Новикова С.С. Социология: история, основы, институционализация в России

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 3. ОБЩЕСТВО КАК СОЦИАЛЬНАЯ СИСТЕМА

3.3.3. Большие группы (общности)

Большая группа — это настолько многочисленная группа, что все ее члены не знают друг друга в лицо и контакты между ними не могут совершаться непосредственно. Обычно под большими группами имеются в виду разные объединения, охватывающие десятки тысяч членов: большие классовые, религиозные, этнические и другие группы, включающие огромные массы членов, разбросанные на обширной территории.
В связи с этим внутренняя сплоченность, организованность, структурированность, как и наличие институционализированных форм деятельности и групповое сознание, больших групп различны.
В зависимости от критерия, лежащего в основе градации, классификацию существующих больших групп (общностей) можно представить следующим образом:
1. Общности, выделяемые на основе особой культурно-исторической самобытности (племя, народность, нации).
2. Общности, выделяемые на основе их отношения к собственности и общественного разделения труда (различные социальные классы и социальные слои).
3. Общности, отличающиеся по принадлежности к исторически сложившимся территориальным образованиям (город, деревня, регион).
4. Многочисленные целевые общности, для которых характерно единство целенаправленной деятельности (партия, религиозные объединения и т.д.).
Выделяются и другие типы общностей. Социальные общности отличаются огромным разнообразием конкретно-исторических и ситуационно обусловленных видов и форм.
3.3.3.1. Этнические общности
Этнические общности выделяются на основе особой культурно-исторической самобытности.
Началом развития этнических общностей был род, объединявший несколько или много семей. Роды объединялись в тотемические кланы, основанные не на кровном родстве, а на вере в происхождение от общего предка. Объединение нескольких кланов привело к появлению племени. Племена в ходе дальнейшего культурного развития переросли в народности. А народности на высшей стадии своего развития превратились в нацию.
Род — это группа кровных родственников, которые ведут свое происхождение от общего предка (по материнской или отцовской линии) и носящих общее родовое имя. Род возник на рубеже верхнего и нижнего палеолита и пришел на смену первобытному человеческому стаду.
Для родового строя характерны первобытный коллективизм, отсутствие частной собственности, классов и моногамной семьи. С родом связано уже и такое явление, как экзогамия (запрет брака внутри рода), в связи с чем он не мог существовать изолированно, и это привело в конечном итоге к объединению их в племена.
Кланы — это родовые союзы, выступающие зачатком политических институтов. Следует также выделить и тотемические кланы, они имели характер семейных союзов с религиозной подоплекой.
Тотемизм это религия, которая основана на культе животных или растений, как будто являющихся предками клана. Существовала вера, что данные животные или растения — кровные родственники членов клана. С кланами связаны и такие явления, как экзогамия (запрещение заключать брак внутри клана), так и эндогамия (запрещалось — вне клана). Хотя кланы были характерны в основном для первобытных обществ, в некоторых формах они сохранились в современных обществах и все еще играют важную роль (Япония, Китай, Индия).
Племя — это тип этносоциальной общности эпохи первобытно-общинного строя. Племя — более высокая форма общественной организации, оно охватывает большое число родов и кланов.
Для племени характерно: общность территории (даже у кочующих племен область кочевок была ограничена и охранялась ими от других племен), выделение собственного языка или диалекта, своих обычаев и культов, наличие некоторых элементов хозяйственного уклада, самосознания и, самоназвания. Племя имеет уже зачатки внутренней организации: вождя или совет вождей, племенные советы, решающие важные для всех дела и вопросы (например, организация охоты, военного похода, религиозного обряда и т.п.).
Появление союзов племен, завоевания и переселения привели к смешению племен, а в конечном итоге к объединению их в народности.
Народность — это этническая и социальная общность, которая на лестнице общественного развития следует за племенем и предшествует нации. В отличие от родоплеменной организации, основанной на кровнородственных связях, в народности главное значение имеют территориальные связи, складывается общий язык (им обычно становится язык наиболее развитого племени), развивается общность хозяйственных связей и появляются элементы общей культуры. Нации начинают возникать в рабовладельческую эпоху, этот процесс продолжает осуществляться и в современную эпоху. Развитие капитализма привело к превращению народностей в нации. Процесс этот довольно сложный и может находить свое выражение в разных формах. Например, из одной народности (древнерусская) может образоваться несколько наций, и в то же время из нескольких наций может сложиться только одна. При этом некоторые народности из-за своей малочисленности и недостаточной развитости так и не смогли превратиться в нацию.
Нация — это историческая общность людей. В качестве основы выделения нации принимается: общность территории, языка, экономических связей, некоторых особенностей культуры, психического склада и этнического (национального) самосознания.
Нации начинают складываться из различных племен и народностей в период преодоления феодальной раздробленности и укрепления централизованных государств, происходящее на основе развития капиталистических экономических отношений и объединения местных рынков в общенациональный.
Принадлежность к определенной нации значит очень много, и это основано на том, что, во- первых, нации очень устойчивы и существуют иногда на протяжении тысяч лет, во-вторых, они создают культурное наследство, в-третьих, индивиды идентифицируют себя с нацией; принадлежность к нации дает каждому индивиду язык, связь с родной землей, место в истории и место в цепи поколений, Т.е. основу самоопределения индивида, и, в-четвертых, нации создают сильное ощущение солидарности между членами и антагонизм по отношению к чужим нациям [см.: 312. С.193].
Отмеченные особенности часто приводят к тому, что нации выступают источником общественных движений и радикальных идеологий. В связи с этим социологов особо привлекает к себе изучение национализма.
Национализм — это признание национального превосходства и национальной исключительности своей нации, приписывание ей исключительной исторической миссии (избранная нация), нетерпимость к другим нациям, стремление подчинить их себе или стремление не смешиваться с другими народами (эксклюзивизм).
Если национализм связывают с расизмом, то признается, что указанная нация, в силу превосходства своей расы, избрана для выполнения особой миссии, например, национализм гитлеризма был обоснован расистской доктриной. Бывает, что национализм обосновывается при помощи религии, тогда утверждается, что данная нация избрана Богом для выполнения особой миссии.
3.3.3.2. Социальные классы и слои
Социальные классы и слои — общности, выделяемые по отношению к собственности и общественному разделению труда.
Чаще всего говоря о социальной структуре общества, под этим подразумевают социально-классовую структуру общества. Среди множества существующих концепций социальной структуры общества исторически одной из первых является марксистское учение, в котором ведущее место отводится социально-классовой структуре общества, так как она непосредственно связана с отношениями собственности и отражает общественное разделение труда. Согласно этому направлению, социально-классовая структура общества — это взаимодействие трех основных элементов: классов, общественных прослоек и социальных групп. При этом ядром социальной структуры выступают классы. Классовая структура общества в марксистской науке об обществе считается основной социальной структурой.
Социальный класс. В классовом обществе основу социальной структуры составляет деление этого общества на классы. Выделяют основные и неосновные классы, а также различные слои. Основные классы — это такие классы, существование которых непосредственно вытекает из господствующих в данной общественно-экономической формации экономических отношений, прежде всего отношений собственности. В связи с этим рабовладельческому обществу присущи два антагонистических класса — рабы и рабовладельцы; феодальному — крепостные крестьяне и феодалы; капиталистическому — пролетарии и буржуазия. В социалистическом обществе основными классами являлись рабочий класс и трудовое крестьянство.
В качестве неосновных классов выступают остатки прежних классов в новой общественно- экономической формации или зарождающиеся классы, которые придут на смену основным и составят основу классового деления новой общественно-экономической формации.
Понятие «социальный класс» разрабатывали ученые Англии и Франции еще до К.Маркса в ХVII-ХIХ вв. Ими рассматривались такие антагонистические социальные группы, как богатые-бедные, рабочие-капиталисты, собственники-несобственники. Французские историки Ф.Гизо и О.Тьери показали противоположность классовых интересов и неизбежность их столкновения. Английские и французские политэкономы А.Смит и Д.Рикардо раскрыли внутреннее строение классов, их «анатомию». Но впервые развернутую картину классового общества мы находим в работах К.Маркса. В своих работах К.Маркс и Ф.Энгельс обосновали экономические причины возникновения классов и сделали вывод, что деление общества на классы есть результат общественного разделения труда и формирования частнособственнических отношений. Несмотря на то, что многие положения классовой теории К.Маркса, с точки зрения современного общества, подлежат пересмотру, некоторые его идеи все еще остаются важными в отношении существующих в настоящее время социальных структур.
В.ИЛенин, исходя из учения К.Маркса и Ф.Энгельса о классах, дал достаточно определенную научную формулировку классов, которая была хрестоматийной в марксизме на протяжение 70 лет. В своей работе «Великий почин» в 1919 году Ленин писал: «Классами называются большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически определенной системе общественного производства, по их отношению (большей частью закрепленному и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают. Классы — это такие группы людей, из которых одна может себе присваивать труд другой благодаря различию их места в определенном укладе общественного хозяйства» [156. С. 15]. Главным признаком класса, по мнению В.И.Ленина, также было отношение к собственности на средства производства.
Во всех ранее существующих обществах социальное положение подавляющего большинства индивидов довольно жестко регламентировалось от момента их рождения и до самой смерти. Конечно, в принципе не исключалось определенное перемещение некоторых индивидов из одного класса в другой, что, однако, не оказывало существенного влияния на социальную жизнь в целом.
Принадлежность к тому или иному классу определяет социальное положение людей, условия труда и быта, общественную психологию и идеологию, а также объективные интересы. Благодаря своему социальному положению одни группы людей имели не только материальные, но и политические и иные привилегии, другие — напротив, лишались их. К.Маркс отмечал, что политическая власть детерминирована властью экономической, так как настройка общества (основные институты, ценности и идеалы) определяются экономическим базисом. В связи с этим правящий класс, имеющий собственность на средства производства, одновременно с этим имеет и политическую власть в обществе. Поэтому класс это не только экономическая, но и более широкая социальная категория.
Каждый класс имеет своих идеологов, которые вырабатывают соответствующую его коренным интересам идеологию и политику. Противоположность коренных интересов эксплуататорских и эксплуатируемых классов находит свое выражение в классовой борьбе, которая, по мнению классиков марксизма, служит движущей силой развития общества. Деление общества на классы оказывает огромное влияние на социальную структуру общества, так как в результате этого деления в антагонистических обществах закрепляются и углубляются противоречия между умственным и физическим трудом, управленческим и исполнительским трудом, между городом и деревней.
В процессе возникновения и развития классов существует период, когда люди, входящие в него, еще не связаны внутренней связью сознательных отношений, а только узами объективных отношений и закономерностей, обусловленных господствующими производственными отношениями. Часто люди не осознают своих классовых интересов, в данном случае говорят о «классе в себе», так как, хотя люди данного класса связаны системой объективных отношений, они являются только множеством людей, которые имеют лишь одинаковое отношение к средствам производства, то есть у них еще не вполне развито сознание своих классовых, экономических и политических интересов. Социальная группа полностью становится классом в том случае, когда она из «класса в себе» превращается в «класс для себя», в котором члены группы осознают свое истинное социальное положение и потому стремятся к классовой солидарности и коллективным действиям в целях отстаивания своих интересов.
Появление, развитие и основные общественные черты классов зависят от типа общественно-экономической формации. Людей можно дифференцировать по разным признакам, как уже было нами рассмотрено выше. Например, по биологическим особенностям (пол, возраст, раса), по умственным характеристикам (интеллект, способности), по социальным особенностям (образование, материальное положение, образ жизни), а также по исполняемым ими социальным ролям, то есть по тому, какие они выполняют функции в рамках общественного разделения труда в процессе производства.
Социально-классовая структура состоит не только из классов, но и из так называемых социальных слоев. Социальные слои (прослойки) также являются структурным элементом общества.
Социальный слой — это промежуточная или переходная общественная группа, не обладающая всеми признаками класса, нередко она называется прослойкой (например, в нашей стране прослойкой считалась интеллигенция); часть класса, обладающая некоторыми характерными особенностями (например, квалифицированные рабочие).
Социальные слои бывают внутриклассовыми и межклассовыми. Внутри рабочего класса и крестьянства существуют различные социальные слои, которые объективно различаются по характеру и содержанию труда, образованию, уровню квалификации, материальной обеспеченности (промышленный и сельский пролетариат, определенные слои рабочего класса по уровню квалификации, профессиональным признакам, сферам деятельности и т.д.). К внутриклассовым слоям можно отнести также крупную, среднюю, мелкую, городскую, сельскую, монополистическую и немонополистическую буржуазию. В социалистическом обществе социальным слоем выступала интеллигенция, которая хотя и не являлась классом, занимала устойчивое положение в социально-классовой структуре.
Межклассовыми являются такие маргинальные социальные слои, которые по своему классовому статусу неопределенны, например, мастера, служащие-неспециалисты. Межклассовые социальные слои в свою очередь могут иметь внутреннюю вертикальную структуру. Например, внутри интеллигенции можно выделить такие слои, как научно-культурные, научно-технические, административно-управленческие работники. Другим примером деления по вертикали могут выступить «белые воротнички» — служащие административно-управленческого и государственного аппарата, одна часть которых может быть вполне объективно отнесена к рабочему классу (конторские и торговые служащие), а другая — к средним слоям, высшие служащие, входящие в класс буржуазии (крупные менеджеры и т.д.).
Средние слои — это некая совокупность социально неоднородных слоев и групп, которая характерна для классово-антагонистического общества. Средние слои занимают промежуточное положение между основными классами, выступают источником их пополнения и образования новых классов при возникновении новых экономических формаций. Например, в рабовладельческом обществе ими были свободные мелкие собственники, в феодальном обществе — бюргерство и т.д. В современном капиталистическом обществе средними слоями являются: мелкие частные собственники города и деревни (мелкие торговцы, ремесленники, владельцы мелких предприятий, фермерство и др.), интеллигенция, служащие сферы производства, торговли, учреждений образования, медицины, обслуживания (учителя, врачи и т.д.).
Социально-слоевая структура не совпадает полностью с классовой структурой общества, она обогащает и конкретизирует последнюю, позволяет проследить динамику тех или иных групп. Большинство социальных слоев образуются на основе пересечения различного типа структур — социально-демографической, социально-профессиональной, образовательной и т.д. Это позволяет выделять проблемные группы, которые требуют к себе особого внимания со стороны общества, например, низкооплачиваемые рабочие, молодые рабочие и т.д.
Социально-классовая группировка населения России (деления на рабочих, служащих и колхозников) радикально изменилась с середины 90-х годов. Поэтому при планировании проведения Всероссийской переписи населения в 1999 г. за основу группировки взят признак «положение в занятии», это позволяет выделить следующие группы: «1) работающие по найму (на предприятиях) в организациях, учреждениях, крестьянских — фермерских — хозяйствах, по обслуживанию домохозяйства, у отдельных граждан; 2) работающие не по найму (в собственном крестьянском — фермерском — хозяйстве, на собственном предприятии, на индивидуальной основе, на семейном предприятии, в крестьянском — фермерском — хозяйстве без оплаты, в личном подсобном хозяйстве); 3) получающие государственное обеспечение (стипендии; пенсии; пособия, кроме пособия по безработице; пособие по безработице и др.); 4) имеющие доход от собственности; 5) находящиеся на иждивении; 6) имеющие иные источники» [243. С.32-33].
Данная группировка в большей степени соответствует международной практике и прежнему опыту российской статистики. Например, при проведении переписи населения в 1926 г. выделялись следующие группы: рабочие, служащие, хозяева с наемными рабочими, хозяева без наемных рабочих, лица свободных профессий, безработные, пенсионеры и т.д. [см.: 243. С.26].
В последнее время возрос общественный интерес к проблемам различных социальных слоев, особенностям их положения в социальной структуре. Во многом это связано с тем, что вопросы социальной защищенности малообеспеченных слоев населения становятся в настоящее время очень актуальными, а также по политическим причинам.
При изучении социальной структуры в нашей стране долго придерживались концепции «двух дружественных классов и обслуживающей их интересы народной интеллигенции». Господствовала идея, что процесс развития социальной структуры нашего общества есть не что иное, как процесс становления социальной однородности. Поэтому социальная структура изображалась схематично, она была лишена противоречий и динамики многообразных интересов классов и различных слоев. Данная «трехчленная формула» долгое время была очень живучей, так как была выгодна правящим группам.
Исходные положения марксистской теории классов принимались догматически. Теория классового строения общества противопоставлялась концепции его слоевой (стратификационной) структуры, последняя расценивалась в научной литературе как попытка «затушевать борьбу классов». В действительности же слоевой «срез» социальной структуры позволяет существенно дополнить и обогатить классовый. С помощью его можно получить более выверенную картину социальной дифференциации по разным признакам: профессиональной принадлежности, уровня доходов, образованию и т.п.
Влиятельной альтернативой марксистской теории социальных классов являются работы М.Вебера, в которых были заложены основы современного подхода к изучению социальной стратификации. Хотя справедливости ради следует отметить, что идеи о социальной стратификации зародились в российской социальной мысли и были высказаны П.А.Сорокиным задолго до того, как они стали перерастать в некую теоретическую целостность. Еще в период своего пребывания в России (Система социологии: В 2 т., Пг., 1920) и в первые годы жизни за границей (после 1922 г.) П.А.Сорокин систематизировал и углубил ряд понятий, которые позднее заняли ключевую роль в концепции социальной стратификации («одномерная» и «многомерная стратификация», «социальная мобильность» и др.).
Большой вклад в развитие данной теории, кроме М.Вебера, внесли такие ученые, как Т.Парсонс, Р.Дарен-дорф, Б.Барбер, КДевис, У.Мор, Р.Коллинз и др. Представители теории социальной стратификации считают, что понятие класса годится только для анализа социальной структуры прошлых обществ, в том числе и индустриального капиталистического общества, а в современном постиндустриальном обществе оно уже не работает. Это связано с тем, что проведение широкого акционирования и выключение основных держателей акций из сферы управления производством, замена их наемными менеджерами привели к тому, что отношения собственности потеряли свою определенность, оказались размыты.
В связи с глобальными изменениями, происшедшими в современном обществе, по мнению западных социологов, понятие «класс» следует заменить понятием «страта» (лат. strata — настил, слой; совр.: геологический пласт) или слой, а общество рассматривать с точки зрения теории социальной стратификации, а не теории социально-классового строения общества.
В мировой социологической литературе в последние годы оба понятия и «класс», и «страта» занимают прочное место и используются при проведении как национальных, так и международных сравнительных исследований.
Как уже отмечалось выше, единственным и главным критерием расслоения общества, по мнению К.Маркса, было обладание собственностью. Поэтому стратификационная структура общества сводилась к двум уровням: классу собственников на средства производства (рабовладельцы, феодалы, буржуазия) и классу, лишенному собственности на средства производства (рабы, пролетарии) или имеющему очень ограниченные права на собственность (крестьяне). Интеллигенция и некоторые социальные группы рассматривались как промежуточные слои между классами. Но уже к концу XIX века становится очевидной узость данного подхода.
В связи с этим М.Вебер расширяет число критериев, которые определяли принадлежность к той или иной страте. Кроме экономического критерия (отношения к собственности и уровень доходов), он вводит такие, как социальный престиж и власть, имеющая политический характер. Под престижем понималось получение индивидом от рождения или благодаря своим личным качествам определенного социального статуса, позволяющего занять ему соответствующее место в социальной иерархии [см.: 189. С.287].
Основные единицы анализа, используемые при изучении социальной стратификации, — класс, социальный слой и социальная группа. Данные единицы указывают характерную для людей, включенных в определенную общность, форму социального взаимодействия, которая позволяет рассматривать их как единое целое, а также указывает на место и те социальные позиции, которые они занимают в социальном пространстве.
В XX веке немарксистские теоретики неоднократно предпринимали попытку дать более конкретное понимание социального класса, в соответствии с реалиями и изменениями, которые претерпело капиталистическое общество.
Хотя концепция стратификационной (слоевой) структуры общества жестко противопоставляется теории классового строения общества, стратификационные и классовые модели социальной структуры не исключают друг друга. Сопоставляя понятия «класс» и «слой» («страта»), можно представить дело следующим образом: если класс определяет формальное деление общества по экономическому признаку, то страта выделяет более «естественную» социальную дифференциацию по совокупности со-циокультурных, в том числе ценностных, признаков. Слоевой «срез» социальной структуры существенно дополняет и обогащает классовый «срез». Он дает возможность построить достаточно «объемную», а не однолинейную модель социальной структуры, Т.е. получать более выверенную картину социальной дифференциации по широкому кругу признаков.
В этой связи важным основанием для выделения страты является социальный статус членов общества, который объективно в данном обществе придает им определенный ранг на шкале «выше-ниже», «лучше-хуже», «престижно-непрестижно». Статусная группа (страта) выделяется на основе особо значимых в представлении членов общества характеристик. Эти характеристики, проходя через личностное освоение (человек идентифицирует себя с этими качествами), детерминируются социальными нормами и поддерживаются социальным консенсусом.
Понятия «статус», «ранг», «престиж» приобретают в анализе стратификации ключевое значение. Они указывают на то, что в существовании страт большую роль играют социально-оценочные, культурные критерии предпочтения одних социальных позиций по отношению к другим, позволяющие членам общества ранжировать друг друга. При этом далеко не всегда для самих оценивающих очевидны те критерии, согласно которым они определяют место на этой невидимой шкале определенных социальных позиций и образцов поведения. Оценка может иметь рациональные основания (принимается во внимание, например, совокупность благ или сумма властных полномочий, обеспечиваемые позицией); но может быть и нерефлексивной (целостное восприятие позиции как привлекательной). Но и в том, и в другом случае всегда происходит понимание значимости предмета оценки, Т.е. оценивающий включен в культурный контекст, он освоил его стандарты.
Таким образом, страты, в отличие от класса, формируются не только по формальным экономическим признакам, которые легко идентифицировать и соотнести с эмпирическими референтами (наличие частной собственности, доход, профессии и др.), но и по признакам содержательно-культурным (престиж, образ и стиль жизни, объем власти и авторитета), которые реализуются на уровнях как личностной идентификации, так и социального признания. Эти культурные образования гораздо труднее вычленить, сложно квалифицировать, но сегодня без них изучение динамики социокультурной жизни невозможно, поскольку социальные позиции являются объектом достижения, Т.е. внутренним для общества динамическим фактором.
Еще одно различие между понятиями класса и страты состоит в следующем. Классы дифференцируются по основанию их отношения к производству и способам доступа к различным благам; страты же (т.е. статусные группы) — по основаниям не только участия в производстве, но и потреблении благ и воспроизведении различий в социальном положении. Социальный статус предполагает, что все, кто включается в ту или иную страту (общность, социальный круг), должны отвечать определенным ожиданиям и принимать ограничения, связанные с принятыми здесь стандартами социального взаимодействия. Эти ожидания и ограничения касаются наиболее социально значимых сторон жизни и выполнения связанных с ними ролей. Специфические формы воспроизводства статусного положения формируют у представителей разных слоев неодинаковый образ жизни, который можно считать показателем слоевых различий. Внешняя сторона образа жизни — стиль жизни — закрепляет престиж определенной статусной группы в символической форме благодаря специфичным для нее условностям, воспроизводя которые люди поддерживают и сохраняют группу как таковую.
Для изучения социокультурной динамики значимы стабильность и продолжительность существования социальных слоев. В отличие от социальных групп, период существования которых может быть как длительным, так и кратковременным, существование социального слоя — это длительный процесс, соизмеримый с историческими масштабами времени. Формирование и существование слоя обусловлены целым рядом социокультурных факторов и механизмов.
Бернард Барбер, исходя из того, что индивиды занимают разное положение в социальных системах, обладающее некоторой степенью иерархии, выделял две основные фигуры — пирамиду и ромб [см.: 15. С. 246].
В этих основных стратификационных моделях, в свою очередь, выделяются три уровня: высший слой, средний слой и низший слой. Высший слой — это элитарное меньшинство населения, контроль богатства которого осуществляется через систему налогообложения. Средний слой — это слой людей, занимающих промежуточное положение между полюсами социальной иерархии. Их сближает уровень дохода, характер потребления, стиль жизни, фундаментальные ценности. По ряду признаков (образование, род занятий, доход и т.д.) данный слой также дифференцирован. Но, несмотря на это, он является основным слоем, который стабилизирует и цементирует все общество. Чем больше этот слой количественно, тем успешнее и надежнее он может нейтрализовать крайности высшего и низшего слоя. Сознательная забота о среднем слое со стороны государства является залогом стабильности общества, а разорение и размывание среднего класса — верный путь к дестабилизации. Низший слой занимают люди, утратившие устойчивые связи с представителями вышестоящих слоев и опустившиеся на социальное «дно». Это люмпенизированный, аутсайдерский слой.
Таким образом, пирамидальная и ромбовидная фигуры показывают, что всегда есть некоторое меньшинство — «элита» или совокупность «элит», которое занимает ранги ближе к вершине. При этом, если в пирамидальной фигуре сравнительно небольшое число населения обладает средними рангами, а почти вся масса находится в низших рангах, то, в отличие от этого, в ромбовидной фигуре большее количество населения находится в средних рангах, чем в низших.
Б.Барбер указывает, что за последние сто лет западное общество проделало эволюции от пирамидального типа структуры в ее различных стратификационных изменениях к ромбовидному типу. Он пишет, что «самый большой процент населения принадлежит по своему рангу к верхней, средней и нижней частям средних слоев, а не к остроконечной верхушке или основанию стратификационных пирамид. Процент людей, принадлежащих к средним рангам, столь велик, что авторы некоторых трудов об обществе, в особенности противники этой недавно возникшей тенденции, ввели в употребление термин «средняя масса». В обществе современного типа, хронологической и типологической предтечей которого является западное общество, огромное большинство людей будет принадлежать к средним рангам, и их позиции сплошь и рядом будут символизироваться «белыми воротничками» [см.: 15. С.246-2471.
Западными социологами (К.Девис, У.Мур, Р.Колеман, Л.Рейуотер, Р.Дарендорф и др.) в соответствии с разработанной У.Уорнер моделью социальной дифференциации американского общества, включающей шесть социальных классов, ранговый порядок которых образовывал социальную иерархию, разработаны различные стратификационные схемы с четко ранжированным порядком и связанным с ним неравенством. Их анализ позволяет американский вариант социальной стратификации представить следующим образом (см. схему 3).
Но если для Запада в настоящее время характерна ромбовидная фигура, то для России, в противоположность этому, — пирамидная фигура.
По мнению российских социологов З.Т.Голенковой и Е-Д.Игитханян, в настоящее время можно выделять три модели социальной структуры общества. «В «продвинутых» странах с рыночной экономикой, — пишут они, — модель социальной структуры общества выглядит как «лимон», с развитой центральной частью (средние слои), относительно невысокими полюсами высшего класса
Схема 3
Американский вариант социальной стратификации
высший высший класс
Главный управляющий общенациональной корпорации, совладелец престижной фирмы, высший военный чин, федеральный судья, биржевик, крупный архитектор, медицинское светило, архиепископ;
высший класс
Главный управляющий средней фирмы, инженер-механик, газетный издатель, врач с частной практикой, практикующий юрист, преподаватель колледжа;
высший средний класс
Банковый кассир, преподаватель муниципального колледжа, управляющий среднего звена, учитель средней школы;
средний средний класс
Банковый служащий, дантист, учитель начальной школы, начальник смены на предприятии, служащий страховой компании, управляющий универсама, квалифицированный плотник;
низший средний класс
Автомеханик, парикмахер, бармен, квалифицированный рабочий физического труда, служащий гостиницы, работник почты, полицейский, водитель грузовика;
средний низший класс.
Водитель такси, среднеквалифицированный рабочий, бензозаправщик, официантка, швейцар;
низший низший класс
Посудомойка, домашняя прислуга, садовник, привратник, шахтер, дворник, мусорщик.

Неработающие, полностью зависящие от программ государственного вспомоществования
Источник: Капитонов Э.А. Социология XX века: История и технология. — Ростов н/Дону, 1996. — С. 107.

(элита) и беднейших слоев. В латиноамериканских странах она напоминает Эйфелевую башню, где имеют место широкое основание (бедные слои), вытянутая средняя часть (средние слои) и верхушка (элита). Третья модель характерна для многих стран Центральной и Восточной Европы, как и для постсоветской России, — это своеобразная, придавленная к земле пирамида, где большинство населения прижато книзу — 80%, тогда как около 3-5% богатых составляют ее вершину, а среднего класса как бы и вовсе нет» [42. С. 120].
Изменения, начавшиеся в России с 90-х годов, привели к резкому размежеванию населения по имущественному признаку, образовалась биполярная стратификационная структура. Как отмечается в книге «Реформирование России: мифы и реальность [1989-1994]»: «Существует несколько вариантов деления россиян по уровням материальной обеспеченности. Согласно одному из них, на вершине общества находится узкий слой богачей — 3%. Около 7% составляет слой среднеблагополучных. Им противостоят бедные — 25% и нищие — 65%. По другим подсчетам, слой богатых охватывает 3-5% населения, среднеобеспеченные составляют 12-15%, бедные — 40%, нищие - 40%» [205. С.271].
По данным Госкомстата, в 1997 г. из 147,5 млн. человек населения Российской Федерации 29,2 млн. человек имели среднедушевой денежный доход до 400 тыс. руб., 53,6 млн. человек — от 400,1 до 800 тыс. руб., при этом денежный доход ниже прожиточного минимума (отметим, что прожиточный минимум в этом году составлял 411 тыс. руб. на человека) был у 30,9 млн. человек, Т.е. у 20,9% общей численности населения. Таким образом, по официальным данным, около 20% населения составляли бедные и около 36% малообеспеченные люди [см.: 212. С. 182]. Если в последние годы советской власти, по расчетным данным, малообеспеченные составляли около 3-4% населения [см.: 212. С.47], то в 1997 году они составляли уже более 50% всего населения.
В основе деления населения по уровню материальной обеспеченности лежит прожиточный минимум, население, доходы которого ниже прожиточного минимума, относится к категории бедных, те, у кого доход в пределах 1-2 прожиточных минимума, — это малообеспеченные, у кого в пределах 2-5 прожиточных минимума — среднеобеспеченные и т.д. [см.: 212. С.58]. Но, как совершенно верно подчеркнул В.И.Жуков: «Установленный Минтрудом РФ «прожиточный минимум» существенно отличается не только от рациональных нормативов потребления продуктов питания, но и от минимально необходимого для обеспечения жизнедеятельности человека» [71. С.88]. В своей работе «Россия: Состояние, перспективы, противоречия развития» (М., 1995) В.И.Жуков проанализировал основные итоги начатых в середине 80-х годов преобразований и достаточно подробно рассмотрел их влияние на социальное состояние российского общества. Современное положение россиян, а также их отношение к проведенным реформам показывает В.Н.Иванов в своей работе «Россия: обретение будущего (размышления социолога)» (М., 1998), широко иллюстрируя её данными многочисленных социологических исследований, проведенных в последние годы, в том числе и при его участии [см.: 78].
При этом следует отметить, что одним из самых негативных последствий радикальных реформ 90-х годов является образование значительного по своим размерам слоя социально обездоленного населения. Ядром данного «маргинального» слоя стали безработные, нищие, бездомные и беженцы [см. подробнее: 212. С.46-50]. Приведем только некоторые примеры. По данным Госкомстата, к началу 1998 г. общий размер безработицы в России составлял более 13,5 млн. человек (т.е. 18,2% экономически активного населения), по другим данным этот показатель был значительно выше. [см.: 212. С.47]. С каждым годом быстро растет количество хронических нищих. Профессиональные нищие снова, как и в дореволюционные времена, стали составлять ядро нынешнего контингента нищих. Число таких нищих к началу 1998 г. было около 900 тыс. человек [см.: 212. С.48]. Численность бомжей в России в 1997 г., по оценочным данным, без учета детской бездомности, составляла около 1,0-1,2 млн. человек [см.: 212. С.49]. Увеличились группы риска пополнения обездоленных [см. подробнее: 212. С.50-52]. Все эти и масса других данных позволили В.И.Староверову сделать справедливый вывод, с которым нельзя не согласиться, что «идет массовая люмпенизация российского населения» [212. С.52].
Резкое имущественное расслоение в России подтверждают следующие факты. Так, например, соотношение заработной платы 10% самых высокооплачиваемых и 10% самых низкооплачиваемых россиян в 1993 году составляло 26:1 против 16:1 в 1992 году. Для сравнения можно привести следующие, более убедительные цифры: в 1989 году в СССР данное соотношение составляло 4:1; в США — 6:1; в Китае — 3:1,а в странах Латинской Америки — 12:1. Без всякого сомнения, выявленная учеными динамика материального расслоения населения в нашей стране является беспрецедентной. По официальным данным, 20% самых богатых россиян присваивало 43% совокупного денежного дохода, в то время как 20% самых бедных — только 7% [см.: 205. С.270]. В 1997 г. на долю 10% наиболее обеспеченного российского населения приходилось 31,2% денежных доходов, а на долю 10% наименее обеспеченного населения только 2,4% (в 1996 г. было соответственно - 34% и 2,6%) [см.: 212. С.182].
Проведя довольно обширное изучение современного положения дел в России, ученые пришли к выводу, что «социальная структура российского общества приобретает черты буржуазного общества раннего капитализма, для которого характерна аморфность классовой структуры, интенсивный процесс люмпенизации трудящихся, криминализация общественных отношений. В формировании социальной структуры общества все большее значение приобретают субъективные статусные, идеолого-политические, социально-психологические, социально-духовные признаки. Особую значимость в условиях нарушения динамического равновесия общества обретают ассоциальные группы населения» [205. С.271].
Теория социальной стратификации не только выдвигает различные критерии деления общества на социальные слои и группы, одновременно с этим она выступает методологической основой для формирования теории социальной мобильности. Иерархичная структура общества не является застывшей, в ней постоянно происходят колебания и перемещения. Эти перемещения в социологии получили название социальной мобильности.
Социальная мобильность — это изменения индивидом или социальной группой места, занимаемого в социальной структуре общества. Термин «социальная мобильность» был введен в социологию П.А.Сорокиным (Social mobility. N.Y., 1927), который рассматривал социальную мобильность как любые изменения в социальном положении лиц и семей, а не только переход их из одной социальной группы в другую.
Сорокин выделял два типа социальной мобильности: горизонтальную и вертикальную. Горизонтальная мобильность — это переход или перемещение индивида (социального объекта) из одной социальной группы в другую, расположенную на одном и том же уровне, при сохранении статусного уровня (смена места работы при сохранении профессионального статуса, переезд в другой город, переход из одной религиозной группы в другую и т.д.). Вертикальная мобильность — это перемещение индивида (социального объекта) из одного социального слоя в другой, в результате которого изменяются и экономическое положение индивида, и его статус. В жизни часто происходит совмещение горизонтальной и вертикальной мобильности (переход на другую фирму, на более высокую должность, повторный брак, ведущий к повышению социального статуса, и т.д.)
Перемещения могут иметь разную направленность, в связи с этим П.А.Сорокин выделял еще два вида мобильности: восходящую и нисходящую мобильность. Восходящая социальная мобильность — это перемещение вверх по иерархической социальной шкале (социальный подъем). Нисходящая социальная мобильность — это перемещение вниз (социальное падение).
Также он различал следующие две формы мобильности: индивидуальную и групповую, которые могут идти как по восходящей, так и по нисходящей линии.
Восходящая индивидуальная мобильность — это индивидуальный подъем, или инфильтрация индивидов из низшего слоя в высший, а восходящая групповая мобильность — создание новых групп индивидов с включением групп в высший слой рядом с существующими группами этого слоя или вместо них.
Нисходящая индивидуальная мобильность — выталкивание отдельного индивида с его высоких социальных статусов на более низкий, а нисходящая групповая — понижение социальных статусов всей группы (снижение статуса Коммунистической партии, падение социального статуса профессиональной группы инженеров и т.д.). По этому поводу П.А.Сорокин писал, что «в первом случае «падение» напоминает нам человека, упавшего с корабля, во втором — погружение в воду самого судна со всеми пассажирами на борту или крушение корабля когда он разбивается вдребезги» [242. С .374].
Часто уровень социальной мобильности рассматривают как один из основных критериев отнесения того или иного общества к «традиционному», «модернизированному», «индустриальному», «постиндустриальному» и т.д. Термин социальной мобильности используется для характеристики степени «открытости» или «закрытости» социальных групп и целых обществ.
Ученые различают интергенерационную (между поколениями) и интрагенерационную (внутри поколения) социальную мобильность [см.: 229. С.192].
3.3.3.3. Территориальные общности
Территориальные общности (от лат. territorium — округ, область) — общности, отличающиеся по принадлежности к исторически сложившимся территориальным образованиям. Это совокупность людей, постоянно проживающих на определенной территории и связанных узами совместных отношений к данной хозяйственно освоенной территории. К территориальным общностям относится население города, деревни, поселка, села, отдельного района большого города. А также более сложные территориально-административные образования — район, область, край, штат, провинция, республика, федерация и др.
В каждой территориальной общности имеются определенные основные элементы и отношения: производственные силы, производственные и технолого-организационные отношения, классы, социальные слои и группы, управление, культура и т.п. Благодаря им территориальные общности имеют возможность функционировать как относительно самостоятельные социальные образования. В территориальных общностях объединяются люди, несмотря на классовые, профессиональные, демографические и другие различия, на основе некоторых общих социальных и культурных черт, приобретенных ими под влиянием своеобразных обстоятельств их формирования и развития, а также на основе общих интересов.
Как пример рассмотрим кратко, что представляют из себя город и деревня.
Город — это крупный населенный пункт, жители которого заняты несельскохозяйственным трудом, в основном в промышленности, торговле, а также в сферах обслуживания, науки, управления, культуры. Город — это территориальное образование, присутствующее практически во всех странах мира. Для города является характерным разнообразие трудовой и внепроизводственной деятельности населения, социальная и профессиональная неоднородность, специфический образ жизни. В разных странах мира выделение города как территориальной единицы происходит по разным критериям, по совокупности признаков или количеству населения. Хотя обычно городом считается населенный пункт определенного размера (не менее 3-4-10 тыс. жителей), в некоторых странах допускается и более низкое минимальное количество жителей, например, только несколько сот человек. В нашей стране, в соответствии с законодательством Российской Федерации, городом считается населенный пункт, в котором проживает свыше 12 тыс. человек, из которых не менее 85% занято вне сельского хозяйства [см.: 55. С.5]. Города делятся на малые (с населением до 50 тыс. чел.), средние (50-99 тыс. чел.) и большие (свыше 100 тыс. чел.) города, из последней группы особо выделяют города с населением свыше 1 млн. человек.
Если в начале XIX века на земном шаре насчитывалось только 12 городов, население которых превышало миллион человек, то к 80-м годам число таких городов уже достигло 200, при этом многие стали многомиллионными [см.: 150. С.5]. Динамика роста больших городов на земном шаре выглядит следующим образом.
Таблица 2.
 

Годы

Число больших городов

(свыше 100 тыс. человек каждый)

В том числе города-миллионеры

1700

41

-

1800

65

-

1850

114

4

1900

299-326

12

1950

670

75

1965

1430

126

1970

свыше 1600

162

Источник: Лаппо Г.М. Рассказы о городах. — М., 1976. — С.90. ; Лаппо Г.М., Любовный В.Я. Города-агломерации в СССР и за рубежом. — М., 1977. — С.4.
На начало 70-х годов XX в. население городов составляло 1/3 всего населения мира. В Африке в городах проживало менее 1/5 населения, в зарубежной Азии — свыше 1/5, в Америке и зарубежной Европе — до 3/5 [см.: 21, Т.7. С. 112]. При этом СССР, США, Япония, Китай, Индия, Бразилия, Великобритания и ФРГ сосредоточили почти 3/5 общемирового числа больших городов, и возглавлял этот список СССР, где, по данным Всесоюзной переписи населения, на 14.01.1970 г. был выделен 221 большой город, а в 1976 г. — уже 247 [см.: 152. С.4]. Всего в нашей стране в 1979 году насчитывалось 999 городов с общей численностью населения 82948,2 тыс. человек, а в 1989 г. (по данным на 15.01.1989) было уже 1037 города, в которых проживало 944449,5 тыс. человек [см.: 55. С.5].
Во всем мире в больших городах, имеющих более 100 тыс. человек, в 1970 г., а их в то время было свыше 1600, проживало более половины (51%) городского населения [см.: 152. С.4; 279. С.6]. Какова численность городского населения в разных странах мира в настоящее время, видно из таблицы №3.
Возникновение, развитие городов тесно связано с появлением и углублением территориального разделения труда. От этого во многом зависят производственные функции города в сфере промышленности, транспорта, обмена и производства обусловливаемых этим услуг.
Существуют различные типы городов, основанные на административных (сочетающиеся с торговыми и производственными) или военных (города-крепости) функциях, связанные с культурой и наукой (университетские города, например, Оксфорд; «города науки», например, Дубна), с оздоровлением и отдыхом (город-курорт, например, Сочи), с религией (например, Мекка) и т.п. Существует также типология городов в зависимости от их географического положения.
Развитие городов связано с урбанизацией. О феномене урбанизации можно говорить уже с XVIII века. Ученые выделяют ряд признаков урбанизации: увеличиваются — доля городского населения; плотность и степень равномерности размещения сети городов на территории всей страны; число и равномерность размещения крупных городов; доступность крупных городов для всего населения, а также многообразие отраслей народного хозяйства.
Таблица 3.

 

 

 

территория, тыс. км

средне-годовая численность населения, млн. человек

 

городское население, процентов (1993)

 

 

столица государств

Россия

17075

147,8

72,9

Москва

Германия

367

81,4

86

Берлин

Индия

3288

918,6

26

Дели

Исландия

103

0,27

91

Рейкьявик

Италия

301

57,2

67

Рим

Китай

9597

1209

29

Пекин

Польша

313

38,5

64

Варшава

США

9809

260,7

76

Вашингтон

Таджикистан

143

5,7

28

Душанбе

Франция

552

57,9

73

Париж

Швейцария

41

7,0

68

Берн

Швеция

450

8,8

83

Стокгольм

Япония

378

125,0

77

Токио

Данные приведены за 1995 г.
Источник: Россия и страны мира: Стат. сб. / Госкомстат России. - М., 1996. - С.6-8.

Процесс урбанизации сопровождают как позитивные, так и негативные последствия. Среди позитивных последствий можно отметить следующие: становление и распространение новых, более развитых форм образа жизни и социальной организации; большой выбор форм деятельности, более интеллектуальных и содержательных (выбор занятий, профессий, образования); лучшее культурное и бытовое обслуживание, а также проведение свободного времени.
А среди негативных — ухудшение экологической обстановки; снижение естественного прироста населения; повышение уровня заболеваемости; отчуждение масс городского населения от традиционной культуры, свойственной селу и небольшим городкам, а также возникновение промежуточных и «маргинальных» слоев населения, ведущих к формированию люмпенизированных (т.е. не имеющих собственности, не придерживающихся норм основной культуры) и пауперизированных (т.е. физически и нравственно деградированных) групп населения.
Большой город на своей относительно небольшой территории с помощью институтов города контролирует несколько тысяч или несколько миллионов человек (например, в нашей стране, по данным на 15.01.1989 г., 26,6% всего городского населения проживает в городах-миллионерах) [см.: 55. С.5], создает определенный образ жизни и образует ряд характерных общественный явлений. К ним относится огромное количество предметных контактов и преобладание предметных контактов над личностными. Разделение труда, узкая специализация ведут к сужению интересов людей и в первую очередь к ограничению интереса к делам соседей. Это приводит к тому, что возникает явление все большей изоляции, уменьшается давление неформального общественного контроля и разрушаются узы личных отношений. И естественным результатом отмеченного выше становится — увеличение социальной дезорганизации, преступности, девиации. Хотя, с другой стороны, большой город — это центр очень напряженного умственного труда, где легче создается художественная и интеллектуальная среда и который является могучим фактором прогресса в области науки, техники и искусства.
В 20-30-х годах XX в. впервые в США стали проводиться эмпирические исследования по этой теме. Причиной их проведения послужил быстрый рост городского населения, в связи с чем к 1920 г. их число превысило численность жителей сельской местности. Интенсивная урбанизация сопровождалась огромным притоком иммигрантов из других стран. Как уже отмечалось выше, все миграционные потоки с XVI в., время начала втягивания разных стран в орбиту капиталистического развития, что стало причиной значительных социальных перемещений населения, до конца XVIII в. направлялись в основном только в Америку. О их масштабах говорят следующие данные, если в 1610 г. на территории, ныне занимаемой США, проживало 210 тыс. человек, то в 1800 г. численность населения выросла до 5,3 млн. человек [см.: 305. С. 18]. Резкий рост населения стал причиной ломки, столкновения традиционных жизненных устоев коренного и вновь прибывшего населения. Это вело к обострению классовых и этнических противоречий, а также дополнительно создавало массу иных проблем. Поэтому американская социология в первые десятилетия XX в. развивалась как социология городских проблем.
В нашей стране систематические социологические исследования городов были начаты в конце 50-х годов, когда быстрый рост городов остро поставил вопрос о путях их дальнейшего развития. Появилась специальная социологическая теория — социология города, которая изучает генезис, сущность и общие закономерности развития города как элемента социально-пространственной организации общества. В круг проблем, изучаемых социологией города, входят: специфика урбанизации в различных социальных условиях; связь индустриализации и урбанизации; основные причины появления и факторы, влияющие на развитие города; формирование социально-демографической и социально-профессиональной структуры города; особенности функционирования его социальных институтов; городской образ жизни; специфика общения в городской среде и т.п.
Социология города занимается изучением широкого круга проблем, но некоторые из них, например, социальные закономерности урбанизации, создание системы показателей развития социальной инфраструктуры и ряд других, исследованы еще крайне недостаточно и требуют дальнейшего изучения.
Деревня — в узком смысле слова означает небольшое земледельческое повеление [см.: 21. Т.8. С.110-1 II]. Для нее характерным является: непосредственная связь жителей с землей, хозяйственное освоение территории, рассредоточение деревень, небольшие размеры сельских населенных пунктов, приспособление основных видов занятий к природной среде, сезонная цикличная работа, небольшое разнообразие занятий, относительная социальная и профессиональная однородность и специфический сельский образ жизни.
Название «деревня» бытовало в Северо-Восточной Руси уже в XIV в., откуда оно распространилось по другим областям России. Другим типичным видом поселения было село. Оно отличалось от деревни в основном большим размером и наличием помещичьей усадьбы или церкви, более мелкие поселения назывались: выселок, хутор, заимок и т.д. На Дону и Кубани крупные сельские поселения обычно назывались станицами. В горных районах Северного Кавказа основной вид поселения носил название аул, в Средней Азии у земледельцев — кишлак. Все эти и другие названия часто в русской литературе заменялись общим термином «деревня». В широком смысле слова «деревня» это не только все виды постоянных земледельческих поселений, жителями которых являются крестьяне и сельскохозяйственные рабочие и другие (занятые в основном в сельском хозяйстве), но также и весь комплекс социально-экономических, культурно-бытовых и природно-географических особенностей и условий жизни деревни.
Социология деревни занимается изучением закономерности возникновения, развития и функционирования деревни. Основные проблемы, изучаемые социологией деревни: основные факторы, влияющие на ее развитие; социальная и профессиональная структура населения; организация досуга на селе; социально-демографическое воспроизводство населения и др.
На рубеже 80-90-х годов в России, и это подтверждают данные статистики [см.: 210. С.67], начались кардинальные изменения в сельско-городском миграционном обмене. В 1991 году впервые за многие годы сельско-городская миграция поменяла свою направленность. Миграционный отток населения из села в России за 1989-1991 гг. в среднегодовом исчислении уменьшился в 4 раза по сравнению с 1979-1988 гг. [см.: 205. С.180). С 1991 года в нашей стране наметилась устойчивая тенденция к сокращению оттока сельского населения в города.
Выделяется ряд факторов, сдерживающих дальнейший отток сельского населения в город: с одной стороны — на селе идет развитие новых форм хозяйствования, земельная реформа; с другой стороны — в городах, в связи с нарастающим кризисом, все больше активизируются следующие факторы, противодействующие притоку сельских жителей, — грядущая массовая безработица, напряженность с продовольственным обеспечением, неразвитость рынка жилья. Все эти факторы и в дальнейшем будут способствовать «выталкиванию» горожан в село.
3.3.3.4. Целевые общности (социальные организации)
Целевые общности — общности, для которых характерно единство целенаправленной деятельности. Это сознательно созданные общности (группы), стремящиеся достичь определенных целей или намерений организаторов. Данные цели находят свое выражение в формализованном уставе. Но часто существуют целевые неформальные группы, в основе которых лежат определенные человеческие потребности, принимающие в ходе совместной жизни вид различных интересов. Интересом в данном случае может выступать какой-либо один предмет или несколько, или какое-либо положение вещей, достижение которых является желательным или необходимым для жизни индивида, группы и которые мобилизуют все силы, эмоции, стремления для достижения необходимо важной цели.
Человек может стремиться к достижению своей цели разными способами: во-первых, самостоятельно, не учитывая, что делают другие; во-вторых, в борьбе с другими, когда он стремится к чему-то, к чему стремятся также и другие, и ему приходится противопоставлять им себя; в-третьих, в сотрудничестве с другими, в данном случае это сотрудничество регулируется организационными предписаниями, которые соединяют сотрудничающих людей в целевые группы [см.: 312. С.163].
Целевые группы образуются также для более успешной борьбы с другими группами. Иногда целевые группы называют объединениями, обычно в том случае, если они образовались на основе добровольного соглашения членов для совместного достижения цели, ставшей причиной образования объединения. Например, несмотря на то, что наемная армия — это целевая группа, она не является объединением, так как не является добровольной организацией и не может быть распущена по желанию ее составляющих солдат.
В связи с вышеизложенным возникает необходимость остановиться подробнее на таких понятиях, как объединение и организация.
Рассмотрим понятие объединение на примере функционирования таких общностей в России в соответствии с законом. В 1995 году был принят федеральный закон Российской Федерации. Он регулирует общественные отношения, возникающие в связи с реализацией гражданами права на объединение, создание, деятельность, реорганизацию и (или) ликвидацию всех общественных объединений, созданных по инициативе граждан, за исключением религиозных организаций, а также коммерческих организаций и создаваемых ими некоммерческих союзов (ассоциаций).
Общественное объединение — это «добровольное, самоуправляемое, некоммерческое формирование, созданное по инициативе граждан, объединившихся на основе общности интересов для реализации общих целей, указанных в уставе общественного объединения» (ст.5).
Граждане имеют «право создавать на добровольной основе общественные объединения для защиты общих интересов и достижения общих целей, право вступать в существующие общественные объединения либо воздерживаться от вступления в них, а также право беспрепятственно выходить из общественных объединений» (ст.2), при этом право граждан на создание общественных объединений может реализоваться как непосредственно путем объединения физических лиц, так и через юридические лица — общественные объединения (ст.5).
Общественные объединения могут принимать одну из следующих организационно- правовых форм ; общественная организация, общественное движение, общественный фонд, общественное учреждение, орган общественной самодеятельности (ст.7).
Общественная организация — это «основанное на членстве общественное объединение, созданное на основе совместной деятельности для защиты общих интересов и достижений уставных целей объединившихся граждан» (ст. 8). Высшим руководящим органом является съезд (конференция) или общее собрание, а постоянно действующим руководящим органом — выборный коллегиальный орган, подотчетный съезду (конференции) или общему собранию.
Общественное движение — это «состоящее из участников и не имеющее членства массовое общественное объединение, преследующее социальные, политические и иные общественно полезные цели, поддерживаемые участниками общественного движения» (ст.9). Руководство осуществляется так же, как и в общественной организации.
Общественный фонд — это «один из видов некоммерческих фондов и представляет собой не имеющее членства общественное объединение, цель которого заключается в формировании имущества на основе добровольных взносов, иных не запрещенных законом поступлений и
использовании данного имущества на общественно полезные цели» (ст. 10). Руководящий орган формируется его учредителями и (или) участниками либо решением учредителей общественного фонда, принятым в виде рекомендаций или персональных назначений, либо путем избрания участниками на съезде (конференции) или общем собрании.
Общественное учреждение — это «не имеющее членства общественное объединение, ставящее своей целью оказание конкретного вида услуг, отвечающих интересам участников и соответствующих уставным целям указанного объединения» (ст. II). Управление им и его имуществом осуществляется лицами, назначенными учредителем (учредителями).
Орган общественной самодеятельности — это «не имеющее членства общественное объединение, целью которого является совместное решение различных социальных проблем, возникающих у граждан по месту жительства, работы или учебы, направленное на удовлетворение потребностей неограниченного круга лиц, чьи интересы связаны с достижением уставных целей и реализацией программ органа общественной самодеятельности по месту его создания» (ст. 12). Он формируется по инициативе граждан, заинтересованных в решении указанных проблем, свою работу строит на основе самоуправления в соответствии с принятым на собрании учредителей уставом, а также не имеет над собой никаких вышестояших органов или организаций.
Общественные объединения, независимо от организационно-правовой формы, имеют право создавать союзы (ассоциации) общественных объединений на основе учредительных договоров и (или) уставов, принятых союзами (ассоциациями), Т.е. образовывать новые общественные объединения (ст. 13). Все общественные объединения имеют полную свободу в определении своей цели, внутренней структуры, форм и методов своей деятельности (ст. 15).
Социальные организации. В повседневной практике мы часто используем понятие «организация», при этом каждый раз вкладываем в него самое различное содержание. Как указано в «Философском энциклопедическом словаре» [см.: 284. С.463], понятие организация (франц. organisation, от позднелат. organizo — сообщаю, стройный вид, устраиваю) употребляется в следующих значениях:
1. Объединение людей, совместно реализующих программу или цель и действующих на основе определенных правил и процедур.
2. Совокупность процессов или действий, ведущих к образованию и совершенствованию взаимосвязей между частями целого.
3. Внутренняя упорядоченность, согласованность, взаимодействие более или менее дифференцированных и автономных частей целого, которые обусловлены его строением.
Понятие организация применяется к биологическим, социальным и некоторым техническим объектам, при этом обычно употребляется в общем контексте с понятиями структура, система и управление. Как правило, в понятии организация фиксируются динамические закономерности системы, которые относятся к функционированию, поведению и взаимодействию ее частей.
Применительно к социальным объектам употребляют понятие «социальная организация». Ведущий исследователь в области проблем социальных организаций А.И.Пригожин в ряде своих работ дает подробную и содержательную характеристику социальных организаций.
Во-первых, это «искусственное объединение институционального характера, занимающее определенное место в обществе и предназначенное для выполнения более или менее ясно очерченной функции» [200. С.391, Т.е. в данном случае под организацией понимается искусственно созданная группа институционального характера, которая выполняет определенную общественную функцию. В этом смысле организация выступает как элемент социальной структуры. В таком значении термин «организация» относится к предприятию, банку, школе, органу власти, добровольному союзу и т.д. В этом смысле «социальный институт» и «социальная организация» тождественны друг другу.
Во-вторых, это «определенная деятельность по организации, включающая в себя распределение функций, налаживание устойчивых связей, координацию и т.д.» [200. С.39). В данном случае под организацией понимается уже определенный вид деятельности, процесс, связанный целенаправленным воздействием на объект, а значит, наличие, с одной стороны, организатора, а с другой — контингента организуемых. Подобного рода деятельность лучше всего характеризуется словом «организовывание», и она направлена исключительно на достижение эффекта синергии. В таком значении термин «организация» совпадает с термином «управление», хотя полностью его не исчерпывает.
В-третьих, это «определенная структура, строение и тип связей как способ соединения частей в целое, специфический для каждого рода объектов» [200. С.40]. В этом значении термин «организация» выступает в качестве свойства, атрибута социального объекта. В этом смысле термин «организация» применяется, когда необходимо различать степень внутренней упорядоченности и согласованности элементов той или иной социальной системы.
Это позволяет выделить три разных значения термина организация, организация — как объект, как деятельность по организации и как свойство объекта. Первое значение — организация как объект является ключевым. Определяющим признаком социальной организации, по мнению А.И.Пригожина, является то, что « организация есть целевая общность » [200. С .41].
Социальная организация является предметом изучения как социологии, так и философии, психологии, политологии, экономики и ряда других наук. У каждой из них свое видение, и каждая изучает ее со своей позиции. Несмотря на то, что как в отечественных, так и зарубежных исследованиях доминирующим является представление об организации как целенаправленной системе, Т.е. цель ставится на одно из первых по значимости мест, это один из наиболее спорных моментов в понимании организации. В трудах западных социологов, кроме «целевой» модели социальной организации, можно встретить и другие альтернативные, например, модель «организация — машина» (М.Файоль, Л.Урвик и др.), модель «естественной организации» (Т.Парсонс, Р.Мертон, А.Этциони), модель «организация-община» (Э.Мейо, Ф.Ротлесбергер и др.), институциональная модель (Л.Зукер, Б.Ровен, Дж.Мэйер), интеракционистская модель (Ч.Барнард, Г.Саймон, Дж.Марч), социотехническая модель (Тавис-токская школа) и др. [см. подробнее: 286. С.9-10, 12-13, 31- 33].
Ряд исследователей (Б.Айкс, Р.Ритерман; Т.Г.Долго-пятова и др.) [286. С.10-11] считает, что в настоящее время, когда в экономике России происходит замена одних форм организации общественного производства другими, становится очевидным, что представления об организации как целенаправленной системе плохо согласуются с «образом» предприятия, главной, если не единственной задачей которого является выживание в постоянно изменяющейся обстановке. В связи с этим В.И.Франчук в своей работе «Основы современной теории организаций» (М., 1995) приводит более расширенную трактовку понятия социальной организации, под организацией он понимает «любую достаточно устойчивую социальную группу с регламентированным поведением людей. Регламентированное поведение означает, что поведение людей в организации носит нормативно-правовой характер, Т.е. определяется нормами, положениями, правовыми актами, общими для всех ее членов» [286. С. 13], ключевым в определении организации в данном случае выступает свойство устойчивости. Устойчивость — как одно из основных свойств организации — отмечают сторонники функционализма (Т.Парсонс) и французские институционалисты (М.Ориу, Ж.Ренар).
Несмотря на многообразие точек зрения, в дальнейшем мы будем придерживать трактовки, данной А.И.Пригожиным. Исходя из сформулированного им определения, видно, что ключевым элементом организации выступает цель. Именно для достижения определенной цели люди объединяются в организации, организация, не имеющая цели, бессмысленна и не может существовать продолжительное время. Объединение людей в социальную организацию происходит в двух случаях: во-первых, когда достижение какой-то общей цели возможно осуществить только через достижение индивидуальных целей (заработок, престиж, реализация своих способностей), таким образом возникают, например, предприятия и учреждения, во-вторых, когда индивидуальные цели можно достичь только через выдвижение и достижение общих целей, в результате чего появляются, например, акционерные общества и так называемые общественные (массовые, союзные) организации.
По мнению А.И.Пригожина [см.: 200. С.46-50], цели организаций бывают трех разновидностей: цели-задания, цели-ориентации и цели системы.
Цели-задания — это планы и поручения, задаваемые организацией более высокого по подчинению уровня организации менее низкого уровня, отражающие внешнее назначение последней. Например, министерство диктует определенные плановые задания заводу по выпуску комбайнов. Цели-задания являются приоритетными, в основном вокруг них и по их поводу происходит интеграция организации. Особенность этих целей заключается в том, что обычно они не возникают из собственных мотивов участников, так работнику непосредственно не нужен выпускаемый его заводом комбайн. Мотивация работников на цели-задания осуществляется через цели-ориентации.
Цели-ориентации — это цель большинства, сумма индивидуальных целей, Т.е. общие интересы участников, реализация которых возможна только коллективно через организацию. Естественно, что, кроме общей для всех цели, у каждого из них есть и другие, свои специфические цели. В одних случаях коллективные цели неуловимы и переменчивы, а в других, наоборот, однозначны и чуть ли не вечны. Например, в качестве коллективной цели может выступать материальная заинтересованность участников в получении заработной платы.
Цели системы — это стремление сохранить организацию как относительно самостоятельное целое, Т.е. упорядочить связи, сохранить равновесие, целостность и стабильность организации. Для достижения организацией устойчивости ее работники нуждаются в постоянстве связей, требований и норм. Достижение устойчивости является постоянной, несменяемой целью организации. Например, приспособление организационного режима к особеностям персонала (гибкие графики работы), снижение конфликтности, преодоление текучести кадров, уменьшение числа реорганизаций эффективны как в социальном, так и производственном аспектах. Все чаще в настоящее время цели системы для многих организаций переходят на первый план, организации стремятся к выживанию любой ценой в условиях существующего внешнего окружения. Например, несмотря на то, что заработная плата не адекватна затрачиваемому труду, а порой и вообще задерживается на несколько месяцев, служащие все равно ходят на работу.
Для достижения перечисленных основных, базовых целей организация ставит перед собой множество промежуточных, производных, вторичных целей: стимулирование своих работников, укрепление их дисциплины, улучшение условий труда, повышение качества труда и др. Каждое подразделение организации (цехи, участки, сектора, отделы и т.п.) имеют свой набор производных целей, выполнение которых способствует реализации основных, базовых целей.
Типология организаций. Существует большое множество разного рода типологий организаций. Наиболее распространенной в настоящее время является типология организаций по отраслевому признаку: производственные, образовательные, лечебные, культурные, транспортные и пр. Разработка типологий организаций интересует не только социологов, в ней нуждаются и экономика (делит организации по профилю продукции, по численности персонала, техническому режиму и т.д.), и право (делит организации по подчинению — местные, региональные, межрегиональные, общероссийские; по ведомственной принадлежности; по административным структурам и т.д). Для социологов наиболее важно рассмотрение организаций с точки зрения их места в общественных отношениях, социальной функции. Рассмотрим наиболее характерные классификации организаций, разработанные социологами.
Так, А.Этциони все организации делит на три следующих класса: 1) добровольные организации (voluntary organizations), члены которых объединяются на добровольной основе: политические партии, церкви, клубы, университеты; принудительные организации (coercive organizations), членами которых становятся принудительным путем: начальная школа, армия, психбольницы, концентрационные лагеря; 3 ) утилитарные организации (utilitarian organizations), члены которых объединяются для достижения общих и индивидуальных целей: предприятия, заводы, фирмы [см.: 286. С. 151.
А.И.Пригожин [см.: 199. С.81-90; 260. С.283-289] выделяет в обществе четыре типа организационных образований, два первых — собственно организации, а два последних типа представляют собой пограничные формы, они не являются собственно организациями, но во многих своих чертах родственны им и имеют некоторые признаки последних — это полуорганизации (см. схему 4).

 

Надорганизации, в отличие от первичных организационных образований, это вторичные деловые системы, которые хотя и не являются целевыми общностями, но включают в себя их. В основе надорганизации лежат межорганизационные отношения. Это либо отношения кооперации, которые могут быть односторонними (поставка-получение) и объединительными (совместное решение какой-нибудь общей задачи, например, строительство дома), либо отношения соподчинения, Т.е. вертикальной зависимости, которые могут задаваться как по принадлежности соответствующей надорганизации, так и функционально по специализированному надзору (прокуратура, санэпидстанция и пр.).
Типология деловых организаций по функциям, с точки зрения проблемы «личность- общество», дает другие группировки. В данном случае деловые организации можно разбить на такие две основные группы: занятые удовлетворением человеческих потребностей, Т.е. работающие на каждого, и занятые в сфере общественной интеграции, Т.е. работающие на целое. К первой группе относятся организации, обеспечивающие себе прибыль следующим образом: 1) производством материальных предметов потребления (питание, одежда, жилище, предметный мир); 2) созданием условий для рекреации (отдых, лечение); 3) поставлением предметов духовного потребления (знания, идеи, художественные ценности). Ко второй группе относятся организации, осуществляющие: 1) социальный контроль (органы надзора); 2) социальное управление (правительство, местная администрация). Наряду с двумя выделенными группами организаций следует отметить еще одну группу организаций, занимающих промежуточное положение, так как им свойственно в той или иной степени выполнение обеих функций, — это организации, которые принимают участие в процессе социализации (воспитательные, образовательные и информационные учреждения).
Существует множество типологий массовых организаций, в основе которых лежат разные критерии.
По своим задачам — политические, профессиональные, научные, творческие и т.п. организации. По типу членства — только индивидуальное членство (партия, профсоюзы), только коллективное членство (ассоциации городов и предприятий), смешанное членство (научное общество), без членства (общественные движения, жен-советы) и по специализации.
По общественной роли выделяют массовые организации, ориентированные на дела всего общества и преимущественно на потребности и интересы своих членов.
Среди первого типа организаций, ориентированных на дела общества, можно выделить три следующие группы организаций: политические, проблемные и творческие. Политические организации, или партии, претендуют на влияние и руководство обществом и важнейшими его сферами (КПРФ, «Яблоко», «Наш дом — Россия» и т.д.). Проблемные организации ориентированы на решение какой-то отдельной общественной проблемы, не связанной прямо с нуждами ее членов. Обычно членство в такого рода организациях связано с проявлением альтруизма, с чувством собственной ответственности за глобальные проблемы (Красный Крест, спасение на водах, охрана природы, памятников культуры и т.д.). Творческие организации — на создание новых ценностей: знаний, техники, искусства. В них сочетаются решение важных социальных задач и удовлетворение личных профессионально-творческих интересов участников. Это довольно многочисленные по составу организации артистов, художников, литераторов, ученых, изобретателей и т.д.
Ко второму типу организаций, организаций, ориентированных на интересы участников, относятся следующие три группы организаций: корпоративные, взаимопомощи и любительские. Корпоративные организации — это разного рода кооперации, которые создаются для удовлетворения интересов участников (потребительская кооперация, общества рыболовов, охотников, собаководов, коллекционеров и т.д.), также корпоративные интересы выражают профсоюзы и союзы предпринимателей. Организации взаимопомощи могут создаваться либо с целью компенсации распространенных недугов (общества слепых, глухонемых), либо для улучшения материального положения их участников (потребсоюзы, жилкооперативы и т.п.). Любительские организации — это организации клубного характера, которые позволяют удовлетворять непрофессиональные интересы и увлечения своих членов (общества спортсменов, коллекционеров и т.д.).
Кроме рассмотренных массовых организаций, существуют и другие общественные союзные организации, которые ограничены рамками коллективов или территории (акционерное общество, кооператив, колхоз, садоводческое товарищество).
По своему происхождению организации, как указывает В.И.Франчук [см.: 286. С.5], делятся на два больших класса — искусственные организации и естественные организации. Искусственные организации, или, как иначе называет их В.И.Франчук, организационные системы (ОС), — это заранее проектируемые организации, Т.е. создаваемые человеком по определенному плану. Типичными примерами являются: предприятия различных видов собственности и организационно-правовых форм (акционерные общества, товарищества, индивидуальные частные предприятия), концерны, финансово-промышленные группы, межотраслевые комплексы и т.д. Естественные организации — это организации, которые возникают сами по себе без заранее подготовленного плана или проекта. Примером такого рода организаций выступают: ассоциативные организации, многие поселения, а также все общество в целом.
В зависимости от степени формализации существующих в системах связей, статусов и норм существуют два способа социальной организованности — формальная организация и неформальная организация (от лат. forma — вид, облик, образ). Понятие формальной и неформальной организации были введены Э.Мэйо, руководителем (с 1928 г.) так называемых Хоторнских экспериментов. Под этим названием объединяется ряд знаменитых исследований, проведенных на Хоторнских предприятиях (Чикаго) в течение 1924-1932 гг., главной задачей которых было изыскание дополнительных факторов повышения эффективности производства. Во время экспериментов Э.Мэйо обнаружил, что в любой рабочей группе, помимо официальных служебных отношений (формальная организация), у людей обязательно возникают неофициальные — дружеские отношения (неформальная организация). Результаты исследований показали, что небольшие группы рабочих, в основе которых лежала социально-психологическая общность их членов и которые были названы неформальными группами, оказывали определяющее влияние на трудовую мотивацию рабочих.
Формальная организация - это, как указывает А.И.Пригожин, способ организованного построенния на основе социальной формализации связей, статусов и норм. Под социальной формализацией он понимает «целенаправленное формирование стандартных, безличных образцов поведения в правовых, организационных и социокультурных формах» [318. С.857].
А.И.Пригожин выделяет следующие основные элементы формальной организации [см.: 199. С.96; 200. С.93-94]:
1. Разделение труда, возникающее в результате необходимой специализации и выступающее в виде системы должностей, каждая из которых дополняет другую, при этом, в идеале, должности не дублируют друг друга. Должностные позиции образуют определенную иерархическую структуру, которая в то же время является структурой власти.
2. Система коммуникаций, Т.е. средства и каналы, обеспечивающие прохождение деловой информации как «сверху вниз» (передача приказов, указов, распоряжений, заданий), так и «снизу вверх» (отчеты подчиненных), а также по горизонтали (обмен мнениями, консультации).
3. Различные регуляторы, нормирующие и планирующие деятельность данной социальной организации (нормы и образцы служебного поведения, программы деятельности, принципы и формы стимулирования, принуждения и вознаграждения).
Рассматривая структуру формальной организации, он приводит выделенные еще в работах Ф.Тейлора и А.Файоля, а также их последователей существующие в структуре предприятия типы: линейная организация, функциональная организация и штабная организация [см.: 200. С.95-96].
Формализация социальной системы может осуществляться двумя путями: во-первых, легализация уже естественно сложившегося состояния, это так называемый «рефлексивный» способ формализации; во-вторых, разработка программы (специального проекта, плана работы и т.д.), в соответствии с которой в дальнейшем осуществляется организация той или иной социальной системы, это уже «конструкторский» способ формализации [см.: 199. С.94).
Все формальные организации имеют специальный административный аппарат, основная функция которого заключается в координировании действий членов организации в целях ее сохранения. Крайняя степень развития формальной организации, выражающаяся в максимальной стандартизации внутри организации с целью повышения эффективности организационного механизма, превращает ее в бюрократическую систему. Понятие бюрократия (от франц. bureau — бюро, канцелярия и греч. kratos — власть, сила) буквально переводится как власть канцелярии. Сущность бюрократии заключается в нарастающем отчуждении исполнительной власти, ее концентрации в руках чиновников, которые всячески стремятся избежать или ослабить демократический контроль за своей деятельностью.
Большой вклад в разработку проблем бюрократии внес М.Вебер. Он очень высоко оценивал роль бюрократии, рассматривал ее как необходимую форму общественного порядка и эффективной социальной организации и считал, что без нее невозможен технический, технологический, организационный прогресс. М.Вебер сформулировал основные признаки идеального типа бюрократической системы. В идеальном виде бюрократия, по его мнению, представляет собой наиболее эффективную машину управления, основанную на строгой рационализации. В то же время ему принадлежит ряд верных мыслей относительно опасности, к которой может привести усиление бюрократии в формальных организациях и в обществе в целом. Высказанная М.Вебером точка зрения относительно роли бюрократии в формальной организации и обществе была подвергнута основательной критике, но в последние десятилетия наблюдается возврат к его идеям, своеобразная их модернизация.
Неформальная организация — это, как отмечает А.И.Пригожин, «спонтанно сложившаяся система социальных связей, норм, действий, являющихся продуктом более или менее длительного межличностного и внутри-группового общения» [318. С.49Ц, при этом неформальная организация проявляется в двух разновидностях: как организация внеформальная и как организация социально-психологическая. Внеформальная организация — это «спонтанно развиваемая членами данной организации система неформализованных отношений, направленная на решение организационных задач способами, отличными от формально предписанных» [318. С.490]. Она представляет собой деловые, служебные отношения, нацеленные на дело, на работу, но не предусмотренные инструкциями и правилами, не подтвержденные официально, Т.е. это оптимальная система деловых связей, стихийно складывающихся между работниками, например, решение начальниками цехов (отделов) некоторых производственных проблем напрямую друг с другом, минуя предусмотренное обращение в вышестоящие звенья. Социально-психологическая организация — это «спонтанно складывающаяся система межличных отношений, неизбежно возникающих в результате более или менее длительного общения, основанного на взаимодействии работников как личностей» [318. С.494], например, товарищеские отношения, отношения симпатий, отношения престижа, любительские группы и т.д. В ее основе лежит личный, избирательный выбор связей и отношений в коллективе, главная цель которого заключается в удовлетворение индивидами своих различных социальных потребностей (в общении, признании, самореализации, уверенности). Таким образом, социально-психологическая организация ведет к образованию неформальных малых групп (социально-психологических групп), численность которых обычно колеблется в пределах от 3 до 10 человек. Характерной чертой таких групп является определенная социально-психологическая общность: взаимное доверие, чувство солидарности и т.д. В них господствуют определенные нравственные принципы и моральные нормы, без формализованных стандартов и безличных образцов поведения. В рамках любой формальной группы одновременно существуют несколько подобного рода социально-психологических групп, которые находятся в состоянии борьбы или сотрудничества между собой.
Неформальные организации возникают и функционируют в качестве противовеса и компенсации недостатков формальных организаций, способствуют ее совершенствованию. Но в то же время она может играть в организации и дисфункционную роль, например, «рассеивать» авторитет начальника, противодействовать общим целям и проч. Неформальная организация более изменчива, подвижна и неустойчива, чем формальная.