначно.
3. Коллективность относительно диффузна , с низким уровнем формальной организации.
4. Действия имеют относительно высокую степень стихийности и не принимают институциализированные, застывшие формы» [309. С.339].
Суммируя сказанное, он предлагает под социальными движениями подразумевать «свободно организованные коллективы, действующие совместно в неинституциализированной форме для того, чтобы произвести изменения в обществе» [309. С.339].
Классик изучения данного направления Г.Блумер в своей известной работе «Коллективное поведение» (Collective Behavior) считает, что можно выделять следующие типы социальных движений: общие социальные движения (рабочее, молодежное, женское и движение за мир), специфические социальные движения (это прежде всего разного рода реформистские и революционные движения), экспрессивные социальные движения (религиозные движения и мода), возрожденческие и националистические движения, а также пространственные движения (движения кочевников, крестовые походы, паломничества, колонизация и миграции) [см.: 18, с.195-214]. Наиболее подробно он останавливается на рассмотрении первых трех видов социальных движений.
Подробная классификация социальных движений, в основе который лежат разные критерии, приведена П.Штомпка [см.: 309. С.345-349]. Исходя из данной классификации, социальные движения подразделяются:
— По масштабам предполагаемых изменений: на реформистские социальные движения — относительно ограниченные по своим целям и не ориентированные на преобразование основных институциональных структур, Т.е. направленные на преобразования внутри общества (например, движение за права животных, движение против абортов) радикальные социальные движения — стремятся к более глубоким преобразованиям, пытаются затронуть основы социальной организации, в конечном результате они приводят к преобразованию самого общества (например, за национальное освобождение в колониальных странах). Крайней формой выступают революционные движения, направленные на тотальное изменение общества (например, коммунистическое движение);
— по качеству предполагаемых изменений: на прогрессивные — обращены в будущее, стремятся сформировать общество, которое раньше не существовало, внедрить новый образ жизни, создать новые институты, ввести новые законы (например, движение за освобождение женщин); «консервативные» или «ретро-активные» — обращены в прошлое, выступают за возрождение старых традиций, стремятся восстановить образ жизни, институты, законы и верования, которые раньше уже существовали, но по каким-то причинам или были забыты, или отброшены в ходе истории (например, монархические движения, выступающие за восстановление монархического строя, экологическое движение, разного рода религиозные движения);
— по отношению к целям предполагаемых изменений: на первые — направлены на изменение социальных структур. Они могут принимать две формы: во-первых, это социополитические движения («национальные социальные движения»), выступающие за изменения в политике и экономике, за сдвиги в стратификационных и классовых структурах, во-вторых, это «социокультурные движения», выступающие за изменения убеждений, ценностей, норм, символики (например, хиппи, панки); вторые — на изменение личности, также могут принимать две формы: во-первых, это разного рода религиозные и мистические движения, борющиеся за спасение своих членов, общее оживление религиозного духа (исламские фундаменталистские движения, движение «Белые одежды»); во-вторых, движения, призывающие к самосовершенствованию, душевному и физическому комфорту;
— по «вектору» изменений: на положительный «вектор» имеет большинство социальных движений, в которые люди объединяются для того, чтобы ввести в свою жизнь что-то новое; отрицательный «вектор» имеют движения, выступающие против современности (например, движения, возрождающие этнические или национальные особенности). Особо следует отметить альтернативные движения, Т.е. симметричные пары социальных движений, свойственные современным обществам (например, правые и левые, сионисты и антисемиты);
— по времени возникновения на «старые социальные движения», характерные для раннего периода современной эпохи, в основном на первое место выдвигавшие экономические интересы и требования (например, рабочее движение, фермерское движение);«новые социальные движения», которые начали возникать в последние десятилетия (например, движение за мир, феминистское движение, экологическое движение). Новым движениям характерны следующие черты: их внимание сосредоточено на новых темах и интересах, находящих свое выражение в обеспокоенности по поводу качества жизни, их волнуют культурные проблемы, права личности; их членами являются представители разных классов и слоев, в основном преобладают люди, относящиеся к среднему классу, образованные и имеющие высокий уровень сознательности; они чаще всего децентрализованы и не имеют жесткой иерархической организации;
- по «логике» действия, или основе стратегии: первым характерна «инструментальная» логика, они стремятся завоевать политическую власть, чтобы с ее помощью произвести предполагаемые изменения в законах, институтах и организациях общества; вторым -«экспрессивная» логика, они стремятся добиться равных прав, культурной или политической эмансипации для членов своего движения или более широких общностей (например, движение за гражданские права, движение за права гомосексуалистов, феминистское движение).
Социальные движения, как отмечает Г.М.Андреева, могут различаться и своим уровнем : во-первых, это могут быть широкие движения с глобальными целями (например, движения, борющиеся за мир, за разоружение, против ядерных испытаний, за охрану окружающей среды и т.п.); во-вторых, — локальные движения, ограниченные либо территорией, либо определенной социальной группой (например, движения против использования полигона в Семипалатинске, за равноправие женщин, за права сексуальных меньшинств и т.д.); в-третьих, —движения в очень ограниченном регионе, выступающие с сугубо прагматическими целями (например, движение за смещение кого-либо из членов администрации муниципалитета) [см.: 9. С.183).
Социальные движения неоднородны, в них объединяются представители разных социальных групп. Социальные движения — сложнейшее явление общественной жизни. Они изменяют общество, но в процессе этого они и сами изменяются для того, чтобы более эффективно влиять на общество. Внутри социального движения, с момента его возникновения и до полного исчезновения, происходят постоянные процессы, охватывающие не только участников движения, но и его организации, институты и нормативную систему. Все специфические социальные движения проходят определенные стадии в процессе своего развития: социального беспокойства, всеобщего (popular) возбуждения, формализации и институционализации (см.: 18. С. 198-199]. Механизмы и способы, способствующие росту и организации специфических социальных движений, подробно рассмотрены Г.Блумером [см.: 18. С.199-206].
Таким образом, если в начале своего пути развития социальные движения не имеют ясной цели, аморфны, плохо структурно организованы, то через определенное время они уже обладают четкой определенной целью, имеют развитую организацию и структуру, в которой индивиды занимают определенные статусные позиции, определенный членский состав, свои традиции, нормы, правила и ценности. Поэтому социальные движения нельзя строго отнести только лишь к большим организованным социальным группам или, наоборот, только к стихийным образованиям. Это что-то среднее между первым и вторым.
П.Штомпка, проведя тщательный анализ научных трудов, отмечает, что среди ученых существуют два противоположных подхода к вопросу возникновения социальных движений. Представители первого подхода ориентированы на действие, они считают, что социальные движения появляются «снизу» из-за того, что уровень недовольства и возмущения, а также крушение надежд начинают превышать допустимый порог. При этом одни авторы считают, что социальные движения просто «случаются», при этом сравнивают их с вулканом, по их мнению, социальное движение это спонтанный, стихийный взрыв коллективного поведения — лидеры, организация и идеология появляются позже. Другие, выдвигающие на первый план предпринимательские или конспиративные (заговорщические) факторы, считают, что социальные движения «формируются» по их мнению, социальные движения — это целенаправленные коллективные действия, которые подготавливаются и управляются лидерами для достижения специфических целей.
Представители второго подхода ориентированы на структурный контекст общества, в данном случае характер политической системы общества выступает в качестве основного фактора облегчения или сдерживания появления коллективных движений. В любом обществе всегда в той или иной мере существует определенный потенциал разного рода движения. Данные движения прорываются наружу только в том случае, когда для этого сложились благоприятные обстоятельства, условия или ситуация. При этом одни представители этого подхода сравнивают социальные движения, постоянно имеющиеся в той или иной мере в любом обществе, с клапаном для выпуска пара, выпуск которого осуществляется «сверху», когда сдерживающие механизмы на уровне политической системы не в состоянии его удержать. Другие — объясняют появление движений открытием новых благоприятных средств и возможностей, облегчающих коллективные действия. В настоящее время, как отмечает П.Штомпка, отмечается тенденция к синтезу данных двух теорий [см.: 309. С.362-365].
Выделяют два варианта завершения развития движения: оптимистический — движение побеждает, породившие его причины устраняются, поэтому деятельность движения сворачивается и оно распадается; пессимистический — движение или терпит поражение, подавляется, или само постепенно, не добившись победы, приходит в упадок. Но в обоих этих случаях ситуация может радикально измениться. В одном случае может возникнуть ситуация «кризиса победы» — полный успех движения, досрочное достижение поставленной цели и в связи с этим быстрый распад движения могут спровоцировать ответный удар противодействующих сил, и если не будут найдены силы для поддержания завоеваний, достигнутых движением, то все может быть утрачено. В другом случае может возникнуть ситуация «победы поражения» — неудача может помочь обнаружить слабые стороны, раскрыть истинных сторонников движения, выявить и уничтожить врагов, перегруппировать силы, пересмотреть тактику движения, развить новые формы (например, подавление движения «Солидарности» в Польше в конце 80-х помогло ему окончательно победить в 1989 г.) [см.: 309. С.357].
Важность социальных движений заключается в том, что они являются одним из главных способов, с помощью которого изменяются и переделываются современные общества, а также созидателями социальных преобразований и исторических деятелей. Уникальность социальных движений состоит и в том, что и они сами все время находятся в движении, развитии.
П.Штомпка подчеркивает: «Общество, которое хочет использовать весь свой творческий потенциал и стремится изменить себя к выгоде всех его членов, должно не только допускать, но и поощрять социальные движения, что приведет к возникновению богатого и разнообразного ССД («сектор социального движения» — термин Гарнера и Залда, — Н.С.). Это — «активное общество»... Общество, которое подавляет, блокирует или уничтожает социальные движения, уничтожает собственный механизм самоулучшения и самотрансценденции, Т.е. выхода за свои собственные пределы. Если ССД узок или его просто нет, то общество становится «пассивным», а его члены — невежественными, безразличными и бессильными людьми, тогда единственной исторической перспективой являются застой и упадок» [309. С.350].
Массовые общности вырабатывают общественное мнение. Одним из источников информации являются официальные сообщения средств массовой информации, которые часто в условиях массового поведения произвольно и ошибочно интерпретируются. Популярным источником информации в массовых общностях являются также различного рода слухи и сплетни.
Особое значение толпа, масса и публика приобретают во время социальных потрясений, войн, когда каждое собрание или сборище имеет возможность превратиться в агрессивную толпу, которая в свою очередь — ц. борющуюся группу, если какой-нибудь организованной группе удастся ей овладеть и стать ее руководителем.
Общественность — это передовая часть общества, выражающая его мнение [см.: 180. С.438]. По мнению Г.Блумера, это естественный отклик людей на определенную ситуацию, находящий свое выражение в коллективном мнении или коллективном решении [см.: 18. С.187]. Он выделяет следующие отличительные признаки общественности: во- первых, наличие какой-то проблемы; во-вторых, дискуссия, посвященная этой проблеме, в которую вступают индивиды; в-третьих, наличие разного рода коллективных мнений относительно подхода к решению этой проблемы. Общественность, как правило, состоит из заинтересованных определенным образом решить данную проблему групп и «незаинтересованного корпуса схожих со зрителями индивидов» [18. С.190].
В связи с этим возникает необходимость остановиться на общественном мнении как неком коллективном продукте, который, с одной стороны, не следует понимать как какое-то единодушное мнение, с которым согласен каждый составляющий общественность индивид, а с другой — не обязательно мнение большинства. Его следует понимать как «некое мнение, составленное из нескольких мнений, имеющих место в общественности, а лучше — как центральная тенденция, установленная в борьбе между этими отдельными мнениями и, следовательно, оформленная соответствующей силой противодействия, которая между ними существует. В этом процессе мнение какого-либо меньшинства может оказывать гораздо большее влияние на формирование коллективного мнения, чем взгляды большинства» [18. С.189].
Формирование общественного мнения происходит в процессе публичной дискуссии, которая может вестись на различных уровнях и с разной степенью основательности. Заинтересованные группы, озадаченные нахождением способа решения появившейся проблемы, стараются завоевать поддержку и лояльность со стороны внешней незаинтересованной группы, которая в данном случае выступает в роли арбитра или судьи. Качество сформированного общественного мнения во многом зависит от эффективности общественной дискуссии, которая в свою очередь находится в прямой зависимости от доступности и гибкости существующих механизмов массовой коммуникации (пресса, радио, общественные собрания).
Нередки случаи, когда та или иная заинтересованная группа использует разного рода манипуляции (а именно, пропаганду), для того чтобы привлечь общественное мнение на свою сторону, заставить людей принять их точку зрения. Увеличение общественных проблем, с одной стороны, и ограничение возможности обстоятельных дискуссий по их поводу, с другой стороны, заставляют исследователей общественного мнения обратить особое внимание на изучение механизма пропаганды. Нельзя не согласиться с высказыванием Г.М.Андреевой, что изучение общественного мнения — это важный ключ к пониманию современного состояния общества [см.: 9. С. 172].
Перед тем как перейти к рассмотрению групповых общностей, необходимо выделить и рассмотреть такое понятия, как социальный круг. По мнению Ф.Тенниса, социальный круг — это переходный этап от отношений к группе [см.: 143. С.33].
Социальный круг — это некоторое количество лиц (состав может меняться), постоянно встречающихся и поддерживающих постоянные личные контакты с целью обмена информацией между собой, при этом не обладающих ни четким отличительным признаком, ни определенной внутренней организацией, не ставящих каких-либо общих целей и не предпринимающих совместных усилий.
Таким образом, основная функция кругов всегда заключается в обмене взглядами, сведениями, новостями, комментариями и аргументами. В связи с этим Я.Щепаньский отмечал, что круги — это «общности дискутирующих людей» [312. С.134]. Круги никогда не принимают решения, не действуют, не располагают исполнительным аппаратом.
Круги являются важным элементом общественной жизни. Социальные круги являются наиболее близкими к устойчивым реальным групповым общностям, при этом их необходимо отличать от социальных групп. Круг оказывает меньшее влияние на поведение своих членов и не осуществляет контроль за их поведением так эффективно, как это делает группа. Главным отличием является отсутствие устойчивых отношений, а в связи с этим и устойчивых обязанностей членов круга относительно друг друга. Хотя в кругу и существуют определенная солидарность, взаимная ответственность друг за друга, некоторое давление на поведение, но четкой системы контроля нет. В определенных условиях, и это бывает часто, круг превращается в группу.
В научной литературе выделяют следующие виды социальных кругов: контактные круги, статусные социальные круги, профессиональные круги (круги коллег), дружеские круги [см.: 312. С.132-134, 287. С.202-203].
Контактные круги — это социальные общности, возникающие в результате того, что определенное число людей постоянно встречается, например, в транспорте (троллейбусе, автобусе, электричке едут вместе на работу или с работы), очередях или на спортивных мероприятиях. В результате этого чисто пространственного контакта и наличия общей заинтересованности в теме дискуссий возникают мимолетные знакомства, происходит обмен взглядами и мнениями о политических, спортивных и других событиях в стране и за рубежом.
Границы контактных кругов очень размыты и неопределенны, их состав в основном определяется пространственными контактами. Такие общности не только очень легко создаются, но и распадаются.
Статусные социальные круги — это социальные общности, возникающие для обмена информацией среди индивидов, имеющих одинаковые или близкие статусы. Статусные социальные круги часто бывают труднодоступными для индивидов, имеющих другой, более высокий или низкий, статус. В основном они формируются по принципу принадлежности к одной субкультуре. Это могут быть, например, круги изгоев (бомжей), аристократические круги, круги «новых русских», круги ветеранов и т.д.
Профессиональные круги (круги коллег) — это социальные общности, члены которых или работают на одном предприятии, или учатся (учились) в одном учебном заведении, или принадлежат к одному спортивному обществу (клубу) и т.п. В данном случае контакты могут быть уже личными и приводить к частым и близким взаимодействиям. Подобные круги могут возникать в рамках группы, их объединяет заинтересованность или возможность удовлетворить какие-либо стремления или потребности. Структура кругов коллег более компактна, и в них осуществляется определенный контроль над положением и поведением его участников. Это является результатом близких личных контактов и личной заинтересованности его участников друг в друге. Вход и выход из круга свободен, но иногда круг может дать понять кому-нибудь, что его присутствие нежелательно. Круги не имеют устойчивой организации, состав участников текуч. Несмотря на это, в отличие от контактных кругов, профессиональные круги являются более прочными образованиями и при определенных условиях часто перерастают в устойчивые социальные группы.
Дружеские круги — это социальные общности, объединяющие дружеские пары. Эти общности уже более компактны. Такой круг как целое связан только систематическими контактами между этими парами друзей. Он не имеет устойчивой связи, его состав изменчив, и у него нет четко выраженного отличительного признака, собственной системы ценностей.
Дружеский круг может легко перерасти в группу друзей и создать необходимые для появления группы элементы. Подобные круги довольно часто и легко превращаются в неформальные, первичные группы. Это происходит в том случае, если круг ставит перед собой определенную цель, например, организовать отдых во время отпуска. В данном случае круг отдыхающих вынужден создать определенный институт и форму организации, которые преобразуют его в группу.
Круги коллег и друзей, а иногда и контактные круги имеют свой центр объединения, в качестве которого выступает определенная доминирующая индивидуальность — неформальный лидер. Обычно это наиболее выдающаяся из всех личность, которая формирует установки и взгляды, при этом контроль поведения членов социального круга не входит в его обязанности. Лидер, стоящий в центре круга, каким-либо более или менее четким способом суммирует результаты проведенной дискуссии, формулирует высказанные мысли и дает определенный материал для установления устного мнения.
Значение социальных кругов в обществе очень велико. В них зарождается, преобразуется и формируется общественное мнение, а также в них создается и представляется индивидам необходимый материал для выработки определенного взгляда по дискутируемому в кругу вопросу. Поэтому круги всегда играли и играют очень важную роль в интеллектуальной, художественной, а иногда даже и в политической жизни общества.
Групповые общности. Самостоятельное понятие группы наряду с понятиями личности (индивида) и общества мы встречаем уже у Аристотеля. Т.Гоббс первый определил группу как «известное число людей, объединенных общим интересом или общим делом» [41. С.244]. Все группы людей он разделил на упорядоченные и неупорядоченные. В свою очередь упорядоченные разделил на абсолютные, независимые (это только государство) и подвластные, зависимые. Подвластные подразделил на политические и частные, а частные на законные и противозаконные.
Первые попытки создания социологической теории групп были предприняты социологами уже в конце XIX — начале XX вв. (Э.Дюркгейм, Г.Тард, Г.Зиммель, Л.Гум-плович, Ч.Кули, Ф.Тённис и др.). Хотя исследования социальных общностей и групп начались уже в последней трети XIX в., только в XX в. они приобрели более постоянный и фундаментальный характер. Большую роль в изучении социальных групп сыграл ЭДюркгейм.
Австрийский социолог Л.Гумплович в своей работе «Основы социологии», вышедшей в 1899 г. в России, писал, что «в социологии единицами, элементами являются социальные группы и что из свойств составных частей отдельных групп, Т.е. из свойств индивидов, никак нельзя выводить заключения об отношении групп друг к другу. Социологию нельзя строить на отношениях индивидов друг к другу, и из природы индивидов нельзя постичь природы группы» [58. С. 13]. Сопоставляя группу и индивида, он подчеркивал, что «истина — в том, что социальный мир с самого начала всегда и повсюду движется только группами, группами приступает к деятельности, группами борется и стремится вперед... В гармоническом взаимодействии социальных групп лежит единственно возможное решение социальных вопросов, поскольку оно вообще возможно » [58. С.263]. Такой большой интерес к группе был обусловлен тем, что, по мнению Л.Гумпловича, именно группа создает индивида.
Социальная группа, как указано в «Социологическом энциклопедическом словаре» (М., 1998), — это «совокупность индивидов, объединенных любым общим признаком: общим пространственным и временным бытием, деятельностью, экономическим, демографическими, психологическими и другими характеристиками» [52. С.58].
По мнению Г.С.Антипиной: «Социальная группа как элемент социальной структуры общества представляет собой совокупность людей, имеющих общий социальный признак и выполняющих общественно необходимую функцию в общей структуре общественного разделения труда» [II. С.24]. В приведенной ниже таблице дано сравнение массовых общностей с групповыми общностями (см. табл. 1).

Таблица 1.
 

Массовым общностям свойственны:

Групповым общностям свойственны:

 

1. Статистический характер (по своим параметрам она совпадает с суммой образующих ее дискретных «единиц», выступая в качестве не структурно расчлененного, а достаточно аморфного образования).

1. Органический характер (наличие целостности и внутренней структуры, которые не совпадают с простой суммой свойств входящих в нее элементов).

 

2. Стохастическая (вероятностная) природа («вхождение» индивидов в нее носит неупорядоченный «случайный» характер, ее границы открыты, «размыты», а количественный и качественный состав неопределен)

2. Определенность и устойчивость границ (относительно высокая стабильность существования во времени и пространстве).

 

3. Ситуативный способ существования (возникает и функционирует на основе и в границах определенной конкретной деятельности, вне нее невозможна, поэтому неустойчива и меняется от случая к случаю)

3. Способность осуществлять многообразные виды деятельности (тем самым самостоятельная значимость субстанциональных и функциональных свойств).

 

4. Гетерогенность (неоднородность) состава, внегрупповая (или межгрупповая) природа (в ней «разрушаются» границы между существующими в обществе социальными, демографическими, этническими и т.п. группами).

4. Гомогенность (однородность) состава (все индивиды, входящие я группы, обладают какими-то определенными признаками).

 

5. Аморфное положение в составе более широких социальных общностей и неспособность выступать в качестве их структурного образования

5. Вхождение в более широкие общности в качестве их структурного образования.

 

Источник: Краткий словарь по социологии. — М., 1998. С. 207-208.

По мнению С.С.Фролова, в некоторых случаях массовые общности можно назвать квазигруппами [см.: 287. С. 193-194]. Массовые общности образуются на всех уровнях социальной иерархии и бывают очень разнообразными. Например, различают массы большие и малые, устойчивые и импульсивные, контактные и дисперсные, сгруппированные и несгруппированные, атомистические и ассоциативные и т.д., что является отражением сложности и многообразия социальных характеристик общества [см.: 287. С.209].
При изучении проблем социальных групп ученые разделяют большие группы (общности) и малые группы.