Берн Э. Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных

ОГЛАВЛЕНИЕ

Часть 2. Ненормальное развитие

Глава VII. Алкоголь, химические препараты и некоторые расстройства
поведения

3. Во что люди могут вовлекаться?

Наиболее серьезные виды наркотиков (не считая алкоголя) -- это кокаин и
производные опия (морфий, героин и сам опий). Это самые опасные из
препаратов, поскольку привыкание к ним может произойти очень быстро, иногда
менее чем за неделю. В некоторых случаях было достаточно одной дозы, чтобы
вызвать ужасное влечение, способное сделать человека наркоманом. Этого не
происходит, если препараты принимаются в течение короткого времени под
наблюдением врача. Иногда встречается привыкание к другим лекарствам, если
их принимают долгое время.
В наше время всем знакомы фенобарбитал, нембутал и другие снотворные,
порошки, капсулы и пилюли, которые врачи называют барбитуратами; они
получили уличное имя "понижателей". Эти препараты употребляются привычным
образом во все возрастающих количествах; все больше и больше людей проходят
через жизнь, "оглушенные" этими средствами. Большая часть барбитуратов
оставляет на следующий день нечто вроде похмелья, и если даже оно столь
слабо, что индивид этого не замечает, производительность его все же
оказывается сниженной. Препараты этого рода должны приниматься лишь в
течение ограниченного времени под наблюдением врача; люди, принимающие их по
собственной инициативе, готовят себе неприятности. Лекарство от бессонницы
-- эмоциональное спокойствие; в аптеке его купить нельзя.
Может быть, самое безобидное и эффективное успокаивающее средство (для
отшельников и больничных пациентов) -- это дурно пахнущее вещество скверного
вкуса под названием паральдегид, выделяющееся через легкие. Но даже этот
неаппетитный (в остальном же почти совершенный) успокоитель может вызвать
алкогольное привыкание, особенно у алкоголиков.
Другой почти всем известный вид препаратов родственен желудочным или
диетическим пилюлям. Научное их название -- амфетамины. Амфетамины являются
стимуляторами и прямо противоположны успокоителям по своему действию. Их
прозвали "повышателями", так как они вызывают бессонницу, потерю аппетита,
повышенную активность, чувство компетентности и оживленное настроение.
Принимают их через рот, но иногда вводят также подкожно с помощью шприца. Их
часто принимают атлеты, предприниматели, студенты во время зубрежки перед
экзаменами и занятые люди, которым надо подолгу обходиться без сна.
Опасность таких желудочных пилюль состоит в том, что потребитель их не спит,
иногда и не ест, а если он принимает их достаточно долго, то у него
развивается психоз с галлюцинациями и в ряде случаев с опасениями, что его
хотят убить. Дорожная полиция обратила внимание на стимулирующие препараты,
когда обнаружилось, что водители грузовиков, принимающие их, чтобы не уснуть
в течение длительного рейса, могут дойти до неистовства и направить свою
машину в пропасть или врезаться в середину перекрестка с напряженным
движением, чтобы отделаться от воображаемого врага.
Наихудший из амфетаминов носит кличку "скороход"; это мефедрин,
вызывающий у своих потребителей быстрое привыкание и перерождение, что
известно и потребителям, и поставщикам этого товара. В некоторых местностях
синдикаты торговцев наркотиками бесплатно поставляют его молодым людям в
больших количествах в расчете завлечь и обобрать некоторых из них. Даже
среди хиппи, весьма благосклонно относящихся к наркотикам, мефедрин вызывает
опаску, поскольку все более очевидно, что причиняемое им перерождение может
быть необратимым. Возможно, это связано с повреждением мозговых клеток и с
последствиями повышенного кровяного давления, возникающего при его
длительном приеме.
Бромиды относятся к числу препаратов, которые можно получить либо в
чистом виде по рецепту, либо в различных смесях, составляющих патентованные
лекарства. Прежде они были весьма популярны как средство от эпилепсии, но
теперь редко применяются с этой целью. Они по-прежнему используются для
самолечения головной боли и похмелья и легко доступны для этого в виде
патентованных препаратов, предлагаемых в киосках с газированной водой. Такие
препараты нередко содержат и другие вещества, способные вызвать отравление,
наряду с чрезмерными дозами бромидов. Беда в том, что отравление бромидами
вызывает бессонницу, то самое недомогание, которое предполагается этими
лекарствами "излечить", и естественная реакция большинства людей на такое
положение вещей состоит в том, что они принимают все больше этих препаратов,
что приводит к дальнейшему отравлению и еще худшей бессоннице. Каждый врач,
наблюдавший бромидный психоз или видевший человека, посиневшего от чересчур
усердных приемов "утреннего отрезвителя" у киосков с водой, становится
весьма осторожным в назначении этих препаратов. Впрочем, столь тяжких
последствий можно ожидать лишь при длительном и интенсивном приеме бромидов.
Марихуана не вызывает подлинного привыкания, поскольку не оставляет
после себя какой-либо тяги к повторению. Многие с удовольствием пользуются
ею для утешения и развлечения. Поскольку она снижает производительность
труда в большинстве профессий, она является с медицинской точки зрения
вредным веществом, в том же смысле, что и алкоголь. Можно позволить себе в
какой-то мере это удовольствие после работы без видимых последствий, но при
чрезмерном употреблении это нарушает нормальный образ жизни. Одно время
полагали, что марихуана неизбежно ведет к наркотикам. Это неверно. Тем не
менее владеть марихуаной столь же незаконно, как опасными наркотиками вроде
героина.
Разногласия по поводу действия марихуаны связаны с тем, что ее
действие, во-первых, зависит от личности потребителя; во-вторых, от того, с
какими людьми потребитель общается. Третья причина разногласий в том, что
препараты, поставляемые американским потребителям, имеют разнообразный
состав и разную силу. Растение марихуана часто встречается в дикорастущем
виде, и его можно разводить почти везде. Ее уличное имя "кружечка" или
"травка", и в Америке ее обычно курят. Для курения берут листья индийской
конопли, из которой делают веревки. Кстати, она росла в Америке ранее 1632
года. Нелегко определить в точности вид растения, из которого нелегальные
торговцы готовят свой товар, если только они случайно не окажутся
деградировавшими профессорами ботаники; но и в этом случае они, вероятно,
станут препираться между собой, подлинная ли это Cannabis sativa или ложная
Аросупит cannabinum, именуемая также индейской коноплей.
Препараты другого класса, ставшие в последнее время предметом
пристального внимания, называются психоделическими. Из них наиболее ценится
потребителями ЛСД (от химического названия диэтиламид d-лизергиновой
кислоты), или, в повседневном жаргоне, просто "кислота". Другие
психоделические средства -- это мескалин, получаемый из кактуса пейот, и
псилоцибин, изготовляемый из одного гриба. Марихуана включается в этот же
класс. Недавно на нелегальном рынке появились два новых вещества: ДМТ,
быстродействующее и доставляющее непродолжительную "поездку", и СТП,
вызывающее долгую и опасную "поездку" (на два-три дня). Препараты эти
называются галлюциногенами, поскольку под их действием видят, слышат и
ощущают вещи, не переживаемые индивидом в его обычном опыте. Эти
галлюцинации отличаются от сновидений и от галлюцинаций психотиков в том
отношении, что потребитель наркотика сознает их искусственное происхождение
и не считает их реальными. Психоделические препараты -- краеугольный камень
общественного движения хиппи.
Хотя кратковременные эффекты психоделических препаратов достаточно
известны, более отдаленные их последствия еще нельзя с уверенностью
предвидеть, за исключением марихуаны, которая уже очень давно потребляется и
в Соединенных Штатах, и во многих других частях света. Общее мнение состоит
в том, что она не вызывает сколько-нибудь заметных или вообще никаких
отдаленных последствий. ЛСД, наиболее популярное психоделическое средство
нашего времени, восхваляется его потребителями, утверждающими, что оно
расширяет границы сознания и в высшей степени благотворно в своих более
отдаленных действиях; однако медицинские и психологические учреждения
выражают все возрастающее беспокойство и озабоченность по поводу физического
и духовного ущерба, причиняемого ЛСД, и некоторые доказательства такого
ущерба уже есть.
Мы определили "зависимого" человека в общих чертах как человека, у
которого сложилось неестественное влечение к какому-либо специфическому
предмету и который готов жертвовать почти всем, чтобы это влечение
удовлетворить. В этом смысле есть много видов зависимости, не связанных с
химическими препаратами; самые обычные из них -- азартные игры и переедание.
Азартные игры представляют серьезную проблему для семьи и полиции, а
зависимость, связанная с едой, есть медицинская проблема, касающаяся
значительной части населения Америки. Часто производит впечатление
зависимости нормальная мастурбация у подростков, приходящаяся на этот столь
чувствительный период роста и расширения опыта.

4. Как вылечить "зависимого"?

Вылечить "зависимого" проще всего на свете при одном условии: найти
нечто интересующее его больше, чем предмет, от которого он зависим. Можно
излечить любого алкоголика, если удается найти что-нибудь интересующее его
больше алкоголя. До сих пор никому не удалось найти заменитель, пригодный
для всех случаев.
Важнее всего здесь то, что алкоголик редко находится с кем-нибудь в
двусторонних отношениях. Он может привязаться к кому-нибудь, на кого может
опереться, как, например, Дион Часбек привык опираться на миссис Ленд и
любил ее, но это была привязанность того же рода, что у ребенка к матери. Он
любил ее ради того, что она для него делала, а не ради нее самой. В этом
отношении, как и во многих других, алкоголики в своем эмоциональном
поведении напоминают детей, но не в приятном смысле; скорее они похожи на
дурно воспитанных детей. Можно сказать, и это вовсе не шутка, что алкоголик
-- это человек, так и не отученный от бутылки.
Это дает нам ключ к пониманию одного метода лечения алкоголиков:
попытки выработать у них более прочное отношение к какому-нибудь человеку.
Это иногда удается искусному психотерапевту, использующему свое влияние,
чтобы побудить пациента изменить свое поведение.
В очень редких случаях то же может сделать правильно выбранная женщина:
она может заставить алкоголика полюбить себя больше, чем пьянство. Случается
это столь редко, что ни одна женщина не должна на это рассчитывать. Обычно
алкоголик женится на женщине ради того, что она ему дает, а не ради нее
самой. Если его не смогла отучить от бутылки собственная мать, как может
надеяться на это жена? Раз уж алкоголик выбирает некоторую женщину себе в
жены или дает ей "убедить" себя на ней жениться, то это почти всегда значит,
что перспектива строить с нею прочные отношения ему не грозит. В противном
случае, чтобы не жертвовать привычным способом удовлетворения, он бы ее
избегал. То же относится, конечно, и к другим увлеченным, излюбленным
предметом которых могут быть наркотики, еда, азартные игры или какие-нибудь
удовольствия менее обычного рода.
Лечение "зависимого" состоит из двух этапов. Первый и наиболее важный
состоит в том, что должна быть остановлена зависимость тела. Иначе говоря,
"зависимый" должен перестать принимать свой препарат, выздороветь от
последствий такого прекращения, если они- наступают, и очистить свой мозг,
прекратив влияние препарата на психику. Тогда на втором этапе может вступить
в работу его Эго; второй этап имеет целью найти для него что-нибудь более
интересное, чем предмет, от которого он зависим.
Некоторые из "зависимых" могут прекратить прием препарата по
собственному решению, но большинство из них нуждается в поддержке и
поощрении со стороны врача-специалиста или группы людей, играющих роль
строгих и бдительных родителей "зависимого". Различные подставные родители
применяют при этом разные подходы. Некоторые терапевты применяют лекарства.
При лечении алкоголиков приносит пользу препарат под названием антабуз. Если
человек продолжает пить в течение времени, когда он принимает антабуз, у
него происходит бурный приступ болезни; поэтому, начав принимать это
лекарство, пациент уже вряд ли будет что-нибудь пить. В течение четырех дней
после приема пилюли антабуза у алкоголика, по выражению одного человека,
"висит над головой молот на случай, если он вздумает хитрить". (Подобное
лекарство есть теперь и для наркоманов. Называется оно циклазоцин. Для той
же цели можно применять метадон.)
Оставшись без своего препарата, "зависимый" может отнестись к своему
положению объективно. Прежде всего он обычно замечает, что жизнь без
препарата кажется пустой и что он никого не любит, даже самого себя. Даже
если он "великий любовник" и самый общительный человек, он обнаруживает, что
в его отношениях с людьми всегда есть что-то извращенное или неприятное. Он
видит, что привязывается к некоторым людям, потому что в них нуждается, и
использует их как подпорки для своих слабостей, а другие люди точно так же
пользуются им.
Вторая часть лечения, как мы помним, имеет целью найти для пациента
нечто важнее и интереснее алкоголя или препарата, который он принимал; а это
значит, что надо научить его иначе смотреть на людей. Если это удается, он
может прийти к выводу, что люди и в самом деле интереснее, чем наркотик.
"Зависимый" обнаруживает, что наркотик заменял ему людей, и что для
собственного блага он должен научиться ценить живых людей, а не свой
препарат. Этот план замещения препарата людьми может быть поддержан
психотерапевтом, лучше всего с помощью лечебной группы, в которой
"зависимый" столкнется с нужными ему людьми лицом к лицу. Той же цели можно
достичь при содействии таких организаций, как "Анонимные алкоголики",
"Анонимные наркоманы", "Синанон" или других групп самопомощи, занимающихся
проблемами "зависимых".

Прием, иногда приводящий к успеху в применении к алкоголику или
наркоману, состоит в том, чтобы сделать из него миссионера. Избавление
других от пьянства или наркомании может стать для него как раз тем более
интересным занятием, которое нужно для его излечения. Некоторые лица,
действующие в качестве представителей "Анонимных алкоголиков", по-видимому,
выздоровели этим путем. Такие люди становятся столь же фанатичными в своем
миссионерском рвении, как до того были в пьянстве. Хотя индивиды этого рода
лучше себя чувствуют и полезнее для общества, чем были в своем прежнем
качестве, проблема состоит в том, что условием их трезвости является
существование "активных", пьющих, алкоголиков. Имеется опасность, что, как
только все наличные в городе алкоголики "обратятся" и миссионерам некого
будет спасать, многие из этих излечившихся могут сорваться на прежний путь.
Более изощренные из них, сознавая эту опасность, стремятся найти себе другие
занятия.
Лучшая надежда для "зависимых" -- групповая терапия в сочетании с
индивидуальной психотерапией или группами самопомощи, как "Анонимные
алкоголики" и "Синанон". Полезность психоанализа в этой области не доказана
и, по мнению многих психотерапевтов, ему следует предпочесть в таких случаях
анализ взаимодействий.
Надо придерживаться следующих проверенных опытом правил:
1. Лечение должно начинаться с полного и немедленного воздержания.
2. Полное воздержание -- всего лишь начало, поскольку само по себе
воздержание не приводит к длительному эффекту. Если препарат нечем заменить,
достигнуто очень мало. Лечение продолжительно. Процесс замещения препарата
людьми занимает, как правило, не менее года, поэтому воздержание в течение
меньшего срока не гарантирует выздоровления.
3. Не следует вступать в брак с алкоголиком в надежде его исправить.
Если "зависимый" (или "зависимая") достаточно сильно стремится к этому
браку, дайте ему (или ей) исправиться до того, выждав год или лучше два.
Вряд ли психотерапевт видел в своем кабинете более жалкое зрелище, чем
некогда красивые и изящные молодые леди, преждевременно упавшие духом и
постаревшие в браке с алкоголиком, которого они пытались исправить.

5. Белая горячка (Delirium tremens)

На первый взгляд кажется странным, что болезнь, прежде убившая многих
из своих жертв, может быть предметом подтрунивания среди тех людей, которые
должны больше всего ее опасаться. Но это не выглядит странным, если понять,
что для людей с саморазрушительными тенденциями роль популярной шутки играет
смерть. Белая горячка, или БГ, -- это психоз, который может наступить после
длительного алкогольного запоя у людей, слишком много пивших в течение ряда
лет. Это мучительное и изнурительное переживание, накладывающее на сердце,
мозг и психику свой след. Человек, пораженный этой болезнью, находится в
состоянии острого страха и дрожит с головы до ног. Он воображает, будто
видит всевозможные ужасные существа, например змей, насекомых или мелких
животных, гоняющихся за ним или ползающих по его коже, или ему кажется, что
он обязан выполнять бесконечную и безнадежно однообразную работу, например
мыть бесчисленные миллионы тарелок или взбираться на бесконечные горы. Эти
переживания для него весьма реальны, и он на них соответствующим образом
реагирует. Вопреки распространенному представлению, пациенты обычно видят
мелких и ужасных животных, а не крупных и доброжелательных вроде розовых
слонов.
То обстоятельство, что БГ, как и многое другое, связанное с алкоголем,
превратилось в предмет для шуток, показывает, насколько бездумно и ребячливо
американское отношение к пьянству. Школьники хихикают по поводу секса, а
взрослые мужчины хихикают по поводу виски. Злополучный результат этого
состоит в том, что алкоголики и наркоманы поощряют друг друга всем этим
хихиканьем и насмешками над последствиями, которые, как им известно, их
ожидают, вроде БГ или вынужденного отказа от препарата. Такое поощрение
исходит не только от самих "зависимых" или потенциально "зависимых", но и от
окружающей публики, особенно в случае алкоголя, поскольку реклама, кино,
телевидение и распространенный вид юмора, по-видимому, единодушно
поддерживают представление о том, что пьют все кругом.
Правда состоит в том, что даже в наши дни, при наилучших условиях
лечения, от пяти до десяти процентов случаев БГ приводит к фатальным
сердечным болезням, пневмонии или судорогам. Конечно, умершие не
возвращаются к привычным запоям, а с живыми это случается, и люди видят лишь
выживших; это одна из причин, по которым они не отдают себе отчета в
возможных последствиях болезни. В действительности переживание это столь
ужасно, что служит нередко началом серьезных попыток излечения. Даже если БГ
не убивает человека, она может нанести ему повреждения, и каждый приступ
ослабляет физические и духовные способности индивида. Как уже было сказано,
БГ, а также психоз Корсакова (длительное помешательство, иногда
сопровождаемое параличом) во многих случаях, по-видимому, происходят не
только от большого количества потребленного алкоголя, но отчасти и от
недостаточного питания. Запившему человеку часто не хватает времени или
денег на еду. Важную роль в этой связи играет, как полагают, витамин В.
Поэтому тяжело пьющему можно посоветовать есть его больше обычной нормы во
время своих кутежей. Если уж ему не хочется есть, пусть купит себе заранее
большую бутылку хлористого тиамина или витамина В таблетках и все время
глотает их, пока длится попойка. Пациент, выживший после нескольких
приступов БГ, может кончить болезнью с очень высокой смертностью, известной
под названием "водянка мозга".
Среди других психиатрических последствий алкоголя надо отметить
возможное усиление паранойяльных наклонностей и эпилепсии. Паранойя или
судороги могут впервые проявиться во время алкогольного запоя. Как мы
видели, в течение длительного периода пьянства паранойяльные тенденции Диона
Часбека проступали все более отчетливо. В некоторых случаях это может
произойти внезапно, в виде острого приступа параноидной паники и
галлюцинаций. Другая болезнь, которая может возникнуть даже после легкой
выпивки, -- это алкогольная мания убийства, особенно часто происходящая от
опьянения дешевыми видами напитков.
Алкоголь ослабляет Эго и Суперэго, позволяя Ид выражаться более
свободно. Напившись, люди проявляют обычно свои подлинные эмоциональные
стремления. Если человек в пьяном виде неприятен, можно подозревать, что под
нажимом обстоятельств он обнаружит те же неприятные свойства и в трезвом
состоянии, как бы ни казался он очаровательным в своем нормальном виде.