Ратьковский И.С., Ходяков М.В. История Советской России

ОГЛАВЛЕНИЕ

ГЛАВА 5. УКРЕПЛЕНИЕ РЕЖИМА ЛИЧНОЙ ВЛАСТИ и ГОДЫ РЕФОРМ. 1946-1964 гг.

II. ДЕСЯТИЛЕТИЕ Н. С. ХРУЩЕВА

Изменения в политической иерархии

Период с марта по август 1953 г. называют "смутным временем" послесталинекого Советского Союза. Нараставший кризис в руководстве КПСС разрешился 5 марта 1953 г. смертью Сталина. В последние часы его жизни в стране были произведены изменения, сопоставимые с государственным переворотом. Предварительное распределение должностей осуществили Маленков и Берия. Это произошло 4 марта, когда стало ясно, что вождь смертельно болен. Перестановки в высшем партийном руководстве по уставу КПСС являлись незаконными. Их целью было восстановление позиций узкого круга лиц, считавшихся сталинскими сподвижниками. Уже 6 марта избранный XIX съездом партии Президиум ЦК был сокращен до 10 членов и 4 кандидатов. Тем самым от власти были отстранены выдвиженцы 1952 г.

Первое место в сложившейся иерархии занял Г. М. Маленков, который получил пост Председателя Совета Министров. Одновременно он возглавил и Секретариат ЦК. В Совмине у Маленкова оказалось 4 заместителя: Л. П. Берия, вновь ставший первым человеком в объединенном МВД и МГБ; В. М. Молотов, вернувшийся на должность министра иностранных дел; а также Л. М. Каганович и Н. А. Булганин. Единственным, кто не получил первоначально никакого государственного поста, стал Н. С. Хрущев. Он, правда, оказался вторым по значимости лицом в Секретариате ЦК. В конечном счете глава правительства Маленков был поставлен церед дилеммой: руководить Совмином или Секретариатом ЦК. Выбрав первое, "пятый премьер" уступил Секретариат Хрущеву, который у своих коллег вызывал столь же мало подозрений, как и Сталин в 1922 г., когда встал во главе этого ключевого поста.

Палитра настроений в высших руководящих кругах по поводу смерти "хозяина" оказалась весьма пестрой. Многих поразило выступление Молотова в день похорон Сталина 9 марта 1953 г. По свидетельству очевидцев, "голос у него постоянно срывался, лицо было бело как бумага". Он единственный из ораторов отразил в своей речи ощущение утраты. Берия же, по словам Хрущева, после смерти вождя "переродился", "помолодел", "просиял", "повеселел". В целом же радость и торжество по поводу кончины Сталина проявляли немногие, да и то больше в своем кругу.

Вскоре после похорон новое руководство предприняло ряд шагов, направленных на ликвидацию злоупотреблений прошлых лет. Уже 27 марта 1953 г. по предложению Л. Берии Верховным Советом СССР была объявлена амнистия для заключенных, чей срок не превышал 5 лет. Из мест заключения подлежало освобождению свыше 1 млн человек. Однако амнистия практически не коснулась политзаключенных, чьи сроки, как правило, были значительно выше. На свободе оказалось большое число уголовных элементов, которые создали в ряде городов напряженную криминогенную обстановку. Одновременно с "ворошиловской" амнистией марта 1953 г. проходила реабилитация врачей, осужденных по делу о "врачах-убийцах". Инициатором этого шага также стал Берия. Для него появилась замечательная возможность свалить всю вину за это "дело" на тогдашнее руководство МГБ и МВД. Со второй половины марта началась всесторонняя проверка следствия. 31 марта 1953 г. Берия утвердил постановление о прекращении уголовного дела и освобождении из-под стражи арестованных врачей. 3 апреля по инициативе нового министра внутренних дел Президиум ЦК КПСС принял решение о реабилитации проходивших по делу о врачах-вредителях. Одновременно отменялся Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 20 января 1953 г. о награждении орденом Ленина врача Л. Ф. Тимашук, с "сигналов" которой это "дело" начиналось.

В целом количество заключенных, освобожденных из тюрем и лагерей в первой половине 50-х гг., оставалось незначительным. Большинство репрессированных за "контрреволюционные преступления" были амнистированы лишь после XX съезда КПСС.

В течение нескольких месяцев после смерти Сталина (вплоть до своего ареста 26 июня 1953 г.) одним из главных "преобразователей" в стране оставался Л. Берия. По его инициативе в марте 1953 г. из состава МВД были выделены и переданы в другие ведомства 18 структурных подразделений МВД СССР - Дальстрой, Спецстрой и др. Волевым решением Берии аппарат уполномоченного МВД СССР по Германии был сокращен в 7 раз. Более того, в мае 1953 г. он предложил считать курс на построение социализма в ГДР ошибочным, отмечая, что объединенная Германия (пусть даже объединенная на буржуазных началах) будет серьезным противовесом американскому влиянию в Западной Европе. 9 мая по его инициативе было принято постановление Президиума ЦК КПСС, в котором признавалось целесообразным "отказаться от оформления портретами колонн демонстрантов, а также зданий предприятий, учреждений и организаций в дни государственных праздников". После ареста Берии постановление отменили как ошибочное. Незадолго до этого он подготовил предложение Совету Министров и Президиуму ЦК о ликвидации сложившейся системы принудительного труда (ГУЛАГ), ввиду ее экономической неэффективности и бесперспективности.

Любое начинание Берии (от запрета каких-либо мер принуждения, в том числе физических, к подследственным и ликвидации в тюрьмах помещений и орудий для пыток до демагогических заявлений о гарантировании каждому гражданину СССР дарованных ему Конституцией прав личности) не без оснований трактовалось сталинским окружением как попытка к захвату единоличной власти. В результате 26 июня 1953 г. в ходе заседания Президиума ЦК Берия был арестован. Находясь в заключении, он направлял в ЦК КПСС письма, обещая "через 2-3 года крепко исправиться". При этом он называл себя "верным сыном партии Ленина и Сталина", при зывая Маленкова и других "вмешаться и невинного своего старого друга не губите". Письма Берии не возымели нужного действия, и 23 декабря 1953 г. Специальным судебным присутствием Верховного суда СССР он был приговорен к расстрелу с конфискацией имущества, лишением воинских званий и наград.

В новом руководстве постепенно усиливались позиции Хрущева, и в сентябре 1953 г. на пленуме ЦК КПСС он был избран первым секретарем Центрального Комитета партии.

Начальный этап десталинизации общества

В течение нескольких лет после смерти Сталина партийное руководство не могло отбросить психологический груз старых догм и отказаться от версий о "врагах народа". Тем не менее "очищение" началось уже в 1953 г. В марте был арестован заместитель министра государственной безопасности Рюмин, считавшийся одним из главных истязателей арестованных по "делу о врачах-вредителях". Известно, что Сталин еще осенью 1952 г. разочаровался в нем и приказал главе МГБ С. Д. Игнатьеву "убрать этого шибздика" (Рюмин, как и многие из окружавших Сталина людей, был невысокого роста). 6 апреля 1953 г. газета "Правда" обвинила Рюмина в обмане правительства, возложив на него политическую ответственность за раздувание государственного антисемитизма в стране, 7 июля 1954 г. Военная коллегия Верховного суда СССР вынесла ему смертный приговор, который был приведен в исполнение 22 июля.

Вслед за этим дошла очередь до бывшего руководителя МГБ Абакумова, одного из инициаторов сфабрикованного "Ленинградского дела". Смерть Сталина и арест Берии лишили его шансов на освобождение из тюрьмы, куда он попал еще в 1951 г. по высочайшему решению вождя. 14 декабря 1954 г. в Ленинграде в здании Дома офицеров, где за 4 года до этого проходил процесс по "Ленинградскому делу", состоялся суд над Абакумовым и некоторыми из его ближайших подручных. Все они были приговорены к высшей мере наказания.

Несмотря на то что многие непосредственные виновники инспирированных процессов не могли быть привлечены к ответственности в силу занимаемых ими высоких государственных постов, скрывать большое количество нарушений законности стало невозможно. С целью получения информации по данному вопросу было принято решение о создании специальной комиссии во главе с директором института Маркса-Энгельса-Ленина-Сталина, бывшим редактором "Правды" академиком П. Н. Поспеловым.

Без преувеличения звездным часом руководителя партии Н. С. Хрущева стал XX съезд КПСС, открывшийся 14 февраля 1956 г. С отчетным докладом перед представителями 55 коммунистических и рабочих партий выступил первый секретарь ЦК. Им подтверждалось наметившееся после смерти Сталина изменение политического курса как во внутренней политике, так и на международной арене. Развивая вопрос об экономической стратегии государства, Хрущев предлагал первостепенное внимание уделить сельскому хозяйству и жилищному строительству, изложив при этом основные направления шестого пятилетнего плана. Касаясь политической ситуации в стране, Хрущев ограничился упоминанием Берии, которого назвал "матерым агентом империализма", пролезшим на руководящие посты. В духе прежних лет клеймились троцкисты и бухаринцы, названные "злейшигми врагами народа".

О разоблачении "фашистско-провокаторской банды Берии" говорили в своих выступлениях на съезде Маленков, Каганович и другие некогда близкие к этому руководителю люди. Одним кз тех, кто подверг критике официальный учебник - "Краткий курс истории ВКП(б)", был А. И. Микоян. Он отметил, что летопись закавказской и бакинской партийных организаций оказалась сфальси-фицирована. Репрессированных В. А. Антонова-Овсеенко и С. В. Косиора Микоян впервые за много лет открыто назвал товарищами, подчеркнув тем самым, что "врагами народа" они никогда не являлись.

Центральным событием съезда, несомненно, стал знаменитый доклад Н. С. Хрущева "О культе личности и его последствиях", прочитанный на закрытом заседании 25 февраля. В основе доклада лежали материалы комиссии П. Н. Поспелова. Выступление Хрущева не стенографировалось, его не обсуждали. 5 марта 1956 г. высшее руководство приняло решение ознакомить с отредактированным текстом доклада "всех коммунистов и комсомольцев, а также беспартийный актив рабочих, служащих и колхозников". Это была беспрецедентная акция приобщения населения страны к высокой политике.

Доклад был насыщен деталями, которые поразили аудиторию. Сталин представлялся слушателям не как "отец всех народов", а как убийца и тиран. Однако докладу не хватало стройности и четкости, его выводы были несколько однобоки. Все преступления 30-х - начала 50-х гг. приписывались исключительно Сталину и его личным качествам, а к жертвам культа личности были отнесены преимущественно коммунисты. Таким образом, доклад обходил стороной вопрос об ответственности всего сталинского руководства за многочисленные репрессии.

Вопросу преодоления культа Сталина предполагалось посвятить специальный пленум ЦК, открытие которого должно было состояться в середине 1956 г. С разоблачением сталинщины на нем планировал выступить маршал Г. К. Жуков. Пленум, однако, так и не был собран. Официально же по вопросу о преодолении культа личности последовало постановление ЦК КПСС от 30 июня 1956 г. Вплоть до XXII съезда партии, состоявшегося в 1961 г., оно являлось идеологической базой послесталинского периода, но по сравнению с "секретным" докладом Хрущева на XX съезде было шагом назад. Все сталинские преступления характеризовались в нем не иначе, как "некоторые ограничения внутрипартийной и советской демократии, неизбежные в условиях ожесточенной борьбы с классовым врагом", а сам вождь был представлен человеком, который боролся за дело социализма. В постановлении указывалось, что развитию культа личности способствовали в огромной степени некоторые индивидуальные качества Сталина, на отрицательный характер которых указывал еще Ленин. В то же время ЦК КПСС подчеркивал, что сталинские преступления (названные в постановлении "серьезными ошибками") были "допущены в последний период жизни" вождя. Тем самым делалась попытка обойти стороной вопрос о массовых репрессиях 30-х гг.

Разоблачение сталинизма Хрущевым послужило толчком к сплочению так называемых "твердых" сталинцев и некоторых членов руководства, недовольных усилением позиций первого секретаря, создававших угрозу для их собственного положения. Воспользовавшись визитом Хрущева в Финляндию, ими был подготовлен и созван Президиум ЦК. На заседании 18 июня 1957 г. 7 из 11 его членов (Булганин, Ворошилов, Каганович, Молотов, Маленков, Первухин и Сабуров) потребовали отставки Хрущева. Последний сослался на принципы демократического централизма и потребовал, чтобы вопрос был перенесен в ЦК - высшую инстанцию, из состава которой, собственно, и формировался Президиум. Значительная часть обновленного аппарата ЦК партии, а главное - армия и КГБ, поддержали Хрущева. Министр обороны Г. К. Жуков, занимавший этот пост с февраля 1955 г., и председатель КГБ И. Серов организовали доставку военными самолетами в Москву членов ЦК. Состоявшийся 22-29 июня 1957 г. пленум ЦК охарактеризовал действия сталинистов как фракционные, а их группа была названа "антипартийной". Маленков, Каганович, Молотов и Шепилов были выведены из состава ЦК и Президиума ЦК. Чуть позже, в марте 1958 г., был смещен с поста председателя Совета Министров Н. Булганин.

Решающую роль в дни июньского кризиса 1957 г. сыграл Жуков. Хрущев, разумеется, не забыл, что в 1953 г. своенравный маршал занимал активную позицию в вопросе устранения Берии. Кроме того, перед всем миром существовал наглядный пример того, как боевой генерал Д. Эйзенхауэр стал президентом США. Инстинктивно чувствуя угрозу своему положению, Хрущев инициировал отставку Жукова. 26 октября 1957 г. на заседании Президиума ЦК он был освобожден от обязанностей министра обороны СССР. Через 3 дня состоялся пленум ЦК, на котором Жуков был выведен из состава Президиума ЦК и ЦК КПСС. Одним из основных обвинений, предъявленных маршалу, был "отрыв" Вооруженных Сил от партии, их "уход" из-под контроля Центрального Комитета. Основанием для обвинений послужил приказ "О состоянии воинской дисциплины в Советской Армии и Военно-Морском Флоте и мерах по ее укреплению", подписанный Жуковым и начальником Генштаба В. Д. Соколовским 12 мая 1956 г. Приказ содержал критику партийных органов Вооруженных Сил, отмечал неудовлетворительную политико-воспитательную работу с личным составом, запрещал критику деятельности командиров на партийных и комсомольских собраниях, ЦК возмутило то, что Жуков не ознакомил с приказом высшее партийное руководство, проявив таким образом "недопустимое самовольство". На пленуме прозвучал вывод, что Жуков поставил Министерство обороны выше ЦК и присвоил себе функции последнего. При этом Главное политическое управление СА и ВМФ превратилось якобы в своеобразную канцелярию и стало Главным политическим управлением Министерства обороны. Подписывая приказ, Жуков исходил из своего личного опыта, свидетельствовавшего о том, что значительная часть партийных работников плохо помогала, а иногда и мешала командирам. Полит-органы в армии стали, по выражению маршала, простыми бездельниками, "потерявшими всякий нюх, как старые коты".

Новым министром обороны в октябре 1957 г. был назначен маршал Р. Я. Малиновский. Сам Н. С. Хрущев в начале 1958 г. совместил посты первого секретаря и главы правительства, оттеснив с должности председателя Совмина Н. А. Булганина. Это положило конец коллегиальности в руководстве, провозглашенной на XX съезде партии.

В октябре 1961 г. на XXII съезде КПСС разоблачение сталинизма было продолжено. Однако вопрос об ответственности партийного руководства за репрессии и на этот раз был обойден стороной. Правда, теперь совершенные преступления приписывались не одному только Сталину, а узкому кругу сталинцев, который совпадал с разоблаченной в 1957 г. "антипартийной группой". После съезда тело Сталина было вынесено из Мавзолея. Сталинград переименовали в Волгоград, убрали портреты и статуи вождя, которых немало насчитывалось по всей стране. Предложение Хрущева воздвигнуть памятник жертвам сталинских репрессий было спущено на тормозах и всерьез не обсуждалось. Сформулированное в резолюции съезда положение о том, что партия сказала народу "всю правду о злоупотреблениях в период культа личности", указывало на то, что данный вопрос закрыт окончательно и дальнейшему обсуждению не подлежит.

Социально-экономическое развитие СССР

В первые годы после смерти Сталина новый курс в области экономической политики был связан с именем Г. М. Маленкова. По его предложению акценты в сфере народного хозяйства переносились с тяжелой промышленности на легкую, жилищное строительство и сельское хозяйство. Тем не менее ситуация в деревне продолжала оставаться критической. Хрущев несколько позже признает, что за период с 1948 по 1953 г. "валовые сборы и заготовки зерна, по существу, не увеличивались". Производство молока также не росло, а среднегодовое производство мяса было ниже уровня, достигнутого страной перед войной.

На сентябрьском пленуме ЦК 1953 г. Хрущев во всеуслышание начал разговор о проблемах сельского хозяйства. Вскоре были повышены закупочные цены на сельхозпродукцию и стал восстанавливаться принцип материальной заинтересованности тружеников деревни. Помимо этого с колхозов списывались долги, снижались налоги с приусадебных участков, уменьшался процент обязательных государственных поставок. Был предпринят ряд шагов на укрепление сельского хозяйства кадрами специалистов, устанавливался новый порядок планирования, поощрявший инициативу колхозников, позволявший им планировать свое общественное хозяйство. Государство не только направило в деревню тысячи тракторов, но и существенно увеличило дотации на сельское хозяйство.

В конце января 1954 г. Хрущев подал в Президиум ЦК записку о состоянии и перспективах развития сельского хозяйства. В ней он констатировал наличие глубокого кризиса деревни, сообщая, что в 1953 г. в стране было собрано зерна меньше, чем в 1940 г. Суть предложений первого секретаря заключалась в необходимости расширения объема пашни за счет освоения 13 млн га целинных и залежных земель, а также в увеличении удельного веса посевов кукурузы. 30 января в ЦК КПСС состоялось совещание, посвященное перспективам освоения земель в Казахстане. Прежнее партийное руководство республики было подвергнуто суровой критике. При этом Хрущев утверждал, что в Казахстане "курица дает больше дохода, чем лошадь". Новыми руководителями партийной организации Казахстана были назначены П. К. Пономаренко и Л. И. Брежнев. На февральско-мартовском пленуме ЦК 1954 г. освоение целины было признано основным направлением развития сельского хозяйства.

После нескольких лет целинной эпопеи вместо 13 млн га земли по плану оказалось распахано 33 млн га. В рекордном урожае зерновых 1956 г., достигшем 125 млн т, доля целинного хлеба составляла около 40%. Но наряду с положительными моментами в вопросе освоения целинных земель проявилась и другая сторона. Проблему доставки зерна из производящих районов в потребляющие сильно осложняло бездорожье. Положение усугубляли высокие затраты на переброску техники, горючего, стройматериалов, отсутствие складских емкостей, плохая организация двинувшихся на освоение целины сотен тысяч людей. Из виду упускался и тот факт, что осваиваемые районы в значительной степени являлись зонами рискованного земледелия, где нередкими были засухи и пыльные смерчи.

Одновременно с расширением целинных посевов началась кампания по увеличению посевов кукурузы. Площадь земель, отведенных под эту культуру, должна была совпадать с первоначально определенной площадью вновь осваиваемых территорий в Северном Казахстане, Южном Урале и Сибири. Интерес у Хрущева к возделыванию кукурузы обозначился задолго до посещения им в 1959 г. фермерского хозяйства Р. Гарста в американском штате Айова. В СССР этот злак начали внедрять насильно, не слушая никаких объяснений. Пришлось потесниться не только проверенным кормовым культурам, но и зерновым. Так, в Ленинградской области (далеко не самой благоприятной по своим климатическим условиям для подобных экспериментов) в 1955 г. под кукурузу было занято 15 тыс. га земель. Причем в Совмин РСФСР сообщалось, что для посева отведены "лучшие по плодородию почвы с внесением органических и минеральных удобрений". Результаты опыта 1955 г" оказались плачевны. На 20% засеянных площадей всходов не оказалось вовсе, на 24% - они были сильно изре-женными, на 37,5% - в удовлетворительном состоянии, на 11,5% - в хорошем (с высотой растений более 1 м), а на 8% площадей всходы пришлось скосить на зеленую подкормку.

На сельхозработы активно привлекались рабочие и служащие Ленинграда и области. Был организован ручной полив кукурузы. Несмотря на неудачу, отказываться от "кукурузной кампании" не посмели. В сентябре 1960 г. исполком Леноблсовета утвердил положение о присвоении звания "Лучший кукурузовод Ленинградской области", которое должно было присваиваться за достигнутые успехи при посеве и сборе урожая этой культуры. Только после отставки Хрущева мода на кукурузу сошла на нет. Однако был допущен другой перегиб - кукурузу приходилось отстаивать даже в тех районах, где "королева полей" возделывалась многие годы подряд.

Повышение эффективности сельского хозяйства оставалось одной из главных задач правительства. Этому должно было способствовать осуществление двух административных реформ. 26 февраля 1958 г. по докладу Хрущева на пленуме ЦК КПСС было принято постановление "О дальнейшем развитии колхозного строя и реорганизации машинно-тракторных станций". Суть нововведения заключалась в том, что начиная с 1958 г. новые трактора, сельхозмашины и орудия свободно продавались колхозам за наличный расчет или с предоставлением на эти цели кредита. Колхозы, которые при покупке техники в МТС не могли полностью рассчитаться за ее приобретение, получали рассрочку платежей до 2-3 лет, а в ряде случаев до 5 лет. На практике ликвидация МТС оказалась невыгодна для большинства колхозов, которые были вынуждены истратить все свои финансовые ресурсы. В 1958-1961 гг. впервые за последние 30 лет в стране отмечалось сокращение парка сельскохозяйственных машин. Находясь в пользовании колхозов, техника быстро выходила из строя, а необходимых ремонтно-тех-нических служб вовремя создать не удалось.

Другое начинание Хрущева касалось укрупнения колхозов, которое было предпринято еще в 1950 г. Данная мера должна была привести к образованию мощных колхозных союзов, способных решать самые большие задачи. К 1955 г. количество колхозов в стране сократилось до 83 тыс., к 1958 г. - до 78 тыс., а в 1960 г. - до 45 тыс. Несмотря на заверения правительства, что "современные укрупненные колхозы технически оснащены значительно лучше, чем прежде", а доходы колхозников "резко возросли", положение дел в сельском хозяйстве оставалось сложным. В конце 50-х гг. обозначилось замедление темпов роста производимой продукции.

В хрущевское десятилетие с особой настойчивостью реализовывалась политика децентрализации управления. Уже к 1956 г. в ведение республик было передано около 15 тыс. промышленных предприятий. Данное преобразование венчала реформа, начатая по инициативе первого секретаря в 1957 г. На февральском пленуме ЦК было принято постановление, суть которого заключалась в ликвидации отраслевых министерств и создании территориальных органов управления - совнархозов (СНХ). В мае 1957 г. Верховный Совет проголосовал за данное решение. В короткие сроки территория Советского Союза оказалась разделена на 105 административно-экономических районов, и в них стали образовываться СНХ. В конце 1962 - начале 1963 г. было проведено укрупнение совнархозов (в феврале 1963 г. их насчитывалось 47) с целью улучшения планирования на местах. Однако ожидаемого эффекта от этих преобразований не последовало, что и послужило вскоре поводом для ликвидации данных органов, дискредитации самого понятия "территориальное управление", а также идей, заложенных в нем.

Конец 50-х гг. стал окончанием периода в экономической политике Хрущева, который характеризовался ростом темпов развития во многих отраслях народного хозяйства. Постепенно стали набирать силу процессы торможения. В конце января 1959 г. был созван XXI съезд КПСС, принявший семилетний план развития народного хозяйства на 1959-1965 гг. Планом ставились конкретные цели - "догнать и перегнать" Америку и выйти на первое место в мире по производству продукции на душу населения. За 7 лет намечалось увеличить объем валовой продукции сельского хозяйства в 1,7 раза. Производительность труда в колхозах должна была возрасти в 2 раза, а в совхозах - на 55-60%. Государственные капитальные вложения в сельское хозяйство предусматривались в сумме 150 млрд рублей.

На волне многочисленных планов и обязательств появились руководители, которые путем обмана пытались создать себе дутый авторитет. Так, в 1959 г. первый секретарь Рязанского обкома КПСС А. Н. Ларионов взял обязательства по заготовке и продаже государству мясной продукции, превышающие плановые показатели в 3 раза. В результате с огромным трудом область выполнила 2 плана, но путем приписок в отчете было указано на полное выполнение взятых обязательств. В декабре 1959 г. Ларионову присвоили звание Героя Социалистического Труда. После раскрытия обмана в сентябре 1960 г. он был освобожден от занимаемой должности, а затем покончил жизнь самоубийством. "Рязанское дело" нанесло ущерб животноводству колхозов и совхозов области, поставив при этом под сомнение возможность достижения высоких плановых показателей. Тем не менее в начале 60-х гг. развернулась кампания по идеологическому обоснованию намечаемых результатов.

На XXII съезде КПСС достоянием гласности стала третья программа партии - программа построения коммунистического общества в СССР (первая программа была принята на II съезде РСДРП в 1903г., вторая- на VIII съезде РКП(б) в 1919 г.). О том, что социализм одержал полную победу в нашей стране, было объявлено уже в 1959 г.; новой задачей провозглашалось создание за 10 лет (1961-1971 гг.) материально-технической базы коммунизма. За 1971-1980-е гг. планировалось перейти к единой общенародной собственности, к осуществлению принципа распределения по потребностям и построению "в основном" коммунистического общества. Были "вычислены" даже конкретные цифры для построения коммунизма в обозначенный срок. Так, объем промышленной продукции за 20 лет должен был увеличиться не менее чем в 6 раз. Для этого производительность труда предполагалось поднять за 10 лет более чем в 2 раза, а за 20 лет - в два раза превысить современный уровень производительности труда в США. Планировалось сократить до 35 часов рабочую неделю, за счет общества осуществлять бесплатное содержание детей в садах, ввести бесплатное пользование квартирами, коммунальными услугами, транспортом и т. д.

Вопреки прогнозам, коммунистический романтизм третьей программы КПСС не был подкреплен реальными достижениями. Более того, в начале 1960-х гг. правительство пошло на непопулярный шаг - объявило о повышении цен. 31 мая 1962 г. ЦК КПСС информировал население о повышении с 1 июня закупочных цен на скот, птицу, животное масло и сливки на 35%. Одновременно на 25-30% возрастали и розничные цены. Чтобы хоть как-то сгладить неблагоприятное впечатление от вздорожания продуктов-питания, постановлением объявлялось о снижении цен на сахар, ткани из вискозных волокон и шерстяной пряжи.

Решение о повышении цен немедленно повлекло выступления в целом ряде городов: Риге, Киеве, Челябинске, Ленинграде и др. Но своего апогея недовольство трудящихся достигло в Новочеркасске 1-3 июня 1962 г. Забастовка рабочих переросла там в демонстрацию, которая была расстреляна войсками. Властями всех уровней выступление сразу было охарактеризовано как вылазка уголовных элементов. Председатель КГБ В. С. Семичастный информировал партийное руководство о том, что в ходе беспорядков было убито и умерло от ран 22 человека, а 87 обратилось в больницы города в связи с ранениями. В городе прошли аресты участников выступления. 20 августа 1962 г. в Новочеркасске начался судебный процесс, на котором рассматривалось дело 14 активистов июньских событий. 7 человек были приговорены к расстрелу, остальные получили по 10-15 лет тюремного заключения.

Таким образом, экономические преобразования Хрущева на рубеже 50-60-х гг. начали давать серьезные сбои. Проведенная в 1961 г. денежная реформа не привела к улучшению жизни населения. В народном хозяйстве продолжалось снижение темпов роста. В сельском хозяйстве они упали с 7,6% в год на этапе 1953-1958 гг. до 1,5% в период 1959-1964 гг. Рост производительности труда за те же годы сократилась с 9% до 3%. В 1963 г. Советский Союз был вынужден начать закупку зерна за границей. В первый год оказалось закуплено 12 млн т, что обошлось государству в 1 млрд долларов.

Не ограничиваясь попытками перестройки хозяйственных органов, в ноябре 1962 г. на пленуме ЦК Хрущев провел решение о разделении партийных органов на промышленные и сельскохозяйственные. Предполагалось, что производственный принцип, положенный в основу построения парторганов, обеспечит более конкретное руководство экономикой. На местах образовывались по 2 обкома партии, по 2 самостоятельных Совета депутатов трудящихся и их исполкома. Одни должны были обслуживать население, занятое в промышленности, а другие - в сельском хозяйстве. Выдвигая идею новой реформы, Хрущев подчеркивал, что и эта структура не даст желаемых результатов, если не поставить у руководства энергичных, талантливых людей. При этом ои признавал недопустимой порочную практику, когда непригодные работники продолжительное время оставались на руководящих постах.

Попытка достичь более эффективного управления экономикой, предпринятая на исходе "хрущевского десятилетия", успеха не имела. Она привела лишь к ослаблению позиций первого секретаря. Многочисленная армия партийных функционеров почувствовала тревогу за свои позиции. Президиум ЦК стал опасаться, что в будущем ему предстоит решать исключительно экономические задачи.

Несмотря на все противоречия и сложности хрущевского времени, это десятилетие ознаменовалось рядом существенных достижений: за годы семилетки жилой фонд страны вырос на 40%, в 1964 г, впервые были введены пенсии для колхозников. Однако политическая и экономическая деятельность Хрущева способствовала ослаблению его позиций. Росло влияние оппозиции, и усиливалось стремление избавиться от "неуемного реформатора".

Наука, культура и образование

В 50-е - первой половине 60-х гг. Советский Союз достиг больших успехов во многих отраслях. Огромными шагами вперед двигалась отечественная наука. В 1954 г. в СССР была пущена первая в мире атомная электростанция в Обнинске. Развивалась система Академии наук. В 1957 г. принимается решение о создании крупного научного центра - Сибирского отделения АН СССР. В районе Новосибирска началось строительство научного городка ("Академгородок"), который спустя несколько лет превратился в крупнейший исследовательский центр. Одновременно шел процесс создания отраслевых академий: медицинской, сельскохозяйственной, педагогической, архитектуры и строительства.

Крупные успехи были достигнуты советской наукой в области физики атомного ядра и физики полупроводников. В 1957 г. в стране начал действовать самый мощный в мире ускоритель элементарных частиц - синхрофазотрон. В это же время развернул свои исследования объединенный Институт ядерных исследований. Научные разработки сопровождались процессом роста кадров и в количественном отношении. По официальным данным, в 1950 г. в СССР насчитывалось 162,5 тыс. научных работников, а в 1960 г. - 354,2 тыс.

Настоящий переворот в сознании людей произошел после запуска 4 октября 1957 г. первого советского спутника. Спустя несколько лет, 12 апреля 1961 г., Ю. А. Гагарин на космическом корабле "Восток" совершил первый в истории полет вокруг земного шара. Началось освоение космоса человеком.

Значительная доля трудностей, пережитых народами СССР в 50-е и последующие годы, была связана с необходимостью мобилизовать огромные людские и материальные ресурсы для того, чтобы в самые сжатые сроки завершить научные исследования и технические проекты для производства ядерного оружия. Большое количество выдающихся ученых было вынуждено заниматься оборонными проблемами. Впечатляющих результатов в этом направлении удалось достичь уже в начале 50-х гг. Так, в 1954 г. на вооружение истребительной авиации ВВС поступила ракета класса "воздух-воздух", наводящаяся на цель по радиолокационному лучу. В 1959 г. на вооружение стратегической авиации ВВС была принята ракета класса "воздух-земля", которая могла запускаться с тяжелого бомбардировщика за 200 км до цели и нести при этом ядерную боеголовку. В том же году группа ученых под руководством С. П. Королева разработала шахтный вариант баллистической ракеты Р-9, способной нести ядерный заряд.

Развитие отечественной культуры в "хрущевское десятилетие" осуществлялось в значительной степени под влиянием политических реформ. В первой половине 50-х гг. особую актуальность приобрели произведения И. Эренбурга, В. Дудинцева и ряда других авторов.

XX съезд партии, вызвавший первоначально множество надежд советской интеллигенции, не означал пересмотра вопроса о месте и роли творческой личности в социалистическом обществе. "Оттепель" в культурной жизни страны была санкционирована властями и существовала в определенных рамках.

Не будучи в состоянии принять сохранившийся контроль над искусством, 13 мая 1956 г. у себя на даче в Переделкино выстрелом из револьвера покончил жизнь самоубийством глава Союза писателей СССР А. Фадеев. В предсмертном письме, адресованном в ЦК КПСС, известный литератор отмечал, что искусство, которому он отдал всю свою жизнь, "загублено самоуверенно-невежественным руководством партии, и теперь уже не может быть поправлено". Фадеев подчеркивал, что к нынешним руководителям он питает "полное недоверие", ибо от них можно ждать "еще худшего, чем от сатрапа Сталина. Тот был хоть образован, а эти - невежды".

Партийное руководство, тем не менее, предприняло ряд шагов, направленных на отмену отдельных решений, принятых во второй половине 40-х гг. и касавшихся отечественной культуры. Так, 28 мая 1958 г. ЦК КПСС утвердил постановление "Об исправлении ошибок в оценке опер "Великая дружба", "Богдан Хмельницкий" и "От всего сердца"". В документе отмечалось, что талантливые композиторы Д. Шостакович, С. Прокофьев, А. Хачатурян, В. Шебалин, Г. Попов, Н. Мясковский и другие были огульно названы представителями "антинародного формалистического направления". Оценка редакционных статей газеты "Правда", направленных в свое время на критику указанных композиторов, была признана неправильной.

Одновременно с исправлением ошибок прошлых лет в это время развернулась настоящая кампания травли известного писателя Б. Л. Пастернака. В 1955 г. он закончил большой роман "Доктор Живаго". Год спустя роман был передан для публикации в журналы "Новый мир", "Знамя", в альманах "Литературная Москва", а также в Гослитиздат. Однако издание произведения откладывалось под благовидными предлогами. В 1956 г. роман Пастернака оказался в Италии и вскоре был там опубликован. Затем последовало его издание в Голландии и ряде других стран. В 1958 г. автору романа "Доктор Живаго" была присвоена Нобелевская премия в области литературы.

Ситуация, в которой оказался Пастернак, была, по его словам, "трагически трудной". Он был вынужден отказаться от Нобелевской премии. 31 октября 1958 г. Пастернак направил письмо на имя Хрущева, в котором говорил о своей связи с Россией, подчеркивая невозможность для себя пребывание вне страны. 2 ноября записка писателя была опубликована в "Правде". Там же помещалось заявление ТАСС. В нем указывалось, что "в случае, если Б. Л. Пастернак пожелает совсем выехать из Советского Союза, общественный строй и народ которого он оклеветал в своем антисоветском сочинении "Доктор Живаго", то официальные органы не будут чинить ему в этом никаких препятствий. Ему будет предоставлена возможность выехать за пределы Советского Союза и лично испытать все "прелести капиталистического рая"". К этому времени роман был опубликован за рубежом уже на 18 языках. Пастернак предпочел остаться в стране и не выезжать за ее пределы даже на короткое время. Полтора года спустя, в мае 1960 г., он умер от рака легких. "Дело Пастернака" показало, таким образом, пределы десталинизации. От интеллигенции требовалось приспособиться к существующим порядкам и служить им. Те, кто не смог "перестроиться", в конце концов были вынуждены покинуть страну. Эта участь не обошла стороной будущего Нобелевского лауреата поэта И. Бродского, который начал писать стихи в 1958 г., но вскоре попал в немилость за свои независимые взгляды на искусство и эмигрировал.

Несмотря на жесткие рамки, в которых авторам было позволено творить, в начале 60-х гг. в стране было опубликовано несколько ярких произведений, вызвавших уже тогда неоднозначную оценку. Среди них - повесть А. И. Солженицына "Один день Ивана Денисовича". Произведение было задумано автором зимой 1950/1951 г. во время нахождения на общих работах в Экибастузском Особом лагере. Решение о публикации рассказа, повествующего о жизни заключенных, было принято на заседании Президиума ЦК КПСС в октябре 1962 г. под личным давлением Хрущева. В конце того же года он был напечатан в "Новом мире", а затем в издательстве "Советский писатель" и в "Роман-газете". Десять лет спустя все эти издания будут уничтожены в библиотеках по тайной инструкции. Читатели произведения Солженицына разделились на 2 противоположных лагеря. Одни выражали ему "сердечное спасибо" за правдивое повествование, а другие высказывали недоумение по поводу публикации. По мнению последних, "повесть Солженицына - заурядное, бесталанное произведение, нечто вроде литературного курьеза". Однако даже полярность существовавших оценок художественных достоинств "Ивана Денисовича" не могла принизить значимости самого факта появления этого произведения.

В конце 50-х гг. в Советском Союзе обозначились зачатки явления, которое спустя несколько лет превратится в диссидентство. В 1960 г. поэт А. Гинзбург выступил основателем первого "самиздатовского" журнала под названием "Синтаксис", в котором начал печатать ранее запрещенные произведения Б. Окуджавы, В. Шаламова, Б. Ахмадуллиной, В. Некрасова. За агитацию, направленную на подрыв советской системы, Гинзбург был приговорен к тюремному заключению.

"Культурная революция" Хрущева имела, таким образом, несколько граней: от публикации произведений бывших заключенных и назначения в 1960 г. министром культуры казавшейся весьма либеральной Е. А. Фурцевой до погромных выступлений самого первого секретаря ЦК. Показательной в этом отношении стала встреча руководителей партии и правительства с деятелями литературы и искусства, состоявшаяся 8 марта 1963 г. В ходе обсуждения вопросов художественного мастерства Хрущев позволил себе грубые и непрофессиональные высказывания, многие из которых были просто оскорбительны для творческих работников. Так, характеризуя автопортрет работы художника Б. Жутовского, лидер партии и глава правительства прямо заявлял, что его произведение - "мерзость", "жуть", "грязная мазня", на которую "противно смотреть". Работы скульптора Э. Неизвестного были названы Хрущевым "тошнотворной стряпней". Авторы фильма "Застава Ильича" (М. Хуциев, Г. Шпаликов) обвинялись в том, что они изобразили "не борцов и не преобразователей мира", а "бездельников", "полуразложившихся типов", "тунеядцев", "выродков" и "подонков". Своими непродуманными заявлениями Хрущев лишь отталкивал от себя значительную часть общества и лишал себя того кредита доверия, который был им получен на XX съезде партии.

В области образования во второй половине 50-х гг. Советский Союз добился значительных успехов. В декабре 1958 г. был принят закон об укреплении связи школы с жизнью, касавшийся дальнейшего развития системы народного образования. Вместо семилетнего обучения в стране вводилось обязательное восьмилетнее образование. К 1963 г. это начинание было реализовано повсеместно. Одновременно школа получала "политехнический" профиль, предполагавший сочетание образования с трудовой деятельностью, с тем чтобы учащиеся имели представление об одной или нескольких профессиях. По общему убеждению, последнее обстоятельство не дало положительных результатов. Школы оказались не оснащены сколько-нибудь современным оборудованием для обучения молодежи рабочим профессиям, а предприятия, в свою очередь, не могли выполнять неожиданно свалившуюся на них "педагогическую нагрузку". Предложенная система обучения лишь ухудшила общеобразовательную подготовку школьников, не дав им профессиональных навыков.

Абсурдность предпринятых мер вскоре стала очевидной. В связи с этим в августе 1964 г. срок производственного обучения после 8-го класса был сокращен с трех до двух лет. Тем самым школа становилась не 11-летней, а 10-летней. В 1966 г. Верховный Совет принял дополнение к закону 1958 г., подчеркнув, что школа может давать учащимся профессиональную подготовку только там, где для этого имеются необходимые условия.

Число лиц, получивших среднее, общее и специальное образование, росло в СССР с каждым годом. Этому способствовала сеть дневных и вечерних профессионально-технических училищ в городах и сельской местности, где в течение 1-3 лет молодежь наряду со специальностью приобретала базовое школьное образование. Если накануне войны ежегодно число выпускников школы составляло около 468 тыс. человек, то в 1951-1955 гг. оно превысило 1 млн человек, а в 1956-1960 гг. - 1,7 млн человек.

Отставка Н. С. Хрущева

За годы нахождения у власти Хрущев с одинаковой энергией и упрямством реализовывал как правильные, так и ошибочные идеи. И тех и других у него было предостаточно. В начале 60-х гг. положение первого секретаря ЦК осложнилось нарастающим недовольством государственного аппарата. Хрущев выступил как сторонник высокопрофессиональной, но компактной армии. По его мнению, это позволило бы высвободить значительное количество рабочих рук, необходимых в народном хозяйстве. Попытка уменьшить военные расходы и демилитаризовать экономику вызвала противодействие высших армейских чинов, которым Хрущев прямо заявил: "Вы всех нас без штанов оставите".

Нелепые столкновения с художественной интеллигенцией, грубость и нетерпимость (при главных личных качествах Хрущева - человечности и доброте), противоречия и ошибки в экономике и на международной арене вели к потере доверия со стороны народа и падению его популярности. Хрущев стал не только инициатором освоения целинных земель в невиданных масштабах. При нем произошел рецидив "лысенковщины". В 1958 г. на имя первого секретаря было направлено открытое письмо известного шведского ученого А. Густафссона, в котором последний отмечал, что поддерживаемые в СССР идеи "школы" T. Лысенко "достойны XVIII века". Сам Лысенко именовался в этом послании "изменником науки" и "носителем бредовых идей", поскольку утверждал, что ему удалось превратить один хлебный злак в другой, найти зерно ржи в пшеничном колосе. По мнению видного шведского профессора, данные заявления могли быть "только вздором в биологии", который необходимо разоблачить.

В обстановке, когда многие начали ощущать, что Хрущев исчерпал себя, а его политика страдает половинчатостью, в недрах высшего эшелона партийно-государственной элиты стала формироваться оппозиция первому секретарю. Ее возглавили Л. И. Брежнев и Н. В. Подгорный. Хрущев не смог заручиться поддержкой большинства в Президиуме ЦК. Пожалуй, единственное, чего ему удалось добиться в 1960 г., - отстранения от должности председателя Президиума Верховного Совета СССР престарелого К. Е. Ворошилова с заменой его Брежневым. К началу 1964 г. на стороне антихрущевской группы членов ЦК оказались секретарь ЦК, заместитель председателя Совмина и председатель партийно-государственного контроля А. Н. Шелепин, а также председатель КГБ В, Е. Семичастный, занимавший этот пост после Шелепина с 1961 г. Ряды заговорщиков ширились. В них вошли бывший член Президиума ЦК и председатель Верховного Совета РСФСР Н. Г. Игнатов, первый секретарь ЦК компартии Украины П. Е. Шелест и другие государственные деятели. Шло организационное оформление недовольства в отношении главы партии и правительства.

В октябре 1964 г. Хрущев и Микоян отдыхали на даче в Пицунде, где готовили материалы к предстоящему пленуму ЦК, на котором планировалось провести еще одну реорганизацию управления сельским хозяйством, наукой, представить проект новой Конституции. Получив известие об утечке информации, заговорщики вызвали Хрущева в Москву на заседание Президиума ЦК, куда он и прибыл 13 октября. В заседании участвовало 22 человека. Главе правительства был выставлен внушительный список обвинений: от развала сельского хозяйства и закупок зерна за границей до опубликования в печати за два года более тысячи его фотографий. В ходе заседания Хрущев оказался в изоляции. Только Микоян взывал к объективности, говоря, что "деятельность Никиты Сергеевича - это большой политический капитал партии". Вечером 13 октября обсуждение вопроса было прервано. На следующий день, 14 октября, заседание Президиума ЦК возобновилось и продолжалось не более полутора часов, так как к тому времени Хрущев уже принял решение уйти в отставку. Во второй половине дня началась работа пленума, на который прибыло 153 члена ЦК и 130 кандидатов в члены ЦК.

Председательствовал на пленуме ЦК Л. И. Брежнев, а с главным докладом по вопросу "об ошибках и неправильных действиях т. Хрущева" выступил М. А. Суслов. Хрущев был обвинен в том, что, сосредоточив в своих руках посты главы партии и правительства, он начал нарушать ленинские принципы коллективности в руководстве, стремился к единоличному решению важнейших вопросов. Повторив весь набор обвинений, прозвучавших до этого на заседании Президиума ЦК, Суслов упомянул и о личных качествах бывшего председателя Совмина, который якобы "давал всем, высказывающим свое мнение, всевозможные пренебрежительные и оскорбительные клички", "допускал самовольство при награждении орденами Советского Союза", "осуществлял массу парадных поездок" и т. д.

Подводя итог работы пленума ЦК, на котором первым секретарем единогласно был избран Брежнев, новый глава партии не без пафоса заметил: "Вот Никита Сергеевич развенчал культ Сталина после его смерти, мы же развенчиваем культ Хрущева при его жизни". Сам Хрущев своей главной заслугой считал, что в народе исчез страх и разговор между руководителями идет на равных: "Разве кому-нибудь могло пригрезиться, что мы можем сказать Сталину, что он нас не устраивает, и предложить ему уйти в отставку? От нас бы мокрого места не осталось. Теперь все иначе...".

На начальном этапе своего пребывания у власти первый секретарь ЦК Хрущев являлся выразителем настроений руководящего слоя советского общества. В то же время его реформы соответствовали чаяниям широкой массы населения. Стремясь форсировать решение разнообразных проблем, он начал предлагать и реализовывать радикальные планы, которые в конечном счете привели его к конфликту с узким кругом лиц, находящихся на вершине пирамиды власти. Однако трагизм положения Хрущева усугублялся тем, что после его отставки в партии и стране никто не высказал недовольства совершенным переворотом. Никаких выступлений народных масс в его поддержку не произошло. Наоборот, почти повсеместно решение пленума ЦК было встречено с одобрением и даже радостью. Это обстоятельство являлось свидетельством падения авторитета Хрущева и даже уважения к нему в различных слоях общества.

Новое руководство партии и государства получило в наследство длинный список нерешенных проблем. Председателем Совета Министров СССР в октябре 1964 г. стал А. Н. Косыгин, с именем которого связаны попытки реформировать народное хозяйство, предпринятые в середине 60-х гг.