§ 1. Взаимодействие как простейшее социальное

из книги Теоретическая социология - Антология - Том 2
явление

То, что обычно называется общественной жизнью или обществен­ными явлениями, представляет собой комплекс фактов и процес­сов настолько сложный, что изучить его, не разложив на составные части, совершенно невозможно.

Как подойти к этой бесконечно пестрой и сложнейшей карти­не? Как ее описать? С какой точки зрения анализировать?

Если бы любой исследователь попытался охватить эту беско­нечно разнообразную массу событий, поступков, фактов, явлений и отношений в ее целом, он обречен был бы на полную неудачу. Такая задача без предварительного расчленения и упрощения усло­вий изучения неразрешима.

Вот почему и по существу, и по методологическим требовани­ям62 всякий исследователь того, что называют «явлениями обще­ственной жизни», должен взять эти явления в их простейшем виде. Он должен найти простейший случай их проявления, упрощенную и маленькую модель их, изучая которую, он получил бы возможность смотреть на все более сложные факты как на комбинацию этих простейших случаев или как на усложненный до бесконечности образец этой модели. Социолог в этом случае должен воспользоваться опы­том других наук: химии и биологии. Подобно химику, разложивше­му весь пестрый мир неорганической природы на атомы, подобно биологу, изучающему явления жизни на клетке, социолог должен найти своего рода «социальную клетку», исследуя которую, он тем самым получил бы знание основных свойств общественных явлений; мало того — подобно химику, объясняющему все сложные предме­ты и явления неорганического мира комбинацией атомов и их соеди­нений — молекул, подобно биологу, сумевшему разложить все орга­низмы на их составные части — клетки и рассматривающему первые как комбинацию вторых, подобно им, простейшее явление, выделя­емое социологом, должно быть таково, чтобы оно давало возмож­ность смотреть на все так называемые общественные явления как на ту или иную комбинацию этих простейших явлений.

Спрашивается, какое же явление в мире человеческих отноше­ний может быть таким простейшим фактом? Какое явление мо­жет служить упрощенной и маленькой моделью громадного и сложного механизма общественных явлений?

Сторонники органической школы когда-то считали «социальной клеткой» или простейшим социальным явлением человеческий инди­вид. Теперь едва ли есть надобность подробно критиковать их. Они слишком увлеклись аналогиями и не заметили, что индивид как инди­вид — никоим образом не может считаться микрокосмом социального макрокосма. Не может потому, что из индивида можно получить толь­ко индивида и нельзя получить ни того, что называется «обществом», ни того, что носит название «общественных явлений». Робинзон, жи­вущий на уединенном острове, ни сам по себе, ни своими действиями не составит ни того, ни другого. Далее — индивид как индивид не дает никакого основания для существования особой науки — социологии. Как физическая масса он изучается физико-химическими науками, как организм — биологией, как обладающее сознанием или психикой су­щество — психологией. Социологии с индивидом делать нечего, и потому она была бы излишней. Индивид не может быть искомой мо­делью того, что носит название общественных явлений63.

Для последних требуется не один, а много индивидов, по мень­шей мере, два. Если один Робинзон не может составить «общества», то Робинзон с Пятницей — такое «общество» составить могут. По крайней мере, соединение двух лиц в обиходе часто называется «об­ществом». Их взаимоотношения могут составить «общественные отношения», их акции и реакции — «общественные процессы».

Но понятие двух или множества индивидов еще недостаточно для того, чтобы быть «моделью» общественных явлений. Мы можем иметь множество индивидов, но если эти индивиды будут изолированы друг от друга, подобно сардинам, закупоренным в разные коробки, то этот случай сведется к первому: мы будем иметь ряд изолированных инди­видов, т. е. в каждом данном случае опять-таки одного индивида.

Чтобы два или большее число индивидов могли составить «об­щество», могли дать «общественные явления», необходимо, чтобы они взаимодействовали друг с другом, обменивались взаимно акци­ями и реакциями. Только в этом случае они составят общественное явление; только в этом случае их взаимоотношения дадут обществен­ные процессы, только в этом случае они создадут их взаимодействия, не изучаемые другими дисциплинами. «Social are all phenomena which we cannot explain without bringing in the action of one human being on another»*, — правильно говорит Ross64.

* Социальными следует считать все те явления, которые нельзя объяснить, не принимая во внимание воздействия, оказываемого одним человеческим суще­ством на другое (англ.) — Прим. комментатора.

Следовательно, моделью социальной группы может быть только два или больше число индивидов, находящихся между собой во взаи­модействии. Моделью социальных процессов могут быть только про­цессы взаимодействия между индивидами; моделью общественных явлений могут быть только явления взаимодействия людей65.

Вот почему более правильно по сравнению с органицистами по­ступает школа Ле-Плэ, признающая такой моделью семью, а не ин­дивида. «Семья, — говорит крупнейший представитель этой школы Демолен, — представляет наиболее простую, наиболее элементар­ную социальную группу, ниже которой социальная жизнь не суще­ствует, не может быть продолжаема и передаваема»66.

В семье, как в модели социальной группы, дано два или боль­шее число индивидов и взаимодействие между ними. В этом смыс­ле она удовлетворяет выставленным требованиям.

Такой подход к изучению социальных явлений, ценный во мно­гих отношениях, не может быть, однако, принят целиком. Семья может служить моделью ряда социальных отношений, но не всех: мы знаем, что ряд социальных групп, даже большинство последних, образуется не на семейных началах и к семье никакого отношения не имеет. Собрание друзей, собрание верующих, политическая партия, члены научного общества и множество других ассоциаций являются ассоциациями внесемейными.

Поэтому нельзя семью брать в качестве образца всех социальных групп, взаимодействие между членами семьи — в качестве модели всякого общественного взаимодействия. Семья представляет лишь частный вид родового явления — группы взаимодействующих ин­дивидов.

Вся общественная жизнь и все социальные процессы могут быть разложены на явления и процессы взаимодействия двух или большего числа индивидов; и наоборот, комбинируя различные про­цессы взаимодействия, мы можем получить любой, сложнейший из сложнейших общественный процесс, любое социальное событие, на­чиная от увлечения танго и футуризмом и кончая мировой войной и революциями. К чему, как не к явлениям взаимодействия, в конеч­ном счете, сводится вся общественная жизнь? Процессы взаимодей­ствия — индивидуальные и массовые, длительные и мгновенные, односторонние и двусторонние, солидарные и антагонистические и т. д. являются теми нитями, из совокупности которых создается ткань человеческой истории. Из совокупности взаимодействующих инди­видов можно составить любую социальную группу, любое «обще­ство», начиная с трамвайной публики и кончая такими коллектива­ми, как государство, «Интернационал», католическая церковь и «Лига народов»*.

* Правильно: «Лига наций» — международная организация, выполнявшая в 1919-1939 гг. приблизительно ту же роль, что и современная ООН. СССР стал членом Лиги Наций в 1934 г., в 1939 г. — исключен в связи с началом советско-Финляндской войны — Прим. комментатора.

Из комбинации процессов взаимодействия можно соткать любое общественное явление, начиная с галдежа толпы, со­бранной на улице скандалом, и кончая систематической планомер­ной борьбой мирового пролетариата с мировым «капиталом». На отношения взаимодействия распадаются все социальные отношения, начиная с отношений производственных и экономических и кончая отношениями эстетическими, религиозными, правовыми и научными.

Короче говоря — взаимодействие двух или большего числа ин­дивидов есть родовое понятие социальных явлений; оно может служить моделью последних. Изучая строение этой модели, мы можем познать и строение всех общественных явлений. Разложив взаимодействие на составные части, мы разложим тем самым на части самые сложные социальные явления.

Ограничимся этими замечаниями и перейдем к анализу явлений вза­имодействия. Изучив эту «модель» социальных явлений, мы получим достаточный материал для подтверждения высказанных положений.

 Содержание