Тараторин В. История боевого фехтования: Развитие тактики ближнего боя от древности до начала XIX века.

ОГЛАВЛЕНИЕ

ГЛАВА 3. СРЕДНИЕ ВЕКА

22. ШВЕЙЦАРЦЫ И ПРОЧИЕ

Совершенно новую пехотную тактику, а точнее говоря, хорошо забытую
старую - античную - в средние века применили швейцарцы. Ее появление
стало результатом двухвекового боевого опыта швейцарских кантонов, на-
копленного в войнах с германцами. Только с образованием государственного
союза "лесных земель" (Швиц, Ури и Унтеральден) в 1291 г. с единым пра-
вительством и командованием, смогла сложиться знаменитая швейцарская
"баталия".
Гористая местность не позволяла создать сильную кавалерию, зато ли-
нейная пехота в сочетании со стрелками была организована блестяще. Неиз-
вестно, кто явился автором этого строя, но несомненно, это был человек,
знакомый с военной историей Греции, Македонии и Рима. Он использовал
предыдущий опыт фламандских городских ополчений, применявших фалангу. Но
швейцарцам нужен был такой боевой порядок, который позволял бы бойцам
отражать атаки противника со всех сторон. Прежде всего такая тактика бы-
ла предназначена для борьбы с тяжелой конницей. Баталия была абсолютно
беспомощна против стрелков, ей с успехом могла противостоять организо-
ванная пехота. Ее уязвимость для метательных снарядов и стрел объясня-
лась тем, что в XIV в, повсеместно стал использоваться сплошной металли-
ческий доспех готического типа. Его боевые качества были столь высоки,
что воины, и конные, и пешие, имеющие такое снаряжение, мало-помалу ста-
ли отказываться от крупных щитов, заменяя их небольшого размера "кулач-
ными" - удобными для фехтования.
Чтобы как можно эффективней пробивать такой доспех, оружейники приду-
мывали новые варианты оружия: годендаги, боевые молоты, алебарды... Дело
в том, что у короткодревковых топоров, секир, чеканов для пробивания
сплошного доспеха не хватало радиуса размаха, следовательно, их пробив-
ная сила была невелика, и для того, чтобы пробить кирасу или шлем, тре-
бовалось нанести целую серию ударов (разумеется, были очень сильные фи-
зически люди, которые с успехом использовали и короткодревковое оружие,
но таких было немного). Поэтому изобрели оружие ударного действия на
длинном древке, которое увеличивало радиус удара и, соответственно, его
силу, чему способствовало еще и то, что воин наносил удар двумя руками.
Это послужило дополнительной причиной отказа от щитов. Длина пики также
вынуждала бойца манипулировать ею двумя руками, для пикинеров щит стано-
вился обузой.
Для собственной защиты пешие бездоспешные стрелки использовали щиты
большого размера, составляя из них сплошную стену или действуя индивиду-
ально.
Традиционно изобретение алебарды приписывают швейцарцам. Но ни в од-
ной стране такое оружие не могло появиться вдруг, сразу. Для этого нужен
длительный боевой опыт и мощная производственная база, имеющаяся только
в крупных городах. Наиболее благоприятные условия для усовершенствования
оружия в то время были в Германии. Швейцарцы же не изобрели, а система-
тизировали использование алебарды и пики в строю.
Баталии могли быть разных размеров и представляли собой квадраты в
30, 40, 50 воинов в ширину и глубину. Расположение пехотинцев в них, ве-
роятнее всего, было следующим: первые две шеренги составляли пикинеры,
облаченные в надежные защитные доспехи. Их пики не были особенно длинны-
ми и достигали 3-3,5 метров. Держали оружие двумя руками: первый ряд -
на уровне бедра, а второй - на уровне груди. Воины имели и оружие ближ-
него боя. Так как основной удар врага принимали именно они, то и платили
им больше, чем всем остальным. Третью шеренгу составляли алебардисты,
которые наносили удары по пробившимся вплотную к первым рядам противни-
ка: рубящие - сверху или колющие - через плечи передних воинов. За ними
стояли еще две шеренги пикинеров, пики которых были переброшены на левую
сторону, по македонскому образцу, чтобы при проведении ударов оружие не
сталкивалось с пиками воинов первых двух шеренг. Четвертый и пятый ряды
работали соответственно первый - на уровне бедра, второй - груди. Длина
пик у воинов этих шеренг была еще больше, она достигала 5,5-6 метров.
Швейцарцы при наличии алебардистов в третьей шеренге не использовали
шестой ударный ряд. Это обусловливалось тем, что воины были бы вынуждены
наносить удары пиками на верхнем уровне, то есть от головы, поверх плеч
впередистоящих, а в этом случае пики бойцов шестого ряда сталкивались бы
с алебардами третьей шеренги, тоже работавшей на верхнем уровне и огра-
ничивали их действия тем, что алебардисты вынуждены были бы наносить
удары только с правой стороны. Иногда воины внутри баталии менялись мес-
тами, в зависимости от складывавшейся боевой обстановки. Командир, для
усиления таранного фронтального удара мог убрать алебардистов из третьей
шеренги и перевести их в задние. Тогда все шесть шеренг пикинеров были
бы задействованы по образцу македонской фаланги. Воины, вооруженные але-
бардами могли находиться и в четвертой шеренге. Такой вариант был удобен
при обороне от атакующей кавалерии. В этом случае пикинеры первого ряда
становились на колено, воткнув пики в землю и направив их остриями в
сторону всадников противника, 2-я и 3-я, 5-я и 6-я шеренги наносили уда-
ры, как было описано выше, а алебардисты, поставленные в четвертый ряд,
имели возможность свободно работать своим оружием, не боясь помехи со
стороны первой шеренги. В любом случае алебардист мог достать противника
лишь тогда, когда тот, преодолев частокол пик, врубался в ряды баталии.
Алебардисты контролировали оборонительные функции построения, гася порыв
нападающих, атаку же вели пикинеры. Такой порядок повторялся всеми че-
тырьмя сторонами баталии.
Находившиеся в центре создавали давление. Так как в рукопашной они не
участвовали, то плату получали наименьшую. Уровень их подготовки был не-
высок, здесь могли использоваться слабо обученные ополченцы. В центре же
находились и командир баталии, знаменосцы, барабанщики и трубачи, кото-
рые подавали сигналы к тому или иному маневру.
Если первые две шеренги баталии могли выдержать обстрел врага, то все
прочие были абсолютно беззащитны от навесной стрельбы. Поэтому линейной
пехоте просто необходимо было прикрытие из стрелков - арбалетчиков или
лучников, вначале пеших, а позже и конных. В XV веке к ним прибавились
еще и аркебузеры.
Боевая тактика швейцарцев была очень гибкой. Они могли вести бой не
только баталией, но и фалангой или клином. Все зависело от решения ко-
мандира, особенностей местности и условий боя.
Свое первое боевое крещение швейцарская баталия получила у горы Мор-
гартен (1315 г.). Швейцарцы атаковали австрийскую армию, находившуюся на
марше, расстроив предварительно ее ряды сброшенными сверху камнями и
бревнами. Австрийцы были разгромлены. В бою при Лаупене (1339 г.) участ-
вовали уже три баталии, поддерживавших друг друга. Здесь проявились их
великолепные боевые качества в схватке с фалангой ополчения города
Фрейсбурга, которая была прорвана не боявшейся флангового охвата батали-
ей. Тяжелая конница не смогла прорвать боевой порядок швейцарцев. Прово-
дя разрозненные атаки, всадники были не в состоянии разорвать строй.
Каждому из них приходилось отбивать удары сразу, по меньшей мере, пяти
человек. В первую очередь погибал конь, а всадник, лишившись его, уже не
представлял опасности для баталии.
При Земпахе (1386 г.) австрийские кавалеристы пытались победить бата-
лию спешенными. Имея лучшее защитное снаряжение, они фалангой атаковали
швейцарцев, вероятно, в угол строя, и почти прорвали его, но положение
спасла вторая подошедшая баталия, ударившая во фланг и тыл австрийцев;
те обратились в бегство.
Однако не стоит считать швейцарцев непобедимыми. Известно, что они
терпели и поражения, например, при СенЖакоб на Бирсе (1444 г.) от дофина
(потом короля) Людовика XI, использовавшего войска наемников, так назы-
ваемой "вольницы арманьяков" (60,52).
Во Франции в это время тоже кипели страсти: в 1337 г. началась Сто-
летняя война. Английская армия, реорганизованная Эдуардом III, была
грозной силой. Основу ее составляла пехота: линейная, набранная из вал-
лийских ополченцев и обученная воевать фалангой, и лучников, боевые ка-
чества которых хорош охарактеризовал Зедделер:
"Стрелки вооружены были луками в шесть футов длины и двумя видами
стрел (легкими и тяжелыми).
Сверх того они имели короткие мечи и по две жерди, заостренные с обо-
их концов, и втыкаемые наклонно перед собой в землю, чтобы прикрыть себя
от конницы.
Для обороны стрелки носили легкий шлем, грудные латы или кольчуги и
небольшие круглые щиты, которые употреблялись только в схватках, а при
действии луками привешивались к эфесам мечей. Но часто стрелки, увлека-
лись неустрашимостью и желая свободно действовать, сбрасывали с себя не
только латы и щиты, но и одежду.
Искусство, которым обитатели Англии издревле отличались в стрельбе из
лука, опытность, приобретенная в частых войнах с шотландцами и валлийца-
ми, и наконец обыкновение стрелков убивать сначала лошадей неприя-
тельских всадников делали их крайне опасными для французов, а особенно
для рыцарской конницы.
В сражениях стрелки употреблялись также для рукопашного боя. Они сла-
вились быстротою и стремительностью своих атак, повесив луки через плечо
и взявшись за короткие мечи, они проникали в самую середину строя про-
тивников и резали их, не давая времени им прийти в порядок" (60).
Наряду с пехотой, войско имело тяжелую и легкую конницу. Тактика ее
не отличалась от общеевропейской, описанной выше.
Ряд крупных сражений показал полное превосходство английской армии.
Только перейдя к партизанской и позиционной войне, избегая крупных боев,
французы наконец одержали победу в 1456 г.
Поражение во Франции привело к гражданской войне в Англии (1455-1485
гг.) между Ланкастером ("алая роза") и Йорком ("белая роза"). В таких
сражениях, как Сент-Олбанс (1455 и 1461 гг.), Нортгемптон (1460 г.),
Уайкфилд (1460 г.), Тоутон (1461 г.), Мортимерс-Кросс (1461 г.) и Бос-
ворт (1485г.) главную роль играла пехота: тяжелая, вооруженная длиннод-
ревковым оружием и воевавшая фалангой, и стрелки, взаимодействовавшие с
линейной пехотой и с конницей. В этой войне был уничтожен почти весь ры-
царский цвет королевства.
Когда столетняя война подходила к завершению, в Чехии началось нацио-
нально-освободительное движение против германского императора (1420-1434
гг.). Организатором войска таборитов стал Ян Жижка, профессиональный во-
ин-рыцарь, имевший немалый боевой опыт. Он взял за основу своей тактики
старую идею использования в бою повозок. Чешские боевые возы были специ-
ально приспособлены для сражений. Пространство под колесами перекрывали
толстые дубовые доски, подвешенные на цепях. Сами возы скреплялись цепя-
ми, а промежутки между ними также были прикрыты специальными щитами. Во-
ины, находящиеся на повозках, могли прятаться за деревянным бордюром,
имевшим бойницы для стрельбы. Практически, это была передвижная кре-
пость.
Экипаж каждого воза состоял из четырех "молотильщиков" - воинов, воо-
руженных цепами, натренированных до такой степени, что своими цепами они
умудрялись наносить 30-40 ударов в минуту, не делая ни одного промаха.
Кроме них, в состав "воза" входили копейщики и стрелки: арбалетчики,
лучники, аркебузеры или пращники.
Во время обстрела табориты прятались за укреплениями, ведя ответную
стрельбу через бойницы. Когда же противник предпринимал атаку, пытаясь
взять укрепление в рукопашной, в дело вступали молотильщики и копьенос-
цы. Имея более выгодное положение, чем враги, они сверху наносили удары.
Из возов можно было строить сооружения разной конфигурации, в зависимос-
ти от местности.
Естественно, такой боевой порядок прорвать было очень трудно, а сла-
женные действия воинов помогали таборитам одерживать победу за победой:
при Витковой горе (1420 г), под Вышеградом (1420 г.), на горе Владарь
(142! г.), у Габра (1422 г.), у Малешова (1424 г.), при Усти на Лабе
(1426 г.), у Тахова (1427 и 1431 гг.).
Но вскоре это войско превратилось в "государство в государстве", со
своими порядками и законами. Постоянные грабежи вынудили чешские города
сплотиться и создать свой собственный "табор" для борьбы с таборитами. В
бою у Липан (1434 г.) (Жижка к тому времени уже умер) они сошлись между
собой и табориты потерпели сокрушительное поражение. Их отдельные отряды
еще продолжали действия до 1452 года, но уже не в таких масштабах.
Благодаря своей новой тактике швейцарская пехота считалась в Европе
непобедимой. Ее услугами воспользовался французский король Людовик XI,
нанявший швейцарцев для борьбы с сильным герцогством Бургундским. Были
одержаны новые победы при Грансоне (1476 г.), Муртене (1476 г.) и Нанси
(1477 г.). В последней битве Карл Смелый - герцог Бургундии - погиб и
вскоре его государство вошло в состав французского королевства.
Для более эффективной борьбы с пехотой или спешенной конницей против-
ника, построившейся в фалангу, швейцарцы еще в XIV веке придумали дву-
ручный меч, размеры которого иногда достигали 2 метров. Способы действия
этим оружием очень точно определил в своей книге П. фон Винклер:
"Двуручные мечи употреблялись только небольшим числом очень опытных
воинов (трабантов или драбантов - В. И.), рост и сила которых должны
превышать средний уровень и которые не имели другого назначения, как
быть "Jouer d'epee a deus mains". Эти воины, находясь во главе отряда,
ломают древки пик и прокладывают дорогу, опрокидывая передовые ряды неп-
риятельского войска, вслед за ними по расчищенной дороге идут другие пе-
шие воины. Кроме того Jouer d'epee сопровождали в стычке знатных лиц,
главнокомандующих, начальников; они прокладывали им дорогу, а в случае
падения последних, охраняли их страшными размахами шпаги, пока те не по-
дымались при помощи пажей" (42).
Автор совершенно прав. В строю владелец меча мог занимать место але-
бардиста, но такое оружие было очень дорого и производство его было ог-
раничено. Кроме того, вес и размеры меча позволяли владеть им далеко не
каждому. Швейцарцы обучали работе таким оружием специально подобранных
воинов. Они очень ценились и высоко оплачивались. Обычно они становились
в ряд на достаточном растяни друг от друга впереди наступающей баталии и
перерубали древки выставленных пик, а, если повезет, то и врубались в
фалангу, внося сумятицу и беспорядок, что способствовало победе следо-
вавшей за ними баталии. Чтобы обезопасить фалангу от меченосцев, францу-
зы, итальянцы, бургундцы, а затем немецкие ландскнехты были вынуждены
подготовить своих воинов, владеющих такими мечам. Это привело к тому,
что перед началом основной битвы часто происходили индивидуальные пое-
динки на двуручных мечах.
Чтобы победить в таком поединке, воин должен был обладать умением вы-
сокого класса. Здесь требовалось мастерство вести бой как на дальней,
так и на ближней дистанции, уметь сочетать широкие рубящие удары на
расстоянии с мгновенными перехватами за лезвие меча, чтобы это расстоя-
ние сократить, успеть приблизиться к противнику на короткую дистанцию и
поразить его. Широко применялись колющие удары и удары мечом по ногам.
Мастера боя использовали технику ударов частями тела, а также захваты и
подсечки.

* * *

Немецкий император Максимилиан I был настолько потрясен тактикой
швейцарской пехоты, что решил создать такие войска в Германии. Сам импе-
ратор был отличным воином, о чем красноречиво рассказывают хроникеры:
"Император Максимилиан I, изучивший все способы тогдашнего боя, в
юности своей обучался сперва без предохранительного оружия, а затем пе-
шему бою с "богемским павезом", и бою на коне "с гусарским легким щи-
том", саблей, топором и метательной секирой" (101).
Такие войска, состоящие из наемников, назывались ландскнехты, а не-
мецкий вариант построения баталии - "банда". Параллельно этот процесс
шел и в Испании. Испанский вариант строя именовался "терция". Техника
боя в строю была полностью скопирована у швейцарцев, поэтому немудрено,
что в начале Итальянских войн (1494-1559 гг.) боевая выучка швейцарцев и
их опыт превосходили немецкие. Но затем, возможно, немцы пересмотрели в
своей тактике какие-то нюансы, что принесло ландскнехтам победу при Би-
кокке (1522 г.). Барон Зедделер на основании документов описывает пост-
рение-банду следующим образом:
"Полк ландскнехтов разделенный на 10 рот и включавший в себе 4000
ратников, строился, по отчислении 1500 стрелков или аркебузеров, в 61
шеренгу и 50 рядов, ибо тогда было принято за правило иметь всегда не-
равное число шеренг. Впереди стояли три шеренги пикинеров, за ними одна
шеренга амбардистов (алебардистов - В.И.), опять 10 шеренг пикинеров и
одна шеренга с тремя знаменами, барабанщиками и прикрытием знамен, сос-
тоявшим из унтер-офицеров илюдей, вооруженных длинными мечами или корот-
кими копьями; потом снова 10 шеренг копьеносцев и наконец, в самой сере-
дине полка четыре знамени со своим прикрытием. Задняя половина полка бы-
ла выстроена таким же образом, как и передняя, но в обратном порядке"
(59).
Интересно, что на приложенном Зедделером к книге плане на флангах
банды первые два ряда составляют алебардисты. Возможно, что такой поря-
док применялся ландскнехтами при атаке на швейцарскую баталию или ис-
панскую терцию, которые не были приспособлены к охвату флангов банды.
Против фаланги такое прикрытие было бы неэффективно, потому что алебар-
дисты не смогли бы сдержать напор пикинеров: во-первых, алебарда тяжелее
пики и не так приспособлена к колющим ударам; во-вторых, она короче, а,
стало быть, пикинер имел возможность достать алебардиста раньше. Переру-
бать пики алебардой не так удобно, как двуручным мечом, тем более, что
пикинеры не держали свое оружие пассивно на одном уровне. Они постоянно
манипулировали пиками по кругу или зигзагом для того, чтобы лишить про-
тивника возможности определить, в какое место будет нанесен удар и не
позволить ему перерубить собственное древко.
Этот прием четко прослеживается в уставе Иоганна Якоба фон Вальхаузе-
на "Учение и хитрость ратного строения пехотных людей" (переведенном на
русский язык в 1647 г.):
"Чтобы всякому копьем умети воладети, и гораздо трясть и трясучи
копьем надежно подлинно и гораздо толкнути и то всякому солдату надобно
гораздо учиться..." (35).
Скорее всего, если была вероятность охвата банды с флангов, алебар-
дисты менялись местами с третьей и четвертой шеренгами пикинеров. Еди-
ничные же нападения пехотинцев и всадников врага они могли отбить самос-
тоятельно.
Испанцы для своей терции напрямую заимствовали тактику римской когор-
ты. Они вооружили небольшими круглыми щитами три-четыре первых шеренги
пикинеров, причем, судя по всему, воины первой шеренги пик не имели, а
работали короткими массивными мечами. Перерубая оружие врага и прикрыва-
ясь от ударов щитами, они прокладывали дорогу для всей терции. Следующие
за ними пять или шесть шеренг пикинеров действовали оружием по македонс-
кому методу (171).
Способы боя терции, банды или баталии не были постоянными. В зависи-
мости от количества и выучки бойцов того или иного рода, командиры могли
выбрать наиболее подходящее к данным обстоятельствам построение. Большое
значение при выборе играли рельеф местности и рода войск, используемые
противником.
Вновь возросшее значение плотного строя повлекло за собой укорачива-
ние клинкового оружия. Горожане, сражающиеся в фаланге, широко использо-
вали разновидности "люсаков" - довольно грубого изготовления искривлен-
ных клинков. Пехотинцы из Албании и Далмации (страдиоты) использовали
"баделеры", тоже с изогнутым лезвием, удобным для рубящих ударов. Швей-
царцы имели короткое оружие - разновидности массивных кинжалов. Немецкие
пехотинцы применяли "ландскнетту" - короткий меч с широким лезвием, но-
сили его в горизонтальном положении, часто поперек живота, чтобы при на-
несении удара пикой не задевать древком меч. При этом ландскнетта не пу-
талась в ногах и не мешала в тесноте строя свободно передвигаться.