Засосов Д.А., Пызин В.И. Из жизни Петербурга 1890-1910-х годов

ОГЛАВЛЕНИЕ

БЫТ СТАРОГО ПЕТЕРБУРГСКОГО ДОМА (ПРИМЕЧАНИЯ)

Герои этой главы - характерные типы петербуржцев из разных слоев населения. Достаточно полное представление о них дано в книге С. Чериковера "Петербург". "Стоит только присмотреться к петербургской публике, в часы гуляний наполняющей наиболее оживленные улицы его и аристократические набережные с домами-дворцами, к публике, наполняющей его те-{228}атры, клубы и другие места общественных развлечений,- и вам сразу бросится в глаза преобладание таких классов населения, какие малозаметны и в Москве, и в других крупных русских городах. Это высшая аристократия и чиновничество всяких рангов. <...> Они-то и "задают тон" всему Петербургу. <...> Когда крестьяне были освобождены от крепостной зависимости... многие дворяне были выбиты из колеи. <...> Они теперь накинулись на канцелярии, департаменты, на всякие должности в главных управлениях, в банках и акционерных обществах... Мало-помалу они обосновались здесь... и живут, всюду бросаясь в глаза, составляя значительную часть населения Петербурга (8,9%). <...> Из их среды выбираются члены Государственного Совета, министры, главноначальствующие, директора департаментов; ими заняты все выдающиеся должности при Дворе, они поставляют дипломатов за границу и высших чиновников в провинцию; их представители наполняют гвардейские полки, флот и привилегированные высшие и средние учебные заведения Петербурга. <...> Им принадлежит главное руководство в направлении работ огромных учреждений... Вся остальная огромная, хотя почти исключительно бумажная, работа возлагается на целый штат различных вице-директоров, столоначальников, экзекуторов. Высшим чиновникам, почти всегда состоящим из потомственных дворян более или менее знатного рода, в их образе жизни стараются подражать... средние чиновники... Как-то уж из поколения в поколение сложился день типичного, средней руки петербургского чиновника. <...> Часам к 11-12, а то и позже, с портфелем в руке едет он в свой департамент. После нескольких часов работы над различными докладами и отношениями он выходит на Невский пр. "нагуливать себе аппетит", а затем едет обедать домой или в ресторан. Вечером на очереди - посещение клуба, театра и неизменная игра в карты. За средними чиновниками тянутся мелкие. <...> Им, однако, приходится уже всячески изворачиваться из-за дороговизны петербургской жизни; работы на них обыкновенно возлагается немало... И одеваться, и питаться, и жить в квартирах им приходится, сплошь да рядом еле-еле сводя концы с концами, и игру в карты приходится им вести "по маленькой". <...>
Среди аристократического Петербурга... бросается в глаза обилие офицеров, преимущественно гвардейских полков и флота. Их в Петербурге около 5000. <...> На всех балах, парадных спектаклях, гуляньях и катаньях неизменно присутствуют офицеры в самых разнообразных мундирах и формах, придавая всем этим торжествам особый внешний блеск.
К армии петербургских чиновников примыкает большая группа лиц, занимающихся службой в частных учреждениях. Многие акционерные компании, банки, страховые учреждения, частные железные дороги и т. п. имеют в Петербурге свои правления с большими штатами служащих. Во главе всех этих учреждений стоят лица, принадлежащие к финансовой аристократии города. Получая бешеные оклады, играя на бирже, они часто, сверх того, еще держат в своих руках целый ряд предприятий... Гоняясь за почетом и роскошью, они в своей частной жизни стремятся подражать родовой знати. <...>
Значительную группу населения Петербурга составляют лица так называемых свободных профессий. Ни в одном большом городе России нет такого большого скопления их. Сюда входят и литераторы, и врачи, и педагоги, и адвокаты. Значительное {229} скопление в Петербурге газет, журналов, книгоиздательств, пребывание здесь многих центров науки и искусства привлекало сюда всегда много литераторов, ученых, художников, артистов (только лиц последних двух категорий насчитывалось в Петербурге в 1900 г. больше 31/2 тысяч). Пребывание в Петербурге всех центральных учреждений, судебных и административных, министерств, сената объясняет нам, почему так много <...> в Петербурге адвокатов. Потребность столицы в учителях, воспитателях, преподавателях иностранных языков и различных специальных предметов удовлетворяется большой группой лиц (почти 10 000 в 1900 г.), занимающихся педагогической деятельностью. <...> Наконец, потребность в медицинской помощи населению Петербурга, находящемуся притом в климате, благоприятствующем всякого рода болезням, привлекает сюда много врачей, фельдшеров, акушерок, дантистов и других лиц, прикосновенных к медицине и составлявших в 1900 году группу в 71/2 тысяч человек. <...>
Служба государственная, общественная и в частных учреждениях и свободные профессии, занимая довольно значительную часть населения, вместе с семьями составлявшую почти 1/7 жителей Петербурга... все же значительно уступает по численности той части населения столицы, которая занята торгово-промышленной деятельностью (62,6% вместе с семьями.- А. С.). <...> Одних самостоятельно живущих лиц... занятых торговлей, страхованием, трактирным и перевозным промыслом, было в Петербурге в 1900 г. около 170 000. <...> Как ни много в Петербурге дворян, купцов, духовенства, почетных граждан, мещан и цеховых (двух последних в 1900 г. было почти 1/5 населения - 19,4%), в общей сумме они не составляют и половины всего населения. Преобладающая масса здесь - крестьяне (61,3%. - А.С.). <...> ...Крестьяне, как только были освобождены от крепостной зависимости, хлынули туда, куда влекли их экономические интересы, куда гнала их нужда, отсутствие заработков на родине и необходимость платить тяжелый оброк. А Петербург тогда нуждался в рабочих руках, так как получил сильный толчок к своему развитию. Ему нужны были рабочие и для фабрик и заводов, быстро нарождавшихся, и для огромного количества новых построек, и для работ по улучшению внешнего вида, благоустройства и санитарного состояния города. Не только из ближайших губерний, окружающих Петербург, но и из более отдаленных стали приходить сюда на заработки крестьяне. Оставляя свое убогое хозяйство в ведении жен, дочерей и стариков, они почти круглый год остаются в Петербурге, распределяясь по фабрикам, заводам, лавкам, поступая в частную и городскую службу... Этот постоянный приток населения рабочего возраста - и преимущественно мужского пола - обусловливает сильное преобладание в Петербурге... мужского пола над женским (в запад-неевропейских столицах картина была обратная.- А.С.). <...>.
Легче всего крестьянину и крестьянке устроиться в Петербурге на поденной работе (в 1897 г. их здесь насчитывалось около 40 000.- А. С.). Несколько ознакомившись затем со столицей, с ее жизнью, привыкнув к ней, вся эта масса поденщиков и поденщиц в большинстве случаев находит себе постоянные места, уступая поденные работы новым притекающим в столицу массам. Легче всего приискивается служба в качестве дворников, чернорабочих и особенно домашней прислуги (последней в 1900 г. свыше 100000, преимущественно женщин.- А. С.) <...> {230} Сравнительная дешевизна платы, обусловленная огромным предложением, нетребовательность этого разряда ищущих труда, наличность множества семейств с достатком, дающим возможность держать прислугу, а если даже и без надлежащего достатка, то воспитанием приученных к пользованию домашней прислугой,- все это значительно повышает ее количество в Петербурге. В Лондоне, например, из каждой тысячи женщин только 42 состоят в качестве прислуги, а в Петербурге (в 1897 г.) - в 41/2 раза больше; мужчин, принадлежавших в Петербурге к домовой (дворники, сторожа) и домашней прислуге в 1897 году, было из тысячи населения 59 человек, а в Лондоне - в 8 раз меньше (только 7 человек)" [31, с. 89-104].
Наибольшее количество личной прислуги приходилось в 1897 году на Литейную, Адмиралтейскую часть и на 3-й участок Казанской части (16,3-18,5 чел. на 100 жителей) [32, т. 28А, с. 284].
"Среди прислуги, личной и домовой, есть, однако, и привилегированные лица, места которых часто считаются особенно завидными для их менее счастливых собратий: это - швейцары в богатых домах, отелях, ресторанах, кучера, повара и лакеи в дорогих ресторанах и кафе. Заработок этих лиц иногда достигает настолько значительных размеров, что домогающиеся этих мест готовы платить сами немалые деньги тем, от кого зависит их прием или к кому на службу они хотели бы поступить. Швейцары и дворники - это к тому же еще почти единственные лица в этой группе, имеющие хоть и небольшую квартирку там, где они служат, а потому получающие возможность жить здесь со своей семьей. Немало прислуги имеется в Петербурге и другого типа: это - курьеры, сторожа и другие низшие служители в различных казенных, общественных и частных учреждениях столицы и при больницах и лечебницах (15000). <...> Все только что перечисленные занятия дают заработок все же только 150 000 крестьян, не знакомых ни с каким ремеслом, не имеющих никакой предварительной подготовки и никакого знакомства с более сложной работой. Вся остальная масса крестьян распределяется между многочисленными отраслями огромной торгово-промышленной жизни Петербурга. Ремесленные заведения столицы, фабрики и заводы, занятые обрабатывающей промышленностью и приготовлением питательных продуктов и т. д., типографии, литографии, мастерские одежды, обуви, и т. п. - все это, главным образом, состоит из крестьян. Постройка новых домов... ремонт старых, очистка и уборка жилищ ежегодно привлекают сюда в большом количестве крестьян, знакомых с разного рода строительными, малярными и тому подобными работами, и число их неуклонно растет с каждым годом (в 1900 г.- 65 915)". [31, с. 104-107].
1 Построен в 1849 г. академиком архитектуры Г. Э. Боссе.
2 Тарасовым кроме указанных домов принадлежали д. 114 на Фонтанке и д. 123, 125 на Обводном канале.
3 Дача Тарасовых занимала участки д. 2 и 4 на Вяземском пер. (угол с Песочной ул.) и д. 12 на наб. Малой Невки.
4 К этому предположению надо отнестись с осторожностью. В современной литературе считается, что пожар 17-19 декабря 1837 г. уничтожил всю отделку Зимнего дворца: сохранились лишь стены и своды, а также детали на фасадах [17, с. 62]. То, что Тарасовы получили подряды на восстановление отделки дворцовых интерьеров, говорит о высоком качестве их продукции. Для выполнения заказов Тарасовы получали в качестве образ-{231}цов обгоревшие фрагменты дверей, паркетов, оконных переплетов и других деталей убранства, которыми впоследствии воспользовался при проектировании и строительстве дома 116 по Фонтанке признанный мастер оформления интерьеров архитектор Г. Э. Боссе.
5 Отто Августович Шмунк владел мебельно-столярной мастерской "А. Ф. Шмунк" (Фонтанка, 116).
6 Тарасовские бани находились в 1-й Роте, в д. 7 и 9. Их номинальным хозяином в 1915 г. был почетный гражданин Андрей Иванович Засосов.
7 "Тарасовская яма" упоминается Ф. М. Достоевским в романе "Идиот" [5, с. 181].
8 Табачный магазин О. В. Бейнара размещался в д. 3-5 по 1-й Роте.
9 В д. 3-5 по 1-й Роте находилась одна из двух булочных Федора Богдановича Рейнефельда (вторая была на Прядильной ул., 15). В д. 5 был магазин молочных продуктов "Шунгурово", владельцем его был К. Н. Фельдман.
10 Тайный советник Владимир Степанович Садовский был членом совета министра торговли и промышленности С. И. Тимашева.
11 В Анастасиинской богадельне Тарасовых (Георгиевская ул., 1) в 1915 г. проживало 60 женщин.
12 Андрей Иванович Засосов.