Балагушкин Е. Нетрадиционные религии в современной России

ОГЛАВЛЕНИЕ

Раздел II. Основные представители новых религиозных движений

Глава IV. Великое Белое Братство — ЮСМАЛОС

4. Метаморфоза сакрального пространства в ЮСМАЛОС

Обратимся к фундаментальной характеристике религиозного пространства, связанной с особенностями его смысловой структуры, прежде всего с отношением “земного мира” к полярной противоположности божественного и сатанинского начал. Речь идет о модификации сакрального пространства религии, определяющей во многом целенаправленность религиозной деятельности и социокультурную типологию религии, в данном случае принадлежность Белого Братства к новым религиозным движениям альтернативного типа.

Вероучение ЮСМАЛОС базируется на представлении об онтологической разорванности религиозного пространства: земная действительность принципиально противопоставлена божественному началу. Она являет собой падший мир, полностью лишенный каких-либо элементов или проявлений святости, божественной благодати, поскольку “сейчас на Земле, по словам вероучителей ЮСМАЛОС, происходит полное внедрение Антибога (Сатаны) и влияние его энергий на все живое. Господствуют энергии и проявления материальных сущностей из сфер Сатаны. Господь распят и вытеснен грешным миром” [7, 16]. Земной, человеческий мир расценивается как “неудачный эксперимент” и поэтому заслуживает уничтожения [6]. Морфологически эти воззрения тождественны манихейству с его антагонизмом Света и Тьмы как двух высших, полярных противоположностей, да и терминологически ЮСМАЛОС повторяет эту древнюю сакральную мифологему, постоянно оперируя образами божественного света и сатанинской тьмы.

В силу своей эсхатологической направленности вероучение ЮСМАЛОС подчеркивает современный, актуальный характер отпадения мира от Бога, при этом речь идет не о секуляризации (хотя, как увидим, имеется в виду именно секулярный процесс научно-технического развития), а о негативной сакрализации земного мира и человеческого общества, о подпадении их под власть Антихриста, Сатаны или Антибога (богословы Белого Братства не вдаются в различия между этими наименованиями). Этот процесс они объясняют двумя факторами, один из которых заключается в инфантильности человечества, не способного устоять перед сатанинскими соблазнами (давний богословский аргумент, используемый во всех религиозных традициях). В новой редакции ЮСМАЛОС он звучит так: “Человечество, отошедшее от Бога, стало пленником Антибога, который обольщает и порабощает людей с помощью чувственных удовольствий, денег, бизнеса, спорта... и других сатанинских прелестей” [8, 1]. Другим фактором отпадения человечества от Бога объявлены достижения научно-технического прогресса, причем не его “оборотная”, негативная сторона, так называемые “издержки”, которые страны с действенными экологическими программами упорно стремятся ограничить и свести у себя и в мировом масштабе к минимуму, а научно-техническое развитие современной цивилизации как таковое: “Технический прогресс есть детище Сатаны. Компьютеризация, профессиональное использование микрокомпьютерной техники и автоматики, используемые на уничтожение человеческого существа, проникают во все сферы жизни землян. Основная миссия Сатаны-Антихриста ныне — уничтожение живой природы человека и естественных условий жизни на Земле” [7, 16]. В этом аргументе, органически присущем давно известным антицивилизационным настроениям религиозно-новационных движений определенного типа, также, по существу, нет ничего нового: вспомним российских старообрядцев, отвергавших и денежное обращение, и паспорта, и переписи населения, и многое другое, или германско-американских харперов, считавших неприемлемым для себя новшеством пуговицы и автомобили. Так что нет ничего неожиданного, что подобная аргументация встречается и у представителей современных религиозных движений (тех же членов Белого Братства, например, призывают: “Не участвуйте в переписи населения! Это — кодировка” [1]). Курьез заключается в другом: как-то странно слышать доводы об инфантильном человечестве, ставшем жертвой сатанинских соблазнов, от Марии Дэви — бывшей журналистки и работника райкома комсомола Марины Цвигун, которая до своего самообожествления долгие годы по долгу службы и по убеждению отстаивала представление о сознательности и самостоятельности человеческой личности. Не менее курьезно то, что другой идеолог ЮСМАЛОС — Юрий Кривоногов, назвавшийся божественным Иоанном Свами и ныне объявляющий компьютерную технологию и автоматизацию делом рук сатаны, сам принадлежал к научно-технической интеллигенции и даже защитил диссертацию по компьютерным разработкам. Юсмалианам не стоило бы утешаться тем, что былая светская профессиональная деятельность их божественных наставников свидетельствует якобы о том, что они знают, о чем говорят: вовсе нет, их аргументация относительно “упадка” современного человечества носит исключительно сакрально-мифологический характер и полностью лишена профессиональных суждений по существу проблемы.

Картина фундаментального разрыва сакрального пространства содержится в воззрениях различных религиозных направлений библейской традиции, но вероучение ЮСМАЛОС придает ей специфическую трактовку, которая характеризуется представлением об экстремально динамичном взаимодействии между собой сакральных противоположностей, что оборачивается для земного мира и человечества наступлением глобальной катастрофы — Армагеддона. ЮСМАЛОС провозглашает начало катастрофической перестройки всего сакрального космоса и уничтожения вследствие этого реальности нашего земного мира: “явление в мир двух Духовных Учителей [т. е. основателей Белого Братства] есть знак окончания существования материального мира на Земле” [6].

В соответствии с доминированием в учении ЮСМАЛОС эсхатологической установки пропагандируется представление о том, что активность негативного начала и его воздействие на людей все время нарастает и усиливается: “постепенно раскручивается маховик гигантской машины Сатаны, и скорбная моя страна, — провозглашает Мария Дэви, назвавшаяся Матерью Мира, — втягивается в непоправимое бедствие землян, отрекшихся от Бога”, злокозненное начало осуществляет свое “постепенное и незаметное проникновение во все сферы жизни на Земле” [1].

Нарисованная в манихейском духе полярная противоположность двух верховных сакральных начал и антагонистическая борьба между ними неминуемо ведут, по вероучению ЮСМАЛОС, к религиозной конфронтации в обществе: “Сейчас, как никогда, идет война за души. Дьявол радуется каждому новому отлученному от Бога и Его Матери. Все, отрицающие крест, особенно крест с распятием — от Сатаны” [1]. Это доводы в пользу дифференцированного подхода к людям в зависимости от их отношения к новой вере, это проповедь размежевания общества по конфессиональному принципу и провоцирование межрелигиозной вражды, обоснование необходимости усиленной евангелизации населения. “Активней делите народ на “козлов” и “овец”. Найдите каждую заблудшую овцу” [1], — призывает Мария Дэви.

Важно обратить внимание на то, что осуждение грешного, падшего земного мира оборачивается в доктрине ЮСМАЛОС антиобщественными установками, призывами к нигилистическому отношению к закону и порядку в обществе, что нашло свое практическое воплощение в киевском путче юсмалиан 1993 года. В самом вероучении этот призыв звучит, конечно, более завуалировано: “Выполняй единые законы сердца, а не сатанинские, ибо только в сердце — Христос!” [3]. Тем не менее осуждение существующего в обществе правопорядка, правил поведения и норм морали высказано здесь со всей определенностью.