Ерасов Б.С. Сравнительное изучение цивилизаций: Хрестоматия: Учеб. пособие для студентов вузов

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава II. Цивилизационное устроение общества

В. Каволис. ЦИВИЛИЗАЦИЯ КАК СТРУКТУРА, ДУХОВНАЯ ЭНЕРГИЯ И ПОРЯДОК

Рассматривая цивилизацию как целостное образование, в котором выделяются символическая и институциональная структуры, автор видит важную двуединую задачу теории в том, чтобы выявить составные компоненты этих структур и принципы их интеграции. Вместе с тем исторический анализ подразумевает выявление динамических, «энергетических» принципов, меняющих облик цивилизации. Поэтому необходимо рассмотреть соотношение «формы» и «энергии», ли и ци, в китайской, «закона» и «любви» в христианской традиции,

117

«организации» и «духа», как их понимал М. Вебер в своих работах о происхождении современного капитализма.
Структурные и духовно-энергетические принципы могут соединяться в гармоничном взаимодействии, воплощение которого автору видится в конфуцианском Китае, чередоваться в фазах временного преобладания, как в индийской культуре, формировать иерархию господства и подчинения, как в средневековой Европе, или же представать как начала, ведущие борьбу на уничтожение друг друга, как в теории революционного марксизма. Энергетическое начало может порождать представления об угнетенности со стороны неизменной структуры, и поэтому требуется тотальное освобождение от нее, что отстаивали, например, гностики. В свою очередь структурное начало может рассматриваться как нереальная форма энергетики, что мы находим в раннем буддизме. В концепциях об отношении между структурным и энергетическим началами глубоко заложены и представления об «источниках зла».
Содержание категорий «структура» и «энергия» может быть различным. Духовная энергия может представать как: 1) жизнеутверждающее начало (эрос, стремление к развитию), 2) разрушительное начало (танатос), 3) примордиальное начало, имеющее как разрушительный, так и созидательный характер, 4) цивилизующее начало (творческий порыв к созданию концепций, произведений искусства, норм и различных символических средств, независимо от того, какое воздействие они оказывают на жизнь общества или на конечные судьбы человека), 5) трансцендирующее начало (как стремление выйти за пределы данного мира или вернуться в «духовную обитель»). Значение эроса, танатоса и трансцендирующего начала заключено в них самих, а примордиальная и цивилизующая энергетика обретает специфическое содержание только через связь с утвердившимися структурами.
Структура предстает как стабилизирующий и регулирующий механизм по отношению к энергетическим началам. Этот механизм может стать «железной клеткой» или «тюрьмой» для содержащейся в нем энергетики, или же он может утратить всякую энергетику, превратившись в «пустую раковину», продолжая «тикать» по инерции. Но он может выполнять роль посредника и передатчика различных форм энергетики, которые зачастую неспособны поддерживать взаимодействие между собой. Структура может представать и как постоянный стержень, регулирующий потоки энергий, как территориальная или временная «ось» движения энергий.
Концепция «порядка» описывает взаимодействие между структурой и энергией. Поэтому «беспорядок» относится к неправильному (или неадекватному) взаимодействию между структурой и

118

энергией. В представлениях о порядке можно выделить несколько вариантов. В некоторых цивилизациях преобладает различение порядка, не требующего человеческого усилия («природа»), и порядка, возникающего в результате человеческой деятельности («культура»). Начало, воспринимаемое иногда как «незримый порядок», превосходящий саму природу, рассматривается либо как устроение в соответствии с концепциями «естественного» порядка (как в китайской концепции Неба), или как «неразделимое единство» (как в христианском «мире духа»). Как природный, так и культурный порядки могут быть разделены на «структурный» («управляемый») и «энергетический» («мистический») типы. В первом из них энергия заключена в формообразующую структуру и порядок реализуется на основе точных положений. «Естественный» вариант структурного порядка основан на «природных законах» (предстающих как кодекс положений, следование которым является моральным долгом всех составных частей). Однако природные законы могут представать либо как следование «постоянным законам» (в иудео-христианской традиции): будучи единожды возвещены, они существует вечно, а в крайних случаях обязательны даже для их создателя; либо как «мгновенная законность» (в исламе), устанавливаемая по Божьей воле в каждый момент, обязательная только для тварного мира, подверженная изменениям в мгновение ока.
В энергетических типах порядка энергия предстает как постоянно возникающие временные структуры, в которых проявляется ее фундаментальная реальность. «Естественный» вариант энергетического порядка проявляется в самопроизвольности природы, функционирующей через взаимную склонность и сродство составляющих ее элементов. «Культурный» вариант энергетического порядка — это произведение искусства, созданное художником в соответствии с интуитивным чувством соответствия частей общему замыслу.
Структурное представление о порядке получило особенно значительное развитие в египетской, месопотамской, персидской, индуистской, греко-римской и современной западной цивилизациях (за рамками ее мистической и романтической традиций). В современной западной цивилизации это представление о порядке проявилось прежде всего в «культурном», а не «природном» варианте, в фабрике скорее, чем в законах природы. В Китае сформировалось несколько представлений о порядке: в даосизме порядок проявляется в произвольности природы, отчетливо противостоящей культуре; в конфуцианстве порядок обеспечивается трансформацией природы через сознательное человеческое поведение; в легизме и моизме порядок предстает как управляемая фабрика. В противоположность конфуцианству, имеющему как структурную

119

сторону (усиленную включением учений Мо-Цзы, Сюнь-цзы и легистов), так и энергетическую, буддизм и даосизм предстают как почти чистые выражения энергетики.
Различное понимание порядка влияет на понимание свободы и ответственности, значимого жизненного опыта и отношения к поведению, которое в социологии называется «девиантным». Законы природы имеют либо иерархический, либо дуальный характер, предполагающий возможность незаконной инверсии обязательного порядка (через вмешательство «сил зла»). «Естественные права» могут существовать только в рамках законов природы, а «противоестественные поступки» могут наказываться, но тоже в законных рамках.

Образы порядка и беспорядка

Каждое представление о порядке соотносится со специфическим образом «беспорядка». Конкретные варианты восприятия опыта как «беспорядок» могут быть разделены на два типа, каждый из которых имеет свою внутреннюю логику. Первый тип определяется как нарушение привычного течения событий, с котором связано представление об устойчивой ценности. Такое понимание беспорядка можно отнести еще к религиозному опыту наиболее простых человеческих сообществ, которые вели охотничий или собирательный образ жизни, позднее оно поддерживалось в крестьянском мировоззрении. В секулярном варианте это представление сохранилось в литературе романтического направления, в веберовской трактовке харизмы и в современной революционной мифологии. Причиной нарушения может быть любовное чувство или же творческое вдохновение, и такого рода необъяснимое вмешательство наполняет новым смыслом то, что казалось «безжизненным» или «отгоревшим». Такое вмешательство воспринимается как находящееся «за пределами добра и зла», может включать и то и другое или одно из этих начал.
Вторая концепция беспорядка состоит в представлении о «бессмысленном хаосе» как отсутствии регулярности, как тенденции к энтропии, которая угрожает подорвать устоявшийся порядок, не принося взамен ничего достойного. Зарождение такого представления следует отнести к началу систематичного мышления. Оно могло возникнуть в рамках многих «примитивных» религий как восприятие нарушения в обычном течении природных процессов, вызываемое нарушением принятых ритуалов, которые должны постоянно воссоздавать мировой порядок или какие-то его элементы. Образ «первозданной хляби», предшествовавшей Сотворению мира, свидетельствует о характере осмысления состояния,

120

предшествовавшего возникновению цивилизаций, в которых сформировалась книжная культура.
Лишенный смысла беспорядок угрожает подорвать мораль или же бросает ей вызов, на который она должна ответить самоутверждением. Это как бы проверка на выживаемость моральных структур. (С. 43-56.)

Комментарии

В данном фрагменте работы В. Каволиса обсуждаются, в сущности, те же проблемы цивилизационного устроения, что и в вышеприведенных материалах Эйзенштадта. В. Каволис сходным образом формулирует и основную задачу теории: выявить принципы интеграции цивилизации, раскрыть ее структуру и характер изменчивости. Но исходное устройство цивилизации — это порядок, в котором сочетаются энергия и структура, имеющие различное соотношение в каждой цивилизации и получающие то или иное воплощение в специфическом устроении цивилизации. Различное понимание порядка находит воплощение как в философских построениях, в системе образности, в религиозных учениях, так и в институциональном устроении общества. Культурное достояние общества и формы его устроения, полагает В. Каволис, могут быть рассмотрены как та или иная конфигурация организованной деятельности, снимающей пагубные потенции беспорядка.