Куропаткин А. Русская армия

ОГЛАВЛЕНИЕ

Меры по усилению военного положения России

Строевая организация войск

На основании опыта минувшей войны полагаю необходимым принять в нашей армии следующую строевую организацию войск всех родов оружия.

Пехотный полк — 4 батальона, четырехротного состава каждый. Рота в 250 человек боевого состава. Кроме 16 строевых рот в полку состоят охотничьи команды, пешая и конная, и пулеметная команда с 16 переносимыми людьми пулеметами. Сила полка — 5 тыс. человек.

Кавалерийский и казачий полки без изменений.

Бригада пехоты — 2 полка — 8 батальонов.

Бригада конницы — 2 полка — 12 эскадронов или сотен.

Все бригады, как пехотные, так и кавалерийские, имеют значение отдельных бригад.

Дивизия пехоты — 2 бригады пехоты, полк артиллерии , саперный батальон, телеграфная рота, 2 эскадрона или сотни конницы, обозная рота, парки, хлебопекарня, госпитали. Итого 17 батальонов, 48 орудий и 2 эскадрона или сотни.

Дивизия конницы — 3 отдельных бригады и 1 батарея, 36 эскадронов или сотен и 12 конных орудий.

Армейский корпус — 3 дивизии пехоты, бригада артиллерии, в том числе полк гаубичных батарей, бригада конницы , бригада саперов , обозный батальон, батальон этапных войск. Итого 48 батальонов пехоты, 168 орудий, 12 эскадронов или сотен и 3 саперных батальона.

Резервные войска в случае мобилизации формируют отдельные пехотные бригады с придачей им резервных же частей артиллерии, конницы и саперов. Каждая резервная бригада состоит из 8 батальонов, 2 батарей (24 орудий), 1 эскадрона резервной конницы или льготных казачьих частей третьей очереди, 2 рот саперов, полуроты телеграфистов, обоза, госпиталей, хлебопекарни.

Такие самостоятельно организованные резервные бригады придаются к армиям, откуда они получают назначение, или в состав армейского резерва, или для выполнения самостоятельных задач по охране флангов, по охране тыла, или присоединяются к корпусам в зависимости от важности задачи, возложенной на корпус, или в зависимости от личности командира корпуса.

При такой организации получится большая самостоятельность полков, бригад, дивизий и корпусов, а существование отдельных резервных бригад вне дивизионной и корпусной организации устранит во многих случаях во время боя нарушение корпусной и дивизионной организации.

Включать резервные войска заблаговременно в состав полевых войск — дивизий (третьими бригадами) — или в состав корпусов не представляется удобным и потому, что резервные войска будут готовы к бою позже полевых войск.

Меры к увеличению упорства войск в бою

Изложенные выше предложения по поднятию боевой готовности и годности нашей армии касаются лишь некоторых сторон организации и подготовки армии в целях более успешного ведения войны с любым противником.

Главными средствами для обеспечения успеха останутся, как то было и ранее: высокий нравственный дух войск и быстрый сбор превосходных сравнительно с противником сил. Политическая подготовка к войне должна давать возможность располагать по возможности всеми вооруженными силами государства для вооруженной борьбы с тем или другим противником. Обилие и сила железных дорог должны давать средства быстрого сбора превосходных по численности сил. В зависимости от этих двух важнейших данных и будет определяться план войны.

Возможность принять наступательный план войны представляет огромные преимущества, ибо противнику диктуется наша воля, передовые войска противника вынуждены отступать, появляется возможность наносить менее готовым к бою силам противника частные поражения, подвозимые подкрепления могут быть подставляемы под удары по частями. В результате таких действий нравственный дух войск наступающего поднимется и, наоборот, нравственный дух обороняющегося неизбежно понизится. Восстановить равновесие в силах материальных и моральных составит при этих условиях крайне тяжелую, медленно достигаемую задачу. Надо иметь непоколебимую веру в окончательный успех и огромные терпение и энергию, чтобы при оборонительном плане войны преодолеть все трудности и с переходом в наступление победить врага.

Из краткого очерка боевых задач, выполненных русской вооруженной силой в XVIII и XIX столетиях, видно, что большую часть веденных нами войн мы начинали наступлением. При отсутствии железных дорог и содержании в мирное время многочисленной армии постоянного состава (сроки службы 25 лет), при равенстве, а часто и при превосходстве вооружения и обучения, Россия имела возможность, начиная войну, диктовать свой волю противнику, т. е. действовать наступательно.

Ныне готовность армии тесно связана с культурным ростом нации, поэтому мы и стали быстро отставать в готовности от наших западных соседей, а в войну Русско-японскую обозначилась и наша отсталость от восточного соседа — Японии.

Несомненно, что великая Россия найдет со временем силы и средства занять снова среди других держав прежнее по боевой готовности своей армии место. Но для сего потребуется много лет непрерывной работы по поднятию жизненных сил всей страны. В особенности без большого развития железнодорожной сети быстрое сосредоточение огромной армии и принятие ей общего наступательного плана действий невозможны .

Совершенно неизвестно, дадут ли нам время дожидаться такого результата и не будем ли мы вновь вовлечены в войну ранее усиления своей армии во всех отношениях, в том числе и железнодорожном. Поэтому нам надо, не теряя времени, готовиться к новой вооруженной борьбе при условии неблагоприятных для нас, подобных тем, кои сложились в минувшую войну.

Не касаясь здесь необходимости дипломатической подготовки войны и настроения во время войны всех слоев русского населения, я намечу в самых общих чертах лишь те мероприятия, которые надлежит, по моему мнению, принять, чтобы возможно производительнее использовать те силы, которые уже прибыли в состав действующей армии.

В тактике для действия войск на поле сражения принят весьма важный принцип несменяемости частей войск, введенных в бой. Поэтому каждая двинутая в бой часть войск должна знать, что поддержка будет, но смены не будет. Этот принцип в самой широкой степени должен быть применен и ко всем без различия чинам, попавшим в действующую армию. До достижения победы никто из них не может возвратиться домой или получить вне театра военных действий иное назначение. Лица, коим оказалось не под силу возложенное на них боевое командование, должны быть использованы для иной службы, где их силы моральные и физические могут оказаться достаточными. В таком грозном деле, как война в целях защиты целости и величия родины, никакое личное самолюбие не может и не должно иметь место. Наибольшим позором, не смываемым всю жизнь, должно считаться удаление из действующей армии лиц любого ранга. Такие удаляемые лица должны одновременно лишаться воинского звания, исключаться из службы и терять все приобретенные ими службой права. Как офицеры, так и нижние чины, удаленные из рядов действующей армии, должны считаться лишенными прав на занятие каких-либо должностей по выбору или назначению и вне военного ведомства.

За проявленную трусость все чины армии заслуживают смертную казнь.

Выше я указывал не необходимость самого быстрого движения вперед офицеров, обнаруживших военные дарования, отвагу, самостоятельность. Одновременно старших начальствующих лиц, оказавшихся несоответствующими, надо быстро удалять от командования, давая им подходящее их силам назначение. Командиры корпусов и начальники дивизий, признанные не соответствующими, должны в защиту своей военной чести ходатайствовать остаться в рядах армии в голове дивизий, бригад. На войне можно признавать только одно старшинство, а именно старшинство лиц, способных одержать победу над врагом. Старшие генералы, прибывшие в голове корпусов и дивизий, неспособные продолжать боевую службу в строю, могут оказаться весьма полезными для службы в тылу, для начальствования этапными линиями, заведывания запасными войсками, для их обучения, заведывания госпиталями, для управления населением и проч.

Если мы в будущем хотим одержать победу над сильным врагом, то не должны допускать, чтобы не выдержавшие боевого испытания начальники дивизий, бригадные и полковые командиры получали в немобилизованных частях назначения; не должны допускать, чтобы многие сотни офицеров, выбывшие из армии по выздоровлении, под разными предлогами уклонялись от возвращения в армию.

Если в мирное время необходимы в частях войск суды чести, то таковые особенно необходимы в военное время. Эти суды должны быть образованы не только полках, но и в корпусах и армиях для суждения о поведении в бою старших начальствующих лиц до начальников дивизий включительно.

Настоятельно необходимо прекратить и безнаказанность нижних чинов, обнаруживших малодушие в бой или содеявших позорящие честь части поступки вне боя. Прежде всего необходимо возвратить начальствующим лицам право перевода нижних чинов в разряд штрафованных. Затем одним из средств для обуздания худших элементов считаю образование в каждой роте и отдельной части войск солдатских судов чести — ротных и полковых.

При современном духовном развитии нашего простолюдина признаю необходимым в военное время предоставить солдатским судам чести налагать по их усмотрению на виновных рядовых телесное наказание.

Одной из главных причин ослабления боевого состава наших частей войск являлся вынос раненых. Надлежит по этому важному вопросу постановить неизменный закон, по которому вынос раненых во время боя должен составлять заботу только чинов, специально для сего определенных, а выход во время боя из строя под предлогом выноса раненых приравнять к оставлению поля сражения из трусости и карать по закону.

Для доведения боя до необходимого упорства все начальствующие чины, ранее отказа от выполнения порученной им задачи, обязаны употребить и последнее средство свой личный пример с последним своим резервом, или возглавляли ту или другую из введенных в бой частей.

В третьем томе моего отчета указаны случаи, где начальствующие лица, отдав приказание об отступлении, сами преждевременно уезжали в тыл. Такие примеры всегда заразительны и ведут к расстройству частей вместе с подрывом доверия к своему начальству.

Начальники частей войск, не оказавших, имея к тому возможность, поддержки соседним частям войск в бою, подлежат отстранению от должностей, суду по законам военного времени и наказанию до смертной казни включительно.

Начальники всех степеней должны сознавать важность каждого лишнего человека в рядах бойцов. Поэтому как перед боем, так и во время боя, надлежит принимать все меры, чтобы поддерживать возможно сильный боевой состав частей войск.

Наконец, позволю себе высказать мнение, что существующие законоположения о наградах в военное время надлежит пересмотреть и значительно изменить. Число боевых наград слишком велико. Выдача их производится массовым порядком. Через несколько месяцев войны значительное число офицеров сравниваются в числе боевых наград, причем сравниваются командиры рот, все время бывшие со своими ротами в боевой линии, с заведывающими хозяйством, командирами обозов и в особенности со служащими в штабах.

Как выяснилось в минувшую войну, болезненность среди офицеров, несмотря на их лучшие сравнительно с нижними чинами жизненные условия, была большей, чем у нижних чинов. Необходимо на этот факт обратить самое серьезное внимание. К сожалению, при посещении госпиталей врачи неоднократно указывали мне на случаи притворства не только среди нижних чинов, но и среди офицеров. Большинство, конечно, были действительно больны, но многие из них заболели по своей неосторожности. Необходимо, чтобы сами офицеры признавали, что насколько почетно во время войны быть раненым, настолько мало почетно проводить время в госпиталях, когда их товарищи ведут бой с врагом.

Следует установить законом, при каких заболеваниях всем офицерам армии, чиновникам и нижним чинам время болезни должно исключаться из действительной службы, с прекращением выдачи содержания по военному времени. Все офицеры и чиновники, отсутствующие по болезни свыше двух месяцев, должны отчисляться от занимаемых ими должностей с перечислением в запасные войска.

В минувшую войну в числе печальных явлений надо отметить большую легкость, чем то было в прежнее время, сдачи в плен не только нижних чинов, но и офицеров. К сожалению, по отношению к таким лицам даже не применялся существующий закон, предписывающий расследование обстоятельств, при которых произошло пленение. Прямо из

Японии бывшие пленные приказами по военному ведомству получали назначения даже начальниками дивизий. Между тем может существовать только одно обстоятельство, оправдывающее сдачу в плен — это ранение. Все же сдавшиеся в плен не ранеными должны быть ответственны за то, что не сражались до последней капли крови.

Закон о крепостях должен быть пересмотрен, и из него надлежит вовсе выкинуть случаи, когда оправдывается сдача крепости. Крепости могут быть взяты, но сдаваться не должны ни при каких условиях. Коменданты крепостей, сдавших крепости, командиры судов, сдавших суда, начальники частей войск, положивших оружие, должны признаваться лишенными всех прав состояния и приговоренными к расстрелу без суда. Все сдавшиеся в плен не ранеными должны считаться со дня сдачи в плен лишенными воинского звания.

Периодическая печать во время войны много способствовала подрыву авторитета начальствующих лиц, офицеров, понижению нравственного духа войск. При будущей войне в печать должны проникать только такие сообщения, которые могут способствовать поднятию духа войск, способствовать победе, а не поражению. После окончания войны — другое дело: тут, по моему мнению, необходимо допускать для пользы дела самое откровенное исследование всех наших недочетов, обозначившихся во время войны.

Но недостаточно еще, чтобы все чины армии были проникнуты сознанием необходимости вести начатую борьбу до победы над врагом. Необходимо, чтобы весь русский народ был проникнут этим сознанием и в мере сил и средств способствовал успешному выполнению армией возложенной на нее тяжелой задачи.

При нашей отсталости, особенно в железнодорожном отношении, мы и ныне обречены в случае новой войны на медленный сбор своих сил. Поэтому для нас война и в будущем может получить длительный характер. Не будучи в силах сразу выставить большие силы и овладеть инициативой в действиях, мы можем снова быть вынуждены нести все последствия нашей неготовности: частные неудачи, отступления. Надо непоколебимо твердо верить в конечный победный исход войны, при каких бы неблагоприятных условиях ни протекало начало войны. Духовные и материальные силы России огромны. В непреклонной решимости армии и всего русского народа продолжать войну до победного исхода борьбы и будет заключаться главный залог победы.

Окончу эту главу возвращением к основному для нашей армии вопросу: о лучшей подготовке в мирное время командного состава нашей армии.

Выше была объяснена необходимость дать возможность нашему командному составу не только учить других, но и учиться самому. В этих видах необходимо пересмотреть и изменить наши расписания летних занятий. Эти расписания почти не дают практики старшим начальствующим лицам.

В настоящее время летние занятия войск оканчиваются для очень многих частей уже в августе. Это слишком рано. Например, в Петербургском военном округе летние занятия для масс войск оканчивались даже в первой половине августа. Между тем, для войсковых занятий в поле наилучшим месяцем можно считать сентябрь, потому что жатва уже снята и войска не ставятся в неестественную обстановку, признавая засеянное, например, картофелем поле непроходимым препятствием.

Представляется необходимым летние занятия войск всюду продолжить еще на один месяц специально для обучения своим обязанностям старшего командного состава армии.

В этот период все командиры корпусов и начальники дивизий должны командовать частями войск, во главе которых поставлены. Чтобы найти нужное число посредников, занятия с крупными частями войск должны в разных округах производиться в разное время, начиная с августа и оканчивая октябрем Занятия эти должны вестись на совершенно незнакомой местности.

Офицеры генерального штаба при этих занятиях должны усиленно практиковаться в своевременном представлении своим начальникам материала для постановки решений, вместо подсказки решений без сбора этих материалов и знакомства с обстановкой.

Командир корпуса и начальник дивизии должны ежедневно получать отчетную карточку с нанесением на ней условными знаками расположения войск, предполагаемого расположения сил противника, справку о путях, о местности. Если предстоит атака позиций, то о предполагаемом занятии ее противником (фланги, пути отступления и проч.). Имея своевременно эти данные, наши начальники приучатся вполне сознательно принимать решения о распределении и направлении своих войск для марша, атаки и обороны.

Командующие войсками в округах должны непрерывно присутствовать на этих занятиях и завершать их действиями под своим личным начальством. Для облегчения войск и сокращения расходов казны часть этих важных занятий может производиться войсками в сокращенном количестве: ротой обозначать батальон и т. д.

Когда рядом мер будет приподнята подготовка в мирное время наших старших начальников войск, улучшится их выбор, самостоятельность в их деятельности, разовьется в них инициатива, тогда облегчится решение важного и трудного вопроса для армии: выбора главнокомандующих и командующих армиями в военное время.

Один из самых выдающихся стратегов и военных мыслителей прошлого столетия, Блюме, в своем труде «Стратегия» делает следующий вывод о значении частных начальников на войне: «Даже величайший гений полководца не заменит ему самостоятельного содействия частных начальников».

Немцы в 1870—1871 годах вполне подтвердили правильность этого положения.

Уже после напечатания XXXVI главы в журнале «Русская мысль» за март сего года появилась статья Л. Гальберштадта в отделе иностранной политики под заглавием «Дальний Восток». В статье этой на основании наблюдений европейцев, проживающих в Китае, приводится несколько интересных данных, служащих подтверждением изложенных мной в этой главе мыслей о «желтой опасности».

Русско-японская война всколыхнула все народы Азии. В Китае возникли две могущественные партии, из которых одна японофилъская, другая японофобская. «Так называемая миссия Японии среди желтой расы встречает в Китае столько же энтузиастов, сколько заклятых врагов».

Уже в конце Русско-японской войны китайское правительство проявило кипучую деятельность. Прежде всего был разработан ряд мероприятий, имевших целью реформировать систему обучения с целью дать возможность выдвигаться вперед наиболее сильным ученикам.

«Школьная реформа ввела в программу средней школы преподавание наук, почти устранив из нее схоластику, давившую и душившую китайца с начальной школы и до высшей». В деле этой реформы проявился патриотический порыв. Так, в одной Печилийской провинции было открыто до 3 тыс. новых школ.

В школьной реформе, как и в железнодорожном строительстве, китайцы проявили страстное желание взять у Европы ее культуру, но обойтись при этом, по возможности, без европейцев. Китайцы начали усиленно учиться в Японии. Японские университеты переполнены китайскими студентами. С каждым годом число образованных китайцев растет. Основной лозунг в Китае вполне определился: «Китай для китайцев».

Военная реформа в Китае началась после Японо-китайской войны. Первая династия, обученная при помощи немецких инструкторов, уже была сформирована в 1900 году, но участия в военных действиях не принимала. В 1901 году Юан-Шикай заменяет Ли-хун-чанга в Тиентзпне и создает там регулярные войска. Вице-король Нанкина и затем Ханькоу формирует 2 дивизии. Эти войска составили ядро новой китайской армии.

Европейцы, видевшие китайские войска на маневрах в 1905 году, признали их серьезной силой.

Пока в китайских войсках много иностранных инструкторов, преимущественно японцев, но китайцы усиленно борются, чтобы скорее заменить их своими. С этой целью открыто до 40 кадетских корпусов , в которых ныне свыше 7 тыс. учащихся и несколько офицерских школ, соответствующих нашим военным училищам. Кроме того, до 2 тыс. человек готовится к офицерским обязанностям в японских военных школах и в японской армии. Ежегодный выпуск офицеров будет доведен в настоящем году до 1500 человек. Для подготовки штабных офицеров основана высшая школа.

Для реформирования армии составлен план, по которому в каждой из провинций собственно Китая должно быть создано по 2 дивизии по японскому образцу: каждая из дивизий будет заключать в себе 4 трехбатальонных полка, трехэскадронный полк конницы, 9 батарей (54 орудий), саперный батальон и обоз — всего 12 тыс. человек.

Все 36 дивизий составят армию в 430 тыс. человек, по-европейски сформированную и обученную. Такая армия будет существовать уже через несколько лет и с резервными войсками, в случае войны, достигнет миллионной численности.

Год тому назад в Китае уже находилось в составе европейски обученных войск 150 тыс. человек, образующих 25 бригад; 17 из этих бригад были снабжены артиллерией, кавалерией и саперными частями.

О том, какие планы могут зреть в умах китайцев на будущее, указывает заявление в 1907 году в Берлине китайского посла Уин-чанга о том, что в Китае разрабатывается план создания армии в 10 млн человек строевого состава.

Патриотический подъем, охвативший китайскую нацию, отразился и на армии. Вместо прежнего нерасположения к военной службе явился порыв к ней. В 1904 году при открытии низшей офицерской школы в Ханькоу (соответствующей нашему кадетскому корпусу) на 60 вакансий явилось свыше тысячи кандидатов. Военные школы полны сыновьями мандаринов и богатых купцов.

Нижние чины служат по найму и по рекрутским наборам. Семьи служащих получают часть жалования, определенного для нижних чинов; во все время нахождения в запасе получает военное пособие.

С китайской точки зрения громадное моральное значение имеет то обстоятельство, что образованные (по китайским понятиям) люди идут и на военную службу, а не только на гражданскую. При том ореоле, которым издревле в Китае окружено знание, это придает офицерам новое и почетнейшее положение в китайском обществе.

D'Ollone рассказывает, что теперь в Китае, даже в глуши на улицах видны «отряды» ребятишек, играющих в «военное учение» и точно подражающих эволюциям войск. В той самой долине нижнего Янг-тзу, о которой еще Марк Поло презрительно говорил, что там «нет и не бывало рыцарей», теперь всюду распространились гимнастические общества: молодежь по собственному почину изучает военный строй. «Скоро, скоро наши вожди поведут миллионы молодых воинов, которые покорят Европу и Америку. О вы, безумные белые варвары, не рассчитывайте, что страдания Китая будут еще долго длиться», — вот какие песни поются членами гимнастических обществ в Китае.

В начальных школах провинции Кианг-су, в книге для чтения учеников имеется песня патриотического характера, которая оканчивается словами: «Боги, воззрите на наше государство, чтобы уснувший лев проснулся, наконец, и с ревом кинулся на поле битвы».

Таковы в общем данные, сообщаемые в статье «Дальний Восток» .

Необходимо отнестись к ним с величайшим вниманием, чтобы не пропустить военного пробуждения Китая, подобно тому, как было пропущено военное пробуждение Японии.

Долгое время Китай признавал лучшей гарантией для поддержания дружественных отношений с Россией пустынность местностей, прилегавших к русской границе со стороны Монголии и Маньчжурии. Поэтому переселение китайцев в эти пограничные местности было запрещено. Этим объясняется, почему в обширной северной части Маньчжурии, способной вместить и прокормить многочисленное население, ко времени Русско-японской войны проживало всего около 1 миллиона душ. Теперь положение, к нашей невыгоде, быстро меняется. Китайцы перестали считать пустынность хорошим средством защиты против белых варваров и, надеясь на свой армию, двинули колонизационную волну не только в северную Маньчжурию, но и в Монголию.

Пока нашей огромной границе с Китаем грозит опасность только в ее восточной части. Через 15—25 лет, если заселению китайцами пограничной полосы не будет поставлено препятствий, нашей границе с Китаем будет угрожать опасность на всем ее протяжении со стороны Сибири, что составляет около 7 тыс. верст .

Ныне китайцы оспаривают заработок русского населения главным образом в Приамурском крае. Со временем они будут оспаривать этот заработок во всей Сибири к пользе представителей капитала, но ко вреду для рабочих масс русского населения.

 

Артиллерийские полки в командном отношении находятся в полном подчинении начальников дивизий. Командиры артиллерийских бригад по отношению ко всем батареям, входящим в состав корпуса, ведают инспекторской, технической частями и учебным отделом.

1 полк конницы при дивизиях.

3 батальона саперов и 3 роты телеграфистов при дивизиях. Минная рота и 2 телеграфные роты при корпусе.

Изложенные ниже соображения высказаны мною 4 года тому назад и помещены в моем отчете.

В войнах с Турцией, Персией, на Кавказе и в Средней Азии.

Частное наступление тех или других групп войск возможно и желательно и при более медленном накоплении сил в период сосредоточения, чем у противника.

Так называемых низших офицерских школ.

Автор труда « La Chine gserriere et novatrice».

Русская мысль, 1910, № 3.

Протяжение всей русско-китайской границы от Памира почти до берегов Великого океана составляет 9100 верст.