Кон И.С. Любовь небесного цвета

ОГЛАВЛЕНИЕ

СТИЛИ ЖИЗНИ И ЦВЕТА ЛЮБВИ

Однополые семьи

Я думаю, что почти каждый
гомосексуал мечтает о браке со своим
другом.

Робин Моэм

Семейство однополых невозможно.
Это дело бл..ское. Тут уж раз
страсть, так уж нужен такой чтобы
ты любил его до потери сознания. А где
такого найти такого вида. А если он
есть, он всегда найдет себе другого с кем
веселее и денежней.

Евгений Харитонов

Могут ли однополые пары быть стабильными и нуждаются ли они в правовом
оформлении и поддержке?
Когда московская "голубая" газета "Риск" открыла дискуссию об этом,
19-летний Игорь написал: "По-моему, все эти разговоры о постоянстве - одна
сплошная муть... Спать все время с одним и тем же - скучно, это же ежу
понятно! Я, слава Богу, не урод, и могу себе найти столько парней, сколько
надо: разные тела, разные губы, разные члены - каждый раз новый кайф. Вот
лет через 20, когда мне уже будет ничего не нужно, придется обзавестись
кем-то постоянным, а сейчас - что я, чокнутый?"
На что 27-летний Дмитрий ответил: "Я не знаю, что такое проблема
постоянного партнера. Просто с тех пор, как год назад он вошел в мою жизнь,
она стала наполненной и осмысленной. Я хочу его постоянно, все время, но
дело не в этом: уже достаточно давно секс отошел куда-то на второй план, к
тому же жить нам негде, так что вместе мы по большей части гуляем по городу
и пьем чай в гостях у его или моих друзей, давно уже ставших общими...
Наверно, нас можно назвать постоянными партнерами, а для меня он - никакой
не "партнер", а любимый. И это навсегда".
Вопреки всем преследованиям и гонениям, стабильные мужские и женские
пары существовали всегда. 14% сан-францисских геев в начале 1970-х гг.
сказали, что совместное проживание с партнером для них - "самое важное в
жизни" и 28% признали его "очень важным". Реальные стили жизни 71%
опрошенных геев и трех четвертей лесбиянок распределились по следующим пяти
типам.
1) Закрытые пары (67 мужчин и 81 женщина) напоминают счастливые
разнополые браки. Это устойчивые, сплоченные пары, связанные взаимной
любовью и общностью интересов. У них меньше всего сексуальных проблем, они
не ищут случайных, временных партнеров на стороне, хорошо социально и
психологически приспособлены, отличаются высоким самоуважением и значительно
реже других гомосексуалов страдают от одиночества.
2) Открытые пары (120 мужчин и 51 женщина) также живут совместно, но их
партнерство не является сексуально-исключительным. Хотя они привязаны друг к
другу, они нередко развлекаются на стороне, испытывая в связи с этим
различные тревоги. Их социальная и психологическая адаптированность
несколько ниже, чем у первой группы, но значительно выше, чем у остальных
гомосексуалов.
3) Функционалы (102 мужчины и 30 женщин) напоминают гетеросексуальных
холостяков, жизнь которых строится вокруг сексуальных похождений и
приключений. Их сексуальная активность выше и количество партнеров больше,
чем у остальных групп, но их контакты лишены эмоциональной вовлеченности,
экстенсивны, часто безличны. Хотя в целом это энергичные, жизнерадостные и
преуспевающие люди, их социально-психологическая адаптированность ниже, чем
у первых двух типов.
4) Дисфункционалы (66 мужчин и 16 женщин) больше всего подходят под
классический стереотипный образ гомосексуала-невротика. Эти люди не в силах
ни принять свою гомосексуальность, ни подавить ее. Для них характерны
пониженное самоуважение и наличие множества внешних и внутренних конфликтов,
для разрешения которых часто требуется психотерапевтическая помощь.
5) Асексуалы (110 мужчин и 33 женщины) - люди, которые категорически не
принимают и всячески подавляют свою гомосексуальность, практически
отказываясь от сексуальной жизни. Это крайне осложняет их эмоциональные
отношения с другими людьми, заставляет скрываться, порождает чувство
одиночества и всевозможные психосексуальные проблемы. Эти люди считают себя
несчастными, часто обращаются к врачам и среди них самый высокий процент
самоубийств.
В последние четверть века ориентация геев на стабильные отношения
усилилась. По данным разных исследователей, в конце 1970-х гг. от 40 до 60%
американских геев имели более или менее стабильные парные отношения и
приблизительно половина из них жили совместно, а 8% женских и 18% мужских
пар жили совместно свыше 10 лет. По данным другого американского опроса,
больше 10 лет существовали 14% женских и 25% мужских пар. Две трети
голландских геев в момент опроса состояли в долгосрочных партнерских
отношениях, со средней продолжительностью около 6 лет. Среди опрошенных в
1987 г. немецких геев никогда не имели постоянных отношений меньше 4%. В
момент опроса 59% имели стабильные отношения, но у многих из них эта дружба
началась не больше, чем год назад. В восточной Германии в 1990 г.
постоянного партнера имели 56% гомосексуалов, 48% из них вели общее
хозяйство и еще 36% хотели бы его вести. У 35% 30-40-летних мужчин
длительность сожительства была свыше трех, у 24% - свыше пяти и у 10% -
свыше 10 лет. В Англии конца 1980-х годов партнерские отношения имели от 57%
до 65% геев, их средняя длительность составляла 4 года, максимальная - 38
лет.
Легализация однополых сожительств, приравнение их к юридически
оформленным бракам - одно из программных требований геев и лесбиянок во всем
мире. Первой в 1989 г. однополые "зарегистрированные партнерства" узаконила
Дания, с 1991 года "домашние партнерства" стала регистрировать Голландия, по
тому же пути идут Норвегия и Швеция. Победившая на выборах 1997 г.
социалистическая партия Франции обязалась узаконить так называемый
"социальный контракт", то есть право регистрации долговременных отношений,
независимо от пола и сексуальной ориентации партнеров. Такое же
обязательство взяли на себя победившие на выборах 1998 г. германские
социал-демократы. Законопроекты об однополом партнерстве на находятся на
разных стадиях принятия в Испании, Венгрии и Бельгии. Во многих городах
разных стран мира это уже делается на муниципальном уровне. Яростная борьба
по этому вопросу идет в США, где соответствующую инициативу проявили Гавайи,
но она вызвала протест в других штатах и в Сенате. Нет никаких сомнений в
том, что уже в начале XXI века это право будет признано в большинстве
цивилизованных стран.
Зачем регистрировать однополые, предположительно бездетные,
сожительства, если даже многие разнополые пары предпочитают обходиться без
вмешательства государства? Но ведь никто не отрицает права на существование
бездетных браков. Официальная регистрация отношений дает партнерам
значительные преимущества в плане социального страхования, наследования
имущества, налогового права и т.д. Кроме того, многие геи и лесбиянки имеют
детей от прежних браков. Наконец, как можно упрекать людей в сексуальной
распущенности и одновременно отказывать им в праве узаконить свои
партнерские отношения? Что же касается церкви, то она тут вообще ни при чем:
речь идет не о церковном, а о гражданском союзе, который, чтобы зря не
дразнить гусей, даже называют не браком, а как-то иначе. А все социальные
льготы оплачиваются за счет налогов, которые геи и лесбиянки платят наравне
с остальными гражданами.
Как же фактически живут мужские и женские однополые пары и чем они
отличаются друг от друга и от смешанных пар? Здесь гораздо меньше экзотики,
чем кажется непосвященным.
Возникновению однополой пары, как правило, предшествует сексуальная
близость. Но очень скоро люди сталкиваются с теми же проблемами, что и
разнополые пары - разделением домашнего труда, управлением финансами,
выработкой собственного стиля жизни и т.д. Общие критерии удовлетворенности
партнерством у них практически те же, что в гетеросексуальных браках, причем
геи оценивают свои взаимоотношения по тем же критериям, что женатые мужчины,
а лесбиянки - так же, как замужние женщины.
Первая проблема совместной жизни - распределение домашних обязанностей.
На первый взгляд, разнополым парам в этом отношении легче. В отличие от
соревновательных мужских отношений, взаимоотношения мужчин и женщин
предполагают взаимодополнительность, существует привычная система
полоролевых норм и ожиданий, типичные обязанности мужа и жены и т.п. Однако
эти стереотипы сплошь и рядом не соответствуют современным условиям и
основанные на них ожидания не оправдываются. Многочисленные исследования,
как зарубежные, так и российские, показывают, что браки, основанные не на
гендерных стереотипах, а на идее равенства полов, с учетом индивидуальных
особенностей супругов, являются более счастливыми и устойчивыми.
Поскольку вести себя по образцу своего отца или матери, как поступают
многие молодые супруги, двое мужчин заведомо не могут, разделение домашнего
труда, порождающее больше всего семейных конфликтов, у них с самого начала
строится с учетом индивидуальных особенностей: каждый делает то, что он
лучше умеет или что ему больше нравится, а если какая-то необходимая работа
никому не нравится, - на основе разумного компромисса. Этому помогает еще
одно обстоятельство. Мужчины настолько привыкли эксплуатировать женский
труд, что подчас даже не замечают этого. Труд другого мужчины безнаказанно
эксплуатировать нельзя. Самый избалованный родителями мальчик никогда не
позволит себе капризов в обществе сверстников. То же - и в мужских
сожительствах. Хотя слишком жесткая установка на равенство иногда вызывает
мелочные счеты, рано или поздно партнеры находят взаимоприемлемые формы
разделения труда. Вот как описывает свой опыт молодой москвич:
"Димка со студенческих (= общежитских) лет привык к стирке, а готовил
еду даже не без удовольствия (потому что это всегда было для него
дополнением к университетской столовой, т.е. связывалось психологически с
отходом от обыденности и рутины), - я же как раз ни того, ни другого не умею
и не люблю; зато я всегда хожу по продуктовым, за первый месяц нашей жизни в
отдельной квартире изучил всю диспозицию нашего микрорайона, составил схему
оптимальных маршрутов (в угловом магазинчике сыр свежее и дешевле, зато в
молочном кефир вкуснее - с другого завода, в универсаме всегда есть
"бородинские" батоны, и т.д.) - в общем, извлек из обязанности удовольствие;
мытье посуды обычно за мной, подметание пола - с тех пор как я работаю дома,
это для меня прекрасное средство успокоиться и собраться с мыслями, когда
что-то не клеится в работе (наше домашнее присловье: "Не знаешь, что делать,
- подмети в кухне!"). Пожалуй, осталось только одно дело, которое нам не
удалось поделить, - это глажка рубашек (у обоих совершенно нет такого
навыка, да и утюг нам мои родители подарили только через полгода совместной
жизни); в конце концов мы просто на это дело плюнули и перешли на свитера и
модели, которые глажки не требуют..."
Другая сложная сторона жизни однополых пар - регулирование сексуальных
отношений. Общий уровень сексуальной активности мужских пар значительно
выше, чем женских и смешанных. В первые недели и месяцы совместной жизни
некоторые буквально не вылезают из постели. "Страсть заполняла комнату. Все,
что сближало нас, было правильно. Мне было нечего стыдиться. Я мог спросить
его, как ему нравится то или это, а он мог сказать мне, что хочет
поэкспериментировать в каком-то направлении, я был игрушкой в его руках. Мы
смеялись и плакали и рассказывали друг другу секреты, которых я никогда не
посмел бы рассказать кому-нибудь".
С возрастом, а точнее - со стажем совместной жизни сексуальная
притягательность мужчин друг для друга уменьшается и уровень их сексуальной
активности снижается так же, как это происходит в разнополых браках.
"Сначала мы занимались сексом перед завтраком, перед обедом и перед
ужином. Первым отпал завтрак, потом обед и, наконец, ужин. Осталась только
ночь и иногда послеобеденная суббота, - и мы оба втайне были этим
встревожены".
Но сексуальная жизнь в браке, все равно каком, качественно отличается
от случайных встреч.
"Мы съехались и стали жить вместе на 4-м году постоянных партнерских
отношений. До этого каждая проведенная вместе ночь была не то чтобы событием
- это было бы слишком громко сказано, - но неким отдельным, специальным
мероприятием: ее надо было организовывать, готовить, будь то ситуация
отъезда моих родителей или его соседей по комнате, визит к тем немногим из
моих друзей (его друзья были не в курсе), у кого была лишняя комната...
Жизнь в одной комнате в этом смысле перестраивает восприятие: заниматься
любовью становится возможным, в принципе, в любой момент. И потому часто
сексуального контакта (в узком, так сказать, смысле слова, потому что, шире
говоря, жизнь вместе с любимым человеком наполнена бесчисленными мелочами,
жестами, движениями более или менее эротического характера - поцелуями,
касаниями, ласками мимоходом...) не происходит потому, что до него, что
называется, руки не доходят: пока оба вернемся с работы или после каких-то
дел, пока приготовим ужин, потом ежевечерний ритуал - новости на канале НТВ,
и после тоже какие-то любимые и часто совместные занятия, так что когда
где-нибудь в третьем часу доползаем до кровати (а вставать-то в девять!), то
сил уже хватает только на то, чтобы теснее прижаться друг к другу, - и это
не вызывает особого огорчения, потому что ведь никакие совместные
удовольствия теперь уже от нас никуда не денутся..."
Хотя вопрос о сексуальной исключительности и верности для геев столь же
актуален, как и для "натуралов", они знают, что строгая моногамия среди
мужчин - скорее исключение, чем правило. Безусловное соблюдение верности в
мужских парах зависит, с одной стороны, от стажа сожительства, а с другой -
от соотношения возраста партнеров. Более длительное сожительство и большая
разница в возрасте партнеров предполагают большую сексуальную терпимость. Из
калифорнийских мужских пар, обследованных до эпидемии СПИДа, ни одна не
выдержала искуса больше пяти лет, а большинство стало искать развлечений на
стороне уже на втором году совместной жизни. В более поздних и географически
разнообразных исследованиях супружеская верность или, по крайней мере,
установка на нее встречается гораздо чаще. В 1987 г. только 19% немецких
геев сказали, что готовы мириться с возможной неверностью партнера. Хотя
большинство из них считают строгую моногамию неосуществимой, они
высказываются в пользу более стабильных и закрытых отношений. Впрочем, как и
в разнополых парах, решающим фактором стабильности является не сексуальная
исключительность (иногда мужчины не прочь даже совместно позабавиться с
новым "мальчиком"), а сохранение взаимной любви и уважения. Подчас это
возможно даже при почти полном прекращении сексуальной близости.
Вопреки Толстому, каждая супружеская пара, в том числе однополая, не
только несчастлива, но и счастлива по-своему. Поддержание отношений требует
дополнительных усилий. Гею труднее найти постоянного партнера, чем
"натуральному" мужчине, кроме того, "голубые" пары чувствительнее к
психологическому климату своих отношений. 51% американских мужских (средний
возраст 35 лет) и 61 процент женских (средний возраст 32 года) пар считают
своей главной задачей именно поддержание и сохранение отношений, в отличие
от сходных по возрасту смешанных пар, которые озабочены своей работой
больше, чем семейной жизнью.
Несмотря на отсутствие общественной поддержки, некоторые мужские пары
очень устойчивы. Самая старая мужская пара, которую я встретил в 1996 г. в
Палм-Спрингс, имела 47-летний стаж, и эти жизнерадостные мужчины не
выглядели стариками.
С другой парой меня познакомили в Сан Диего. 16-летний школьник Альберт
впервые увидел 31-летнего пастора Джекоба в церкви: "Он стоял за кафедрой,
читая свою воскресную проповедь, и я сразу же понял, что страстно хочу его и
что это - навсегда". Два месяца влюбленный мальчишка караулил Джекоба,
который не обращал на него внимания, и в конце концов поймал его спящим в
постели. "Я плохо понимал, что происходит, - рассказывает Джекоб, - но когда
этот красивый мальчик стал ласкать меня, он заарканил меня на всю жизнь".
Это было в 1940 г. С тех пор Альберт и Джекоб разлучались только на три года
войны, когда они воевали в разных местах. Их роман был нелегким. Из-за
скандальной связи с мальчиком Джекобу пришлось оставить священнический сан,
а Альберту - уют богатого родительского дома, где не могли смириться с его
гомосексуальностью. У них разные вкусы и темпераменты и 15 лет разницы в
возрасте, тем не менее они до сих пор вместе и трогательно внимательны друг
к другу.
А как выглядят женские пары? Большинство лесбиянок определенно
предпочитают стабильные моногамные отношения, основанные на принципе
сексуальной исключительности, и на самом деле чаще геев живут парами,
сохраняя верность друг другу. Взаимоотношения между лесбиянками, как
правило, теснее и эмоциональнее, чем между гетеросексуальными партнерами и
между "голубыми" мужчинами. Любовь, ласка, эмоциональная и общая телесная
близость для них важнее, чем собственно-сексуальный контакт. В крупном
опросе американских гомо- и гетеросексуальных пар, на вопрос: "Если бы у вас
не было пары, стали бы вы заниматься сексом с кем-то, кого вы больше никогда
не увидите?" утвердительно ответили 14% лесбиянок, 20% замужних женщин, 34%
гетеросексуальных мужчин и 73% геев. Общее число сексуальных партнерш в
течение жизни у лесбиянок значительно меньше, чем у геев, но больше, чем у
гетеросексуальных женщин; две трети имели в течение жизни от 3 до 10, одна
треть - свыше 10 партнерш.
По частоте сексуальных контактов, женские пары сильно уступают мужским,
но степень сексуальной удовлетворенности у них выше. Хотя многие лесбиянки
говорят, что хотели бы заниматься сексом чаще, количественная сторона значит
для них меньше, чем общая эмоциональная удовлетворенность совместной жизнью.
В этом отношении, как и в некоторых других, лесбиянки - типичные
представительницы своего пола. В отличие от разнополых пар, где сексуальная
инициатива чаще принадлежит мужчинам, в однополых парах обычно соблюдается
равенство, навязывать себя не принято. Сексуальные проблемы и жалобы у
женских пар в основном те же, что и у разнополых.
Вопреки теоретическим ожиданиям и житейскому стереотипу, средняя
продолжительность существования женских пар меньше, чем разнополых и даже
геевских. Поскольку лесбиянки больше геев ориентированы на моногамный союз,
это кажется удивительным. Вероятно, дело в том, что женщины придают больше
значения психологическим нюансам, на которые мужчины не обращают внимания, и
это делает их союзы менее прочными. Кроме того, женские пары, в отличие от
геевских, преимущественно "закрытые", измены и похождения на стороне здесь
не прощаются, приводя к разрушению старой и созданию новой пары. Отсюда и
странная статистика.
Длительная совместная жизнь - дело непростое при любой сексуальной
ориентации. Хотя общество всячески поддерживает институт брака, на три брака
в США приходится два развода, в России - один. А ведь браку обычно
предшествует одно или несколько незарегистрированных сожительств, которых
официальная статистика не учитывает. К тому же многие браки существуют чисто
формально. Однополым парам это ни к чему. Многие геи и не стремятся к
стабильным отношениям, а некоторые их теоретики считают самую идею
однополого брака идеологической уступкой "репрессивному гетеросексизму" и
изменой принципу сексуальной свободы.
Кроме абстрактных теоретических соображений об отмирании института
брака как такового, за этим стоят личные особенности. Для мужчин, которые
жестко запрограммированы на экстенсивный секс и неспособны к психологической
интимности, партнерские отношения - только обуза. Холостяцкий статус для
них, как и для аналогичных "натуралов", - единственно возможный или
оптимальный вариант. Единого стиля жизни и общего для всех рецепта счастья
быть не может.
А как обстоит дело с детьми? Вопреки стереотипу, многие геи любят детей
и хотели бы их иметь. По подсчетам ученых, каждый десятый американский гей
является отцом, причем многие из них хотят участвовать в воспитании своих
детей и поддерживать с ними хорошие отношения. Некоторые мужские пары
мечтают усыновить чужих детей, причем у таких мужчин выше уровень
самоуважения, чем у бездетных геев. Но может быть геевский стиль жизни
развращает детей или оказывает на них нежелательное влияние? Такие опасения
часто служат поводом для отказа геям в праве на усыновление или получении
опеки над ребенком при разводе. Однако никаких фактов, подтверждающих это
мнение, нет. Разумеется, геи-отцы так же различны, как и прочие. Но
подавляющее большинство сексуальных покушений на детей в семье, как и вне
ее, совершают гетеросексуальные мужчины. Не передается детям и отцовская
сексуальная ориентация: дети гомосексуальных отцов, как правило, вырастают
гетеросексуальными, причем продолжительность общения с отцами (в случае
развода) на сексуальность ребенка не влияет.
Еще острее стоит проблема материнства у лесбиянок. Многие из них имеют
детей, еще больше хотели бы ими стать путем искусственного осеменения,
усыновления или как-то еще. Как правило, им в этом отказывают. Между тем,
как показывают многочисленные исследования, ни стиль их материнства, ни его
результаты в принципе не отличаются от того, что происходит в обычных
разнополых или в неполных, "материнских" семьях. Индивидуальные особенности
значительно важнее ее сексуальной ориентации женщины.
Разумеется, матери-лесбиянки и их дети имеют свои специфические
трудности. Первая проблема - как восполнить недостающее ребенку мужское
влияние - так же остро стоит в любой неполной семье и решается (или не
решается) точно так же. Между прочим, в России без отцов растут 14 миллионов
детей.
Вторая трудность - должна ли женщина рассказать о своей сексуальной
ориентации детям, смогут ли они понять и принять ее, как эта информация
повлияет на их отношения со сверстниками и т.д.? Если она решит все
скрывать, их семейная жизнь будет основана на лжи. Судя по литературным
данным, дети многое способны принять, но их заботит, что об этом скажут,
если узнают, их школьные друзья. В российских условиях, где человеческой
информации об однополой любви практически нет - газеты пишут главным образом
об экзотическом сексе - такие ситуации особенно трагичны, вынуждая женщин
скрываться и лицемерить.
Важный фактор "голубой" жизни - старение. Для гея личная жизнь имеет
большее значение, чем для "натурального" мужчины, сплошь и рядом живущего
преимущественно работой, и он болезненнее реагирует на признаки старения,
особенно если его привлекают молодые люди.
В гетеросексуальном мире структура и динамика половых ролей мало
меняется с возрастом: юноша учится ухаживать за женщинами и они отвечают ему
взаимностью. С возрастом, когда он утратит свое юношеское очарование,
накопленный опыт помогает ему оставаться на плаву, компенсируя утрату
молодости социальными достижениями зрелого возраста. То же и в сексе.
Образно говоря, мужчина всегда "сверху", а возрастное ослабление потенции
компенсируется и часто перекрывается приобретенными умениями. К тому же у
него есть своя законная жена, принимающая его без особенных претензий.
В отличие от этого, многим геям приходится с возрастом переучиваться.
Привлекательный юноша привыкает к оказываемым ему знакам внимания, он не
столько ухаживает, сколько является объектом ухаживания. С возрастом, если
его привлекают более молодые мужчины, ухаживать, добиваться расположения
приходится ему. При этом стареющему гею нередко приходится менять и свою
сексуальную технику, а диапазон выбора резко суживается. Иногда его
единственными партнерами становятся хаслеры, а главными "сексуальными"
органами - рот, глаза и собственные руки.
Герой повести Эндрю Холлерана "Красота мужчин" спрашивает старого Эрни,
который постоянно дежурит у общественного туалета, почему он не пойдет в
баню или в бассейн, где тепло и много красивых молодых тел. - "Потому что я
лучше выгляжу одетым, чем раздетым... Одетый я - всего лишь рот".
В "натуральном" мире девушки тоже предпочитают молодых и длинноногих,
но женские предпочтения все-таки либеральнее. Поскольку женщина не
идентифицируется со своим мужем или поклонником, она видит не только минусы,
но и плюсы зрелого возраста.
Молодые геи, за редкими исключениями, нарциссичны и эгоцентричны,
старость их не просто не интересует, а пугает. Глядя на старика - а чем
моложе человек, тем расширительнее он понимает старость,- юноша невольно
думает: "неужели и я стану таким же?" - и в панике отворачивается.
Американские геевские общины в последние годы стали проявлять заботу о
пожилых людях (это не только гуманно, но и выгодно - одинокие старые геи
охотно участвуют в благотворительных мероприятиях и нередко завещают общине
свое имущество) и стараются воспитывать в этом духе молодежь. "Эйджизм"
(ageism), жизненная философия, абсолютизирующая возраст и создающая
нереалистический и жестокий культ юности, считается таким же политически
некорректным, как сексизм. Но как бы ни была успешна эта социальная политика
(американцы, как и мы, гораздо больше говорят и обещают, чем делают), она не
может сломать возрастных психологических барьеров.
Разумеется, не стоит преувеличивать. Хотя при любой сексуальной
ориентации быть молодым, красивым и богатым лучше, чем старым, уродливым и
бедным, стереотипные представления о несчастных, одиноких и сексуально
обездоленных старых гомиках не выдерживают критической проверки. Подавляющее
большинство обследованных американских геев между 40 и 70 годами оставались
сексуально активными и были удовлетворены качеством своей сексуальной жизни.
Главные факторы их психического благополучия - те же, что у их
гетеросексуальных ровесников: психологическое принятие себя, материальное
благосостояние, хорошее здоровье и отсутствие одиночества. Однако тем, кто
не сумел найти или потерял спутника жизни, приходится плохо.
Знаменитый гарвардский психолог Роджер Браун сорок лет прожил со своим
ровесником литературоведом Альбертом Гилмэном. Их роман начался в
студенческие годы с обычного туалетного секса, затем они поселились вместе
и, несмотря на глубокое несходство характеров, не могли жить друг без друга.
Эпизодические связи со случайными молодыми людьми не подрывали их отношений.
Но в 1989 г. Альберт умер и 65-летний Роджер остался один.
В Гарварде популярного профессора окружали красивые молодые люди, его
студенты и аспиранты, в некоторых из них он влюблялся, но эти чувства не
могли быть взаимными и оставались платоническими. Объявление "Культурный
66-летний мужчина ищет 20-летнего юношу для летних развлечений" в этой среде
звучало бы комично. Оставался коммерческий секс. Фирма "Мальчики из мечты"
присылала старому профессору самых элегантных "мальчиков по вызову". Но
Брауну был нужен не столько секс, сколько любовь, а ее за деньги не купишь.
Браун платил своим любимцам большие деньги, делал дорогие подарки, приобщал
к культуре, возил с собой в Европу, и эти молодые люди по-своему
привязывались к нему, но они оставались ему внутренне чужими. После пяти лет
мучительных разочарований Браун решил отказаться от тщетных поисков
человеческого тепла, но жить без надежды на любовь не мог и вскоре после
опубликования своей исповеди покончил с собой.
Только ли гомосексуальность тому причиной? Конечно, нет. Это и
старость, и болезни, и прекращение любимой работы. С этими проблемами
сталкиваются люди любой сексуальной ориентации, но наличие семьи, детей и
внуков смягчает личные невзгоды и позволяет жить отраженной жизнью близких.
У одиноких геев, как и у обычных старых холостяков, этого утешения нет.
А "когда нет самого важного, все становится неважным, и все неважное
становится важным, и любое может стать смертельным" (Лидия Гинзбург).
Зато лесбиянки переживают старость легче. На посторонний взгляд,
обделенные детьми и незамужние лесбиянки кажутся более одинокими, чем
обычные женщины (вспомним мрачный образ старой лесбиянки, нарисованный
Мариной Цветаевой). Но не у всех гетеросексуальных женщин есть дети, не все
лесбиянки бездетны и не все дети приносят матерям радость. Некоторые
"сексуально благонадежные" пожилые женщины находят себя не столько в роли
матерей и бабушек, сколько в труде и общественной деятельности.
Если же иметь в виду любовные отношения, то лесбиянки уверяют, что они
находятся даже в выигрышном положении по сравнению с гетеросексуальными
женщинами и гомосексуальными мужчинами. Из-за разных темпов старения мужчин
и женщин, в браке часто возникают сексуальные дисгармонии, когда поблекшее
тело жены уже не возбуждает стареющую плоть мужа, заставляя искать утешений
на стороне. Пожилой женщине последовать этому примеру сложно. Многие мужчины
и женщины отказываются от чувственных радостей задолго до исчерпания своих
психофизиологических ресурсов. Лесбиянкам в этом отношении легче. Хотя
уровень их сексуальной активности ниже, чем у мужчин, у них нет и ее резкого
падения с возрастом. Молодые "фем" ищут в старших подругах не столько
красоту и сексуальную потенцию, сколько жизненный опыт, энергию, уверенность
в себе. Властные и сильные женщины бальзаковского возраста имеют в этой
среде своеобразную харизму, которой у них не было бы в другой среде.
Каковы взаимоотношения геев с женщинами? Если верить стереотипу,
"голубые" мужчины ненавидят и боятся женщин, избегают общения с ними и т.д.
В действительности все не так. Геи избегают сексуальных связей с женщинами
не столько потому, что женские гениталии вызывают у них отвращение (его
испытывают сравнительно немногие), сколько потому, что женское тело их не
возбуждает и доставляет им меньше удовольствия. Во всем остальном геи
прекрасно ладят с женщинам, психологически у них много общего.
"Обычная женщина, которая должна быть около вас, это влюбленная
женщина, которая все про вас от вас знает и вы можете с ней переглянуться по
поводу юного красивого и глупого телефониста; мальчика-певца...;
мальчика-прохожего; мальчика из бюро услуг по ремонту холодильников. И как
вы не переглянетесь с натуральным своим ровесником. Которому надо
переглядываться с другом по поводу проходящих женщин-лошадок" (Евгений
Харитонов).
Многие женщины, в свою очередь, симпатизируют геям: "Дружба с геями
имела много положительных сторон для меня. Во-первых, можно было не тратить
время на всяческие ухищрения, уловки и даже не строить глазки, пытаясь
заставить мужчину влюбиться (что всегда приятно каждый женщине). Во-вторых,
с геями можно беседовать на абсолютно любые темы, даже те, при упоминании
которых я краснею в разговоре с моим парнем. Хотя восприятие у геев все-таки
в большинстве случаев мужское, понимают они тебя лучше, чем многие мужчины
(если, конечно, вообще хотят понять)... И, наконец, последнее преимущество.
Имея друга-гея, вам никогда не придется выслушивать серьезные признания о
том, что, оказывается, он давно в вас влюблен, но молчал об этом, дорожа
вашей дружбой. Что нередко встречается, если девушка дружит с
парнем-натуралом" (из газеты "Наш мир").
Впрочем, не будем преувеличивать. "Голубым", как и обычным мужчинам,
все-таки легче обсуждать свои интимные проблемы с людьми собственного пола,
а те из них, кто не уверен в себе и вынужден постоянно доказывать себе и
другим свою проблематичную маскулинность, даже самоутверждаются за счет
женщин, изображая их неполноценными и второсортными существами (классический
пример этого - знаменитая книга Отто Вейнингера "Пол и характер"). Столь же
агрессивны сексуально обездоленные женщины, разочарованные мужским
невниманием к себе и воспринимающие геев как соперников.
Отношения между геями и лесбиянками большей частью дружественные, они
нередко вступают в фиктивные браки, а в общественной и деловой жизни
пассивные и мягкие геи иногда уступают руководящие места энергичным и
властным "бучам". Однако это сотрудничество основано не столько на взаимной
симпатии, сколько на наличии общих врагов.
Многие "голубые" мужчины состояли или состоят в гетеросексуальном
браке. Зачем им это нужно? Некоторые в момент женитьбы еще не знали о своей
"голубизне". Другие были романтически влюблены в будущую жену. Третьи, как
Чайковский, надеялись с помощью женитьбы "вылечиться". Четвертые хотели
приобрести прикрытие, избавиться от неприятных подозрений на свой счет.
Пятые поступают по стереотипу - все женятся, значит и мне надо. Шестые
уступают давлению родителей и других близких, которые не знали об
особенности сына или недооценивали степень ее серьезности ("женится - и все
образуется"). Для многих главным мотивом женитьбы является желание иметь
детей.
Могут ли такие браки быть счастливыми? Это зависит от нескольких
причин. Бисексуальные мужчины могут одинаково искренне (хоть и по-разному)
любить своих жен и своих любовников-мужчин и поддерживать с ними вполне
удовлетворительные сексуальные отношения. В этом случае все зависит от
взаимной договоренности и согласия супругов на "открытые" отношения. При
исключительной гомосексуальности это невозможно, надежды с помощью брака
покончить с "нездоровым влечением" практически никогда не оправдываются.
Человек со слабым либидо еще может отказаться от сексуальной самореализации,
но у более темпераментных мужчин это не получается. Подавленная или
скрываемая гомосексуальность становится психологически даже более значимой.
Страдающей стороной при этом, как правило, бывает женщина. Если муж заранее
предупредил ее о своих склонностях или если сексуальная сторона брака не
имеет для нее большого значения, их союз может быть обоюдно приемлемым, но
если муж скрыл свою гомосексуальность - трагедия неизбежна. Обратно в раздел психология