Гельман М. Русский способ. Терроризм и масс-медиа в третьем тысячелетии

ОГЛАВЛЕНИЕ

Часть вторая

Глава вторая. Опыт зарубежных коллег

Израиль

С первого дня своего существования государство Израиль находится в состоянии войны. Именно по этой причине в стране постоянно действует институт военной цензуры. Эта цензура предварительная, и распространяется она исключительно на оборонные вопросы, и на вопросы алии - переезда евреев из других стран в Израиль. Все материалы СМИ по данным вопросам должны до публикации быть обязательно представлены для согласования в канцелярию главного военного цензора.
Поскольку основной целью израильской военной цензуры является защита государственных военных секретов, то информация, полученная израильскими СМИ из зарубежных источников, цензурированию не подвергается - она по определению не может считаться секретной. Израильские журналисты порой пользуются этой лазейкой, передавая непроходимую через цензуру информацию в зарубежные, чаще всего американские газеты. Но все же это происходит не так часто, - степень ответственности израильских журналистов весьма высока. В силу особенностей всеобщей воинской повинности, СМИ в Израиле практически поголовно состоят из военнослужащих, которые очень не хотят подвергать опасности жизнь израильских солдат и сограждан.

В качестве примера такой ответственности журналистики перед своим народом, можно привести ситуацию с израильской ядерной программой. Все, что известно в мире о существовании такой программы, было добыто с помощью разведок различных государств и опубликовано в зарубежных СМИ. Ни одно израильское издание за сорок лет существования программы ни разу не обмолвилось о ее существовании, - в то время как разведывательные службы основную информацию для своей работы черпают обычно как раз из открытых источников.
А упомянутый выше способ проведения некоторых материалов через цензуру путем передачи их в иностранные СМИ применяется обычно в случае несговорчивости цензоров и чрезмерности их требований, - на такой работе трудно избежать соблазна превысить собственные полномочия, и попытаться под предлогом нарушения военной тайны повлиять на некоторые политические решения и процессы.

Особенности израильского гражданского самосознания, вызванные очень сложными условиями существования этого государства, сформировали, в дополнение к институту военной цензуры, надежный и действенный комплекс негласных этических правил. Например, никто не станет публиковать списки жертв очередного теракта до того, как армия и полиция доведет эти сведения до родственников погибших людей. Ни при каких условиях израильские СМИ не хотят стать тем источником, из которого люди узнают о гибели близких. Впрочем, в такой функции СМИ в Израиле нет необходимости - одной из основных своих задач в ситуации с жертвами, израильские спецслужбы считают выявление и оповещение всех родственников о произошедшем. Списки погибших в Израиле никогда не скрываются, поэтому у журналистов нет необходимости их "раскрывать" - в этом вопросе общество всецело полагается на государство.

США

Знаменитая первая поправка к Конституции США запрещает конгрессу принимать законы, ограничивающие свободу слова. Регулирование осуществляется благодаря вынесению целой серии судебных решений, истолковывающих пределы применения данного запрета в каждом конкретном случае с учетом баланса интересов, представляющих конституционную ценность.

О том, какое значение Верховный суд США придает свободе прессы можно судить по делу "Нью-Йорк Таймс" против Соединенных Штатов" (1971 г.): "Первой поправкой авторами Конституции была создана защита свободы прессы, с тем чтобы она играла свою роль в развитии нашей демократии. Пресса должна служить не правителям, а управляемым. Право правительства осуществлять цензорский надзор уничтожено, чтобы пресса могла всегда контролировать правительство. Пресса защищена, чтобы она могла раскрывать секреты правительства и информировать о них народ. Только свободная и неконтролируемая пресса может эффективно разоблачать ложь правительства".

В целом конституционная доктрина и судебная практика широко трактуют формы защиты свободы прессы. В частности, в решении по делу "Небраска Пресс Ассосиейшн" против Стюарта" (1976 г.) особо подчеркивалось: "Предварительный контроль и ограничения свободы слова и публикаций являются наиболее серьезными и наименее терпимыми нарушениями прав, закрепленных первой поправкой". В США упрощен порядок разрешения издательской деятельности, нет предварительной цензуры, не допускаются прямые формы воздействия на характер публикуемых материалов. Но вместе с тем в приведенной выдержке нельзя не заметить стремления завуалировать роль государственной власти в контроле за прессой, принимающем, возможно, не столь заметные, но достаточно эффективные формы. Формально средства массовой информации независимы от государства. Однако фактически их деятельность нередко координируется и контролируется государственными органами федерации и штатов.

В частности, много жалоб на ограничение доступа журналистов к информации поступало в период войны в Персидском заливе в начале 90-х годов. В последние же годы администрация Буша довольно успешно научилась манипулировать прессой не через прямые запреты и указания, а через пропаганду патриотизма и национальной безопасности. Никому не хочется выглядеть не патриотом, и телевизионные станции уже почти соревнуются в своей поддержке политики национальной безопасности и проч. Еще один источник давления на медиа в США - крупные компании, контролирующие акции медиа-холдингов - Дисней (АВС), Виаком (CBS), Дженерал Электрик (NBC). У компаний есть свои социальные и политические интересы, и общественный имидж им не безразличен, как и отношение с властью.

Швеция

Конституция Швеции, напротив, весьма подробно излагает основания, по которым могут быть ограничены свобода выражения и свобода информации. К ним, в частности, относятся: соображения безопасности Королевства, а также национальной экономики, интересы сохранения общественного порядка и безопасности, соображения целостности индивида, святости частной жизни и уголовного преследования за преступления (ст. 13). Вместе с тем, в абзаце 2 этой же статьи указывается, что "при определении того, какие ограничения могут быть наложены на основе предписаний предыдущего абзаца, особое внимание следует придавать важности максимально возможной свободы выражения и информации в политической, религиозной, профессиональной, научной сферах".

Что же касается Швеции, то она признает самое широкое право на доступ журналистов к информации, более того, в этой стране есть закон, по которому чиновник любого ведомства имеет право сообщать любую информацию журналистам, даже секретную. Он лишь не имеет права выдавать журналистам документы. Возможность открытой беседы чиновников с журналистами сделали достаточно успешной борьбу с бюрократией в Швеции.

Франция

Во Франции разработано подробное специальное законодательство, регламентирующее свободу печати. Причем основной текст был принят 29 июля 1881 г. Закон решает два основных вопроса: кто и в каких размерах несет ответственность за злоупотребления свободной печати, и какие действия прессы являются таким злоупотреблением. Свобода выражения мнений и распространения информации - право, закрепленное в Конституции. Статья 11 Декларации прав человека и гражданина 1789 года, включенная в преамбулу Конституции 1958 года, гласит: "Свободный обмен мыслями и мнениями относится к наиболее ценным правам человека. Таким образом, все люди могут свободно говорить, писать и делать публикации при условии, что они будут отвечать за любое злоупотребление этой свободой в случаях, предусмотренных законодательством".
Кроме того, свобода самовыражения и общения - один из "фундаментальных принципов, гарантированных законами Республики", который, согласно заявлению Конституционного совета, имеет конституционный статус. Конституционный совет в подтверждение статуса свободы выражения мнений и свободы печати заявляет, что эти свобода составляют одну из основных гарантий остальных прав и свобод личности.

Закон 1881 года - истинный кодекс свободы выражения мнений: он касается не только печатной прессы, но и всего спектра печатной продукции, включая открытки, книги, плакаты и их продажу.

Помимо провозглашения принципа свободы печати, Закон содержит положения уголовного и уголовно-процессуального права о нарушениях, совершаемых СМИ. За последние 110 лет Закон пересматривался несколько раз, обычно в связи с рассмотрением конкретных дел. Однако основательного пересмотра ни разу не производилось. Как в кодексы (Уголовный, Кодекс Национальной службы, кодекс Здоровья Общества), так и в специальные законы (как, например, закон 1949 года о публикациях, адресованных молодежи) были внесены многочисленные поправки, относящиеся к прессе. В 1992 году завершилась кодификация законодательства, - был принят Коммуникационный кодекс (Code de la communication).
Французский Конституционный совет (Conseil constitutionnel) уполномочен объявить закон недействительным, если он противоречит Конституции. Его решения являются окончательными и обязательными для всех органов власти и управления. Административный суд уполномочен самостоятельно аннулировать подзаконный акт, если признает его неконституционным.