Арас Дж. Терроризм вчера, сегодня и навеки

ОГЛАВЛЕНИЕ

Блок 4. Четвертая мировая война: генезис и начало

Чечня

Сепаратистское движение Чечни консолидировалось в начале 90-х г.г. на основе сугубо националистического фактора и финансово-криминальных интересов местной элиты. Чеченский национализм явился движущей силой в боевых действиях периода 1994 – 96 г.г. По итогам первой войны, неудачным для федерального центра, было подписано Хасавюртовское соглашение, которое фактически вывело Чечню из-под какого-либо контроля Москвы и закрепило ее статус как неконтролируемой территории – очередной «серой зоны» на карте мира. Этот факт не мог пройти мимо внимания транснациональных структур радикального ислама, в первую очередь организации бен Ладена.

Война 1994 – 96 г.г. имело разрушительный эффект для Чечни, подорвав традиционные устои чеченского общества. Большие человеческие потери, подрыв экономической и социальной инфраструктуры, утрата жизненной перспективы и боевой посттравматический стресс у значительной части населения явились максимально благоприятной питательной средой для идейных концепций религиозного экстремизма, носителями которых выступили эмиссары исламских военизированных религиозно-политических организаций.

С осени 1996 г. на территорию Чечни хлынули денежные потоки объемом в сотни миллионов долларов. Доставляемые и распределяемые через сеть размножавшихся, как грибы, различных исламских организаций, действовавших под прикрытием религиозной или культурно-просветительской функций, финансовые влияния, вкупе с не содержащими сложных истин проповедями импортных имамов, возымели самые негативные последствия. Уже к началу 1998 г. Чечня раскололась на адептов радикального «ваххабистского» течения ислама и выглядевших более умеренными по сравнению с ними сторонников Масхадова.

Силовой составляющей ваххабитов стали формирования полевого командира Шамиля Басаева, а также доселе никому неизвестные структуры – Исламский полк особого назначения Арби Бараева, Урус-Мартановский джамаат братьев Ахмадовых, Джамаат Абдул-Малика, и ряд других. Их основной контингент проходил боевую подготовку в многочисленных учебных центрах, покрывших всю территорию Чечни от Ведено и Сержень-Юрта до Грозного и Урус-Мартана. На учебных объектах «Кавказ», «Джаафар», «Якуб», «Мутафадджират», и многих других курсанты из Чечни, Дагестана, других республик Северного Кавказа, Поволжья, Грузии, государств Центральной Азии, Сицзян-Уйгурского автономного района КНР, обучались тактике диверсионных действий, ведению разведки, минно-взрывном делу, приемам информационной войны. Куратором боевой подготовки являлся гражданин Иордании Самир бен Салех ас-Сувейлем, он же Ахмед Хаттаб, ветеран Афганистана, гражданской войны в Таджикистане, и первой чеченской войны. Идеологами ваххабитского движения выступили вице-президент Чечни-Ичкерии Зелимхан Яндарбиев и министр информации Мовлади Удугов и дагестанские лидеры Конгресса народов Ичкерии и Дагестана, имевшие тесные контакты с радикальными исламскими центрами арабских государств Залива, в свою очередь имевших неформальные связи с «Аль-Каидой» и Усамой бен Ладеном. Начиная с 1997 г., боевые формирования, подготовленные в Чечне, стали основным фактором дестабилизации в Ингушетии, Северной Осетии, Кабардино-Балкарии и Дагестане. Динамика ситуации в последнем была наиболее неблагоприятна для федерального центра, постепенно уступающего контроль над республикой исламским радикалам.

Конечной целью исламского проекта второй половины 90-х г.г. для Северного Кавказа, с позиций сегодняшнего дня, может рассматриваться попытка выведения региона из под контроля Москвы; блокирование маршрутов транспортировки каспийской нефти (в интересах заинтересованных арабских государств-спонсоров); создание плацдарма для дальнейшей экспансии в направлении мусульманских регионов Поволжья, Урала, Казахстана (одновременно со встречным выдвижением по Центрально-азиатскому направлению с афганского плацдарма). Для решения этой сверхзадачи на Северном Кавказе началась реализация разработанная руководителями «Аль-Каиды» затратной многоходовой типовой схемы, включавшей этапы предварительного изучения, легализации, внедрения, развертывания, и активизации.
Изучение.
Информационно-аналитическое исследование зарубежными донорскими центрами общественно-политических, военных, социально-экономических, идейно-религиозных аспектов ситуации в интересующем регионе.
Легализация.
Заявка на деятельность в гуманитарно-просветительской сфере и оказание гуманитарной и другой помощи местному населению; регистрация в местных юридических органах.
Внедрение.
Создание исламских центров, общин, мечетей, школ ( медресе ), гуманитарных структур, контролируемых СМИ; отбор сторонников / сочувствующих / информаторов / агентов влияния (на основе комбинации идейных и материальных факторов).
Развертывание. Массированная миссионерская деятельность по распространению идейно-политического влияния и расширению социальной базы поддержки среди населения (посредством проповедей, преподавательской деятельности, электронных и печатных СМИ, видеокассет, листовок); внедрение сторонников в органы местной власти и другие официальные структуры; рекрутирование и подготовка боевиков в спортивных секциях при мечетях и общинах или в летних лагерях.
Активизация.
Создание общественно-политических структур и декларация собственных политических программ и требований; создание ВФ; активное включение в общественно-политические процессы в регионе, в том числе за счет использования силовой составляющей.

Следует признать, что в условиях пост-Хасавюртовского периода, общей нестабильной политической ситуации и финансово-экономического кризиса в России конца 90-х годов, этот амбициозный проект имел значительные шансы на успех. Его составителям и заказчикам не хватило всего нескольких месяцев, трезвого стратегического мышления в условиях быстро меняющейся ситуации и стечения ряда обстоятельств. В результате намеченный на осень 1999 г. исламский переворот в Дагестане, создание Чечено-Дагестанского эмирата и прорыв к Каспийскому морю не состоялись.