Ерасов Б.С. Сравнительное изучение цивилизаций: Хрестоматия: Учеб. пособие для студентов вузов

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава II. Цивилизационное устроение общества

Дж. Хорд. СИСТЕМА ФОРМАЛЬНОГО ЗНАНИЯ КАК ОСНОВАНИЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Перевод осуществлен по изд.: Hard J. Civilization: A Definitian//Comparative Civilizations Review. 1992. № 26. P. 109-115,

Ядро и определяющее начало каждой цивилизации составляет система формального знания. Понятие «система формального знания» представляется достаточно определенным. Как примеры устоявшихся школ мысли и знаний можно привести католицизм, науку или марксизм-ленинизм. Вполне обоснованным представляется подведение этих понятий под единую более высокую категорию формального знания. Конечно, нужно считаться с тем обстоятельством, что при рассмотрении множества различных формальных систем знаний, существовавших в истории, неизбежно сказывается предубежденность, обусловленная ценностной привязанностью исследователя к собственной системе знаний.
Всякой системе формального знания присущ значительный уровень всеобщности, а претензии на универсализм неизменно присущи тем системам, которые можно рассматривать как ключ к цивилизации в целом. Рассмотрим три компонента, часто используемые при классификации знаний: философию, науку и религию. На каком основании мы разделяем эти три различных типа знаний? Философия — это систематизированное рассмотрение отношений между человеком и миром, и тем самым она по сути своей человекоцентрична. Наука — это систематизированное рассмотрение отношений между природой и универсумом, и поэтому наука глубоко природоцентрична. Вместе с тем религия может включать в себя как философию, так и науку и соединять их по своим правилам.
Может ли цивилизация быть построена исключительно на основе собственно философских принципов? В принципе можно представить авторитарное общество, управляемое королем-философом, однако, насколько мне известно, этого никогда не было. Философия может быть полезным руководством к действию человека и

112

как правителя, и как гражданина и может служить вспомогательной системой знаний как в совокупной системе религиозного знания, так и сама по себе. Однако для того, чтобы создавать основу разнообразной деятельности, необходимой в цивилизованном обществе, нужно что-то еще, помимо философии.
Может ли цивилизация быть построена на основе собственно научных принципов? Допустить такую возможность крайне трудно. Хотя экспериментальная наука — одна из доминирующих систем формального знания в современном мире, она всегда является вспомогательным, а не главным фактором устроения цивилизации. Вряд ли даже позитивисты стремились до конца следовать философским выводам об абсолютном торжестве науки.
Может ли цивилизация быть построена исключительно на основе религии? Можно ли считать, что все системы формального знания имеют религиозный характер? Очевидно, что нет.
И здесь мы сталкиваемся с необходимостью множественных систем формального знания. Обращение к материалам Индии, Китая, средневековой Европы или же США (христианство, экспериментальная наука и национализм) покажет нам наличие такой множественности.
Ядро системы формального знания составляют стержневые и неизменные элементы системы, которые мы назовем Заветом. Завет — набор исходных положений, не подлежащих сомнению и опровержению, но разделяемых по существу всеми членами данной цивилизации. Когда исходные верования перестают быть достоянием всех, система формального знания слабеет, а когда верования, конституирующие цивилизацию, не разделяются ее членами, социальные связи рвутся, общество переживает надлом и проявляет готовность к усвоению новой системы формального знания, которая может радикально отличаться от прежней. Подобные процессы происходили в Европе на закате средних веков.
Три промежуточных слоя между Заветом и конкретными компонентами общества (институтами, семьями, индивидами и т.д.) составляют закон, ритуал и миф. Наиболее непосредственно затрагивает жизнь людей миф. Миф можно представить как передачу постоянных установок цивилизации в действенных правилах, формирующих поведение членов общества. Миф определяет ролевые модели поведения. Одним из признаков жизнеспособной и развивающейся цивилизации является ее способность создавать и поддерживать новые мифы, отвечающие новым условиям. И напротив, смерть мифа означает крушение общества.
К Завету непосредственно примыкает Закон, относящийся как к физической, так и к религиозной сфере. Этот компонент присущ

113

каждой системе формального знания как набор вечных и неизменных принципов, управляющих мирозданием. Современный мир, отдающий приоритет науке, придает такое значение только физическим законам, однако это относится в полной мере к социальным и религиозным законам, утверждаемым в любой другой системе
формального знания.
В силу своей безличности и нерушимости Закон является противоположностью мифу. От Завета он отличается тем, что Завет — за пределами анализа и исправления, в то время как Закон соотнесен с действительностью. Закон в целом и по частям не подлежит воздействию со стороны человека, однако если Завет подразумевает Бога, стоящего над Законом, то изменения теоретически возможны. На практике есть способы даже для человека изменить Закон, если его переосмыслить и дать новую интерпретацию в свете новых обстоятельств. Если введение новых законов признается невозможным, правовые реформы могут быть представлены как восстановление хорошего старого закона, его очищение от нарушений.
Отметим, что как миф, так и закон могут быть поставлены под сомнение в силу изменения ситуации (миф) или неправильного понимания (закон). В отличие от них Завет не может быть поставлен под сомнение; с теми, кто в нем сомневается, обращаются как с безумцами или как с еретиками. Однако хотя Завет считается не подлежащим сомнению, в действительности он может измениться или даже рухнуть под влиянием изменений в мыслях и жизненных условиях. Такие процессы крайне опасны для цивилизации. Разногласия по поводу переформулирования таких исходных принципов могут привести всю цивилизацию в состояние анархии. Завет предстает как высшая реальность, и когда эта реальность рушится, цивилизация вряд ли может выстоять. Крушение средневековой Европы может считаться примером такой катастрофы.
Каждый тип формального знания требует дополняющего механизма, который можно назвать «процедурой». Хотя на практике с течением времени Завет и Закон должны претерпевать изменения, эти изменения не могут происходить произвольно. Процедура — это правила, по которым совершаются перемены, в том числе те, по которым устраняются расхождения в толковании и заполняются лакуны. В христианстве это правила, связанные с откровением, экзегезой и толкованием; в экспериментальной науке это правила формулирования теории и проведения эксперимента. Такие правила сами по себе не представляют собой божественного откровения и не являются естественными принципами. Однако они не являются и произвольными допущениями или продуктом личного опыта, так как принимаются на основе особых способов обрете-

114

ния нового знания, тщательно отрабатываются и навязываются сознанию общества, хотя подчас в мифологизированной форме.
Комментарии. В статье Дж. Хорда специально выделяются общие принципы формирований и функционирования знания как важного компонента совокупной культурной системы, регулирующей духовное устроение цивилизации. Он обращает внимание на то, что знание, действительно, функционирует через миф, религию, науку и философию (а также идеологию), в каждой из которых оно принимает специфические формы, соединяющие его с другими элементами культуры (нормами, ценностями, смыслами). Сложная, многоуровневая система организации знаний, встроенная в цивилизационную систему устроения, обеспечивает ее устойчивое функционирование и развитие.
Конечно, знание во всем многообразии его проявлений не составляет ни достаточного основания, ни определяющего начала цивилизации. Тесная связь и переплетение знания с ценностно-смысловыми элементами культуры, его зависимость от веры и сомнения, а также необходимость его социального и институционального обеспечения требуют выяснения всей системы функционирования духовных, интеллектуальных и институциональных измерений цивилизации.