Ерасов Б.С. Сравнительное изучение цивилизаций: Хрестоматия: Учеб. пособие для студентов вузов

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава II. Цивилизационное устроение общества

М. Мелко. ПРИРОДА ЦИВИЛИЗАЦИЙ. Потребность в модели

Перевод осуществлен по изд.: Meiko M. The Nature of Civilizations: Porter Sargent Publisher. Boston, 1969. P. 1-34. Данная глава «The Concept of Civilizations» перепечатана в кн.: Civilizations and World Systems. Studying World-Historical Change/ Ed. by S.K. Sanderson. Walnut Creek, 1995.

В XX в. было предпринято несколько смелых попыток определить и описать великие культуры. О. Шпенглер, А. Тойнби, П. Сорокин и А. Кребер предложили выдающиеся концепции отделенных друг от друга, сохраняющихся длительное время, но смертных макрокультур, получивших название «цивилизации». Эти попытки вызвали несомненный интерес в немалой степени благодаря ощущению, что наша собственная цивилизация тоже может столкнуться с возможностью конца, т.е. «умирания», подобно тому, как это случилось с другими цивилизациями в прошлом.
Однако большинство ученых, хотя и высоко оценив ученость и отвагу этих авторов, подняли принципиальные вопросы относительно правомерности этого подхода в целом. Имеют ли такого

121

рода цивилизации, простирающиеся на тысячи километров и живущие тысячи лет, значимые внутренние связи? Можно ли охарактеризовать их как исторические субъекты? Возможно ли разобраться в хитросплетениях истории и выделить в ней такого рода компоненты? И даже если О. Шпенглер или А. Тойнби дают те или иные ответы на эти вопросы, выявили ли они что-либо реальное или же нашли лишь удобный способ упростить историю?
Ответы, данные разными авторами в то время на эти вопросы, были в основном отрицательными. Выявленные О. Шпенглером или А. Тойнби цивилизации вели себя так правильно именно потому, что они были фиктивными созданиями. И так как они не были реальными, они не могли жить или умереть и, конечно, не могли выступать как субъекты.
Однако время дало иной ответ. Многие историки работают теперь с обостренным сознанием значимости культурной интеграции и устроения общества. Они устанавливают соотношение между политикой, экономикой и художественной культурой, отвергают политическую историю, исходящую из причинно-следственных связей, как устаревшую, как что-то относящееся к XIX в. Они отвергли в учениях основоположников догматизм в их представлениях о периодизации. Тем не менее базисные понятия выдержали проверку временем. Цивилизации в самом деле имеют значимые внутренние взаимосвязи, они обладают своим устроением и отличаются одна от другой.
Попытаемся выделить области согласия между учеными, занимающимися сравнительной историей. Что можно считать повторяющимся, обычным, нормальным в характеристике большинства цивилизаций? Что представляет из себя нормальная цивилизация?

Принципы интеграции цивилизации

Обычно цивилизации включают в себя множество культур и языков. Но они всегда сохраняли определенные рамки, в которых можно выявить их собственное содержание, отличное от содержания других цивилизаций. Хотя не всегда можно провести четкие их территориальные границы, они сохраняют свои отличия даже после того, как вступают в физическое соприкосновение.
Эти цивилизации являются в определенной степени интегрированными общностями. Составляющие их части взаимодействуют друг с другом и с целым. Если цивилизация состоит из нескольких государств, то эти государства в большей степени связаны между собой, чем с государствами в других цивилизациях. При этом они могут часто воевать и вступать в дипломатические отношения между

122

собой, сохранять большую степень взаимозависимости в экономическом плане.
Степень интеграции составных частей цивилизаций может быть различной, подвергаясь изменениям с течением времени. Иногда эти части тесно связаны друг с другом, так что изменение в одной из них влияет на все остальные как в географическом, так и в мировоззренческом плане. Иногда же они слабо связаны между собой и изменения в одной из них мало влияет на остальные.
Полная интеграция никогда не достигается: иначе изменения были бы невозможны. Такое состояние присуще только некоторым примитивным культурам.

Уникальность каждой цивилизации

Все знаковые характеристики цивилизации соотносятся друг с другом, придавая ей общий стиль. Этот стиль пронизывает всю цивилизацию, оказывая воздействие на составляющие ее разнородные элементы. После того как характер стиля устоялся, он сохраняется во взаимодействии различных элементов, даже если цивилизация претерпевает существенные изменения. Так, и О. Шпенглер и А. Тойнби считали само собой разумеющимся, что цивилизация, породившая Гомера, является также и цивилизацией Диоклетиана.

Границы цивилизаций

Значительная степень согласия между исследователями достигнута в отношении методов разграничения цивилизаций, относительно того, когда и где они существовали. Но цивилизационщики придерживаются различного мнения относительно того, следует ли придавать особое значение наличию специфичных форм в языке, религии, искусстве и технологии или же особенностям исторического процесса. Разногласия касаются также пределов времени и пространства, того, могут ли малые, менее развитые или прерванные в своем развитии культуры считаться цивилизациями, а также относительно того, следует ли длительные, прерывавшиеся периоды истории считать одной или несколькими цивилизациями.

Изменения и преемственность

Хотя цивилизации подвергаются постоянным изменениям, они веками сохраняют свою самобытность. Любые изменения должны быть приведены в соответствие с устоявшимися традициями, и .Деятели, не принимающие но внимание эти традиции, скорее всего будут отвергнуты.

123

Кажется вполне естественным описывать эти процессы как органические, т.е. говорить о росте и расцвете цивилизации или же о ее истощении и смерти. Такой подход вызывает возражение со стороны ряда ученых, полагающих, что все-таки, вопреки О. Шпенглеру, культуры не являются организмами. Однако такого рода сравнения возникают вновь и вновь, и не потому, что нет более подходящих, а потому, что сравнения с жизненным путем человека многое объясняют человеческому разуму.

Возникновение, крушение и возрождение цивилизации

Возникновение цивилизации происходит зачастую внезапно, что дает О. Шпенглеру основание говорить о «рождении души». Весьма важно понять природу возникновения цивилизаций, однако этому уделяется удивительно мало внимания. Существует тенденция избегать изучения этой проблемы, что происходит, как я подозреваю, из-за склонности историков, пользующихся сравнительными методами, отвергать присущий приверженцам описательных методов причинно-следственный подход к истории. Поиски причины в предшествующих событиях подразумевают, что конечную причину можно найти в том, что произошло раньше, а не в общих основаниях.
После достижения целостности и устойчивости в отношениях между компонентами цивилизации потенция изменений значительно уменьшается. Как искусство, так и философия в чем-то сходны с разработкой шахты. После того как стиль или крупный комплекс идей получил целостную разработку, последующие поколения художников и мыслителей сталкиваются с проблемой истощения истоков творчества.
После того как те или иные компоненты прошли кульминацию в своем развитии, перед ними открываются три возможности: а) распад и исчезновение, б) сохранение в застывшем состоянии, в) начало перестройки, в которой добавление нового материала приводит к дальнейшему развитию.
Но процесс дезинтеграции может быть приостановлен через «окостенение» наиболее значимых частей. Сильное центральное правительство, обеспечивая сохранность системы в прежнем виде, может на долгое время продлить жизнь цивилизации. Однако она окажется бесплодной, обреченной на постоянное повторение тех же образцов, творческое начало иссякнет, а жизнедеятельность утратит смысл, кроме как обеспечения простого выживания. Эти процессы имели место в египетской цивилизации, а в более поздний период — в Китае и исламской цивилизации. Но окостенение гораздо чаще охватывает отдельные подсистемы цивилизации, которые достигают

124

такой степени разработанности, что утрачивают свою эффективность и продолжают существовать как ритуал, а их функции перехватываются какими-то специальными подсистемами. Таков, например, характер перемен в отношениях между британской монархией и парламентом или между японским парламентом и сегунатом.
Внутренний раскол системы дает возможность усвоения новых идей и продуктов, что способствует развитию. То, что представлялось гибельным распадом устойчивых форм, оказывается условием нового и, может быть, еще более высокого уровня развития. Распад и восстановление Танской империи или возникновение европейского Ренессанса могут быть примерами такого рода перестройки.
Возможность такого рода перестройки вызывает несогласие у тех исследователей, кто стремится придать истории упорядоченность. Но если распадающаяся цивилизация может ожить и перейти к новым фазам развития, это означает, что историю очень трудно разделить на упорядоченные отрезки. Точно так же становится затруднительным дать точное предсказание относительно судьбы существующей цивилизации. Озарение может обеспечить такое предсказание с не меньшей точностью и произвести большее впечатление. Но положение осложняется еще и тем, что частое вторжение инородных цивилизаций затрудняет ответ на вопрос: имеем ли мы дело с восстановлением той же цивилизации или же распадающаяся цивилизация просто замещается другой? Например, является ли вавилонская цивилизация отдельной единицей или же второй фазой шумерской цивилизации? При описании упадка Римской империи следует ли, как это сделал Э. Гиббон, включать сюда и историю Византии?
Выход лежит в том, чтобы видеть в цивилизациях конструкции, сохраняющиеся при всех изменениях в ходе формирования, дезинтефации и восстановления.

Комментарии

Работа М. Мелко, известного американского цивилизационщика и активного участника конференций Международного общества по сравнительному изучению цивилизаций, характерна как выявление и подытоживание тех научных положений, которые сложились под влиянием «классической» «посттойнбианской» теории цивилизаций и широко распространены среди многих западных ученых, занимающихся проблемами цивилизации (хотя, как мы можем убедиться по материалам, приведенным в данной главе, а затем увидим в гл. XVII, далеко не все разделяют эти положения).
Приведенный М. Мелко перечень цивилизаций является столь же условным и субъективным, как и любой другой. В нем наряду с цивилизациями, сохранившимися до настоящего времени, присутствует и Древний Египет, что логично требует упоминания и многих других древних цивилизаций. В нем присутствует «вневременная» ближневосточная цивилизация, вместившая в себя череду древних и современных обществ. Вряд ли есть достаточные основания искать другие критерии для выделения исламской цивилизации, отказывать буддийской в самостоятельном статусе и отдавать предпочтение спорной японской цивилизации.