Гиро П. Частная и общественная жизнь римлян

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава XV. Суд

2. Процесс Сципиона Африканского

Публий Сципион Африканский обвинен был двумя трибунами Петилиями во взяточничестве и должен был явиться на суд перед трибутными комициями.* Это вызвало весьма разнообразные толки. Некоторые порицали трибунов и еще больше народ, который допускал такие возмутительные вещи. Другие отвечали на это, что никто не

__________

* 184/3 гг. до н. э.

531

должен уклоняться от повиновения законам: равенство лучше всего обеспечивается тем, что и самые могущественные обязаны предстать перед судом, когда их вызовут.

В день суда Сципион явился на форум в сопровождении довольно многочисленной толпы людей из разных слоев общества. Когда ему предложили защищаться, он не отвечал ни слова на высказанные против него обвинения, но произнес такую похвальную речь своим подвигам, которая заставила всех признаться, что они никогда еще не слышали столь красноречивого и искреннего панегирика.

Трибуны не ограничились нападками на ведение денежных дел; они упрекали его в более давних проступках, особенно в изнеженном образе жизни на зимних квартирах в Сиракузах. Что касается взяточничества, то тут трибуны больше высказывали подозрения, чем приводили доказательства. Сын его, попавший в плен, — говорили они, прислан был обратно без выкупа. Антиох, царь сирийский, обнаружил перед ним подозрительную уступчивость. Сципион будто бы отправился на восток только для того, чтобы показать властителям и народам тех стран, что он один — все в римском государстве, что своей тенью он покрывает Рим, владыку всего мира, что одна его подпись заменяет собой декреты сената и выражение воли всего народа. Не будучи в состоянии обесчестить Сципиона, трибуны силились сделать его ненавистным.

Так как речи затянулись до самой ночи, дело было отсрочено. В назначенный день трибуны с утра заняли возвышение, откуда произносились речи. Когда вызвали обвиняемого, он выступил вперед в сопровождении значительной свиты из друзей и клиентов, прошел через народное собрание, занял место на возвышении и при водворившемся молчании воскликнул: «Трибуны и вы, граждане римские, сегодня годовщина того дня, в который я дал битву карфагенянам и Ганнибалу в Африке и победил их.* Поэтому не справедливее ли было бы отложить на сегодня судебное разбирательство и прения? Я отправляюсь в Капитолий приветствовать Юпитера, Юнону, Минерву и всех богов, которые охраняют Капитолий и крепость. Я хочу поблагодарить их за то, что они дали мне в этот день и во многих других случаях разум и силу для оказания крупных услуг моему отечеству. Пусть те из вас, римляне, которые разделяют мое желание, отправятся со мной просить богов, чтобы они даровали вам вождей, подобных мне. Если вы давали мне, начиная с семнадцатилетнего возраста и до самой старости, сколько должностей и некоторые из них даже раньше требуемого законом возраста, то это делалось, конечно, потому, что мои заслуги превышали оказываемые мне почести». Сказав эти слова, он отправился в Капитолий, и все собрание последовало за ним.

__________

* Битва при Заме, положившая конец II Пунической войне (202 г. до н. э.).


532

Общее одушевление было так велико, что даже судебные секретари и ликторы покинули трибунов, которые остались одни со своими рабами и глашатаем. Из Капитолия Сципион последовательно прошел во все храмы города, сопровождаемый повсюду римским народом. После этого он удалился в свое имение, в Литернум, с твердым намерением не трогаться оттуда, даже если трибуны снова вызовут его. Для оправдания отсутствия Сципиона его брат заявил, что он болен.

Один из трибунов, Тиберий Семпроний Гракх, который до этого времени был его врагом, перешел в конце концов на его сторону. «Предание суду такого человека, — сказал он, — принесет больше стыда римскому народу, чем самому Сципиону». Обвинителям пришлось отказаться от своих намерений; они заявили, что подумают, как бы примирить свои права со своим долгом. Сенат в полном составе приветствовал Семпрония за то, что он поставил общее благо выше своих личных притязаний. Напротив, обоих Петилиев осыпали упреками за то, что они стремились к славе, основанной на чужом несчастии, и хотели выдвинуться за счет Сципиона.

(Тит Ливий, кн. XXXVIII, гл. 50—53).